Юрий Ландарь.

С правом на месть



скачать книгу бесплатно

I

Сон уходил тяжело, словно боялся отпустить ценного пленника. Гартош с натугой открыл глаза. Он находился в знакомой из сна спальне. Значит, не сон…

«Как ты?» – раздался участливый голос Алазы.

– Нормально, – отозвался носитель.

«Всё вспомнил?»

– А откуда я знаю! – немного раздраженно ответил Гартош – голова немного побаливала и кружилась. – Может, в мою башку втиснули несуществующие воспоминания. А может… – Голова перестала болеть и кружиться, носитель тоже успокоился. – Но, похоже, память восстановилась.

«Не беспокойся, – сказал Тенос, – это действительно твои воспоминания, твоя жизнь».

– Наверное, это действительно так. Сколько длился процесс?

«Три дня», – ответила Алаза.

– Немало.

«Быстрей было опасно, – объяснил атрат разума. – Существовала вероятность повреждения твоего мозга».

– Да я без претензий, просто за это время слишком много всего могло произойти.

Змея его успокоила:

«Я все контролировала. Ничего сверхопасного не произошло».

– А просто опасного?

«Скоро ты обо всем узнаешь, а сейчас тебе лучше выйти к своим друзьям. Они уже извелись совсем, третий день дежурят под твоими дверями».

– Да, надо их успокоить.

Гартош (теперь уже окончательно Гартош) не спеша поднялся, обулся и пошел к дверям. За дверью, благодаря своему обостренному слуху, он услышал негромкий разговор. Недолго думая, император толкнул дверь. Из широкого коридора на него уставились три пары глаз.

Монарх вышел, внимательно на них посмотрел и строго спросил:

– Кто такие?

Аруш зло клацнул зубами:

– Я так и думал, что этим атратам нельзя доверять!

– Похоже, что, вместо того чтобы вернуть ему прежнюю память, они стерли нынешнюю, – догадался Квирт. – Интересно, что они втиснули ему в голову?

– Гартош, – тихо позвала Алеандра. – Ты ведь Гартош? Правда?

Носитель атратов не выдержал и громко рассмеялся:

– Видели бы вы сейчас свои рожи!

Клыки каррлака щелкнули еще громче:

– Еще раз так сделаешь, ногу откушу!

– Не злись, Аруш, небольшая разрядка сейчас никому не помешает.

– Как твои воспоминания? – обеспокоилась еще и герцогиня.

– Насколько я понимаю, то вспомнил всё. И надеюсь, что при этом ничего не забыл. Помню нашу с тобой встречу, каррлак, помню…

И вдруг Оскола буквально скрутила боль в груди и в животе. Он согнулся, и слезы без спросу потекли по исказившемуся от муки лицу.

– Что случилось? – бросился к другу оборотень.

Но Алеандра его остановила и покачала головой:

– Он вспомнил то, что не хотел бы вспоминать никогда.

Оборотень понимающе опустил голову и отступил назад.

А Гартоша буквально корчило от невыносимых воспоминаний. Отец, Лисита, Гнивер, Ольвильда… Больше нет самых дорогих и близких людей. Понимание бесповоротности утраты приносило страшные муки. И в висках стучало только одно.

МЕСТЬ. МЕСТЬ. МЕСТЬ. Он медленно выпрямился. Его потемневшее лицо и горящий взгляд говорили сами за себя.

– Я так понимаю, мы незамедлительно отправляемся в ваш мир? – уточнила вампиресса.

– Да. Отправляемся. И как можно быстрей.

* * *

Взглянув на недавно севшего на трон императора, Казимир понял, со своими делами сейчас можно к нему не подходить.

– Когда вы уходите? – только и спросил он.

– Сегодня, – ответил монарх. – Я надеюсь, ты справишься с управлением страной. Теперь можешь надеяться только на себя и на тех, кого ты возьмешь к себе в помощники. Выдержишь?

– А что мне остается делать? Я за эти дни кое-что успел сделать, но думаю, тебе сейчас это не интересно.

– Интересно, Казимир, интересно. Просто времени нет абсолютно. Я и так слишком затягивал с возвращением домой.

– От меня что-нибудь нужно?

– Нет. Мы сами справимся. Только подкрепимся, проведем необходимую разведку, и сразу в путь. Ты где сейчас живешь? Во дворце?

– Конечно. Ездить домой и сюда слишком долго. Я занял одни из опустевших покоев, неподалеку от твоих.

– Можешь теперь занимать и императорские покои, мне они теперь долго не понадобятся. А может, и вообще…

– Нет уж, – возразил наместник, – эти покои будут ждать твоего возвращения, когда бы ты ни прибыл.

– Ну как знаешь.

На этот раз монарх со товарищами не стали дожидаться, пока им накроют в трапезной, а сами направились на кухню. Быстро набили желудки съестным, набрали еды с собой и вернулись в императорскую спальню.

– Алаза, обстановку у меня дома!

«Ты как раз вовремя пришел в себя, – без промедления начала просвещать носителя и его друзей змея. – Обстановка вокруг твоей семьи да и вообще в Виктании накалилась до предела. Твоя страна ведет войну с Гробросом и проигрывает в ней. Власть в Виктании практически захватила одна из верейнских ведьм. Руткер блокирован в своем замке. Твои дети находились на фронте, но сейчас почему-то вернулись в столицу. В общем, все плохо».

– Зондируй замок Риглис. Сможем ли мы туда пробраться?

«Зондирую. Ничего не изменилось. Над ним установлен мощный полог непроницаемости, но для нас он не представит больших проблем. Твой дед в своем кабинете».

* * *

Лорд Руткер склонился над магическим кристаллом, без его помощи пробить установленный ведьмой и её помощниками барьер не представлялось возможным. А необходимо срочно связаться с правнуками, ведь они не до конца понимали, какая смертельная опасность над ними нависла. И вдруг кристалл ожил сам. Бывший Первый маг империи неверяще уставился на проступившее на камне лицо. До боли знакомое лицо. Внук. Гартош. Тот, которого он уже отчаялся дождаться.

«Здравствуй, дед. Не ожидал?»

Руткер молчал, боясь поверить в увиденное и услышанное. Все это могло оказаться происками коварной ведьмы.

«Я сейчас перенесусь к тебе с друзьями, не шарахни по нам чем-нибудь смертоносным», – улыбнулось изображение.

«Входи, – решился маг, слишком уж устал он бороться в одиночку. Все должно было решиться сейчас – либо действительно вернется внук, и тогда все пойдет по-другому, либо прорвется враг, и все закончится быстро. – Сколько вас?»

«Пятеро. Правда, человек среди них только я, так что не удивляйся».

Изображение снова ободряюще улыбнулось и пропало.

Старший Оскол вцепился пальцами в деревянные боковины кресла, боевые заклинания у него всегда были наготове, но так не хотелось их сейчас применять.

От обилия магии замерцал воздух, и долгожданная фигура материализовалась прямо посредине кабинета.

– Это я, дед, можешь не сомневаться.

Руткер узнал этот голос. Он с грохотом отодвинул кресло, и, опираясь о стол, подошел к гостю. Позади Гартоша, одна за другой возникли еще четыре силуэта, но старый маг не обратил на них внимания, его взгляд был прикован к лицу внука.

А Гартош всматривался в лицо старшего Оскола и сам с трудом его узнавал. Первого мага империи, несмотря на солидный возраст, никто не решился бы назвать стариком, но как он постарел за годы, прошедшие с их расставания. Маг провел сухой ладонью по лицу внука.

– Гартош, внучек. – Непрошеные слезы выступили в уголках глаз мага. – Как же долго тебя не было.

– Это так, – вздохнул носитель, – я отсутствовал слишком долго.

– Кто это с тобой? – спохватился маг. Он смахнул слезы. – О! Да ты никак нашел этого верного каррлака?

Носитель улыбнулся:

– Да, он все-таки дождался меня в красном мире. И у меня появились новые друзья, которые вызвались помочь уладить возникшие здесь проблемы. Эта темноволосая красавица, Алеандра, герцогиня Востарийская, маг с многолетним, я бы даже сказал, многосотлетним опытом.

Вампиресса отвесила легкий реверанс. И, чтобы с самого начала внести ясность, показала свои тонкие острые клыки.

– Угу, – понятливо кивнул в ответ маг.

– Высокого парня зовут Квирт, – продолжил Гартош. – Он дракон. А лошадку зовут Пегас. Он людоед.

– Занятную ты себе нашел компанию, – впервые за все время улыбнулся Руткер.

– Судьба свела нас в одном месте, при очень интересных обстоятельствах. Подробней расскажу потом. А теперь быстро обрисуй мне ситуацию с моей семьей и что творится в Виктании.

Руткер снова опустил плечи и оперся рукой о стол. Затем вернулся в кресло:

– Садись, внучек. Рассказ мой будет непростым.

Гартош рассадил друзей, пристроил в угол Пегаса, в другой они с Квиртом поставили статую Эльфимеры (которую благоразумно прихватили с собой), и присел сам. То, что рассказ будет непростым, он понимал прекрасно.

Пожевав губы, старший Оскол начал свое негромкое повествование:

– Начну с нашего расставания. После того как вы с императором покинули дворец, мятежники замедлили свое продвижение по столице, даже ослабили магическую блокировку. Видимо, часть сил они перенаправили на поиск беглецов. Это позволило мне и всему Черному Легиону без особых проблем перенестись в безопасное, как мы думали, место. Первый Легион остался охранять дворец. Я связался с верными магами и обрисовал ситуацию. Им следовало выяснить, каким частям, каким командирам и каким лордам можно доверять. Не успел я поставить задачи своим подчиненным, как нас атаковали. Силами около трех сотен пеших воинов. Для твоего легиона это не представляло проблемы, но для нападающих главным было связать черных бойцов боем, до подхода более серьезных сил. Но нам довольно быстро удалось отбиться и уйти на новое место. Так продолжалось несколько раз, пока преследователи не прекратили гоняться за Черным Легионом и моими магами. За это время в империи произошло несколько событий. Слух о мятеже разнесся с быстротой молнии. К столице поспешили не только верные короне войска, но и множество желающих помочь окруженному императору. Хотя нашлись и такие, которым идея сменить на троне одного Гратра на другого пришлась по душе. Произошло несколько небольших и малокровных стычек, но до гражданской войны дело, слава богам, не дошло. Тогда многое зависело от того, удалось бы мятежникам убить Витана или нет. После смерти законного императора, конечно, началась бы гражданская и как раз очень кровопролитная война, ведь мало кому захотелось бы видеть на троне братоубийцу.

– Братоубийством грешат чуть ли не половина династий во всех мирах, – заметила Алеандра.

– Вы правы, герцогиня, – согласился Руткер. – Но у нас ситуация сложилась несколько другая. Оба убитых императора были очень популярны в народе, и мятежникам не удалось бы самостоятельно захватить власть в стране. Для этого им требовалась серьезная поддержка извне. Но тогда пролилось бы море крови.

– Я все поняла, – улыбнулась вампиресса. – Продолжайте.

– Я навестил нескольких тур-генералов и командоров, чтобы убедиться в их лояльности Витану и готовности немедленно помочь. Вскоре Черный Легион перебрасывал верные части к Тороне. Я не сомневался, что ты защитишь императора, поэтому занялся поиском Авителя и Жортака. Мне не удалось это сделать быстро, пока они находились на Иктиве, поэтому пришлось на время прекратить поиски и вернуться непосредственно к имперским делам. К этому времени Витан с уцелевшими бойцами вернулся, и стало понятно, что мятеж окончательно провалился. Почти все мятежные войска и лорды сдались без боя, но некоторые попытались скрыться за пределами Виктании. Но далеко не всем удалось это сделать. Как только дела в империи немного утряслись, я отправился на твои поиски. Но в Оритераре я не нашел никаких следов. Я пытался отследить, куда ты перенесся, но след терялся в одном из технологических миров.

– Именно там и я затерялся, – криво усмехнулся Гартош.

– Я об этом не знал. Мне показалось, что ты путаешь следы, и пустился в бегство по мирам. А в этом ты большой мастак – измерения подчиняются тебе гораздо охотней, чем кому бы то ни было из нашей семьи. Поэтому я вернулся домой. Здесь предстояла большая работа – нужно было восстановить спокойствие и порядок в империи. Как только дела в стране немного утряслись, я снова попытался пройтись по твоим следам, но безрезультатно. Тогда я переправил в красный мир Аруша и полностью посвятил себя поискам Жортака.

– Ты его нашел? – нетерпеливо перебил деда Гартош.

– Да, – бесстрастно ответил тот. – Нашел и наказал. Авитель убегать не стал, его схватили и казнили. – Больше распространяться на эту тему старший Оскол не стал, а продолжил рассказ: – Поиском предателя я занимался не так уж долго, всего какие-то три месяца, но за это время в стране произошли ужасные события. Вернувшись, я обнаружил, что Витан женился на родственнице одного из владетельных лордов. Сразу оговорюсь, этот лорд был скрытым приверженцем Жортака, которого мы сразу не смогли распознать. Я не успел ничего предпринять, этой родственницей оказалась ведьма из Верейна, и она владела Тартулом. Именно этот семейный атрат Гратров помог ей наложить любовные чары на Витана, подчинить его, а затем буквально захватить власть в Виктании. С её подачи Витан поставил на ключевые посты в империи нужных ведьме людей. Тут же начались расправы над неугодными. На меня тоже устроили засаду, и мне чудом удалось избежать смерти.

– Разве никто вовремя не успел распознать в ней ведьму и предотвратить захват трона? – недоуменно спросил Квирт.

– Распознали и пытались убрать самозванку, но все попытки потерпели неудачу, – хмуро ответил Руткер. – Много буйных голов тогда покатилось. Ты Гремольда и Лапогу помнишь?

– Конечно помню, – сказал Гартош.

– Они совершили покушение на ведьму и погибли одними из первых. Дело в том, что кроме Тартула, у неё имелись и другие помощники.

– С Верейна? – поинтересовался меньший Оскол.

– Нет. Но я четко распознал эльфийскую магию.

– Снова эльфы! Что за этим может стоять? Прежние хозяева Иктива все-таки решили вернуть этот мир себе?

– Вряд ли, – ответил внуку маг. – Скорей всего он, она или они представляют другие интересы, я так и не смог разузнать, чьи, слишком уж скрытно эти помощники себя ведут. А еще у ведьмы есть ручной полуразумный дракон, но он не так опасен, как другие помощники. Первым делом они, конечно, взялись за моих подчиненных, ведь маги видели больше остальных, и сейчас Виктания в магическом плане очень обескровлена, впрочем, как и в военном.

– А что с армией? – задал логичный вопрос Гартош.

– Война, – лаконично ответил маг.

– Снова с Гробросом?

– Да. Вот уже почти год, как мы воюем с Загорской империей.

Носитель вскочил с кресла и нервно прошелся по кабинету:

– Представляю, как ведутся боевые действия, если ведьма везде поставила своих людей. Гробросцы уже, наверное, захватили треть нашей территории.

– Меньше, гораздо меньше. Где-то десятую часть, – поправил внука маг. – Даже не имея мощной магической поддержки, должной поставки оружия, продовольствия и пополнения, наши войска оказывают ожесточенное сопротивление.

– Ты пытался чем-нибудь помочь?

– Пытался, – криво усмехнулся Руткер. – Именно этого ведьма и её помощники и ждали. Как только я появился неподалеку от места одного из сражений, меня тут же атаковали, пришлось немедленно ретироваться. Не трудно догадаться, что одной из основных целей этой войны является вытащить из убежища меня, как последнего Оскола, который представляет серьезную опасность для этой сучки.

– Неужели развязать войну легче, чем выкурить вас отсюда? – засомневалась в услышанном Алеандра.

– Легче, – с легкой улыбкой кивнул Руткер. – Защита вокруг этого замка создавалась десятилетиями. И это только мной. А до меня здесь славно потрудились прежние хозяева. Гора, на которой стоит замок, буквально пронизана защитными заклинаниями. Да и сейчас мне кое-кто оказывает неслабую помощь.

– Драконы? – догадался внук, снова усаживаясь в кресло.

– Они, – подтвердил дед. – Ты же знаешь, в глубине горы находятся пещеры, созданные еще прежними владыками здешних мест. Вот там-то драконы и помогли мне создать небольшой портал, через который я могу попасть прямо в их мир, а они сюда. Именно через него я иногда выхожу за пределы нашего мира. Потом из мира драконов перемещаюсь в Тарт, в княжество Юквар, а затем лорд Шаркор переправлял меня в Виктанию. Так я узнаю, что делается в стране, и немного помогаю на фронте. Но действовать мне приходится крайне осторожно и не в полную силу, так что толку от моей помощи не так уж много.

– А почему лорд Шаркор, – полюбопытствовал носитель, – разве Никор не помогает?

– Никор сейчас птица высокого полета. Вот уже два года как он Верховный князь Тарта.

– Ого! – присвистнул Гартош. – Надо будет его навестить, такой союзник нам сейчас не помешает. Кто командует восточным фронтом?

– Мервон. Ведьме, судя по всему, не очень интересно, чтобы Гроброс разгромил нас слишком быстро, поэтому она дала добро на командование Восточной армией одного из самых талантливых полководцев. Если бы не Мервон, я думаю, что война уже закончилась. Остались бы отдельные очаги сопротивления и всё. А он умеет правильно распределить войска, ополчение и те скудные ресурсы, которые у него имеются.

– Хорошо, общую картину я уяснил, а подробней расскажешь потом, – сказал Гартош и тяжело выдохнул. – А теперь расскажи мне, как погибла Лисита?

Лорд Руткер вздохнул тоже тяжело:

– Моя вина. Я решил, что дома все спокойно, что самое страшное уже позади, и слишком увлекся поиском двух мерзавцев, которые погубили лучших сынов империи. Когда я вернулся и чуть не попал в ловушку, то сразу перенесся в Риглис, а вырваться отсюда уже не смог, блокаду установили оперативно. Я только и успел, что передать сообщение в твой замок, в Камронт. Лисита вместе с детьми находилась там. Туда же приехала погостить и Ольвильда с детьми. Мои невестки вообще последнее время почти не расставались и проводили большую часть времени вместе. Как только они получили мой приказ, то сразу же, вместе с детьми и верными слугами, выдвинулись в Риглис. Сам понимаешь, магическая дорога для них была закрыта, поэтому пришлось сесть на коней и скакать что есть мочи. Я тоже бросился им навстречу. Но не успел… Наши враги обнаружили их быстрей. Понимая, что преследователи вот-вот их нагонят, Лисита с Ольвильдой отослали большую часть слуг с Гвалой и детьми вперед, а сами остались, чтобы хоть на немного задержать погоню. Корул также не захотел уходить и остался на том злополучном перевале.

Вновь переживая тот страшный день, Руткер умолк. Его трясущиеся руки выдавали страдания, которые не отпускали старого мага уже много лет. Затем он переставил местами какие-то письменные принадлежности и продолжил:

– Я встретил Гвалу и детей, отправил их в замок и тут же бросился на место, где наши девочки и Корул держали оборону. – Руткер с трудом проглотил комок, который перехватил горло. – Они все погибли. Их тела были разбросаны по всему перевалу, что показывало, какой ожесточенный был бой. Ведьма с приспешниками даже не убрала трупы своих помощников. Она хотела, чтобы я видел, что там случилось на самом деле, и это было для меня самой страшной мукой. Лучше бы она устроила там еще одну засаду, и это положило бы конец моим мучениям. А так я вижу тот перевал каждый день. Две не боевые магини и совсем еще мальчишка дали такой бой, что скалы вокруг расплавились. Мои люди насчитали не меньше полусотни трупов врагов. Я похоронил их на нашем родовом кладбище, где и остальных. Как же тяжело хоронить детей и внуков, Гартош, как же это тяжело.

Маг не выдержал, и его плечи затряслись, сопровождая беззвучное рыдание. Преодолевая рвущие его на части злость, чувство мести и безвозвратной потери, носитель поднялся, подошел к деду и, вцепившись в плече, произнес:

– У нас, у Осколов, есть такое право на месть, что нас не смогут остановить даже боги.

– Месть слабое утешение, – возразил дед. – Я бы предпочел никогда никого не терять и ни за кого не мстить. Но последнее время нам только и остается, что искать и наказывать обидчиков.

– Главного нашего врага не придется искать.

– Это правда. Ведьма не собирается скрываться. И самое паскудное, что служит ей твой брат, Катан.

– Как?! – воскликнул Гартош. – Как такое могло случиться?!

– Не знаю. Когда я последний раз его видел, то не обнаружил на нем никаких заклятий. Судя по всему, он пошел ей в услужение добровольно.

– Гаденыш, голову оторву!

– Катану, наверное, надоело находиться в тени своих более удачливых и более известных братьев, вот он и решил доказать, что и сам кое-чего стоит. Другого объяснения у меня нет. А ведьме только это и нужно. Во-первых, нахождение возле трона одного из хранителей трона придает большей легитимности самой ведьме. А во-вторых, это еще один шрам на моем сердце.

– И на моем тоже. Ладно, с Катаном разберемся позже. Что с моими детьми?

– Вот черт, чуть не забыл! – хлопнул себя по лбу Руткер. – Ведьма приказала отобрать у тебя твое княжество и замок, и все трое твоих детей помчались отстаивать твои, а в целом и свои владения. Как только они услышали об этом, а ведьма и не собиралась скрывать эту весть, то сразу сорвались с фронта и перенеслись в столицу, а затем в Камронт.

– Они были на фронте?

– Да, все мои правнуки сразу же после начала боевых действий отправились на войну.

– А ведьма, почему она их не трогала? Ведь их можно было использовать как заложников.

– Не знаю, Гартош. Я и сам этого не понимаю. Если бы она схватила кого-нибудь из твоих детей или детей Гнивера, я бы здесь не остался, и она могла бы покончить со мной наверняка. В чем её замысел, я до конца не понимаю. Возможно, она все еще ждет тебя и оставляет детей на тот случай, если ты появишься. А может быть, имеются и другие причины.

– