Юрий Москаленко.

Древние. Начало



скачать книгу бесплатно

Пролог

Древние – самая большая загадка, раса, которую боятся, уважают и восторгаются. За их наследием идет охота, их артефакты временами таят в себе удивительную мощь. Но кто они? Какова их история? Те, кто желают её узнать, натыкаются на непреодолимую стену загадок, слухов и фактов их исчезновения. А что, если это только ширма? Может, вас заставляют так думать? Возможно, Древние – только отголосок чего-то большего и более таинственного? Может, за их спиной всегда стояли совсем другие? Задумывался ли кто-нибудь над этим? Или они до сих пор стоят за кулисами, скрывая всю правду от вас, наблюдают, направляют. Преследуя цели, суть которых известна только им. Может, их время ещё не наступило? И когда придет их час, настоящие Древние выйдут из тени. Это может напугать любого, но что, если их не стоит бояться? Может, они хотят понимания? Возможно, сама их история возникновения покажется вам настолько дикой и нереальной, что вы не захотите принять правду. Возможно, пора зайти за кулисы и увидеть всю картину целиком? Я не спрашиваю, хотите ли вы узнать правду? Я спрашиваю, готовы ли вы её узнать? Если вы ответили «да», я снимаю с себя ответственность за все последствия.


Вселенная велика, особенно если брать в расчет не только пространство, которое она занимает, но и время, и возможные реальности. Кто-то скажет, что путешествие во времени само по себе дает огромную власть. Возможно. Но если представить, что сама история – это всего лишь книга, написанная до конца?

И вот вы её читаете, находясь в настоящем, не зная, что будет дальше. И вдруг решаете что-то изменить. Перелистываете страницы назад и, зачеркивая пару строчек, вписываете свой вариант.

А меняет ли это что-то в будущем? Вы верите, что да. А так ли это? История уже написана. И от вашего вмешательства ничего не изменится.

А если мы сами пишем эту историю? Значит, будущее зависит только оттого, что мы делаем здесь и сейчас? Мы уже сделали свой выбор. И лишь время покажет правильным ли он был.

А Вселенная? Вселенная сама выбирает, кому его дать, а кому взвалить на плечи непосильную ношу, давая в руки власть над временем и ответственность за множество разумных.

* * *

Подготовка к полету проходила двадцать долгих лет. Это был проект всех народов земли. Корабль для межзвёздных полетов на дальние расстояния строили на орбите. Были привлечены лучшие умы со всей Солнечной системы. Использовались последние достижения как в военной, так и в мирных областях.

Корвет, а это был именно корвет, не имеющий аналогов, достигал в длину пятьсот, в высоту двести, а в ширину триста метров. Корабль был усилен пластинами из металла, который создавали на Марсе только в военных целях. Запас прочности этой брони был колоссальным. Он с легкостью мог противостоять атакам кораблей самых больших калибров. Но для этого надо было хотя бы пробить щиты. Это было абсолютно невозможно, учитывая, что их было два.

Активный – щит, способный во включенном состоянии держать удары нескольких линкоров или одного дредноута в течении нескольких часов. И пассивный, который будет включен постоянно во время полета корвета, пока экипаж будет в стазисе. Он также защищает корвет от мелкого мусора. От более крупных космических тел должен был оберегать искин корабля.

Искусственный интеллект был единственным в своем роде для данного типа корабля.

Корвет также был довольно грозно вооружен для своего класса. По своей мощи он мог спокойно быть записан даже в линкоры. Если бы не размеры. Всего на его борту было четыре вида вооружения: пучковое оружие, способное сгустком электромагнитного заряда вывести любую электронику, пятьсот миллиметровые пушки, ракеты с ядерным зарядом и лазеры.

Так же корвет был оснащён маскировкой «Хамелеон», способной делать корабль невидимым в визуальном спектре; и системой «Мрак» – полностью исключающей обнаружение любым другим способом.

Учитывая сколько корабль должен потреблять энергии в случае вооруженного столкновения, он был оснащён одним из двух существующих во всей Солнечной системе реакторов опытного образца. Этот реактор работал от энергии Солнца, точнее он сам был солнцем в миниатюре. Он питал не только все системы корабля, но снабжал энергией внутренние щиты реакторного отсека и являлся защитой от воздействия крохотного солнца. Именно этот реактор и должен был дать нужное количество энергии для подпространственных двигателей корабля.

Корвет имел в случае необходимости возможность сесть на любую планету для ее изучения. Также в его грузовом отсеке имелись два пехотных вездехода и передвижная научная станция.

Корвет получил имя «ХИМЕРА». Это название выбрали члены экипажа.

