Юрий Москаленко.

Далёкие миры. Книга четвёртая. Император по Случаю



скачать книгу бесплатно

Глава первая

– … Миха, ну-ка подай вон ту хреновину. Не могу добраться до датчика сброса давления, – четвёртый час, с самого утра я мудохался с движком.

– Ты что и Миху решил очеловечить? – встрял в разговор, неугомонный Жорик. – он же РОБОТ!!! И саморазвивающегося искина у него нет. Кстати, у ремонтного дроида, что в загашниках во втором секторе базы у капитана Хича, – интересный искин.

– Но там же, вроде, свалены трофеи с прежних столкновений с архами? – удивился я.

– А я тебе про чё? Я же говорю, необычный искин, только его оживить так и не получилось, но…

– И что, но? – отвлёкся я от работы.

Фантом Жоры, в техническом комбезе, застыл прямо около меня.

– А то, что он, по-видимому, тоже Био!!! – Жорик состряпал такую заговорщическую рожицу, что я сам того не желая рассмеялся.

Видя, что сумел меня развеселить, Искин с довольной физиономией продолжил:

– А если Михе его установить? И …

 Что дальше, и так понятно.

Отблагодарить робота надо за наше спасение. Глупо выглядит – ОТБЛАГОДАРИТЬ РОБОТА!!!

Но я его и так уже воспринимаю, не как личное имущество, а как полноценного члена своей маленькой семьи.

 И Миха это отношение, конечно же, заслуживает, особенно в свете последних произошедших событий…

Нас нашли, и меня и Эльку. Успела прийти в себя и, в момент, когда спасательная капсула была затянута в спасательный модуль, опять ушла в свою невидимость. А вот я почти трое суток без сознания в мед капсуле на базе провалялся, а потом меня в обязательном порядке, на прибывшем крейсере ВКС, отправили в ставку командующего, в нашем секторе космоса, на тот момент, шла полноценная спасательная операция, как со стороны архов, так и со стороны нас. Никто ни в кого не стрелял, и стычек не было.

 Странная война со стороны, но пауки ценят жизнь и умеют ею дорожить, но если надо, то и на самопожертвование всегда идут, и ценят такие черты характера и в своих противниках. Потому, без разговоров и допустили в свою зону ответственности наш спасательный корабль, и даже, по заверениям  Жорика, который в своём репертуаре взял под контроль местный искин спасателей и вёл запись, пауки даже что-то в виде эскорта соорудили из своих истребителей. Кто знает, может, прониклись моей самоотверженностью или благодарны были, что повреждённый улей в хлам не раздолбали. Но факт остаётся фактом – из зоны нашего сектора они убрались, и мы им в этом нисколько не мешали.

 И вообще, к моменту моего возвращения в сознание ситуация в системе сложилась следующая: Ретранслятор, как и сами Звёздные ворота, находились в руках архов. Они нагнали в систему ещё три улья, что для арахнидов и их тактики ведения войн было сверх расточительностью. И могло говорить о готовящейся атаке на планету. Ключевые же точки обороны системы у нас функционировали в штатном режиме. Оборона системы невосполнимых потерь не понесла, если не считать, конечно, таковыми практически полную потерю флота, во всяком случае, подавляющей части малого и москитного флота, а также сёрьезных потерь в составе экипажей спасшихся кораблей и их общего весьма плачевного состояния.

Короче, флота у обороны системы, в наличии практически не было. Бывший командующий флотом находится под арестом, как и большинство офицеров его штаба, а командующий всей системой ломал голову над тем, как ему воспользоваться скудными ресурсами, что давала система.

 Ор в штабе стоял ещё тот, когда я попал на дрейфующий дредноут обороны планеты. Странно, что штаб, почему-то, командующий не разместил у себя на станции вокруг планеты

 Но к моменту, когда я пришёл в сознание, настроение моё было далеко от радужного, а тут очнулся не у себя на базе, а практически в гостях у командующего. В общем, накипело от пережитого ужаса и я, в итоге, не сдержался.

 Хотя начиналось всё весьма пристойно…

– Господин майор! Малыш, ты меня слышишь???

 Сквозь дрёму различаю чей-то приятный голос. Меня кто-то зовёт.

 О! Ангелы!!!

– Дурик! Какие к ебе…ям ангелы?! – радостно орёт в голове голос Искина. Ты очнулся, а то я думал уже, что оставшуюся жизнь, которой мне вряд ли много бы выделили, как и тебе, придётся жить, при полном кретине.

