Юрий Москаленко.

Малыш Гури. Книга вторая. Мы в ответе за тех…



скачать книгу бесплатно

Хэрн молча смотрел на него, не отвечая, а только улыбаясь. Пауза затягивалась. Барон стал явно нервничать. И Хэрн, для закрепления произведенного впечатления, небрежно сказал:

– Ну, мы просто не хотим бегать потом за добычей по всему лесу. А то, что попались и ваши лошади… – он развёл руки в сторону – так уж получилось! И не беспокойтесь, барон, это всего лишь безобидная магия и ничего более. Когда придёт время садиться на коней, они станут прежними. Не стоит волноваться! Ведь мы не хотим делать бессмысленные забеги. Правда? Вот пускай и постоят наши кони все в одном месте. – и уже обращаясь к Мартину прокричал: – Мартин, палатку ставить здесь. Собрать мне всех рабов, что были в караване, мне надо осмотреть их ошейники. Раненых несут, а работать с ними мне нечем.

Мартин кивнул и принялся раздавать команды своим сопровождающим. Сперва стали устанавливать палатку, почти маленький шатёр. К этому времени, поднесли уже человек десять, не подающих признаков жизни. Я уже и так посматривал на них, но без команды осматривать раненых не решился. Я всё-таки ученик, а не маг. А маг тем временем продолжал неторопливую беседу с бароном, не обращая внимание, на валяющихся на земле людей.

"Хэрн, совесть имей, надо помочь раненым.» – зло проговорил я мысленно.

"Кому тут помогать, они все мертвы, ты что не видишь?» – тут же пришёл от него ответ.

"Идиот, они просто без сознания, и если в ближайшее время им не помочь, тогда да, мы получим трупы!» – в бешенстве прокричал мысленно я.

"Ладно, сейчас начнём!»

Этот негодяй медленно обернулся назад и строго посмотрел на меня. Даже оторопь взяла.

– Ты чего здесь встал истуканом за спиной, а Гури? Не видишь, что принесли раненых, а они, между прочим, в настоящий момент находятся между жизнью и смертью. Им помощь нужна. – ругал меня строгий, но очень чуткий и справедливый учитель – Иди, осмотри их, именно так, как я тебя учил. Считай это очередным занятием. Больных осмотреть, при необходимости, особенно тяжёлым надеть ошейники. Если ошейников не хватит, то разрешаю снимать их с рабов. Как распознавать нужные нам браслеты я тебе показывал. И определи очерёдность оказания помощи, пока Мартин устанавливает палатку. Мартин, где раненые кочевники? Я тебе что, бог, что ли? Мне где-то надо брать силы! На каждого нашего раненого должен быть минимум один пленный. А на тяжёлых, боюсь, и двоих будет мало.

Сидящий рядом барон, сидел тихо, как мышь, весь бледный и такое ощущение, что вот-вот блеванёт. Проняло его основательно, видно, осознал, на кого он так неосторожно свой рот раскрывал.

В моём распоряжении всего четыре ошейника. А раненых, которые находятся без сознания, в разы больше, уже принесли человек пятнадцать. Я, спокойно переходя от одного к другому, с помощью плетения школы магии жизни второго уровня диагностировал состояние раненых. Из принесенных, что находились без сознания, я определил восьмерых, которые были на грани и четверым из них быстро надел ошейники.

Спорить со мной никто не решался, с опаской смотря за моими манипуляциями, и косясь в сторону мирно беседующих Хэрна и барона.

"Хэрн, восьмерым срочно нужна помощь. Четверым я надел браслеты, но ещё четверо чуть живы. Хватит болтать, пора браться за работу!» – сказал я мысленно Хэрну.

И снова в ответ получил лаконичный отзыв: «Хорошо».

Я быстро подбежал к учителю и, поклонившись, вызвав этим удивление Хэрна и улыбку на лице смотрящего за нами Мартина доложил:

– Учитель, из пятнадцати раненых, что лежат без сознания, шестеро требуют срочной помощи. Четверым из них я надел ошейники. Рабов Мартин не привёл, но нам надо ещё минимум два ошейника.