Сам экипаж был отобран в проект еще в пятилетнем возрасте после очень жёсткого отбора. В команду вложили все известные разработки от имплантатов до симбионтов. Даже во время полетов им предстояло учиться и развиваться. Особенно команда была сильна в псионике. В экипаже было всего восемь человек и один андроид. Каждый был профессионал в своем деле, но в непредвиденных ситуациях могли друг друга подменять, имея базовые знания по всем направлениям. Андроид, в свою очередь, являлся матрицей искина корабля.

Их задачи – найти планеты, пригодные для жизни, разведать и послать сигнал на землю. После этого в систему будет отправлен корабль с колонистами.

Глава 1

Разведывательный корвет «Химера»

Задача………. – Разведка и поиск пригодных планет для колонизации.

Назначение ……. – Альфа Центавра.

Расчетное время в пути …… – пятьдесят лет.

Экипаж …………………… – восемь человек.

Андрей…………………………… – Капитан.

Елена……………………………… – Врач.

Майкл……………………………… – Механик.

Артур……………………………… – Инженер.

Франсуа………………………… – Первый пилот.

Курт……………………………. – Второй пилот (навигатор).

Чен………………………………… – Безопасность.

Джуан…………………………… – Биолог.

Бортовой журнал капитана

Первый день полета: Отстыковались от станции без происшествий. Провожали всем миром. У девчонок даже нервы не выдержали. Расплакались. Впервые их такими видел. Межпланетные двигатели работают нормально. Гасители инерции тоже. Все идет строго по плану. Впервые обедали на борту нашей красавицы.

Второй день полета: Проделали третью часть расстояния до Луны. Все в норме. Франсуа продолжает разгон. Все навеселе. Многие еще не верят, что мы уже в пути. Курт предложил откупорить бутылку вина. Я был не против. Обожаю этого немца. Умеет всех веселить, даже Чен смеётся над его шутками, несмотря на свою вечную серьезность.

Третий день полета: Достигли Луны и связались с колонией. Елена пообщалась по телетайпу с братом. Не знал, что он на Луне. Жаль, что нейросети будут в спящем режиме пока мы не ляжем в крио капсулы. Напоследок с колонии дали салют. Салют в космосе – это непередаваемо. Продолжаем разгон.

Четвертый день полета: Чен настоял на проведении учебной тревоги. Учения прошли успешно. Я бы удивился, если бы было наоборот. Ребята знают свое дело. Курт проверяет курс и пытается переспорить искин «Химеры». Ведет себя как ребенок, но в своем деле он лучший. А повар вообще без конкуренции.

Пятый день полета: Франсуа просил повысить тягу межпланетных двигателей не на десять, а на пятнадцать процентов. Всей командой решили идти по графику и не форсировать события. Корабль новый – первый в своем классе и категории. Хотя Майкл был не против увеличения тяги.

Шестой день полета: Решили каждый шестой день проводить в тренажерном зале с Ченом. Тренировки не помешают, особенно с таким учителем, как наш безопасник. Двигатели работают на шестьдесят процентов.

Седьмой день полета: День начался с сеанса связи с Землей, закончился первым ЧП. В реакторном отсеке произошел скачок солнечной энергии. Артур обеспокоен и остался дежурить у отсека реактора.

Восьмой день полета: Пролетели Марс, увеличили тягу и снова ЧП. Получил доклад от Артура.


Доклад
От инженера механика реакторного отсека

В реакторном отсеке при повышении тяги межпланетных двигателей до восьмидесяти процентов произошел всплеск энергии с повышением температуры на десять процентов, что является превышением теоретической нормы. Считаю необходимым приостановить увеличение тяги двигателей для наблюдения и произведения расчетов, используя ИИ «Химеры».

Я дал добро на наблюдение. Команда насторожилась и даже припомнила Франсуа просьбу о пятнадцати процентах.


Девятый день полета: Артур разрешил дальнейшее повышение мощности. Все выдохнули с облегчением. Значит, через сутки, включим световые двигатели. Курт приготовил свое любимое блюдо. Не знаю, что это было и знать не хочу. Главное, что вкусно. Мощность девяносто процентов.


Десятый день полета: Облачились в экзоскелеты. Чен настоял и объявил учебную тревогу. Утром решено увеличить тягу до ста процентов.


Одиннадцатый день полета: Заняли свои места и завершили разгон. Очень быстро пролетели Сатурн. Невероятная скорость для межпланетных двигателей. Снова Курт уговорил открыть вино, точнее все уговорили. Даже Чен был «за».