Я даже головой хотел покачать, чтобы вытряхнуть этот ор из воспалённых мозгов. Погоди, не гомони! Лучше спокойно всё расскажи.

– А чего рассказывать?! Миха, как я и планировал, скинул ритм твоего сердца на датчики базы. Он всё-таки смог их уловить. Как следствие, искин базы тут же проанализировал их и выдал координаты и по этим координатам был выслан спасательный корабль. Удивили пауки…

– Это, что не препятствовали? – спросил со скептицизмом я. Всем известно, что раненых они никогда не достреливают, во всяком случае, в космосе. При абордаже по-всякому случается, и во время десантных операций на планеты. Там уже людей арахниды воспринимают, как еду.

– Нет! Они тебе эскорт выслали и сопроводили почти до базы. Наши, в ответ, конечно не стреляли, но все в готовности были. Ждали от пауков подлянки. Но всё чисто и честно. Дали уйти, как истребителям сопровождения, так и самому повреждённому улью.

– А потом?

– А что потом?! Тебя сразу в мед капсулу, а у тебя показатель мозговой активности на нуле. Тут же такой шухер поднялся. До командующего дошли. Выслали крейсер с самой передовой медициной на борту. Всё было плохо. Но ты сам как-то перезапустился. Два дня, словно труп лежал, а потом, раз, и заработало. Я-то не волновался особо.

– Почему? – Не понял я.

– А Эля сказала, что ты просто подстраиваешься под новые способности и возможности тела. Она меня успокоила с одной стороны, а с другой.

– И, чё? – спросил я мысленно, а сам пялился на красивое личико, похоже врачихи местной, которая, склонившись над капсулой, в которой я лежал, в неглиже что-то шаманила над приборами, снимая с них какие-то, ведомые только ей, показания.

– Сказала, что можешь вернуться спустя, как день, так и год, а держать тебя в таком состоянии никто бы не стал. Ты, увы, не Императорской семьи представитель.

– Оттого и радовался так и орал? – скривился я.  Отчего, женщина-врач, тут же заметив мою гримасу и восприняв её на свой счёт, тут же отстранилась от меня.

 Надо следить за выражением эмоций на своём лице.

– Конечно! Да и вовремя ты очнулся. Мы прибываем.

– Куда? – не понял я.

– В резиденцию командующего. Ты же герой, к тому же, раненый…

– Что из этого? Что это меняет?

– Ну, я же помню, как ты обещал командующему всё высказать, так что, можешь смело это провернуть, все подумают просто, что у тебя стресс после пережитого. Пользуйся моментом.

– Да ну тебя, я же серьёзно!

– Если серьёзно, то тебя слишком уж внимательно и тщательно изучали, вернее твою тушку, пока ты был в отключке. На мысли наводит, не очень хорошие. И не смотри на эту красотку, что так провокационно расстегнула вверху халатик и так ненавязчиво пытается продемонстрировать свои выдающиеся особенности, как женщины. Профессор и, к тому же, на разведку флота работает. Полковник. У неё личный штат и притом все боевики.

– Ого!

– Вот тебе и ого, а тут из себя целку строит, надеясь, что ты на неё поведёшься. И сразу возникает вопрос, а зачем?

– Ладно, посмотрим.

– Не знаешь, что там у нас дальше?

– Ну, я сообщения и вообще всю переписку и живое общение по кораблю отслеживаю, вроде как, уже доложили наверх, что ты очнулся. Командующий дал команду на вечер готовить тебя ему на закуску. Шучу. Встречу на вечер назначил. Вот сейчас решают готов ты или нет. Но, вроде все показатели в норме, и тебя скоро отпустят.

 Как в воду Жорик смотрел – не успел он закончить, как тут же раздался воркующий голосок женщины-полковника.

 Профессорша! С ума сойти!

– Вставайте, молодой человек. Я смотрю, вы уже в норме, да и все приборы говорят об этом. Рада, что вы к нам вернулись.

– Вернулся? – сделал я удивлённое лицо.

– Мозговая активность была на нуле, а это, знаете ли, показатель того,  что пациент скорее мёртв, чем жив, несмотря на то, что фактически он почти полностью здоров.

– И? – я несколько стеснялся лежать в полном неглиже перед красивой женщиной.

– Но повторюсь, вы вернулись и, похоже, что вам у нас больше делать нечего. Вас сегодня ждёт на приём командующий, а он человек жёстких взглядов, а учитывая, как началась эта военная компания, еще и сильно злой. Но вам, я думаю, беспокоиться не о чем. Вы, в отличии от очень многих, сумели отличиться и дважды совершить маленький подвиг, сохранив тем самым остатки нашего флота. Мы, флотские, вам очень благодарны.

