Юрий Москаленко.

Малыш Гури. Книга вторая. Мы в ответе за тех…



скачать книгу бесплатно

Она молчала, вздыхала и думала.

– Хорошо! Но во время того, как вы будете смотреть, мы будем с мужем с вами вместе в комнате – наконец приняла решение хозяйка.

Я молча покачал головой.

– Нет, её буду осматривать я один, вы можете находиться в соседней комнате. Это моё одно из главных требований. Остальные, если примем решение вам помочь, вы услышите позже.

Молчание затягивалось. Ей было боязно и страшно оставлять свою дочь с таким непонятным мальчиком, что так вольно себя ведёт с взрослыми, и разговаривает с ними, как с равными или даже, как с подчинёнными. Уверенно и чётко.

– Ладно, будь, что будет. Пошлите за мной.

Она повернулась и пошла к лестнице, ведущей на второй этаж.

Комната, в которую мы попали, была небольшая, шкафчик, маленький столик, пара кресел и кровать, стоящая у окна, которое было сейчас открыто и через него в комнату врывались громкие голоса, красиво выводящие куплеты песни, про любовь рыцаря к своей даме сердца.

На кровати, укрытое пледом, лежало нечто, с закутанным платком головой, что наполовину прикрывало и лицо. Глаз пронзительным взглядом упёрся мне в переносицу, как бетонным блоком перекрывающий форпост на трассе. Ничего себе, приём. Да тут силы у человека, как не знаю у кого. Вот так встреча!

– Маниша, этот молодой человек хочет попробовать нам помочь. Я прошу тебя, позволь ему тебя осмотреть. Доченька, сама знаешь, уже никто к нам не приходит. Прошу тебя. – чуть не плача, обратилась к больной женщина.

– Вот этот ма-альчик? – с этими словами, рука с кривыми пальцами потянулась к платку.

Матерь божья! Как же её бедную вывернуло! Как же ей, небось, больно-то должно быть, а она вида не подаёт. Вот это сила духа. Да-а!!!

Я молча достал из кармана ошейник Резы и протянул матери девушки.

– Это надо одеть!

– Вы хотите сделать из моего ребёнка раба! – вскричал громовым голосом гном, всем телом напирая на меня.

– Вы, Дор, надеюсь, не идиот? Как я могу сделать из неё раба, если я его даю вам?! Вот поэтому я и не хочу, чтобы во время осмотра вы находились в комнате. А теперь не кричите, чтобы не переполошить весь лагерь, иначе и ваша хвалёная сила и сила ваших могучих детей не поможет и ваш дом в пьяном угаре разнесут по брёвнышку.

– Давайте, я сама себе его одену! – я обернулся к девушке и непроизвольно дёрнулся. Платок сполз с головы, и ужасная картина предстала перед моими глазами. Половина лица была изъедена гнойными шрамами, какие-то уже засохли, некоторые продолжали гнить. Вот и ответ, почему осенью спят здесь укрытые, с открытыми окнами на распашку.

Посмотрел ей в глаза, и не поверил. В глазах её стояла усмешка.

– Нежелательно Мани, можно я вас так буду звать? – она кивнула – так вот, Мани, одев его самостоятельно, вы станете его рабом навечно. Есть, конечно, способы этого избежать, но сегодня не об этом. Вы мне разрешите его вам одеть? – спросил я её и посмотрел ей в глаза. Наши взгляды, как рапиры, ударились друг о друга.

Ничья!

– Пожалуйста! – И она вытянула шею. Я молча, глядя на неё, под изумлёнными взглядами родителей приблизился к ней накинул ей ошейник на шею и смотря ей в глаза, громко сказал:

– Оба вышли за дверь! Быстро! И что бы вы не услышали, без спроса не входить! – услышав за спиной звук захлопывающейся двери, сказал девушке:

– Сейчас ты уснёшь, и твоя боль на время пройдёт. Я не обещаю тебя вылечить, но я очень постараюсь. Если я приму решение, что смогу тебе помочь, спать ты сегодня будешь в ошейнике, если нет, то сегодня и проснешься. Давай! – и с последним словом я застегнул на шее у неё браслет.

