Юрий Москаленко.

Берсерк забытого клана. Книга 2. Архидемоны и маги



скачать книгу бесплатно

Глава 1. День открытий. Вот ведь, Чукча!

– Господин Феликс, вы куда навострились? – Марфа встала в оборонительную позицию у двери, растопырив руки, очень похоже на вратаря перед штрафным. – Нельзя! – строго заявила, нахмурившись и показывая, что будет стоять на своём до конца.

Я слегка опешил, тут же взял себя в руки и попытался стать настойчивее.

– Марфа, милая моя, – начал ласково, когда понял, что пройти это фортификационное сооружение с девичьей грудью, выставленной колесом, не получится. – Мне нужно направо, строго по коридору. Утку забудь! – опередил её, заметив косой взгляд девушки в сторону специального сосуда.

Моя сиделка покраснела и, смягчившись, указала подбородком на меня, при этом окинув с головы до пят взглядом.

– Господин собрался так и идти по медицинскому учреждению Академии Боевых Рун? – она перешла от намёков к пояснению. – Так не получится!

– Что не так-то?! – я осмотрел себя.

Трусы на месте, тапки надел, хоть они и напоминают женские, украшенные пушистыми шариками.

– Пижаму сейчас принесу, вот тогда и идите в… в общем, туда, куда собирались. А так ходить строго воспрещается! – вынесла она вердикт и вышла.

Я услышал чёткие звуки проворачивающегося в замке ключа и смирился со своей участью больного. Ну, а я что хотел? Правила есть и выполнение их обязательно. Вот только риск обоссаться замаячил на горизонте тремя парусами пиратской шхуны.

Я вернулся и сел в кресло, заложив ногу на ногу. Блин, напился кваску и сейчас промедление для меня чревато казусами. А делать-то что? Глянул в окно и сам прикололся посетившей меня идее. Не! Я помотал головой, прогоняя представленную картину «писающего мальчика без фонтана». Это засчитается, как явное нарушение, и меня выгонят с позором. Короче, писать в окна не метод. С тоской посмотрел в сторону «утки». Хотя, похулиганить сегодня очень охота, несмотря на мою княжью легенду. Чуть не заржал во весь голос.

На мою удачу Марфа, прибежала довольно быстро и я, стремглав, нацепил штаны и рубаху, оценив простоту и незамысловатость одежды. Резинку бы ещё, хотя и завязок по бокам хватает. Девушку удивила моя скорость сдачи зачёта по облачению в пижаму и она проводила меня улыбкой, поначалу никак не комментируя и не высказываясь о расторопности болезного, рискующего пострадать ещё раз или от конфуза, или от разрыва внутри организма.

– Во, как вам приспичило! Кваску? – не выдержала девушка в апостольнике.

Вот где её пробило на подколки. Так она ещё и продолжает издеваться.

– А вы, Феликс, точно добежите? – наконец она набралась смелости и съязвила. – Может, проводить, вдруг с пути собьётесь? Хи! – под конец неуместной для моего состояния шутки сиделка прыснула в кулачок, отвернувшись.

Плечи её задрожали – ржёт ведь!

– Нормально! Я всё успею! – крикнул уже на бегу, даже не оборачиваясь для закрытия двери палаты. – Ждите меня! Я имею обыкновение возвращаться снова и снова!

Осматреть убранство коридора я не смог по вполне объективной причине, и только внутри спецкомнаты выдохнул более-менее облегчённо.

С напитками на ночь нужно поступать осторожно. Именно к такому выводу я пришёл, умываясь и осматривая помещение.

Всё на уровне и соответствует моим предположениям о быте в условиях местных реалий. Есть и сантехника, почти как в моём мире. Форма санфаянса тоже оригинальная, похожа на створку морской раковины с характерным рельефом. А есть ещё лейка с тазиком на низком столике. Без понятия зачем, так, только догадываюсь.

Нужно идею с бачком подать и нормальным унитазом, когда всё устаканится, а то жуть как тупо получается. И где, мать её так, туалетная бумага? Мне что, в тазике мыться прикажете? Я в шоке! В тубзик по-людски сходить и то – хренова засада! В гостинице и то круче было придумано с водой из душевой лейки без шланга.

А что? Маги, конечно, могут и так прожить, колданув водичку из-под крана, как в гостинице, где я проживал, а вот остальному населению сиё новшество явно понравится. Ну, в общем, цивилизация тут обгоняет штаны и рубахи по полной программе, в кавычках.

