Юрий Молчан.

Ответный удар



скачать книгу бесплатно

Предисловие


Два слова о нашей книжной серии, для тех, кто еще с ней не знаком.

Пару лет назад Юрий Александрович Никитин (пишущий также под псевдонимом Гай Юлий Орловский) предложил на Facebook всем желающим принять участие в создании нового книжного цикла. Цикла, где будет совершенно новый фэнтезийный мир, новые интересные герои, которые будут находиться в постоянном конфликте друг с другом. Это существа разных рас, которые относятся друг к другу враждебно, не доверяют, а зачастую и испытывают открытую ненависть. Однако Золотой Талисман их свел и собрал в Цитадели.

В первых романах описано, как герои отправляются на поиски загадочного Золотого Талисмана. В следующих они совместными усилиями, задействуя Талисман, создают Цитадель – костяк будущего города.

Отныне у каждого Хранителя по Осколку, и теперь они решают постоянно сваливающиеся на них задачи и проблемы. При этом преодолевают неприязнь друг к друг, заключают союзы, плетут интриги. В Цитадель, тем временем, стекаются поселенцы, тоже существа разных рас – ведь теперь их представители есть в Совете Талисмана, которые отстаивают их интересы.

В книгах описываются приключения и конфликты как между героями на территории Цитадели, так и одиночные приключения и квесты, в которые они время от времени отправляются по собственному желанию или заданию Главы Совета Талисмана.

В серии принимают участие авторы: Марго Генер, Юрий Молчан, Диана Хант и Павел Шмидт.

Добро пожаловать в полный волшебства и захватывающих приключений мир Золотого Талисмана! Обещаем – скучно не будет ;-)


Серия «Золотой Талисман»:


Ворг. Успеть до полуночи


Потерянная


Со смертью наперегонки


Мелкинд Виллейн


Цитадель


Сестра ветра


Цитадель в Огне


Слуга Жнеца


Ответный удар


Стальные перья

Пролог

Араон уже не помнил, сколько дней провел в пути. Разум померк от жара. Мир вокруг перемешался в сплошное цветное пятно.

Он с трудом пережил эту ночь. Страшные видения, кошмары не давали покоя и гнали вперед сквозь бесконечный лес.

Иногда Араон хватался за голову, и его лицо искажала гримаса страшной боли. Его начинало трясти. Он опускался на землю. С губ срывались мучительные стоны. На некоторое время замирал, словно ломота в теле его обездвиживала. Но спустя пару минут, с трудом передвигая ноги, снова пускался в путь.

Соленый пот заливает глаза. Не выдержав, Араон упал на землю. Некоторое время лежал, глядя в утреннее небо сквозь нависшие ветви. Пробормотал едва слышно:

– Боги, неужто я выжил?

Он с усилием поднялся и сел. Плечи затряслись от рыданий, из глаз потекли ручейки, едва заметно промывая дорожки на покрытых дорожной пылью и грязью щеках.

– Они…– шептал Араон, – они все…умерли…Боги, за что? В чем провинились?!

Заметив поодаль родник и заполненную водой ямку в земле, куда бьет прозрачный, испускающий прохладу бурунчик, он принялся ползти туда.

С трудом преодолев несколько метров, Араон нагнулся и принялся жадно пить, погружая в воду потрескавшиеся губы. Ледяная вода обожгла рот, на миг он зажмурился и затряс головой. Но потом снова припал к роднику.

Утолив жажду, поднял голову и всмотрелся в свое отражение. Из воды на него смотрят покрасневшие глаза с потемневшего от пыли и грязи лица. До плеч спускаются грязные патлы волос.

Он покачал головой, проговорил, словно с укором:

– Они все – умерли в страшных муках. Ты спасся просто чудом.

Араон провел пальцами по лицу, касаясь грязных скул и щек.

– Помнишь эти пятна почерневшей кожи на их лицах? – спросил он себя. – А это зловоние… жужжание мух…

Араон вздрогнул, как будто вспомнил что-то неприятное. Его передернуло.