Двенадцатый день полета: Произвели проверку всех систем. Начали разгон световыми.


Тринадцатый день полета: По новой традиции посетили спортзал. Провели проверку всего снаряжения. Прошли медицинскую проверку у Елены. Мне очень не понравилось ее настроение. Будто её что-то беспокоит.


Четырнадцатый день полета: По плану провели сеанс связи с Землей, получили разрешение активировать Синта. До сих пор не могу отличить андроида от человека. Неплохо его сделали. Синт занял свой пост, сканирует пространство впереди.


Пятнадцатый день полета: Началась третья неделя полета. Скоро покинем нашу систему и связь с Землей пропадет. Осталось два сеанса, а потом мы будем сами по себе. Команда немного хандрит. Уже скучают по родным. Я им немного завидую, меня почти никто не ждет. Только дед остался на земле. Но я знаю, что он за меня не переживает.


Шестнадцатый день полета: Все в норме, если не считать настроение нашего инженера. Он много времени проводит в реакторном отсеке. Говорит, что все в порядке, но очень задумчивый.


Семнадцатый день полета: ЧП. Утром Джуан сообщила, что десять лабораторных мышей мертвы. Провела вскрытие и обнаружила, что абсолютно у всех причиной смерти является разрыв сердца. Почему это случилось – неизвестно. Не прошло и часа после увеличения мощности световых до шестидесяти процентов, как Артур доложил о новом всплеске в реакторном отсеке – увеличение температуры.


Восемнадцатый день полета: В реакторном снова все спокойно. Проверили показатели по всему кораблю, заодно провели мед осмотр. Все в норме.


Девятнадцатый день полета: Снова ЧП у Джуан. Обнаружены мертвыми все морские свинки, причина та же. Джуан грешит на скорость «Химеры». Майкл уверяет, что это исключительно из-за гасителей. Я верю им обоим, но больше склоняюсь к версии нашего биолога. Все-таки животные чувствуют все намного острее. Световые восемьдесят процентов мощности.


Двадцать первый день полета: Снова утро с ЧП. Джуан прибежала в мою каюту с показателями приборов. Хомячки умерли ночью при мощности в девяносто процентов. Во время сеанса связи с Землей отправил отчет о происходящем на борту. Получен приказ: «Приостановить разгон и ждать дальнейших распоряжений».


Двадцать второй день полета: Франсуа на мостике ждет ответа с Земли. Я его понимаю. Если сейчас все отменят и прикажут возвращаться – конец. Это будет конец для всех. Останется только жить и ждать. Ждать конца. На обеде Джуан задала вопрос, на который скорее знала ответ: «Что будет, если откажут гасители?»

Ответил ей Курт. Точнее показал: взял со стола апельсин и со всего размаха швырнул фрукт в стену. Атмосфера на корабле просто мрачная. Я знаю ребят. Они готовы рискнуть жизнями, никогда не отступят. Но, если поступит приказ, вернутся. Не знаю, что будет. Земля на связь не выходила.


Двадцать третий день полета: Ребята словно сговорились. Каждый решил себя чем-то занять. Елена проводит инвентаризацию в медицинском отсеке. Майкл копошится в вездеходах. Артур в реакторном. Франсуа на мостике (слушает). Курт что-то готовит. Чен молотит грушу (кстати, где он откопал этот раритет?). Джуан следит за своими остатками животных, а я слежу за командой.


Двадцать четвертый день полета: Земля, наконец, дала ответ: «Продолжать миссию согласно намеченному плану. Биологу не паниковать. Проверить все системы, состояние экипажа и завершить вторую стадию разгона». Все облегченно вздохнули и приступили к своим обязанностям. Но осадок остался. Завершили разгон. Световые сто процентов. Приближаемся к границе системы.

Двадцать пятый день полета: Начали подготовку консервации оборудования. Каждый занят делом. Все довольны. Днем без ЧП.


Двадцать шестой день полета: Майкл готовит крио капсулы. Артур проверяет ускоритель масс. Наш главный двигатель должен направить «Химеру» к нашей цели на всех парах. Завтра почти месяц, как мы в космосе. Даже не верится. Завтра последний сеанс связи с Землей, и мы станем полностью автономными. Двадцать лет подготовки. Я уверен в экипаже, он не подведет. В их глазах читается страх перед запуском последнего двигателя, но все понимают, что в случае катастрофы мы ничего не почувствуем.


Двадцать седьмой день полета:
Экстренная запись ИИ «Химера»

Произошел скачок энергии в реакторном отсеке при запуске ускорителя масс. Экипаж без сознания. Произвожу выброс записей бортового журнала.