И опять же, я не зарекаюсь, ведь всего ассортимента костюмов пока не видел. Судя по внешнему виду той же Роксаны, нанёсшей мне визит, они совсем не однообразны. Вероятно, от достатка конкретных граждан всё зависит в гардеробах. Нужно обязательно посетить ателье и скорняжную мастерскую. Есть идейки.

Завершая утренний моцион, я не удивился, когда, вслед за открывшейся дверью, за моей спиной появилась обеспокоенная Марфа, чьё отражение я увидел в зеркале.

– Господин Феликс, к вам посетители, – девушка откровенно разглядывала мою спину. – Двое господ, одного из которых вы вчера грубо выгнали!

– Они просили меня поторопиться? – я приподнял бровь.

– Ни в коем разе! – сиделка всплеснула руками. – Наоборот, просили не отвлекать от утренних дел и лишь доложить, когда вы сможете вести приём.

Марфа аккуратно, и не сводя взгляда с моего лица в отражении зеркала, подала полотенце. Я сразу отметил пушистость изделия и вытерся, медленно поворачиваясь к девушке лицом.

– Марфа, любезная, – начал я разговор с хитрого прищура, – а ты чего прибежала, ради известия, или ещё что-нибудь намечается? – поинтересовался я шутливо, когда завершил помывку и окончательно обернулся.

– Только для этого… – начала оправдываться сиделка.

Договорить не позволили приближающиеся шаги по коридору. Два человека спешат к нам, но до взрослых не дотягивают, потому как почти бегут, а местные господа привыкли к степенному шагу.

– Тс-с! – я дёрнул Марфу за рукав. – Ну-ка, пошли за мной, и ни звука! Ничего такого не подумай, но нам нужно заныкаться! – прошептал ей в самое ухо, заставив покраснеть.

Сам же, быстро осмотрел помещение на предмет дополнительных комнатушек. Отыскать небольшую подсобку труда не составило, а дополнительным везением стал тот факт, что она не заперта. Моментально распахнул дверь и оценил крохотное пространство, заставленное инструментами поддержания порядка. Посетила дурная мысль о том, кто проводит уборку, не дежурившие же аристократы?

Выяснять нет времени, и я втолкнул Марфу внутрь, влез сам и мы кое-как разместились меж вёдер и швабр с вениками. Свободная площадка оказалась очень мала, и пришлось прижаться к девушке. Я аж сам почувствовал неудобство, когда посмотрел в её глаза, полные удивления и желания приключений всякого рода.

– Господин Феликс, – она отважилась высказаться. – Как это понимать? – изумлению сиделки нет предела.

– Как оперативные мероприятия! – я сморозил очередную ересь и прижался к её губкам в почти безобидном поцелуе.

– А-х! – она только и смогла выдать со вздохом.

– Тише! Сейчас сюда войдут, – пришлось сделать серьёзное выражение, нагнав ещё и таинственности во взгляде.

Приложив палец к её губам, я показал пример превращения в слух, и мы, наконец-то, перестали ёрзать и переминаться с ноги на ногу в поисках более удобного положения. Дурочкой Марфа не была и поняла, что к романтике взаимоотношений данная ситуация никак не относится, что и подтвердила кивком, мол, всё понятно шеф, я не тупая! Дверь в туалетную комнату, или как тут это всё называется, отворилась, и мы замерли окончательно…

– Матфей, что ты так переживаешь? – продолжил говорить парень, в котором я сразу узнал голос Егора. – Ну, подумаешь, наказали какого-то безродного!

– Заткнись, Трубецкой! – прошипел тот, которого зовут Матфей. – Ты пошёл на поводу и впрягся не в своё дело, когда наехал на Василия. Какого рожна ты ошивался с ним и его шайкой лейкой? Своего клана мало? Короче, я подниму вопрос о твоём старшинстве в младшем курсе кланового собрания…

Этот Матфей точно не тот, кто без оглядки кидается в драку, как мне показалось. Вот только, на хрена он в таверне впрягся? Хотя, соклановца обидели, чем не повод пуститься во все тяжкие?

– А что заткнись и сразу вопрос на собрание? – гнусаво и расстроенно начал оправдываться Трубецкой. – Как денег с меня тянуть, так это всегда пожалуйста. Не брезгуете парнем, что не ровня вашему статусу!

– Деньги? – вскричал собеседник. – Да ты сам их нам втюхиваешь всегда, когда подлизаться надо! Вон, и выборы подкупил, когда старшего среди студентов младшего курса выбирали. Накрыл стол, пива – залейся. На каждом углу орал, как будет клёво и как здорово ты всё организовал, – последовала пауза, и звуки помывки указали, что делает оратор Матфей. – Но запомни одно – в настоящем авторитете тебе не бывать. Его не покупают, а зарабатывают. Тебе же, придётся поддерживать щедрость среди старших и младших, чтобы за чертой полного безразличия не оказаться! – прозвучал шлепок от удара ладонью о тело. – Давай, мойся и думай, как отмазываться.