Он не помнил, сколько так простоял, жадно хватая ртом воздух. Потом, заставив себя подняться, двинулся дальше.

Справа над лесом восходит похожее на краюху хлеба солнце. Ярко горит, будто поднимается из огромного пылающего горнила в небесной кузнице.

– Хвала богам, утро… – снова стал бормотать он едва слышно. – Цитадель…Только бы добраться…

Пересиливая усталость и ломоту в мышцах, он двинулся дальше.

Вскоре лес кончился. Когда пошли первые постройки, совсем рядом прокукарекал петух. Краем глаза Араон заметил, как по обе стороны начинают тянуться дома с резными крышами. На окнах яркими бликами играют лучи восхода.

Кудахчут куры, слышно ленивое мычание, похрюкивание. Рядом резко и зло залаял пес.

Араон приготовился, что животное прыгнет, вонзит в него зубы. Повалит на землю и начнет рвать…

Но пес не приближается, словно чувствует заразу. Лай бьет по ушам, в голове будто дрожит множество хрупких стеклянных нитей. Того и гляди с треском полопаются, а осколки вонзятся в голову изнутри.

Араон с усилием поднял голову. Перед глазами рябит домами улица. Вокруг собрались горожане.

– Люди… – прохрипел он.

Он попытался протянуть руку, но от него шарахнулись, смотрят с откровенной брезгливостью.

Араон нервно сглотнул и поднял голову.

Над крышами возвышается башня, ярко-бирюзовая, как вставшая на дыбы морская волна.

– Зал Советов, – прошептал он. – Тот самый…

Трясущимися от слабости руками вытащил из-за пазухи флягу, поднес к губам. Едва глотнул, скривился от горького, как полынь, отвара. Вытряхнул на язык последние капли.

Боль отступила, туман перед глазами рассеялся. Но тут же вернулась с удвоенной силой.

Сцепив зубы, Араон вновь двинулся вперед. Ноги ноги заплетаются, из-под сапог летит пыль. Лучи солнца в ней выглядят, как сияющие стрелы.

Когда миновал еще несколько домов, лицо покраснело, словно в голове разогрелась жаровня. Он посмотрел на свое отражение в окне ближайшего дома и застонал.

Только теперь разглядел, что под слоем дорожной пыли на лице проступают иссиня-черные пятна. Из покрасневших глаз сочится гной.

Народ держится от него на расстоянии, некоторые вообще смотрят поверх заборов или через открытые калитки, не выходя из дворов.

– Кто такой? – раздался рядом злой голос. – Проваливай, слышишь?!

– Надо выбросить его отсюда! – добавила женщина из-за ограды. – Ты ж мужик! Сделай что-нить!

– Ага, сама до него дотрагивайся, раз такая умная!

– Цитадель… – прошептал Араон. – Позовите…Хранителей…

Глаза закрылись, и он рухнул в дорожную пыль.

Часть 1

Глава 1

Страг проснулся и рывком сел на кровати. По лбу сползают капли холодного пота, текут змейками по широкой спине. Стук сердца отдается в висках. В памяти медленно тает ночной кошмар – снова гибель Миранды. Снова это отчаяние и ужас. Перед глазами – падающая в пропасть княжна. В страхе разведенные руки тщетно ищут опору, рыжие волосы треплет ветер… В ушах стоит ее отчаянный крик.

Поединщик откинул простынь. Провел рукой по коротким, торчащим в разные стороны волосам. Остатки сна быстро слетели, он отвернулся от бьющего в окно солнца.


Нащупал на груди Осколок на стальной цепочке, с которым не расстается даже во сне. Кристалл висит меж мышцами, что выпирают, похожие на плиты, касается кожи неровными, островатыми гранями.

Спустил ноги с кровати, и ступни утонули в медвежьей шкуре на полу. После того, как в цирке привык спать в крытой повозке с другими бойцами, тут раздолье, хоть замок и небольшой. К тому же теперь он сам себе хозяин.

