Юрий Москаленко.

Малыш Гури. Книга вторая. Мы в ответе за тех…



скачать книгу бесплатно

Я пошерудил вещи, что бесформенной грудой валялись у меня под ногами. Ага, что-то блеснуло. Хм-м перстенёк неплохой. В карман его. Что ещё интересного у вождя было? Посмотрим. Мародерка продолжалась недолго, отвлёк от такого интересного дела, непонятно откуда взявшийся детина, видно из караванщиков. Он смотрел на меня испуганными глазами и постоянно кланялся, как болванчик. И только тогда я обратил внимание, что у него на шее висит браслет. Раб, понятно.

– Чего хотел, болезный? – громко спросил я, в то же время, пряча за спину в ножны кинжал, и рассовывая по карманам неплохую добычу.

Он промычал непонятное в ответ, и только показывал на сзади стоящую телегу, причём именно под неё.

– Наверное, хочет чтобы я помог ему в чём-то – я, поднявшись, подошёл к верзиле, крепкому высокому парню, лет двадцати-двадцати пяти отроду, посмотрел ему в глаза. Пустота, сплошная пустота и одновременно наслаждение. Понятно, ошейник на нём настоящий, вот и дарит носителю наслаждение, забирая взамен разум. Знаю, проходили! Ну, что там у него? Наклоняюсь и заглядываю под телегу. Ну, груда мешков навалена, а это что, сапог? Уже интересно. Принялся откидывать в сторону мешки, откапывая из-под них человеческое тело, хрупкое, тонкое, изящное. И волосы у тела светлые, длинные, как у женщины. А может я прав, и это девушка? Всё может быть.

– Хэрн – позвал я мысленно канна – ты чем занимаешься?

– Отдыхаю, сил нет, да и поцарапали меня слегка. Шатает, вот и уселся на землю от слабости. А ты где? Как кинулся к Мартину, так я тебя и не видел. Ты поосторожней там, ещё разных недобитков куча, не дай боги нарвёшься. А я ведь жить хочу!

Я-то думал, он за меня волнуется, но видно он больше в моём лице о своей шкуре беспокоится. Ладно, запомним!

– Иди ко мне, нужна твоя помощь. Да и тебя подлатаю, при необходимости. Помнишь, куда меня понесло, там ещё телеги стоят, сейчас я заберусь на одну, и ты меня увидишь.

– Охраняй, – бросил я парню, кивнув на непонятное тело, а сам, взобравшись сверху на телегу, подняв руки вверх, махал ими плетущемуся в нашу сторону Хэрну. Но первым меня заметил и сразу же примчался на своём жеребце возбуждённый Мартин. Я услышал бег лошади и резко повернулся, еле удержав готовое сорваться атакующее плетение. Аккуратней надо, а то своих покалечим!

– Ты чего кричишь, малыш? – спросил Мартин, спрыгивая с лошади – сам как, не повредили тебя? – в его голосе звучало настоящее участие и забота.

– Нет, всё нормально, только тут парень звал на помощь, там под телегой человек лежит и, похоже, что раненный, только странный он какой-то и на девушку сзади сильно смахивает. Я его на спину не переворачивал, чтобы конкретно разобраться, а парень похоже, немой, ничего не говорит, а только мычит и ещё… – я немного помялся – он, похоже, раб.

– Раб, говоришь, и от человека не отходит. Это не человек, это рабовладелец. Ну, ничего, мы сейчас посмотрим, кого там судьба для нас приготовила.

К концу нашего разговора подошёл Хэрн.

Какой он бледный и похоже кровь у него на шее. Понятно, голову не прикрыл капюшоном, он ему всегда не нравился, а теперь, похоже, он его полюбит навсегда.

– И как ты так умудрился позволить себя достать? – с издёвкой в голосе спросил Мартин.