– Балбес, сколько можно тебя учить, бестолочь. – разъярялся вошедший в роль Хэрн – во-первых, не шесть тяжёлых и находящихся при смерти, а восемь, и ошейники мы заберём не два, а все, что найдём в этом гадюшнике. Мартин – грозно прокричал Хэрн – сколько я ещё могу ждать, мне нужны жертвы и ошейники. Вы собрали находящихся в караване рабов? Не слышу!

Мартин, принявший нашу игру, вытянулся в струнку, всем своим видом показывая публике свой страх перед великим магом каннов.

– Я! Мы! Они! – лепетал Мартин, заикаясь и трясясь.

– Что я, что мы? Тебе была ясна команда, полученная от меня или нет? – грозно привстал со своего мешка Хэрн.

– Господин! – во весь голос заорал, взблеснувший наёмник, – и как только ему удаётся так достоверно играть? – Но хозяева не дают их снимать!

– Я тебе чё сказал? Снимать ошейники? Я тебе приказал собрать рабов. Ну а хозяева, если решились перечить мне, пойдут в качестве жертв. Господин барон, – резко повернувшись, обратился Хэрн к юноше – вы не будете против, если я тут некоторых недовольных слегка… попрошу…

– Всё, что угодно, вашей милости, для выздоровления воинов прошу делать от моего имени!

– Все слышали? – громко прокричал Хэрн – Мартин, выполнять. Сопротивляющихся тащить силой сюда, будь это хоть сам Император.

Вот тут испугались все.

Народу в караване было изрядно, человек пятьдесят, не меньше, да еще и люди барона, если всех сложить, всего набиралось под восемьдесят. И рабов среди них оказалось одиннадцать человек. Я осмотрел всех. Девять ошейников были простые, а вот два предназначались для магов. Нам, в принципе, подходили любые. Ведь Мартину гвардейцы нацепили в тот раз тоже простой ошейник, и он его вырубил. Со снятием ошейников решили не торопиться. Снимать будем прямо в палатке, бывшие рабы в себя прийти сразу не смогут. А так как на них надевали ошейники, явно против их воли, то и возможная реакция, как бывших рабов, так и их прежних хозяев, может быть непредсказуемой. Да и лишние воины нам явно не помешают. Так как из одиннадцати человек четверо были боевые рабы. Это, как объяснил барон, бывшие воины, которых пленили, а с помощью наложения плетений, превратили в раба, но помнившего свои таланты и умения. Что-то вроде того, что в своё время сделали с Хэрном. Только ему оставили способности к магии, а им их боевые возможности. Чем больше времени я в этом мире, чем больше я о нём узнаю, тем больше кажется мне ужасной магия Крови. Навык я себе такой сегодня отхватил, надо бы озаботиться и книгой магии с такими плетениями. У меня есть несколько из книг гвардейцев и герцогини, но ничего более-менее серьёзного в них я не увидел. Так вот, что делать потом с бывшими рабами? Я предложил Хэрну передать всех их барону, в качестве воинов его отряда. А что, хорошая идея, четверо явно бывшие воины, остальные тоже крепкие ребята. С амуницией поможем, оружие и коней дадим. Война добралась и до этих мест, раз уж целый поисковый отряд кочевников очутился в этих местах. А десяток крепких бойцов ему явно не помешает.

С этим предложением барон сразу согласился. Его отряд понёс больше всех потерь. Погибло шестеро ребят. В самом начале атаки кочевников, но именно они позволили, как выразился барон, организовать круговую оборону ценой собственной жизни, на время задержав кочевников. И еще пятнадцать его ребят серьезно ранены. Одному из них почти отрубили ногу. Но как держится этот парень! Он в сознании, и с какой надеждой он смотрит, нет, не на меня, а на ужасного и могучего… Он ему верит. И барон сам, мне кажется, поверил.