Глава 2

Я открыл глаза. Все было как в тумане – голова раскалывалась. Информационное стекло шлема показывало учащенный пульс, но никаких внутренних повреждений датчики брони не регистрировали. Заставил себя встать и осмотреться. Вентиляция на мостике удаляла дым, система пожаротушения работала в штатном режиме.

Пришлось вспоминать прошедшие события:

«Так! Что мы имеем? Подготовка к запуску основных двигателей. Запуск сто процентов мы набрали. Потом? Что потом? Потом резкий удар и потеря сознания. Вроде всё. Я на полу. Произошло возгорание, но система корабля справилась».

– Эй! Капитан пришел в себя! – послышался голос Курта.

Надо мной нависли члены моей команды, но ненадолго. Их растолкала Елена.

– Все в сторону! – крикнула наш судовой врач, присаживаясь передо мной на колени и, абсолютно бесцеремонно, припечатала своей рукой мою голову к полу. Включила сканер на запястье и принялась меня проверять. При этом задавая глупые вопросы…

– Ничего не болит? Как самочувствие?

«Вот он врач, получивший, возможно, первого пациента. Добралась до капитанского тела», – подумал я. Но ответил другое…

– Да нормально все со мной! Я первым делом себя проверил. – Отодвинув её в сторону, я начал подниматься.

Удалось это с трудом. Всё плыло.

– Да, мы все в порядке, – подтвердил Майкл, поддерживая меня под руку.

– Спасибо экзо скелетам и симбионтам. Ну и японцам их придумавшим, – не удержался от остроты наш механик.

Я начал осматривать мостик вокруг себя. У меня была только одна мысль в голове: полный разгром. Ну не совсем. Терпимо. Но неприятное зрелище. Повсюду валяются панели, сорванные со стен. В нескольких местах сломаны голо экраны. Благо, что есть дублирующие. С потолка в нескольких местах висит оптоволокно, вперемешку с проводкой.

– Полный абзац! – вырвалось у меня, и я обратился к Чену, – Майкл прав. Спасибо соплеменникам нашего безопасника. Спасли нас, походу, костюмчики.

– Не за что. А вы говорили: «Да зачем они?!» – ответил безопасник с улыбкой превосходства на лице.

– Не, брат, – начал Курт, – я с этой игрушкой теперь не расстанусь. Мамой клянусь. Как вся эта история закончится, осяду где-нибудь, а костюм в рамку повешу. Будет семейная реликвия. Если бы не она, лежал бы, как наш говорящий тостер сейчас. Без башки.

Все повернули голову в сторону андроида. Я только сейчас заметил, что Синт сидит на своем месте, только без головы. А голова лежала на полу возле кресла и смотрела на нас.

– Ну и чего вы смотрите? – обратилась голова. – Может, поможете?

Голову поднял Майкл. Дальше произошло самое забавное. Глаза Синта повернулись в сторону Курта. И голова, с некоторой обидой, обратилась к навигатору:

– А вот за тостер я тебе еще припомню.

Все просто покатились от смеха. Смеялись мы долго. Я даже решил, что сейчас взорвусь от хохота.

– Так! Народ! – начал я, отойдя от приступа смеха. – Смех смехом. Но может мне кто-нибудь объяснить, что произошло?

– Меня не спрашивай, – замотал головой первый пилот. – Я, как и ты, только встал с кресла, а потом как жахнуло. До сих пор башка гудит.

Я осмотрел ребят. Они все мотали головами, как и Франсуа. Кроме Чена. Сразу же все его обступили, ожидая объяснений.

– Да чего тут рассказывать? – начал безопасник. – Набрали мы сто процентов мощности ускорителя. Все шло нормально. Я начал отстёгиваться вслед за вами, как вдруг тряхануло. Было ощущение, будто кто-то резко дергает тебя назад, как при перегрузках. Помните в центрифугах? – Все закивали. – Ну вот, а потом потемнело в глазах и всё!

– Погоди, Сансей! – вмешался Франсуа. – Какие перегрузки? У нас гасители. Хотя…

Наш пилот, и по совместительству мой старпом, задумался. Думал он недолго.

– Двигатель экспериментальный. Никто его не проверял в реальных условиях космоса. Вакуум – это, конечно, хорошо, но на таких скоростях до нас никто не летал. Думаю, что эффект схож с преодолением звукового барьера в атмосфере. Вакуум вакуумом, но для таких скоростей здесь точно существуют свои законы. Меня больше волнует, что мы проделали этот трюк на десятой части мощности от заявленных пятидесяти. Где-то наши ученые просчитались. А точнее, просто не смогли рассчитать по незнанию особенностей передвижения тела на таких запредельных скоростях.