– О-о-о! – длинное, протяжное, вот оно чувство жизни без боли. Боль, ненадолго отступила. Девушка без сознания откинулась на подушки.

Итак, что мы имеем. Я откинул одеяло. Господи! Ужас-то какой!! Ноги, как и руки вывернуты в суставах, живот и грудь поражены гнойными шрамами, почти вся грудь в шрамах. Жуть.

Переходим на магическоё зрение.

– А-а-а! – я резко от боли падаю на пол. Чёрт, как же больно, словно ночью в кромешной мгле под работающую сварку попал. Успел, слава богу, отключиться, а то бы перегорел. Что это было? Заметил только замысловато переплетённые между собой энергетические жгуты по всему телу. Что делать? Может, Хэрн разберётся? Надо его звать, хватит ему девочек маленьких обхаживать.

"Хэрн, ответь, ты мне нужен!» – прокричал я мысленно.

«Чего кричишь, малыш, что случилось?» – ответил Хэрн грустным голосом. Опять, наверное, Олия хвостом перед ребятами крутит, а тут ещё и баронет пристал. Страдает старик от неразделённой любви, его бы по «ледям» провести, надо будет на эту тему с Мартином поговорить, он в таких делах дока.

"Всё нормально, но нужна твоя консультация и помощь, подходи к воротам, мы там тебя с Дором встретим».

Я встал и направился к двери. Отец и мать дежурили прямо у двери, видно услышали моё падение, но заходить побоялись. Вопросительно уставились на меня, но рокового вопроса никто из них задавать не спешил.

– Дор, мне надо с тобой отдельно поговорить, с глазу на глаз, где мы можем это сделать без посторонних? И надо взять с собой Хэрна, он сейчас к воротам подойдёт.

– Иди за мной, малыш…

Мы расположились в кузне у Дора, в его мастерской, и такое у него тоже было. Как объяснил гном, мастерская – место, где на изделие наводят лоск.

На рабочем столе бутыль с вином, три кубка, и немного разной снеди. А неплохо живёт кузнец. Заработок позволяет ему содержать такое нехилое хозяйство, правда и сыновья ему помогают, но всё-таки просматривается один общий генеральный план постройки, каждая вещь на своём месте, всё сделано с любовью, всё сделано для удобства и работы.

– Что случилось, малыш? Ты меня так экстренно вызвал, а сам знаешь, там у нас проблема образовалась! Я даже боюсь представить, что эта ведьма может предпринять.

– Тут такое дело, Хэрн – и я ему в общих чертах набросал ситуацию, связанною с дочерью Дора.

– Я её осмотрел. Можно попытаться использовать то плетение, которым ты лечил парня с ногой, помнишь? – Хэрн задумчиво кивнул и я добавил мысленно – но вот что делать с энергетической составляющей, я не знаю. Я и позвал тебя специально, чтобы ты сам посмотрел, может, вспомнишь что, или видел что-то подобное и надо разговорить Дора. Необходимо понять, что предшествовало зачатью, во что вляпался достойный гном перед женитьбой, когда, как и где это произошло. И главное, что, собственно произошло? И знаешь, я предлагаю осмотреть самого Дора, может оказаться так, что проблема с рождением дочери никуда не ушла.

– Какая проблема? – спросил Хэрн.

– А я знаю? – начал сердиться я. – У девчонки внутренней силы хватит на сотню таких, как я, а то и больше, но она у неё какая-то вся перепутанная или смешанная энергиями антагонистами. Как это возможно, не знаю, это только мои предположения, мысли вслух так сказать.

– Ты хочешь сказать, она маг? – удивился Хэрн.

– Вне всяких сомнений!

– Этого ещё не хватало – уныло вслух проговорил обеспокоенный Хэрн.