– Так, прекратили. Ты, Хэрн, быстро ложись около телеги, чтобы никто не видел великого и могучего мага каннов в таком состоянии. Лечить тебя буду. А ты, Мартин, бери руководство этой толпой, что уже начинает разбредаться по стоянке, в свои руки. Задача: организовать помощь раненным. Поставьте нашу палатку и подносите туда раненых караванщиков и раненных пленных в первую очередь, всех, даже еле живых не добивать. Они все мне понадобятся. Нормальных, целых пленных, держите отдельно. И это, вокруг палатки выставить охрану, чтобы ни одна сволочь не смогла подсмотреть, что будет твориться там. Понятно, для чего?

– Честно сказать нет, но спорить не стану. Меня больше волнует вопрос, с чего это меня будут слушаться, я им не командир и не благородный.

– Разберешься. Ты победитель, а это, между прочим, самое высокое звание в данный момент! И у тебя есть сила и великий и ужасный маг в напарниках, с кем ты имеешь счастье вместе путешествовать. Ясно?

– Это ты ужасный и вели…

– Мартин, ты что, идиот? Вон лежит великий маг, разуй глаза! Хэрн, ляпни что-нибудь в поддержку своей крутости.

– Если встану сейчас, то вы все ляжете! Мне тут хреново, а вы лясы точите. Малыш, хватит издеваться, а если я коньки откину, как ты выражаешься?!

Да, опять нарываюсь на те же грабли. Нужно следить за своим языком.

– Всё, разбежались! Не забывайте, я ученик великого мага. А ты наёмник, что охраняет наш покой. И будьте добры, постоянно придерживаться этой легенды.

С этими словами я склонился над Хэрном. Мартин, постояв немного, двинул к стоящей на другой стороне поляны карете. Его вороной умчался в сторону, где, я думаю, находится катар.

– Хэрн, кто так тебя? – спросил я, разглядывая небольшой порез у него под ухом. – Голова не болит, не кружится?

– Есть немного, но это, скорее всего, от усталости. А вот рана на голове болит.

– Чего сам плетение восстановления не применишь?

– Просто сил нет, а крови натекло много. Не смогу сам себя подлечить, всю манну истратил на щиты. Сам видел, сколько лучников у них в отряде было. Как мечники, большинство из них никакие, но были и очень достойные. Последние и гвардейцам Императора вряд ли уступили бы. Да ты и сам видел, а вот в магическом плане почему такие слабые, непонятно.

– Я мага ихнего поджарил, может на нём весь расчёт строился?

– Может.

Тем временем, под разговор, я быстро накладывал сперва плетение для остановки крови, а затем и плетение второго уровня восстановления. Получилось быстро, и, я бы сказал, как-то обыденно. Если остановка крови, плетение школы Порядка, то восстановление, честно взятое из книги эльфа. И далось оно мне намного проще, чем первое. Хотя по уровню и превосходило его. Отлично, значит, работает навык здоровья на всю мощность, четвёртый холл всё-таки!

– Вставай, Хэрн, хватит валяться и изображать из себя больного. – чтобы не тратить свой личный резерв, манну и силы черпал из кулона настоятеля. После того, как подзарядился от вождя, кулон был заполнен процентов на двадцать пять, то есть на четверть. – И давай, вклинивайся в работу по повышению своего имиджа.

– Повышения чего? – не понял, поднимающийся с земли, канн.

– Я говорю, чтобы тебя люди и наши попутчики больше уважали и боялись, надо помочь им. Полечить, кого надо, пленников порезать. Чтобы жутко было. Представляешь, какие о тебе разговоры пойдут? Великий маг да ещё и воин, каких поискать. А?

Хэрн постоял, помечтал, улыбка до ушей.

– А тебе это зачем, малыш?

– Сам не понимаешь? Во-первых, практика в лечении и практика в применении кинжала. Навыки глядишь, подберутся нормальные. Прокачаюсь хорошенько. Сам посуди, не использовать такой шанс надо быть и вовсе дураками!