– Спасибо нашему французу за столь поучительный рассказ! Но… – Это сказал Курт, стоящий у пульта пилота, с глазами полными офигивания. И продолжил, – господа, мне кажется? Или мы действительно вот уже несколько минут несёмся с бешеной скоростью с двигателем, работающим на одной сотой мощности? Повторю. Работает главный двигатель. И это не всё.

– Твою дивизию! – вырвалась у меня любимая фраза деда. – Все по местам! Начинаем процедуру торможения. Реверс на десятую часть от мощностей! Двигатели на минимум! Курт, врубай активные щиты. Мало ли.

Ну что я могу тут сказать? Ребята молодцы. Сориентировались быстро. Через пару секунд все оказались на своих местах. Делают своё дело. Отлажены, как винтики одного механизма. Собственно, оно и понятно. Двадцать лет совместных тренировок. Жили вместе, учились вместе. Знаем друг друга, как облупленных.

Нет, конечно, у каждого свои тайны и тараканы в голове. Но, как команда – мы один организм.

Я нажал на своем кресле кнопку. Жалюзи на окнах капитанского мостика начали медленно открываться. Нашему взору предстала потрясающая картина. Яркое солнце, похожее на наше родное. Несколько планет в удалении. Одна даже похожа на Марс. Красота!

– Приехали? – спросила Джуан.

– А чёрт его знает! Надо разведку проводить. Искин этим уже занимается, – сказал Курт и повернулся ко мне. – У нас тут «десять – точка – один», капитан.

– Чего?! – я аж обалдел. – Какого хрена?

«Десять – точка – один», – это выброс записей бортового журнала!!! С какого перепуга? Я тут же обратился к голове Синта, лежащей на коленях у Майкла. Да что там говорить! Все смотрели на эту голову с вопросом в глазах, а я на языке…

– Искин, ты объяснишь, почему произвёл операцию «десять – точка – один»?

– Показатели жизнедеятельности членов экипажа были на критическом уровне, – начал свое объяснение ИИ. – Я произвёл всё необходимое и от меня зависящее, чтобы не дать вам погибнуть. Но шансы на благоприятный исход были равны не более двадцати процентам, и с каждой секундой падали. Поэтому я и произвел выброс первых пунктов из двух чёрных ящиков со всеми записями на Землю. Все записи за шестьсот тридцать четыре часа будут на Земле, через два месяца.

– Понятно, – вздохнул я. – Каковы повреждения?

– На данный момент целостность внешнего корпуса девяносто девять процентов, а щиты выдают сотку. Целостность внутри корабля практически полная. Все системы работают штатно. Критических повреждений нет, – отчеканил искин.

«Значит, ремонт пока не требуется и садиться не стоит», – подумал я. Но тут же у меня в голове прозвучал голос искина. Я аж вздрогнул. – «Капитан, нейросети включены. Так же у меня есть послание для вас от военных. Оно было предназначено на тот случай, если возникнут непредвиденные ситуации с целью повысить вашу выживаемость».

Я развернул сообщение с грифом «Секретно» в своем шлеме. И чем больше я читал, тем больше мое настроение улучшалось.

– Да чтобы я сдох! – вскричал я после того, как дочитал секретный документ. – Как я обожаю этих военных!

– Что случилось, Андрей? – спросил Франсуа.

– Сейчас расскажу. Но сначала активирую систему восстановления корабля, – ответил я. И своим ответом ввел в ступор всю команду.

Дав мысленную команду искину активировать восстановление, получил ответ, что всё будет исправлено через час. А сам обратился к команде…

– Кто из вас слышал про разработку нанитов военными учеными? Знаю, что слышали все. И все знают, что у военных ничего не получалось к запуску нашего корабля. Так вот. Они успели, но не до конца. Оставалось только закачать базу данных и разные подпрограммы в эти микро-труженики. И военные пошли ва-банк. Ну очень они не хотели отпускать нас без этого бонуса.

Я видел неподдельный интерес в глазах моей команды и продолжал. – В итоге они установили на корабль улей с нанитами с включенной загрузкой всех систем. Объём программ для них огромный. Загружались они всё время пока мы летели. И загрузка закончилась несколько минут назад. Так что, наш фрегат теперь почти не потопляем. Есть, конечно, некоторые проблемы. Они могут возникнуть в случае серьёзных повреждений. Но, думаю, мы справимся. Главное, не дать получить кораблю критические повреждения. Иначе восстанавливать будет нечего. Ну, как вам подарочек от наших вояк перестраховщиков?



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6