Дор дёрнулся и с подозрением уставился на своего собутыльника. Но Хэрн молчал, молчал и я, гном тоже, тяжело вздохнул, он поднял легко немалую бутыль и наполнил все три кубка, причём количество вина в них стало одинаковое. Вот таким простым способом он дал понять, что воспринимает меня, как равного, несмотря на мой юный возраст. Ну что же, коль меня прировняли ко взрослым, то и на мои недетские вопросы, я надеюсь, дождусь ответа.

– Дор, я упущу на время эти обращения вежливого общения и буду говорить просто, для пользы дела. – гном молча кивнул в знак согласия – Ваша дочь поражена не просто болезнью, а скорее всего, действием неизвестного плетения или магической силы. Такое может происходить, если рядом с больным находиться постоянно на протяжении всей жизни объект или предмет, который излучает энергию, которая и действует на жизненно важные процессы в организме ребёнка. Вернее, именно она поглощает действия этого объекта. Вот я и хочу узнать, перед тем как вы только планировали сделать дочь, не подвергались ли вы сами воздействию сильных боевых плетений или чего-то в этом роде. Не приносили ли вы из своих походов вещи, имеющие магическую составляющую. Перстни, кулоны, камни которые хранятся в доме с тех времён. И мне хотелось бы узнать ещё одну вещь. Не обращались ли к вам маги, которых вы приглашали для лечения дочери с предложением, просьбой, требованием отдать вашу дочь им, как существо опасное для окружающих. Может, вам за неё предлагали деньги или пытались украсть. Были ли такие случаи?

Гном насупился. И смотрел на нас волком.

– Можете уже не отвечать на мой последний вопрос, а вот на предыдущие мы бы хотели от вас получить ответ, и пока вы будете рассказывать, я бы хотел, чтобы вы улеглись на пол и закрыли глаза. Я в это время проведу диагностирование вашего тела и ауры. Может так случиться что, то, что вы в своё время приобрели в своих походах, это следствие болезни, разносчиком которой являетесь вы.

Дор смотрел непонимающими растерянными глазами. Буквально опешил и так и сидел, не двигаясь и ничего не предпринимая.

– И чего ты застыл, как истукан, ложись быстро на пол. – вывел его из столбняка грубый оклик Хэрна – Закрывай глаза и вспоминай вслух всё то, что с тобой происходило за год до того как ты познакомился со своей женой, а также то время, что было после свадьбы вплоть до рождения дочери.

Получив точные ясные команды гном улёгся на пол прям нам под ноги и помолчав немного явно собираясь с мыслями начал рассказывать о том времени когда он с сыном пустился в бега. Интересно было бы послушать о путешествиях и о дальних неизвестных странах, но меня больше волновала мысль о том, как произвести диагностику его тела не имея под рукой ещё одного ошейника.

– Закройте глаза, Дор – перебил я рассказчика – помолчите немного соберитесь с мыслями, а я вас пока посмотрю. И ещё одно, если почувствуете дискомфорт, боль или любые другие неприятные ощущения не терпите, а тут же, вслух мне о них говорите. Готовы? Начали!

Плетение диагностики мгновенно слетело с моей руки. Повреждений и ран нет. Тело гнома сплошное ровное свечение зеленоватого цвета. Вот только под сердцем пустое белое пятно. Не понял, никогда такого не видел. Переходим на магическое зрение.

– Ах! – сильно резануло по глазам. Прикрыл быстро. И через мгновение мысленно приоткрываю взгляд, увеличивая интенсивность обзора, буквально мизерными дольками. Яркая точка, что пульсирует в такт работы сердца гнома, явно просматривается на общем фоне тела. Похоже, я нашёл первопричину. А может у гномов это является нормой, и я просто нашёл физические отличия от тел людей?

– Скажите, Дор – выйдя из магического зрения задал я вопрос гному – в область сердца или в грудь в указанный Хэрном промежуток времени вы не получали ранение, в особенности при помощи магии или просто любыми метательным оружием.