За окном раздался звонкий смех Брестиды. Раскатисто загоготал Тарнат. Страг поморщился – опять гном ржет над его розами. Амазонка, как и любая женщина, цветы любит, но бабник-гном любую рассмешит дурацкими шутками.

Страг подошел к широкому, хоть быка зажаривай, камину у стены, где сушится после вчерашнего ливня одежда. Остывшие за ночь угли лежат под слоем серого пепла.


Он натянул рубаху, влез в кожаные штаны. Куртку брать не стал. Машинально забросил за плечи перевязь с секирой, вдел руки в лямки. Пальцы пробежались по ремням, затягивая туже.


Плеснул в лицо воды из ушата, в кожу впились бодрящие ледяные иголки.

Он выпрямился и потянул носом. В ноздри ударил густой аромат розовых кустов, что с утра благоухают особенно сильно.

– Черт бы побрал этих крылатых девчонок, – выругался Страг, – намечтали мне этот бабский цветник. Выполоть что ли…

Он выглянул из окна и окинул критичным взглядом заросли кустов, что прямо под окнами первого яруса. Пару секунд кривился, потом покачал головой.

– Нет, – проговорил он задумчиво. – Обидятся. Лучше подговорить ворга, пусть вытопчет.

Он быстро вытер лицо жестким полотенцем.

Едва спустился по винтовой лестнице и распахнул дверь на улицу, навстречу ветерок бросил сладковатый аромат цветов. Поединщик задержал на них взгляд. Крупные распустившиеся бутоны, изящные, с красиво завернутыми лепестками, словно из нежной глины вылепил умелый скульптор.

Поодаль в окружении других Резиденций возвышается Зал Советов. Бирюзовый купол и стены сияют на солнце, словно океанские волны вздыбились и так и застыли, образовав это прекрасное строение.

В животе квакнуло. Подумав, он направился в "Лихой молот", что сразу позади шахты Тарната.

Перед глазами уже в мыслях плавает солидный ломоть мяса, жареный с луком и специями, от которых язык начинает приятно жечь. Он уже чувствует умопомрачительный запах, слышит шипение сока на углях.

Мимо потянулся лесок воргов. Там на ветерке шелестят листья, на прогалине виден холмик землянки Лотера. Среди деревьев то здесь, то там виднеются землянки сородичей. Но ни одного полузверя не видно. Лотер вообще любит умчаться куда-нибудь спозаранку.

Едва Страг миновал лесок, как за спиной раздались нарочито громкие шаги.

Поединщик сжал в кулаке шарики, которые вращал, развернулся, готовый бросить кулак вперед.

Перед ним стоит птеринг. Весь в перьях, все лицо, даже щеки заросли пухом, за исключением подбородка. На нем легкий плащ, прикрывает перья по всему телу, на ногах сапоги.

– Керкегор, – сказал он с укором, – ты чего подкрадываешься?

– Приветствую тебя, Страг, – прокаркал Хранитель и посмотрел на его сжатый, занесенный для удара кулак. – Расслабься. Никто в Цитадели не желает тебе зла.

– Осторожность не помешает, – парировал поединщик, – мы тут все пока притираемся да присматриваемся. Хоть все и улыбаемся до ушей, будто вот прям уже закадычные друзья.

Они двинулись рядом дальше. Птеринг возвышается над человеком на полголовы, но Страг широк в плечах и выглядит внушительно.

– Ты более скрытен, чем остальные, – заметил Керкегор. – Но, возможно, ты прав.

Они прошли между башней Теонарда и деревом Каонэль с яркой, разноцветной листвой. По высоте оно не уступает башне Главы Совета, а то и выше. А засчет широкой, уходящей в разные стороны кроны вообще кажется громадным.

Из дерева донеслись обрывки голосов и смех. Страг узнал голоса Эвриалы и Каонэль, да еще молоденький ярый голос Аэлло. Гарпия что-то возмущенно доказывает подругам.

– У меня к тебе дело, – продолжал Керкегор каркающим голосом, – возможно, после этого доверие между нами станет крепче.

Циркач посмотрел на собеседника вопросительно, но в зеленых, как болотная тина, глазах промелькнула ирония.