– Господин барон, у меня к вам ещё одна небольшая просьба – обратился, вставший со своего места, Хэрн. – Я бы хотел попросить вас выделить мне охрану, для моего шатра на время, пока я буду заниматься лечением. Я ничего не боюсь, но мне очень бы не хотелось убивать слишком любопытных и нескромных. Будьте любезны, поставьте своих людей вокруг шатра на расстоянии пяти шагов от него. И проинструктируйте бойцов о соблюдении ими простых правил приличия, которые в первую очередь учат порядочного человека тому, что подглядывать нехорошо, а чрезмерное любопытство иногда очень больно наказывается. Хорошо?

– Не беспокойтесь, ваша милость, прослежу лично. А кто же будет заправлять здесь?

– Для этого у меня есть Мартин, – недалеко стоящий братик от этих слов с сарказмом скривился, – он хоть и наёмник, но понятие о дисциплине знает, и поверьте, он способен ей любого научить. Покорнейше заранее благодарю за помощь, откланиваюсь, но, увы, дела! Я думаю, что мы ещё не один вечер за бокалом вина проведём.

Я же всё это время стоял на входе в палатку, ждал своего учителя.

– Ну, наконец-то. Чего ты с ним такие политесы разводишь? – раздражённо спросил я.

– Предчувствия!

– Какие ещё предчувствия? – не понял я

– Он ещё сыграет в нашей судьбе свою роль. И мне бы очень хотелось, чтобы она была положительная.

– Ну-ну! Ладно, давай приступать. Парень, и правда, тяжёлый. Проникающее ранение в лёгкое, много потерял крови. Он на грани, его удерживает только ошейник, вовремя его нацепили. Приступаем! Жертва готова?

– Да! Вон лежит. И прикид у него неплохой, не последний, видно, в отряде у кочевников был. Первого надо было живого привести, чтоб поорал погромче, а так даже не знаю, как и отпугнуть от палатки любопытных. А что такие будут – это точно.

– В чём проблема? Сейчас плетение повышения звука сплету, и ори, хоть заорись, все перепугаются.

– А кто орать будет?

– Конечно ты, мне, как понимаешь, будет не до того.

Я подошёл к месту, где лежал могучий боец. Он ещё дышал, но тоже был на волосок от гибели.

Плетение контроля, следом приготовил плетение клонирования. Брать у бойца особенно нечего, единственно навык у него непонятный, джигитовка называется. Что-то с лошадьми связно. И навык наездника, «хозяин степи» называется. И, конечно, навык владения луком привлекает своё внимание. Что же выбрать? Долго буду думать, он сам помрёт. Ну, извини парень, я первым на тебя не нападал. И с этими мыслями кинжалом нанёс удар.

– Вах! – удар энергии ожидаемый, сил на удивление много заработал, кулон забил силой ближе к половине. Да, сильный боец попался. Открываю глаза. Валяется одежда, а в стороне лежит Хэрн. Чёрт, забыл ему сказать, чтобы не смотрел. Ой, какой впечатлительный! Я бросился к другу и резко вплеснул в него дозированное количество силы и манны. Помогло, он открыл глаза.

– Малыш, предупреждать надо. Я же уже старый и нервы не держат. Ты уж меня извини. Но и зрелище, скажу я тебе. Что теперь?

– Поройся в его вещах, может чего найдёшь, и его прах вон в тот мешок собери. Кто знает, может, на что и сгодится, а я займусь раненным.

Пропускать через себя силу и манну, вкладывая их в плетения восстановления третьего уровня очень сложно. Процесс выкачивал из меня силы, и к тому же, причинял немалую боль. На полное восстановление раненого ушёл практически весь запас кулона. Хэрн, выполнив мои задания, сидел рядом и внимательно следил за моими действиями.

– Готово. Фу-х! Ну и устал. Дай команду занести сразу двух в качестве жертвы. И чего ты такой задумчивый?

– Потом скажу, не хочу тебя отвлекать.