– А вы откуда узнали? – с оторопью в голосе просипел Дор.

– Вы меня, конечно, простите, уважаемый, но перед вами в данный момент работают великий маг каннов Хэрн, повелитель тьмы и его лучший, потому что единственный, ученик. Вы даже не удосужились навести о нас справки, кто мы такие. Но, не суть важно. Итак, вы не ответили на наш вопрос. Где, когда, при каких обстоятельствах, вы получили проникающее ранение грудной клетки? Что за оружие было применено, и кто являлся на тот момент вашим противником? Ну!

Гном судорожно сглотнул, оглядел нас шальным взглядом. И проговорил.

– Вот он и вернулся, как обещал!

– Кто обещал вернуться, когда, при каких обстоятельствах? Быстро, пароли, явки! – блин, насмотрелся кино в своё время.

– Поисковой группой охотников, куда входил и я, мы столкнулись в проклятых землях, при осмотре остатков неизвестного храма, с архилиньчем. Из боя вышел один я на ногах. Все остальные были тяжелораненые, я тоже был ранен, но на ногах стоял. Я вынес всех.

– А Линч, куда он делся? – спросил Хэрн.

Гном помялся, покряхтел, поозирался по сторонам.

– Потом, когда очухались, я всем сказал, что убил его – он помолчал немного, а потом такое выдал – На самом деле, он меня отпустил.

– Почему? – спросил я.

– Не знаю, сказал просто, ты меня ещё вспомнишь, а теперь иди. И выбирай, что возьмешь – добычу или раненых. А сам смеётся. Жуткий оскал у него. А я взял всё и добычу и раненных. Всех до земель донёс, там нас второй отряд подобрал, что шёл вместе с караваном. А в караване моя будущая жена ехала. Она то меня и выходила, так и познакомились.

– Чем тебя ранил Линч? – строго по слогам спросил я.

– Не знаю, – тихо проговорил гном – не помню.

Итак, думаем. Что именно это ранение, вернее само средство с помощью чего было нанесено ранение и является тем, что держит девушку в состоянии увечной. А может, и наоборот. Что именно девушка является нейтрализатором действия непонятного подарка Линча, ведь последующие дети родились и живут здоровыми, и наверняка, благодаря ей.

– Скажите, Дор, а вам дочь когда-нибудь говорила, что испытывает сильную боль и страдания?

– Нет, не говорила, – он вздохнул – но я чувствую это и замечаю, что когда я рядом, когда держу её руку в своей руке, ей намного легче. Поэтому, в последнее время, я совершенно отошёл от дел и занимаюсь только дочерью, даже сплю в её комнате, облегчая её страдания. И знаете, что когда я стал практически у неё в комнате жить, её гнойники стали быстро зарастать, правда, оставляя после себя ужасные шрамы.

А вот это наблюдение очень ценно. Я думаю, надо срочно доставать из груди у гнома ту вещь, запрятанную туда Линчем. Я уже хотел поделиться своими мыслями с Хэрном, но как только обернулся к нему, то так и застыл от изумления. Хэрна с нами не было. Вернее, тело его находилось с нами, но его самого, как сущности в ближайшей сотне метров не ощущалось. Его тело застыло каменной статуей и не дышало.

Только этого мне не хватало. На такой размен я не согласен, Хэрна я не отдам.

– Хэрн – мысленно позвал я – Хэрн, вернись. Ответь.

Упрашивал и просил я откликнуться канна, наверное, с час. Гном испуганно застыл на полу, и боится лишний раз пошевелиться. А я уже почти реву.

С чувством утраты пришла и боль, а с болью яростная, всепоглощающая злость. Покинуть меня, без дозволения, или ты думаешь, что магия крови это так, хиханьки-хаханьки. А вот дудки!

Я встал на ноги и чётким громким голосом проговорил.

– Хэрн, вернись немедленно – это приказ!

И в тоже мгновение, сидящее тело Хэрна с хрипами заглатываемых глотков воздуха, свалилось на лежащего на полу гнома.