 Я даже застеснялся, уж больно намёк женщины весьма прозрачный, а какие у  флотских методы высказывать своё восхищение, судя по её одежде,  понятно. Но я не в форме, как в переносном, так и в прямом смысле.

 В общем, я промолчал, что, впрочем, в будущем, не смогло меня уберечь от флотской благодарности.

 Пришлось вылезать из капсулы и, под насмешливым взглядом прекрасных глаз, одеваться.  Из одежды пока комбинезон, но вот на приём, для меня припасён настоящий военно-морской костюм, причём со всеми положенными для такого повода регалиями. А погоны-то. Погоны – настоящие! И смотрится костюм просто отпад. Но меня такими фокусами не сманить в общество вояк. Это сейчас я по недосмотру сюда попал, а так как аристократ, имею право выбора – служить или не служить, а если припрёт, то могу и сам со своим отрядом в ополчение влиться. И никто мне ничего за это не скажет.

 Потом меня проводили в каюту, где я немного отдохнул до обеда, а вот потом меня и начали тягать, то сюда, то туда, причём, убедительно попросив облачиться в парадку.

 Меня, как достопримечательность, таскали вначале по крейсеру, а когда произошла стыковка, то и по дредноуту,  в общем, ко времени приёма у командующего, я находился в состоянии тихого бешенства.

 В общем, как и предупреждал Жорик, я много лишнего наговорил собравшемуся высшему командованию, во главе с самим командующим, которого я при всех именовал, не иначе, как дедушкой! Короче, отличился. А что, сами виноваты! Хотя началось общение вполне пристойно…

Кают-компания большого корабля. В зале человек сто, а то и больше и все в званиях не ниже полковников. Несколько генералов и виднелись и пару кителей с адмиральскими регалиями.

 Вот тут меня-то и заклинило. Празднуют они! Суки… тут флот погиб, а они что-то праздновать затеяли!!!

 Ну, в ответном слове и выдал, но вначале слово взял сам командующий, сразу, как только я вошёл в кают-компанию и меня представили. Поднялся седой мужик в годах. В глазах плещется буря эмоций и какой-то затаённый страх.

 Не понял…

А оказывается, всё было просто – командующий хотел, во – первых, отметить мои действия, ну и подбодрить своих командиров фортов, оставшихся кораблей, поднять, так сказать, боевой дух. И он боялся, что моя мальчишеская несдержанность помешает его планам. Как в воду глядел, но сам виноват, мог бы и предупредить и проинструктировать, а тут, видите ли, решил устроить сюрприз и получил в ответку такую отповедь, что самому уже стыдно, но я ведь ему обещал тогда перед боем, что выскажу ему всё, что думаю про вояк, вот и не сдержался…

  А всё-таки генерал молодцом, держался уверенно и стойко, и сюрприз удался, слов нет, такого я точно не ожидал.