Дальше пошёл простой конвейер. Если бы не манна и сила, что текли в меня через кинжал от жертв, я бы кончился на первом же раненом. Ближе к восьмому вылеченному раненному, меня уже шатало, не помогало ни мясо монстра, в качестве НЗ, и жертвы не давали того ощущения свободы и лёгкости. Хэрн уже не падал в обморок, при превращении тел в прах, но в останках рылся с не понятным для меня остервенением.

Первый раз, когда вынесли спящего раненного, и вещи от жертвы, все, а вокруг палатки собрался весь состав каравана, разом вздохнули с радостью, а на тряпки жертв смотрели с непередаваемым ужасом. Хэрн прорычал, что если в следующий раз он выйдет из палатки и опять увидит праздношатающихся, то начнёт набирать жертв из их состава. Приказал немедленно заняться другими ранеными, так как за сегодняшний остаток дня сможет вылечить, или подлечить только тяжёлых. Остальных потребовал перевязать и как только будут освобождаться ошейники, приказал надевать их на особенно плохих. Собрать трофеи, заняться свежеванием погибших лошадей, готовить еду на весь состав каравана, распорядился узнать у торгашей насчет, не освободилась ли часом крытая повозка и если такая найдётся, то он готов поменять для нас её на лошадей.

С восьмым тяжёлым закончили уже ближе к ночи. Сил практически не осталось. Хэрн позвал на ужин. И я всю трапезу слушал его умные рассуждения на тему правильного ухода за больными. Умеет Хэрн подать себя, да и слушают его все теперь, заглядывая в рот. А что скажешь, великий шаман каннов!!! За каких-то четыре-пять часов, практически воскресить восемь тяжело раненных, такого не бывало никогда. Даже эльфы, как пояснил барон, на такое были неспособны. На что Хэрн, явно рисуясь, похвастался тайными знаниями его сородичей, доставшимися от древних ушедших богов, и особому ритуалу жертвоприношения, при котором от жертвы не остаётся и следа.

Барон был потрясён, барон был ошеломлён! Единственно, он попросил спасти его парня, потерявшего ногу.

– Я знаю, что такие операции в состоянии делать только эльфы. Но разве могучий маг каннов не попробует посостязаться в этом умении с перворождёнными? Я понимаю, что трудно надеяться на чудо. Но верю и прошу помочь. Если вы устали, то может, завтра сразу с утра?

Я ел и смотрел на лежащего на носилках парня. Ему было бесконечно больно, но он не проронил ни звука. Только его наполненный мольбой взгляд говорил о том, как он хочет жить и жить только полноценно. Он даже отказался от ошейника. Мы с Хэрном уже освободили от них восьмерых рабов, которые теперь приходили в себя под неусыпным приглядом со стороны людей барона.

«Что скажешь, малыш, что делать с парнем? Как думаешь, до завтра он дотянет?» – мысленный посыл Хэрна вывел меня из непонятного безразличного оцепенения.

«Если бы я только знал! Я боюсь, не потяну. Ни сегодня, ни завтра. Давай так, затаскивай его в палатку, туда же троих или даже четверых пленников. Я поел и на удивление, чувствую себя терпимо. А парня спасать надо сейчас. Он из той породы, что калекой жить не будет, наложит руки на себя. И это, дай команду, чтобы еды занесли и в палатку, ночью поем, или поедим, если ты не будешь против.

На восьмерых вылеченных ребят ушло пятнадцать раненых кочевников. И если учесть, что каждая жертва приносила процентов пятнадцать ёмкости кулона силы и манны, то можете представить, каких трудов и боли мне давалось лечение. Я шкурой чувствовал, что перешагнул грань очередного уровня, как маг, но проверить свои догадки возможности, а главное, времени у меня не было.