– Что за дело у птеринга к человеку?

– Вокруг нас скрытно формируются союзы, если ты не заметил, – сказал тот, – одни Хранители вступают с другими…

– Это ты про Теонарда и амазонок? – перебил он. – Ну их связь еще не доказана, это только Эвриала намеки разбрасывает.

Страг почесал лохматую голову и добавил:

– Да и потом, они ж не дети. Вон у тебя, например, восемь жен. А Теонарда единственная подруга бросила. Он как про твой гарем узнал, весь извелся от зависти…

Керкегор ответил надменным взглядом.

– У птеринга восемь жен – это норма и почет, – сказал он гордо. – У людей – позор, как я слышал. Но это неважно. Я предлагаю союз. Ты помогаешь продвигать на Совете мои идеи. Я – буду голосовать за твои.

Страг посмотрел в его птичьи глаза в обрамлении нежного белого пуха. Едва заметно прищурился – трудно понять намерения этих нелюдей. Птеринги вообще существа необычные. Этакая помесь людей и птиц.

Ярко-красный, еще ярче, чем у Гнура, мясистый гребень на голове так и режет взор. Глаза посажены так, что видит все и перед собой, и с боков. Идеальный обзор для боя. Страг помнил, что птеринг отлично показал себя в сражении с кочевниками, когда отбивали у них эти земли.

На секунду вновь ворвались мысли о жареном мясе, вон и таверна уже близко, невысокое строение из камней виднеется среди деревьев. Из трубы вьется дым, циркач уже чувствует запах готовящейся на огне еды.

В животе снова квакнуло, только теперь там будто заливается целый лягушачий хор.

Усилием воли Страг одернул себя и повернулся к птерингу.

– А если наши идеи будут противоречить друг другу? – спросил он.

Циркач ощутил порыв снять с пояса метательный нож, чтобы нагляднее продемонстрировать весомость своего возражения. Но удержался, вместо этого повел широкими плечами, как бы напоминая, что там секира, и пользоваться ей умеет.

– Пока что наши интересы не расходятся, – напомнил Керкегор. – Наши расы не враждуют. Люди – не гоблины, вы намного умнее и дальновиднее! Не то, что эти жалкие человекоподобные жабы! Уверен, мы сможем сотрудничать к взаимной выгоде!

– Надо подумать, – кивнул поединщик, и они двинулись дальше.

Резиденции остались позади. До таверны всего ничего, дверь гостеприимно распахнута, над ней корявая надпись "Лихой молот". Оттуда доносится хриплое пение. Затем раздался взрыв хохота и грохот – кто-то начал ломать мебель. Страг решил, что об голову смеявшегося.

Из таверны вышла усталая гномиха в испачканном переднике. Завидев приближающегося птеринга, сплюнула и снова скрылась в недрах каменного дома.

На птичьем лице Керкегора отразилась брезгливость.

– Так ты…сюда направлялся?

– Ну да, – кивнул Страг, – я как-то привык завтракать по утрам. Хочешь со мной?

Птеринг высокомерно покачал головой, но видно, что сдерживает отвращение.

– Подумай над тем, что я сказал, Страг! Убеждать не буду, ты знаешь, где меня найти!

Он развернулся и грациозно направился прочь. Ярко-красный гребень покачивается в лучах утреннего солнца, будто голова охвачена огнем.

Он пошел мимо участка Тарната и развороченных рядом камней. Там из вырытых ям гномы выбрасывают землю и куски породы. Страг даже отсюда услышал их раскатистые голоса, подначивания и скабрезные шутки.


***


Из двери «Лихого молота» несмотря на утро, вышел нетвердой походкой гном, качнулся. Подойдя к широкому деревянному столбу с доской и какими-то надписями, посмотрел на нее пристально. Прищурился, будто пытается рассмотреть что-то на расстоянии в версту. Косматые брови натужно сшиблись на переносице. Наконец, увидев, что столб вбит кривовато, гном с кряхтением принялся подправлять. Закончив, он с довольной миной посмотрел снова, кивнул сам себе и той же нетвердой походкой направился дальше.