– А что думать? – парировал Егор, обиженно и наверно желая расплакаться. – Заплатит мой папа и твой суетиться начнёт. Уболтают парня, тем более, он не из наших кругов…

– Слышь? Ты себя ваще слышишь, урода богатого кусок? – собеседник разгневался, и мы вновь услышали характерный шлепок, ни на что не похожий, кроме как на пощёчину. – Ты своего прихлебая семейного, Робеспьера спроси, петуха расфуфыренного, о печатях на сургуче писем…

Дверь с грохотом закрылась, и нам с помощницей шпионов Марфой пришлось выслушать все детали посещения туалетной комнаты Егором. Несколько раз сиделке было совсем неудобно, но она стойко выдержала испытание, поглядывая на моё невозмутимое лицо, пока вновь не заговорил Трубецкой голосом змея:

– Уроды родовитые! – зло прошипел парень. – Звон золота все принимают, а коснись чего – моя хата с краю. Папиными мануфактурами пользоваться не брезгуют во благо клана. Ничего, скоро и очень скоро поплачете горючими слезами, вместе с недобитым выродком!

Так он и продолжил свой неистовый бубнёж, попрекая соклановцев, и удаляясь по коридору.

– Ну что ж, теперь понятно за кого держат старшекурсники Егора, – прошептал я вслух, на секунду позабыв, что рядом Марфа.

– Так этого и не скрывает никто, – моя сиделка подала голос в ответной реплике. – Всем всегда было ясно, что семейка Трубецких та ещё.

Тут девушка замялась.

– Ну, что? Марфа? – я решил подбодрить свою соратницу по прослушке чужих разговоров.

– Может, нам пора выходить? – продолжила та неуверенно. – Ноги затекли! Да и неудобно получается, мы, словно уединившаяся не по правилам парочка влю…

– Ничего подобного! – я спохватился, предугадывая завершение её домысла. – Ничего кроме получения дополнительной информации! Выходим!

– Ну… – девушка протянула, отводя взгляд в сторону. – Тогда, тем более выбираться надо.

Громыхнуло опрокинутое ведро, и следом упала швабра, когда мы вышли из укрытия. Я посмотрел в окно и вздохнул, мысля о предстоящей встрече с поверенными семей.

С Трубецким всё понятно, как и предупреждал Артур, намекая открытым текстом на деньги, но я и сам способен придумать адекватную расплату. А вот с представителем Голициных необходимо держать ухо востро. Кто его знает, какой практикой дипломатии тот владеет? Подловить на слове – плёвое дело.

По пути в палату я оценил интерьер медицинского учреждения. Приговор был однозначным, и напросился сам – ДОРОГО! Особенно, статуи по бокам каждой двери, вылепленные с изяществом и максимально приближённо к реальности. Даже глаза у людей сделаны из стекла, как мне показалось. Хотя я не отметаю и такую возможность, когда зрачки выполнены из драгоценного или полудрагоценного камня.

Один факт насторожил, точнее, заставил задуматься. Все парные композиции у входов в палаты или иные помещения, состоят из человека в различных жизненных интерпретациях и какого-нибудь животного или чуда-юды с крыльями, типа гарпий и без оных. Ну, я не знаю, как эти девки крылатые правильно называются.

– Марфа, объясни мне, как путешественнику и незнающему местных реалий человеку, что это такое? – я указал в центр одной из вылепленных бестий, глядя исключительно на девушку.

– Эм… – неожиданно моя проводница запнулась, и нотка удивления проскочила в интонации короткого возгласа. – Это женская грудь! – она буквально выдохнула пояснение, после нескольких секунд паузы смущения.

Я повернулся, глянул и оценил то место, которого коснулся мой палец. Н-да! Чёткое попадание, не придраться.

– Я про целую! – поспешил одёрнуть руку. – Всё вместе как называется?

– А-аа! – сиделка выдала с облегчением. – Именно эта скульптура – Шишига! Естественно, представлена фантазиями автора. Они разные бывают, – она высказалась не очень уверенно и добавила, – наверное.

Девушка потеряла интерес к композиции, посчитав мой вопрос удовлетворённым.

– Господин Феликс, – продолжила она, сменив тон на наставительный, – проходите и примите положение лёжа в кровати, а я схожу за визитёрами! – напомнила об ожидавших меня поверенных внизу.