Навыков я насобирал всего пять, правда, удалось их неплохо прокачать. Как и ожидалось, очень распространенным оказался навык стрельбы из лука – в нём я продвинулся до пятого уровня и пока прокачивать его с помощью кинжала дальше смысла не видел. Навык наездника оказался отдельным навыком и был он, в основном, у простых воинов, джигитовку приобрёл у самой последней жертвы, он носил синий отличительный плащ, а вот навык «хозяин степи» мне больше не попадался. Но самое невероятное, я натолкнулся на члена клана убийц с навыком Тени, вот так удача! И навык удачи удалось поднять до пятого уровня. Почему им сегодня не повезло, не знаю, наверное, потому, что нарвались на нас и вели себя очень нагло и не воспринимали нас серьёзно.

«Малыш, ты не уснул? У меня всё готово!» – Мысленно доложил начинающий великий маг.

– Пойдём, ученик, покажу тебе одно заклинание, может оно и поможет воину барона. Ничего сильнее у меня в арсенале плетений просто нет – с этими словами Хэрн, обняв меня за плечи, повёл в палатку, под задумчивым взглядом юного барона.

Первым делом я, несмотря на протесты раненого, надел на него браслет, отчего он облегчённо вздохнул и отключился. Затем настало время жертв, с их помощью я смог наполнить кулон настоятеля больше чем на половину и обеспечить Хэрна работой на ближайшие часа два. К своим обязанностям досмотрщика и уборщика он относился с прежним рвением.

Сам, достав из мешка книгу эльфа, удобно усевшись на мягких подушках, что нам принесли сердобольные караванщики, открыл запретный раздел. Раздался непонятный возглас, ё-мое, я же о защите книги забыл. Ладно, не думаю, что кто-то сильно пострадал. Главное, никто не мешает. Так, что у нас? Вот подходящее плетение, но уровень запредельный для меня, пятый. Остальные, что наверняка помогли бы, все начинаются от шестого. Я их даже прочитать как плетение не могу, чего уж говорить об их строительстве? Пятый, рискнуть? Я посмотрел на спокойное в забытьи выражение лица парня. Он в любом случае погибнет, если даже я его спасу, но как калека он не жилец. А так получит шанс. С ногой надо сперва простые манипуляции провести, а потом уже пытаться приделать её обратно. С богом!!!

Вся операция заняла времени не более часа, но вот изготовление плетения, его наложение и активация ещё часов пять. Манны и сил, которые получил от жертв, практически не осталось. И Мартин, по команде Хэрна, с моей мысленной подачи привёл ещё двоих простых воинов-кочевников, самостоятельно передвигающихся на своих двоих. Пришлось в палатке оставить ещё и братца, предупредив его о не слишком приятных видениях превращения людей в прах. Бывший наёмник не подвёл, в отличии от кочевника, оставленного в качестве второй жертвы, его дикий крик переполошил весь лагерь. Он так кричал, когда увидел происходящее с его товарищем и поняв, какая судьба ему уготовлена! Как он кричал, как кричал, и только удар Мартина смог заглушить этот дикий ор, отправив жертву в нокаут.

– Приехали, вот тебе, Хэрн, и исполнение твоего желания о том, чтобы к нам никто из любопытных не совался – я прокомментировал сольное выступление кочевника, хотя волосы от пережитого ужаса у самого делали стойку на голове.

Не торопясь покончил со второй жертвой, не забыв, как и с четырьмя предыдущими, позаимствовать понравившиеся мне навыки жертв. Все шестеро пошли на получение шестого холла наездника, увы, но джигитовки и хозяина степей у них не было. И ещё один пошёл в запас, по этому же навыку. В чём-в чём, а в этом навыке все кочевники имели холлы, минимум десятого уровня.

Активация плетения прошла на удивление ровно, только манны и силы всё равно не хватило, пришлось манну качать из камней хаоса, а вот силу, всю до капли отдал свою, пришлось даже малость позаимствовать жизненных сил, отчего, в конечном счете, и потерял сознание.