Поединщик присмотрелся. На доске крупными буквами написано краской:

"Не убивать". "Не красть".... Новые правила, придуманные Теонардом вспомнил Страг.

Он направился к таверне. Уже мысленно раздирая прожаренный кусок мяса и поедая сдобренную маслом кашу, подошел ко входу, как вдруг над головой захлопали крылья. Его накрыла широкая тень. Поединщик задрал голову.

На траву, раскинув крылья, опустилась гарпия. Мелкая по телосложению, но с ладной, как у подростка, фигурой. Светлые до белизны кудри рассыпались по плечам и спускаются до пояса, почти сливаясь с простым белым платьем.

Оно подчеркивает небольшую грудь девушки, на шее заметна убегающая под ткань металлическая цепочка. Лицом милая, но уж очень проступает озорство, высокомерие и желание напакостить.

Приземлившись, она тут же убрала крылья, и те как-то сложились за спиной так, что вообще теперь незаметны.

Вид у девушки встревоженный.

– Страг, – произнесла Аэлло торопливо, грудь часто вздымается и опадает, будто и в самом деле примчалась на своих двоих, а не махала по воздуху крыльями, аки бабочка. – Скорей за мной! Там – человек!

– Человек? – переспросил он. – Знаешь, людей намного больше, чем гарпий, так что мне не в диковинку. Вот если бы ты сказала, что пришел эльф или каменный тролль, к примеру…Или дракон прилетел.

– Да нет же! – сказала, мотая головой Аэлло, глядя на него глазами, цветом напоминающими зеркала. – Чужак. Пришел во внешний круг. Упал прямо на дорогу. Он болен и просит позвать Хранителей! Ты оказался ближе всех! Бежим, он прямо за теми домами!

Гарпия указала на крыши новеньких домиков, что сразу за кольцом Резиденций. Дома в один, два и даже три яруса. Некоторые с террасами, блестят новенькими черепичными крышами. У некоторых и простые деревянные.

Страг вспомнил, что люди набежали сразу и первыми. Как всегда, норовят урвать место получше. Уже потом подтянулись гоблины, отгрохали свой квартал чуть в стороне от резиденции Гнура, где тот с широкого плеча построил десяток домов для сородичей.

Поединщик с сожалением посмотрел на "Лихой молот". В животе урчит и квакает. От вкусных запахов текут слюнки, но махнул рукой и двинулся в указанную сторону. Аэлло мгновенно оказалась в небе, и вот уже машет крыльями, летит впереди, указывая дорогу.

Глава 2

Страг издалека заметил толпу. Там собрались люди, видны зеленые горбатые спины гоблинов, пара лохматых воргов. Все держатся поодаль, словно брезгуют подходить ближе. В небе кружат два черных силуэта – Мелисс и кто-то из ее подруг.

На хлопанье крыльев Аэлло стали оборачиваться, толпа подалась в стороны, давая дорогу. Девушка опустилась, плавно коснувшись земли обутыми в сандалии ногами.

Навстречу шагнул Лотер. Страг с одобрением подметил, что полузверь часто в самой гуще событий – быстрый, ловкий, смышленый.

Из толпы вышла и Каонэль. Высокая, стройная. Серебристого цвета волосы лежат на спине, рассыпались по плечам. В глаза бросаются черные, выше колен, ботфорты и корсет, туго стягивающий грудь, отчего та едва не вываливается из глубокого выреза.

Он приветственно кивнул эльфийке и воргу. Каонэль уже стала если не другом, то хотя бы перестала быть врагом.

– Кого опять нелегкая занесла? – спросил Страг, глядя на лежавшего на земле человека.

В глаза бросилась желтоватая кожа на лице, черные круги под глазами и слегка черные, будто подкрашенные углем, губы, где видна засохшая слюна. По лицу сплошь – пятна чернеющей кожи.

– Пес его знает, – буркнул Лотер. – Ты же у нас циркач, а не я. Вот и угадай, сделай фокус. Нам он не представился.