– Как прикажешь, строгая моя! – я, шутливо играя, шаркнул ножкой и под хихиканье убегающей помощницы приступил к исполнению указания. – Всё сделаю в точности! – крикнул вслед.

Я успел занять удобное, полусидячее положение, откинувшись на подушки, на взбитой перине с поменянным бельём и прикрыться по пояс одеялом, как в дверь вошла Марфа.

– Проходите пожалуйста, господин Робеспьер, – девушка впустила в комнату человека с красным рубином на шее, того самого, что предлагал мне аж две сотни рублей. – И помните, что больному ни в коем случае нельзя нервничать и перенапрягаться. – Марфа олицетворила всю вселенскую строгость по отношению к визитёру, затем перевела взор на меня, не забыв смягчиться. – Я подожду снаружи, господин Феликс?

– Да, конечно, госпожа Марфа, – я учтиво и легонько кивнул. – Если понадобится, то я непременно позову вас, посему не уходите далеко.

Сам же поменял позу и примерил внешность и поведенческие манеры родовитого отпрыска, пусть и бедного, путешествующего, но не растерявшего достоинство. Надеюсь, что получилось не слишком наигранно и без перебора.

Что там, в давние времена говорили: – «Вежливость – это наше всё, и плох тот король, что прощать не умеет, и не становится великим из-за этого?»

Не помню дословно, но суть представляю доподлинно. Посему, принял благородство и вежливость за основу в общении с этим Пьеро. Тьфу ты, блин, не оговориться бы в ходе беседы, а то обидется ещё. Хотя, мне пофигу, по большому счёту.

Я остановил свой взгляд на вошедшем человеке, не решавшимся пройти дальше. На этот раз, его костюм выглядит чуть скромнее, золота в шитье меньше, нет вычурных цепочек от карманных часов, взгляд заискивающе-приветливый. Всем своим видом поверенный Трубецких показывает, что ожидает реплики от меня.

Ну что ж, не будем расстраивать уважаемого.

– Проходите, присаживайтесь, – я указал на табурет. – Господин?

– Робеспьер, поверенный в делах семьи Трубецких, – представился он, присаживаясь. – Прошлая наша беседа пошла не так, как должно, господин Феликс, – он выразительно глянул на меня, ожидая видимо реакции на имя. – Я правильно к вам обращаюсь?

Оценив его интерес и представив глубину осведомлённости о моей родовитости, кивнул:

– Меня вполне устраивает такое обращение, – решил не поддаваться на провокацию и не называть полного титула. – Чем я мог заинтересовать вас? – я сыграл на непонимании цели его визита. – Да и беседа не состоялась, если вы помните, – ничего не оставалось, как придать нотку безразличия.

– Что весьма печально, – Робеспьер понизил голос, разыгрывая сожаление.

– Давайте ещё разок попробуем, – я обозначил своё настроение на разговор. – Итак?

– Привело меня сюда сущее недоразумение, которое случилось между вами, господин Феликс, и Егором, сыном моего господина, чьим поверенным я являюсь и чей интерес представляю, – он поправил отворот рубашки, постоянно мониторя меня.

– Хорошее такое «недоразумение», – я кивнул, изобразив усмешку. – Боюсь представить, если это определение, самое безобидное из возможных характеристик. Ничего, что на меня напали, и помимо запрещённой магии использовали огнестрельное оружие с ножами?

– Но моего подопечного не было, – парировал мою отповедь поверенный, заёрзав на табуретке, – господин Егор не участвовал в драке, как вы знаете…

– Конечно, ему оказалось достаточным спровоцировать её, выступив организатором, которым больше дают, чем исполнителям, – я перешёл в словесную атаку.

– Дают чего? – он не понял моего намёка.

– Срока отсидки, в местах очень отдалённых, – я усмехнулся. – Что далеко за периферией цивилизованного мира. Условкой может и не отделаться, вы не находите?

Он явно не понял, что такое «условка» и его глаз дёрнулся в нервном тике, от предположений значения этого слова в данном предложении. Блин, а я вдруг потерял уверенность, что тут вообще бывает условная мера наказания. Хм-м, занятно.

– Тем не менее, несмотря на угрозу с вашей стороны, господин Феликс, – Робеспьер сделал акцент на почтительном обращении, – я очень надеюсь на решение вопроса без привлечения суда, и представителей Верховного Протектората Магии Рун Руссии. От себя лично, и от лица уважаемого Князя Трубецкого, я гарантирую наказание провинившегося и постановку вопроса на ближайшем совете Клана. Поверьте, легко он не отделается.

– Особенно, когда папа на короткой ноге с главой Клана? – я в открытую, и не стесняясь усмехнулся.