– Господа офицеры! Наше заседание транслируется по связи на ближайшие форты, для остальных ведётся запись, которую они потом увидят. – начал свою речь командующий. – Прошло уже почти пять суток со времени начала военных действий и много чего произошло за это время. Много военнослужащих сложили свои головы в бою с превосходящими силами противника, мы понесли чувствительные потери, которые затрудняют задачу противодействия агрессии. Многие действовали уверено и храбро. Были и те, кто смалодушничал и просто повёл себя глупо, что и привело, в конечном счёте, к нашим огромным потерям. Многие понесут либо наказание, либо поощрение и награды за свои действия в бою. Но сегодня, пользуясь моментом, когда у нас назначено расширенное совещание руководящего состава штаба обороны системы, я хочу особо отметить действия, исполняющего обязанности начальника базы Хранения Флейт, майора Сьюит. Он не кадровый военный и признан в своём, практически младенческом, возрасте по моему личному приказу, на первоначальную должность простого инструктора для подготовки пилотов малой авиации. Но так сложились обстоятельства, и ему пришлось взять на себя командование всей базой. А потом и, пожертвовав собой, сделать всё возможное для спасения и вывода из-под удара остатков нашего флота. Подвиг не тривиальный, а учитывая его возраст, то и необычайный, который требует наивысшей оценки со стороны командующего. Да, каюсь, я давал приказ на этот вынужденный удар малочисленной эскадрильи, в результате чего мы потеряли все истребители прикрытия базы, но, зато, основные корабли успели уйти под прикрытие наших фортов. К счастью, мы сумели сохранить, ценой недобитого улья противника, всех наших пилотов, участвовавших в этой безрассудной атаке. Все они бывшие подчинённые господина майора. Мне многие тут высказывали претензии, что упущен момент, впервые за все столкновения с арахнидами, уничтожить их основной базовый корабль клана. Я же отвечу так – свою поставленную задачу, по прикрытию выходящих из-под удара противника кораблей флота, командир базы выполнил. И даже перевыполнил, нанеся существенный ущерб кораблям противника, а до этого как-то умудрился и линкор архов уничтожить силами артиллерии фортов своей базы. Много говорить я не мастак. Хочу просто сказать одно. Если все на своих местах будут относиться к своим должностным обязанностям столь же ревностно, то мы сможем достойно противостоять разразившейся агрессии. А потому, пользуясь правом командующего, а также манифестом Императора о положении высшего ордена Империи я, как генерал, командующий сводной обороной системы присуждаю майору Сьюит орден Величия и Голую Звезду Сияющей Чистоты высшего ордена Империи. Согласно положения, я как когда-то награждённый, имею право лично передать этот свой орден и заявляю, если Император посчитает завышенной мою оценку этого подвига и не поддержит указ о награждении, то добровольно передаю орден в пользование господину подполковнику. Да, согласно положению, это последнее звание, которое я, как командующий, во время боевых действий могу присвоить отличившемуся офицеру. Самостоятельно присвоить, без одобрения моего решения Императором. Согласно положению об ордене, с его вручением присваивается и внеочередное звание. Поздравляю, господин подполковник. Ну же, внучёк, скажи ответное слово. Ты мне там о чём-то когда-то грозился…

 Лучше бы он смолчал и не напоминал

 А теперь, дорогой, пожинай свои плоды…

Я вышел к пьедесталу, на котором командующий толкал свою речь. И с поклоном, в качестве благодарности, проговорил:

– Спасибо за всё, конечно, дедушка, но вы видно позабыли, о чём я с вами хотел поговорить…

И меня понесло…

* * *

– … И как ты там выразился? Как беременные жуки?! Класс! Мы всем экипажем трансляцию смотрели и все благодарны тебе, что вслух всем тем напыщенным рожам в генеральских и адмиральских лампасах высказал всё, что сам думаешь о них, огласив и наши тайные мысли. Все в шоке. Файлы с записью уже по дальним фортам разошлись.

– А что, разве их не отредактирует цензура? – удивился я.

Мягкие полушария полковницы, которая представилась мне всего лейтенантом, приятно будоражили мое естество, прижимаясь к моей грудной клетке со стороны сердца. А её шаловливые ручки блуждали где-то в районе моего паха.

 Меня наградили, проглотив всё то, что я им смог наговорить и выслали с глаз долой, вновь командовать базой. Ну как, командовать? Мягко отодвинули, наверное, в отместку за жёсткие слова о них, напомнив, что я юнец, по сути, ополченец и ничего не понимаю в военном планировании. А оказывается, высокое искусство военного планирования предусматривает и запланированные потери. А их, благодаря мне не так уж и много, не считая, конечно, потерянного корпуса космодесанта. А так, всё в пределах нормы. Корабли в наличии, а экипажи наберут на планете и выучат специалистов в течении службы. Мне указали, что я вообще не могу служить, но притом в отставку не отправили, на планету не отпустили.  Короче, мстят по мелочи, но злые, если учесть, что в прямом эфире всё транслировалось на ближайшие корабли и форты, а теперь на том же самом крейсере меня отправили обратно. В пути будем почти четырнадцать часов, вот я и воспользовался возможностью просто отоспаться, но мне этого сделать не дали. Пришла пора, так сказать, благодарности от флота в виде непонятного лейтенанта, она же – полковника. Не говоря ни слова, прикрыла за собой дверь в мою каюту и так же молча принялась раздеваться у меня перед глазами, которые пытались выпасть из глазниц от великого удивления и только голос Жорика в голове ехидно подначивал, заставляя бросить заниматься ерундой и самоедством, а просто отдаться потоку наивысшего блуда и разврата.

 Пять часов безудержного сексуального марафона, а затем, немного угомонившись и наконец-то познакомившись, настало время и для того, чтобы просто поговорить.