Постоял Хэрн, помолчал, с носка на пятку перекатывается. Думает.

– Опасно, малыш. Мы и так к себе привлекли внимание, практически в одиночку перебив поисковую сотню кочевников. А в неё обычно отбираются лучшие, а тут ещё и лекари сильные. Мне то, может, и ничего, бояться сильнее будут. А вот насчёт тебя… очень ты желанной добычей станешь для многих. Опасно!

– Рискнём! Такой практикой я разбрасываться не намерен. Да и тебе будет полезно поучиться. Совершенствоваться нужно постоянно, а тут такая возможность. Решено. Давай лучше тело из-под телеги достанем. Посмотрим на потенциального рабовладельца.

Хэрн, нагнувшись, схватился за торчащие из под телеги ноги и потянул тело на себя, извлекая его на божий свет. Парень в ошейнике чуть не бросился на Хэрна, вот и делай людям добро!

– Не мешай, ты же просил помочь! Вот мы и пришли. Не бойся, ничего с твоим хозяином мы не сделаем. Давай, Хэрн, переворачивай его.

Хэрн, взял пострадавшего за плечо и перевернул того на спину. Волосы длинные, скомканные в неопрятный пучок, полностью закрыли лицо незнакомца. Оп-па, вернее сказать, прекрасной незнакомки. Мартин нас убьет, если мы без его участия приведём в чувство красавицу. После того, как Хэрн откинул с лица волосы, перед нами открылась картина совершенного лица незнакомки: полные чувственные губы, тонкий нос, высокие тонкие брови. Одета девушка в охотничий костюм или, может, у них такие костюмы для путешествий? Тонкая, грациозная, ростом, судя по длине тела, выше среднего, уши маленькие, розовые, и щёчками похожая на Хэрна.

Я повернул голову к Хэрну, чтобы сравнить их щёки и замер. Хэрн стоял, как вкопанный, с плотно сжатыми губами.

– Хэрн, очнись – потряс я друга за плечо – что происходит?! На тебе лица нет!

Хэрн закрыл глаза, что-то сказал негромко себе под нос на не знакомом языке. Я снова толкнул его в бок.

– Очнись! Что случилось, в самом-то деле? – заорал я.

Хэрн вздохнул так протяжно и глубоко, будто собрался в чём-то исповедоваться.

– Это женщина каннов. Наш ребёнок от человеческих женщин, или и вовсе ребёнок каннов не в одном поколении. У нас рождаются от женщин людей мальчики-канны, а вот девочки такие же, как и люди. Только намного умнее и сильнее вашей слабой породы. В течение тысячелетий после ухода древних, за нашими женщинами ведётся охота. Пленных каннов даже используют, как скотину для выведения и улучшения человеческой породы. От таких женщин у них рождается всегда здоровое и сильное потомство. И, как видишь, наши девушки всегда очень красивы. И вдруг она одна в караване, и без охраны! Странно. Такого в моё время не было никогда.

Понятно, смешение кровей. Вот и поняли местные, как победить болезни у детей. Весьма приятное, надо признать, решение проблемы улучшения человеческого генофонда.

– Ну и чего ты так на неё прореагировал? Подумаешь, баба в караване! Ничего необычного в этом нет. К тому же понятно, что не простая она, раз имеет личного раба.

– Да, ты прав. Но для меня, сам понимаешь, встретить родную кровь это пока стресс. Тем более, такую красотку. У меня ведь женщин давно, очень давно не было!

– Послушай, Хэрн, ты на что можешь рассчитывать за спасение госпожи, а?

Канн задумался. На лице явно видны следы сомнений и надежды и предвкушение заслуженного вознаграждения за спасённую жизнь.

– Даже не знаю, что и ответить – наконец-то выплыл Хэрн из своих мечтаний – в моё время и в моём роду, можно много на что было бы рассчитывать, вплоть до получения спасённой в жёны, ну это, естественно, если она сама ещё не замужем.