Как гном дуба от страха не дал, ума не приложу, но то, что это большое и мощное тело потеряло сознание, точно.

Хэрн на трясущихся руках встал на четвереньки и головой дубасил гнома в область сердца. Через хрипы приговаривая.

– Получи, сволочь, получи!

От такой картины я сам выпал в осадок. Ничего не понимаю. Что творится в датском королевстве?

– Хэрн, очнись! – бросился я к канну, пытаясь оттащить его от бесчувственного гнома. – Очнись, слышишь меня?

– Да слышу – пробормотал запыхавшийся Хэрн – чего орать? Что бы я мог сделать этой горе мышц? Только голову себе отбить, а так хоть душу отвёл!

– Что с тобой было, я думал ты умер, тебя не было долго, очень долго. – захныкал я.

– Где был не знаю, себя не чувствовал, – приобнял меня за плечи и прижал к себе Хэрн – где, тоже не скажу, а вот кто меня туда отправил… – Хэрн артист сделал артистическую паузу, концентрируя и без того огромное внимание на себе – та штука, которую Линч подсадил Дору. Это семя Линча. Так эти создания подготавливают себе смену. Но в этот раз, почему-то не получилось у него, что-то ему помешало. И родилась вместо мальчика – дочь. А девочки рыцарями смерти не бывают. Вот так. А Линч все правильно рассчитал, и объект подсадки подобрал изумительный и редкий. Представляешь, какие бы рыцари из детей гнома вышли. Вот-вот и я об этом тоже говорю. Страх берет, как Дэра вспомнишь. И что теперь делать будем?

– А что делать! Делаем операцию Дору, вытаскиваем эту дрянь. Потом вживляем её девочке, а потом процедуры восстановительных плетений. Как тебе такой расклад?

– Вполне! Только как быть с Дором? Приводить его в чувство или нет?

– Думаю, что надо. Пусть знает, какая опасность над семьёй его висела, и кто их спас! Давай, так. Я к Мани, заберу ошейник и с ней поговорю. Заодно и осмотрю магически, потренировался на Доре, я думаю получится, а ты готовь гнома к операции. Пару скамеек подготовьте, и едой для восполнения сил не помешало бы запастись. У тебя с собой пару кусочков НЗ есть? – Хэрн подтверждающе кивнул – поделишься. Всё! Я к Мани, а ты здесь разруливай. Разбежались!

Но добежать без приключений до дома мне не удалось. Только вышел на крыльцо кузни, как был схвачен за шиворот верзилой с Мартина ростом и комплекцией. А на физиономию, вылитый Дэр.

– Ты куда помчался, проказник. – прям в лицо прорычал брат Дэра, – вы что там в кузне творите и отца что-то не слышно. А? Отвечай, когда тебя спрашивают!

– Вы, уважаемый, поставили бы меня на землю – полузадушено пропищал я, – а то разговаривать, болтая ногами в воздухе, во-первых, неудобно, а во-вторых, небезопасно для оппонента.

– Ты, мелочь пузатая, мне ещё и угрожать вздумал?! Да я тебя сейчас на сук повешу, и будешь висеть до самого утра. Разбойник!

Как он мне надоел и я, раз уж так удачно он мной из стороны в сторону разбалтывает, с лёту влепил ему ногой между ног, вложив в удар всю свою ещё не прошедшую злость и боль отчаянья.

– Вау-а-а-а!!! – завыло создание, выпустившее из рук ворот моей куртки – и так классно он подвернулся, что я со всей силы влепил ему ещё пинок точно под подбородок.

– Хрямьсь! – сработала бетонная челюсть, чуть ногу не отбил. Но, видно, этим ударом я его только взбодрил, и взревев как раненный бизон, полугном резко бросился в мою сторону. Ага, щаз-з!! Так мы тебя здесь и ждали.

Воздушный кулак припечатал его тело о стену рядом стоящего капитального строения. Сарай, наверное, или курятник. Тело медленно осело на землю, из рта струйкой показалась кровь.