– Да какая цензура, когда столько народа, почти вживую, в прямом эфире трансляцию видела и твоё феерическое выступление. Кто рискнёт ещё больше позориться? Но думаю, что отомстят тебе. Конечно, наличие Голубого Сияния у тебя на мундире многие горячие головы охладит. Ведь судить теперь тебя может только Император лично. И поверь, за всё существование Империи не было случая, чтобы обладателя награды судили и, тем более, казнили. Теперь, в случае чего, ты можешь обратиться по поводу любого разбирательства  с тобой, лично к главе Империи. Так что, живи и радуйся. Судя по твоим словам, тебя отстранят от командования базой, будешь просто в фортах штаны просиживать до окончания военной компании. Нет, я думаю, что всё официально будет шито-крыто, и ты будешь числиться её начальником, но реально командовать будет твой зам. Вернее, начальник штаба. А тебе, по сути, какая разница. Живи, радуйся, ты за эти первые дни войны уже успел многое сделать. Пожинай плоды и возлежи на лаврах. Заведи там себе какую-нибудь кралю и оттягивайся потихоньку. Ну и я буду наведываться, всё-таки наш крейсер определили в качестве курьера, так что часто будем видеться. Но предупреждаю: при мне никаких шашней с девицами. Ревнивая я, даже в отношении простых любовников. Ну, ничего. Я думаю, пару дней в пару декад можно будет и потерпеть, а пока давай повторим заход. Времени у нас для общения с тобой остаётся всё меньше и меньше!

 Ох уж, эта флотская благодарность! Судя по тому, что вытворяла в постели красавица, она решила отработать не только за всех женщин-военнослужащих флота, но и за очень продвинутую часть и мужского контингента, надеюсь, что меньшей его части. Такое вытворяла, что даже обычно циничный Жорик замолчал и колкостей во время моего отдыха не высказывал, видно изучал у себя в библиотеке подобный вид сношения.

 Короче, я в шоке!

 А полковница, перед самым прибытием, как ни в чём не бывало, просто чмокнула меня в щёчку, пожелала удачи и выпорхнула в коридор.

– М-да, босс! Что это было? – спросил притихший Искин.

 Я довольный и расслабленный, устало откинулся на подушки кровати

– Что было? Флот долги отдавал. Но, судя по всему, ещё немного остался должен.

– Боюсь даже подумать, чем они собираются одалживаться.

– Ну, ты же слышал, как Шали во время прощания обмолвилась, что долг жизни, если потребуется, вернём и, поцеловав, предложила обращаться.

– М-да! Хорошо иметь такие долги. – хмыкнул Жорик. – Теперь-то куда?

– Домой! – не подумав, сказал я, уже воспринимая базу, как свой новый дом, – посмотрим, что там с командованием и моим отстранением от него, а затем чем-нибудь займёмся.

 Но, увы, заняться мне было абсолютно нечем. Все на своих постах. Командование базы в штабном модуле, практически прописалось. Остальные отрабатывают противоабордажные действия. Но это все было потом!

 Вначале мне устроили грандиозный приём. Шали намекнула мне, что неплохо бы было выйти к встречающим в мундире подполковника. Воспользовался её советом и не прогадал. Оказывается, моё выступление экипаж корабля успел ещё при подлёте скинуть искину базы, и к моменту нашей стыковки, все уже были в курсе. Особенно понравились, со слов начальника штаба, мои мысли о кастрировании бывшего командующего флотом, а аргументировал я своё предложение тем, что не нужно плодить таких уродов в Империи.

 В общем, вся встреча прошла немного пафосно и феерично красиво. А что, весь личный состав отмечен в отдельном приказе командования. Вот только, всех летунов у меня забрали. Нет их. Теперь на одном из носителей пытаются воссоздать боевое крыло истребителей.

Когда проснулся на следующий день, удивился. Меня никто не дёргает. Словно и не война вокруг идёт. Жорик на вопрос, что происходит вокруг, доложил, что пришёл прямой приказ привлекать меня к работе только когда будет непосредственное нападение противника на базу, в остальное время мне приказано… ОТДЫХАТЬ!!!

 Суки! Да я же со скуки тут сдохну!

 Три дня ничего неделания. Мед капсула и учёба, это конечно хорошо, вкупе с физическими нагрузками и в тренажёрах и в спортзале вместе с абордажной командой, но как же скучно это однообразие!

 Вот на третий день жгучей чёрной меланхолии я и вспомнил про своих старых инструкторов, а также одну девицу, общение с которой помогло мне приобрести очень интересный девайс. Конструкторский процессор…



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8