А вот это уже интересно получается. Долг жизни в этом мире не простой звук. Можно спасенному и вовсе в добровольного раба превратиться.

– Ладно, хватить сопли пускать. Вон, Мартин ведёт сюда помощников. А ну быстро принял грозную стойку, ты ведь маг, причём великий, так что соответствуй! И разговаривай важно, с достоинством, не вздумай тушеваться перед благородными. Мы свободные люди, помни об этом. Стоит хоть один раз проявить слабость, и нас… сам знаешь, что они с нами сделают. Я тебе про ошейники не напоминаю. И ещё одно, за спасение этой крали, возьмешь свободой её раба, и его ошейник. Эти штучки очень дорого стоят, тем более настоящие, да и для наших целей они просто необходимы.

– Хорошо! – промямлил Хэрн, явно рассчитывал за помощь получить совсем другую плату.

Ничего, с такой оплатой сам разберётся. Женщин продажных я и раньше не любил, а вот раскрутить на ХХХ – это уже спорт, и приз в таком случае, ещё более желанный, чем за деньги.

Тем временем, к нам с группой людей, одетых в доспехи подходил Мартин. Весь путь до нас он что-то рассказывал, при этом бурно жестикулируя. При приближении Мартин остановился и, под наши удивлённые взгляды, отвесил Хэрну изящный поклон.

– Господин маг, позвольте представить вам барона Шелвида. Он со своими людьми недавно присоединился к каравану, и вот именно благодаря его таланту военного они смогли организовать достойный отпор наглым кочевникам. Жаль только, что людей в его распоряжении было совсем немного и кочевники совершили нападении внезапно и очень дерзко, в первые же мгновения перестреляв из луков стрелами больше половины охранников. Но, к счастью, кочевники всегда стараются захватить, как можно больше пленных для продажи, поэтому стараются жертв только ранить. Убивают они только в крайнем случае. Правда, человеческие жертвоприношения применяют очень широко. Потому барон надеется, что среди его людей и караванщиков, невосполнимых потерь будет немного. Но на ваше желание оказать помощь в лечении пострадавших, господин барон отвечает с истинной благодарностью, и вот он выделил помощников из числа воинов, что пока еще в состоянии стоять на ногах для установки шатра и охраны, а также, именно они будут заниматься переноской раненых. Единственно, господин барон спрашивает, зачем вам раненные и пленные кочевники, не проще всю эту шваль пустить в расход?

Ну, артист. Как играет! Воистину, у моего братика талант в драматургии. Как всё точно рассчитать, а как подал наше желание лечить раненых. Барон точно не может поверить в такую удачу!

– Господа, – напыщенно проскрежетал стальным голосом важный Хэрн – не будем терять время на пустые объяснения, вы всё сами увидите своими глазами. Мартин, позаботься, пожалуйста, о скорейшей установки моей платки, и выдели людей, пусть приносят сюда раненых. Сперва буду принимать только очень тяжёлых, вне зависимости от их социального статуса. Увы, но нам придётся здесь заночевать, так как всех поставить на ноги сегодня я не смогу, очень много сил отдал на этот бой. Пусть люди идут, а вас, барон, я прошу остаться и ответить мне на некоторые интересующие меня вопросы. Вы, надеюсь, не будете против?

Бароном оказался именно тот военный в полном доспехе, что командовал отрядом во время стычки у кареты. Совсем ещё молодой человек, лет двадцати, может даже меньше, высокий, но ещё по-юношески тонкий в талии, но вот его плечи совсем немного уступали по массивности, сложению Мартина. Светло-русый, волосы длинные, до плеч, слегка волнистые, сейчас растрепанные после боя, взгляд открытый, глаза голубые, но немного подкачал крупный с горбинкой нос. Надо сказать, облика он не портил, а скорее дополнял его каким-то орлиным профилем, к тому же, и губы тонкие, сжатые, растянутые в чёрточку над квадратным, вытянутым вперёд подбородком. Непонятно, он что на нас сердится что ли, или это у него обычное такое выражение лица? Он перевёл взгляд на массивного дядьку, который стоял с ним рядом, сказал ему тихо пару слов, на что тот ответил кивком, и, развернувшись, пошёл вместе с Мартином в сторону леса, где по моим прикидкам должны были находиться наши животные, а барон остался стоять напротив нас, так и не удостоив нас ответом. Видно, слова Мартина о его радости за нашу помощь, мягко говоря, явно преувеличены. Но в чем же причина такой реакции на нашу помощь? Это становится очень интересно!