Демонстрируя потерю интереса к разговору и предоставляя пищу к размышлению Робеспьеру, я занялся осмотром своих пальцев, затем перешёл к ветвям раскидистого дуба за окном.

Затянувшуюся паузу я не спешил прерывать, дожидаясь предсказуемого, по моему мнению, поворота в разговоре.

– Кхм, – поверенный кашлянул, вновь привлекая к себе моё внимание.

Я обернулся с ленцой и вопросительно приподнял брови:

– Что-то ещё? Вы не стесняйтесь, озвучивайте ваши предложения, – сам предложил желаемую тему, боясь, что переиграл с суровостью позиции по делу.

Он собрался и приступил к продолжению:

– Хорошо, я вижу, что вы человек деловой и вот наше предложение, – джентльмен вновь поправил рубин на шее, из-за нервов, как мне кажется. – Назовите вашу сумму, в пределах разумного, и принимая во внимание сломанную судьбу Егора, как мага и абитуриента Академии в случае недоговорённости.

Я мысленно потёр руки, придав выражению морщин раздумья и состояния выбора.

– Деньги, как таковые, меня не сильно интересуют, а вот посещение всех боёв на арене выяснения отношений среди магов… – я посмотрел на собеседника, стараясь понять по реакции правильность своего предложения. – От абонемента не откажусь, как и от скромной суммы в тысячу рублей довеском.

– Что такое абонемент? – Робеспьер забеспокоился, его взгляд забегал.

– Покупка билетов оптом на срок, скажем, пары лет на все бои, – мне пришлось разъяснить сказанное и убедиться в просветлевшем лице собеседника. – Это меня вполне бы устроило. Готов вычеркнуть вашего родовитого отпрыска получив от него и персональные извинения. Думайте, – я завершил говорить и снова отвернулся.

Небольшая пауза вновь повисла звенящей тишиной в палате.

– Хорошо, – созрел поверенный для ответа. – Мы обязательно обсудим с князем ваши условия, – я услышал звук отодвигающейся табуретки. – Разрешите откланяться, господин Феликс.

Я повернулся и кивком подтвердил завершение наших переговоров.

Дверь неожиданно открылась и на пороге появились трое. Магистр Жизненных Рун Владлен, хозяйка заведения, Софья Павловна – директриса, и Марфа, скромно ставшая в сторонке.

– Пора пройти очередной сеанс лечения, – заявила хозяйка больничных покоев.

– Мы как раз закончили, – я обрадовался, помня о плетениях лечебных рун Владленом. – Софья Павловна, я готов к сеансу.

Лишний раз посмотреть за работой мастера – это ли не счастье, для владеющего даром Чтения Создателя?!

Робеспьер покинул палату, уступив место магистрам Жизни, тотчас приступившим к своим прямым лекарским обязанностям.

Следующие несколько минут я вновь наблюдал за вязью Руны Магистра, что начала появляться в районе ладони хитроумными вензелями, требующей полной концентрации уважаемого Владлена. Повторилась и реакция моей внутренней энергии, поглотившей нити Магистра без остатка. Я ощутил необыкновенный прилив сил, словно от насыщения сильнодействующими препаратами.

Бодрость и повышенный тонус в мышцах стали предвестником завершения процедуры лечебного воздействия. Все тонкости я запомнил, не сильно вдаваясь в подробности назначений каждого из завитков и узлов плетения.

– Огромное спасибо, уважаемый Магистр Владлен, – я от души поблагодарил мага и поклонился, как мог в сидячем положении на кровати. – И вам, Софья Павловна за заботу и прекрасный уход.

Врачеватели преисполнились гордостью от моего изъявления чувств, и я решил этим воспользоваться:

– Могу я просить о маленьком одолжении? – обратился я сразу к обоим магистрам.

– Конечно, – директриса ответила, выказав лёгкое удивление, а магистр Владлен кивнул многозначительно. – Говорите, уважаемый Феликс.

– Я видел в окно прекрасно ухоженный парк с фонтаном, – я подумал, что польстить директрисе лишним не окажется. – Так вот, не могу ли я прогуляться сегодня? Судя по моему состоянию, выписка намечена на завтра, а я так хочу осмотреть все местные достопримечательности, особенно скульптурные композиции.

Моё смелое заявление отразилось улыбкой и пониманием со стороны влиятельных представителей мира магии, особенно от хозяйки угодий больничной территории.

– Думаю, что ничего страшного не произойдёт? – как бы консультируясь, ответил магистр Владлен, встав вполоборота к нам с Софьей Павловной. – Как вы считаете? – этот вопрос он адресовал уже конкретно к директрисе.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4