Страг озадаченно взъерошил и без того непослушные волосы. Раскрыл было рот, чтобы ответить, но гарпия с жаром перебила:

– Мелисс, наверное, уже полетела сообщить Теонарду. Скоро он будет здесь!

Аэлло говорила, провожая взглядом в небе удаляющуюся крылатую фигуру. Горгулья парит мощно и уверенно, точно громадный орел, что высматривает на земле мелкую дичь.

– Снова неопознанного принесло, – заметила Каонэль, убирая с лица выбившийся серо-пепельный локон. – В тот раз это был Анку… А этот еще и чем-то болен. Вон, кожа аж почернела. Думаю, Осколки нас защитят, ну а эти все, что вокруг?

Она обвела взглядом толпу зевак.

Ворг пожал плечами.

– Не разгонять же их. Вдруг ничего страшного, и болезнь не смертельна?

– А если смертельна? – ахнула Аэлло, посмотрев сначала на лежащего на земле без сознания чужака, а потом на стоявших поодаль, но упорно не уходивших разномастных жителей Цитадели.

– С другой стороны, – сказал Лотер рассудительно, – если кто и помрет, сразу место освободится. Желающих его занять – выше крыши. Поселится кто-нибудь поумнее, и не станет высовываться, чуть какой странник упадет на землю у дома от изнеможения.

– Неужели тебе его совсем не жаль? – спросила гарпия. – Как можно быть столь бесчувственным?

– Да ладно, – отмахнулся ворг. – Людей на земле – как муравьев. Одни умирают, другие рождаются. Это в порядке вещей. Это вон остроухих все меньше, скоро вымрут. А люди еще вас всех переживут. И ворги – тоже.

Эльфийка побагровела до кончиков вытянутых ушей.

– Это мы еще посмотрим, кто кого переживет! Слышишь?! Эльфы – древнейшая и мудрейшая раса! Меня хоть сородичи и не принимают, но это не значит, что их можно вот так нагло оскорблять!

– Давай, накажи меня! – подзадорил ворг, оскалив зубы. – Похлестай ремнем! А то спина зудит с утра. К дождю, наверное.

– Всем разойтись по домам! – прогремел зычный голос. – Не выходить до особых распоряжений!

Страг и остальные увидели Теонарда. За его широкой спиной семенит мелкинд. Виллейн идет с недовольной физиономией. Взгляд кислый, будто уксуса отхлебнул.

Поединщик усмехнулся краешком рта – как же, Теонард прихватил в качестве лекаря, оторвал. Действительно – какие могут быть Хранители с их проблемами, когда можно безвылазно сидеть в башне и читать книги так, что аж пуп от натуги трещит.

– Разойтись! – гаркнул Теонард. – Живо, живо! Не хватало еще всем заразиться от этого бродяги!

– Подожди, – проворчал мелкинд, – пускай побудут здесь. А то бегать потом за каждым, накладывать заклинание.

Похоже, его услышали, потому что никто никуда не ушел.

Маг вышел вперед, присел возле распластавшегося на земле человека. Брезгливо оглядел его бледное лицо, где кожа уже местами почернела, а из глаз сочатся не то слезы, не то такой прозрачный гной.

Он откинул с головы капюшон плаща, и Страг увидел короткие светлые волосы. Близко посаженные голубые глаза смотрят сосредоточенно. Снизу, как утес, выпирает челюсть. Лицо чуть заостренное, что делает похожим на потомка какой-нибудь ящерицы, что живут в пустынях.

Он начал что-то шептать. Ворг прислушался, но ничего не разобрать. Мелкинд будто назло шепчет одними губами, чтобы никто не подслушал, не украл заклятие.

Пальцы мага сжались на амулетах. Черные, похожие на вулканическое стекло когти впились в ладони. Один из амулетов на груди ярко осветился, оттуда вырвалось сияющее облачко и опустилось страннику на лицо. Оно моментально всосалось в глаза и ноздри, проникло в приоткрытый рот и исчезло, словно тот его вдохнул.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7