«Хэрн, взбодри-ка этого чудака, он явно ещё не понял, кто тут хозяин. И действуй пожёстче, а то потом разъяснять главенство будет ещё труднее» – послал я мысленное видение сложившейся ситуации канну.

– Вы, барон, явно плохо воспитаны! – прорычал, начинающий заводиться, канн. Конечно, бой, потом находка, что сейчас продолжала валяться у нас под ногами, явно не способствовали улучшению настроения моего друга. Блин, как бы он под горячую руку не пришиб сейчас этого молодого нахала. А барон, видно, тоже не привыкший к такому к себе отношению, впал ярость, на что указывал его последующий ответ:

– Как смеешь ты, ушастый малёк, мне указывать на моё воспитание! Я тебя в порошок сотру! Ты, видно, не общался с дворянином! На колени и тогда я, может, и пощажу тебя, недоносок!

К моему великому удивлению, мой канн на эту тираду только громко рассмеялся. А я думал, что он его тут же прибьёт. Но именно его смех на поляне, где всюду валялись убитые и раненые, показался таким страшным и пугающим, что даже у меня волосы дыбом встали.

– Браво, барон, вы не только плохо воспитаны, так, к тому же, ещё и полный невежа. Вот так разговаривать с теми, кто просто вас спас и заметьте, за спасение не требует никакой награды! А ведь мог бы… Это глупо, молодой человек, так забавлять богов, которые в такой опасный и трудный момент, когда вы все готовились к смерти или рабству, что в принципе одно и то же, к вам неожиданно прислали помощь в нашем лице, и теперь вы пытаетесь на союзников изливать свой гнев за собственные совершённые ошибки! Браво, барон. Воистину, браво!

А вот тут молодого наглеца проняло. Хэрн, старый пройдоха, просчитал молодого петушка. Точно, его выводило из себя, что его, барона, спасло вмешательство всего двух разумных. Ведь меня он в расчёт не брал. Кто я для него, непонятно как затесавшийся к взрослым, ребёнок. Всего двое смогли разогнать всю неполную сотню. Да-а, не позавидуешь теперь его положению. Интересно найдёт ли он в себе силы на принесение извинений? Благо для него, что вокруг нас больше никого нет, и его позора никто не видит.

– Прошу простить меня и мои слова, господин маг, они продиктованы только усталостью, после этого трагического происшествия. Не знаю, что на меня нашло?! Прошу простить меня! – ещё раз повторился барон. Ты смотри, а извинился он искренне, так не играют.

– Как ваше имя, уважаемый? – подал голос, рассматривающий барона с интересом, уже полностью успокоившийся Хэрн.

– Влад, господин маг – с поклоном ответил приструненный рыцарь – Влад де Брюс, барон Шелвид, к вашим услугам.

А неплохо держится этот юноша и во время боя он действовал выше всяких похвал. Ну же, Хэрн, давай, пора уже переводить наше знакомство на более дружеские рельсы.

– Влад. Вы позволите, барон, для простоты общения называть вас по имени?

– Как вам будет угодно, ваша милость.

– Влад, прошу тебя, а давай начнём наш разговор с самого начала. И без этих великосветских изъяснений, они к месту где-нибудь на приёме во дворце, ну, а здесь, на поле брани, я думаю, хватит и имён. Меня можешь называть просто Хэрн, а вот это малое недоразумение – вернул это звание мне злопамятный канн – зовут Гури, или просто – малыш. Он мой ученик – со значением уточнил Хэрн – причём, официальный.