Глава 2

Проснулся от птичьего пения. Вокруг слышится приглушённый гул десятков людей. Но громких разговоров не слышно. Открыл глаза. Ага, нахожусь в нашем шатре. Рядом кто-то чего-то жрёт. При мысли о еде живот скрутило в голодном приступе. Как же я хочу есть. Кто же такой наглый, что ест мой завтрак? Я попытался резко встать, не тут-то было. Сил мало, еле простонал и через усилие перевернулся на спину. Хэрн, ну, кто бы сомневался?! Сидит, молча на меня смотрит, и грызёт куриную или какой другой птички косточку.

– Помоги подняться, есть хочу!

– Ещё бы не хотел бы ты есть! – проворчал Хэрн – Второй день здесь разлёживаемся. Ты опять на пределе работал. Так нельзя. Но на меня сработал просто удивительно, как. В этом и заключается опасность. Дворяне редко проявляют чувство признательности, не думаю, что такая болезнь есть у нашего барона. В открытую он на нас не попрет, видел, на что мы способны, да и воины его не поддержат, но в будущем он может нам, как подгадить, так и помочь. За сутки, что ты отсутствовал, а я не выходил из палатки, прибыл ещё один отряд. Но пришёл он к нам с другого перевала. Он тут рядом находится и тоже из Ергонии его пригнали. В нём человек сорок и командует им, только спокойно, капитан гвардии.

Я непроизвольно резко дёрнулся.

– Вот-вот, я тебя предупреждал – с этими словами, Хэрн помог мне сесть и облокотиться на подставленную под спину подушку. – Так вот. Нам бояться нечего, это часть новой гвардии, которую привели к присяге перед боем на территории Ергонии. Они прикрывали отход частям принца. Из их корпуса остались только они. Как рассказывает капитан, а он, надо признать, очень мало чего рассказывает, они смогли оторваться только недавно и то, говорит, что за ними по пятам двигался какой-то дикий отряд. В бой с ними он благоразумно не вступал и только позавчера они смогли пересечь границу Империи. Но вся проблема в том, что никто не даёт гарантию, что за ними не двинул и отряд неприятеля, если учесть тот факт, что силы противника раз так в десять больше, чем у гвардейцев…Проблема ещё и такая, они все ранены, и сильно истощены. На, ешь – сунул он мне в руки ножку какой-то пташки. И через паузу, во время которой он боролся с такой же ногой, продолжил с набитым ртом – Узнав, что здесь произошло нападение, и кто является нападавшими, они и вовсе сникли. У них не осталось запасов провизии и их кони истощены до предела. – он усмехнулся – Хотели забрать наших коней, да не тут-то было, стоило им только покинуть своих лошадей, те метнулись к табуну и больше своих хозяев не слушают. Позволяют себя кормить и дались расседлаться. И от табуна ни на шаг. Благо, барон предупредил их старшего, в чём собственно, дело и те пока успокоились. Сейчас отдыхают, пытаются залечивать раны и усиленно питаются. Их командир молодец, в жёсткой форме запретил пить вино. В лагере сейчас воинский порядок с караулами, патрулями, часовыми и дозорами. Все ждут, когда я, или вернее, ты очнешься. К нам приходит только Мартин. Он очень расстроился, когда прозвучал приказ о запрете пьянства. Единственно, хитрый, носит вино нам, типа для меня, мы с ним тут в двоечка и отрываемся. Ты ешь-ешь, у нас еды вдоволь, даже тебе, с твоим аппетитом хватит. Вина налью совсем немного, ты мне нормальный нужен. Сейчас утро, причём, раннее. Выйдем отсюда, я думаю, к обеду. А так, после еды отдохнем, и твоего подопечного будет время проведать. Да-да, парень, которого ты лечил, лежит здесь, и на удивление живой. Я ему плетениями первого уровня жизни немного здоровье поправляю, как ты и велел, но, увы, на большее меня пока не хватает, ну, не даётся мне эта магия перворождённых. Не понимаю я её. Нога у него нормально прижилась. И это… – Хэрн замялся – у него исчезли шрамы. Все, и старые в том числе. Он сам словно помолодел. – и Хэрн так посмотрел на меня…понятно, опять теперь со своей идеей прицепится. Вот, почему-то уверен…



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10