– Блин, не убил ли дурака? – проверить бы, но и подходить страшно. Рукой одним ударом убьет, и куртка из кожи монстра не спасёт. Кинетический удар она, к сожалению, не гасит. Но и оставлять его в таком состоянии нельзя. Выдернув из ножен клинок медленно, внимательно следя за поверженным противником, подкрался к нему вплотную, пинком уложил его на землю и срезанной верёвкой, что висела неподалёку, стянул руки в локтях за спиной буйному хозяйскому сыну.

Впрыск толчка энергии привели в чувство громилу. Он дёрнулся попытался приподнять голову и словил под горло острый кусок железа.

– Поговорим? – спокойно спросил я.

– Ага – промычало создание.

– И чего вы на меня накинулись уважаемый? Я вроде никого не трогал. Меня пригласил сюда твой отец, братаны твои младшие булочками с чаем и вареньем угощали. Дэр к нам в лагерь дров приносил. Сейчас, слышишь, с моими друзьями песни распевает. И мама твоя мне очень понравилась и с сестренкой твоей старшей познакомиться успел, а ты, с какой стати, дорогих гостей за грудки хватаешь. А, болезный?

Услышав о том, что я гость хозяина, парень и вовсе сник. Накосячил по полной, да ещё и пацаном на землю уложен и по причиндалам настучали.

– Ну что, знакомиться заново будем? – тихо, вкрадчиво, в самое ухо верзиле спросил я. – меня зовут Гури, среди друзей кличут просто малыш, я ученик мага, который сейчас общается с твоим отцом, который и пригласил нас помочь твоей сестре. Ты свою сестру любишь? – парень истово закивал – хорошо! Ну, а тебя как зовут и чего ты с людьми такой невежливый?

– Прошу простить меня. Я домой не заходил, только вижу, в кузне свет горит. Ну, я к окошку! Отца не видать, а ты с гоблом сидишь и о чём-то разговариваешь. Что мне думать-то было? Прости, уважаемый, а зовут меня Феррдоманом, а в селе кличут просто Ферро. Может, отпустишь, а то лежать неудобно, камень прям на больное место давит.

– Хорошо, но ты поклянешься не причинять мне и моим друзьям вред, и никому не рассказывать, как мы с тобой познакомились.

– Договорились!

– Нет уж, дорогой, полной формой, пожалуйста.

– Клянусь не причинять вреда Гури и его друзьям, и никогда не рассказывать, как мы с ним познакомились. Кровью клянусь! Вас так устроит?

– Вполне – убрав от его горла нож, разрезал им стягивающую руки парня верёвку.

– Вставай, и проводи в комнату к сестре, мне с ней поговорить надо. С тебя булочки с маслом, если найдёшь их конечно. Погнали.

– Кого погнали? – заозирался по сторонам мой новый знакомый.

– Побежали, олух, у меня сегодня ещё дел наметилась – куча.

В дом мы вошли тихо, стараясь не шуметь, поднялись на второй этаж, а в комнате на кресле, возле кровати и спящей на ней Мани, обнаружили дремлющую маму ребят.

Так, ситуация осложняется. Мне нужен ошейник, кровь из носа, и теперь придётся разговаривать и с женщиной, и если я хоть что-то в них понимаю, то дело придётся иметь с типом Маргарет Тэтчер, великого премьер-министра Великобритании, а такую даже пытаться обманывать не стоит.

– Буди маму, скажи, что я хочу с ней поговорить. Только нежно и осторожно.

А в свете парень оказался поменьше Мартина, но не намного. Сколько ему – лет двенадцать-четырнадцать, не больше. Синяк на челюсти и как я её только ему не сломал? И после воздушного кулака на удивление быстро отошёл. Резиновый он, что ли?

Тем временем Ферро подошёл к матери и аккуратно потряс её за плечо

– Мам, тут Гури хотел с тобой поговорить. Ты меня слышишь, мам?



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10