Что-то в этих словах меня напрягло, я что-то не понимал, какое именно значение вложил в слово «официальный» хитрый канн. Ой, он что-то темнит, но самое обидное, что его прекрасно понял молодой барон. Они явно говорят на одном языке, которого я не понимаю.

"Хэрн, что за тайны, я не понял?!» – мысленно спросил я друга.

"Не отвлекай, всё потом объясню» – получил раздражённый ответ.

– Итак. Вас, барон, я прошу остаться и ответить мне на некоторые интересующие меня вопросы. Вы, надеюсь, не будете против?

– Всегда к вашим услугам, господин Хэрн. – с поклоном ответил молодой человек.

– Хэрн, просто Хэрн. Давайте присядем, Влад. На эти тюки с вещами.

Они расположились рядом с телегой на мешках, прямо возле лежащего тела молодой леди. Я встал за спиной Хэрна, с видом послушного ученика.

– Скажите, Влад, вам знакома эта девушка? Мы с малым её случайно здесь нашли без сознания, с ней ещё был молодой раб, его увели таскать раненых. – обратился к барону улыбающийся Хэрн.

– Как вам сказать? Мы присоединились к каравану буквально за час до нападения. Мы и вовсе ехали в другом направлении, но ввиду некоторых обстоятельств, решили вернуться обратно вместе с караваном. А эту девушку я видел мельком, она путешествовала вон в том дилижансе – он рукой показал на, стоящий в шагах тридцати от нас, длинный крытый фургон – с ней была внушительная охрана, но видно, всю её положили Ганзы. А она, наверное, спаслась сама или это сделал раб. Ничего в этом удивительного нет. А кто она такая, откуда и куда следует, уж простите, за такое короткое время я узнать не успел.

– Понятно, а не подскажешь, кто главный в караване на данный момент и главное, куда он направляется? Видишь ли, мы ищем попутчиков в сторону столицы. Хотелось бы наняться временно к какому-нибудь каравану, идущему в ту сторону, чтобы быть хоть под какой-то защитой.

Я смотрел по сторонам. Караван небольшой, телег двадцать, два больших длинных крытых фургона и одна карета, та, возле которой и собрался во время боя отряд защитников каравана.

По поляне сновали люди с наспех сооружёнными носилками, укладывали на них пострадавших и аккуратно, стараясь не растрясти, несли их в нашу сторону. Мартин, в сопровождении трех воинов, вел со стороны холма большой табун осёдланных коней, причём колонну возглавлял лично, ведя в поводу сразу двух наших скакунов, катара и своего ненаглядного жеребца. Видок у Мартина был просто ошеломлённый. А то, будешь тут ошеломлённым, когда вслед за тобой шествует ещё с сотню скакунов и ведут себя при этом очень смирно. На кавалькаду, приближающегося табуна, обратил внимание и барон. Он был просто поражён этой картиной, так и сидел с раскрытым ртом. Хэрн, тоже удивлённый, но продолжающий играть роль великого мага, бросил взгляд в мою сторону, и хмыкнул. Раскусил гад, теперь явно будет стараться заставить и на его коня приделать такую же руну. А вот дудки ему, вожак в стае один! Нам такие проблемы, как двоевластие, ни к чему.

– Влад, вы меня слышите? – повысив голос, обратился канн, к неподвижно сидящему, юноше.

– Но, как такое возможно? – перевел удивлённый взгляд барон на канна – Если бы не увидел это чудо своими глазами, никогда бы не поверил, что такое возможно. Ведь там и кони нашего отряда. Невероятно. К моему коню вообще все боятся подходить, а тут идёт, как привязанный. Это вы их так? – спросил настороженно молодой человек. И от того, какой будет ответ, для него многое зависело.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10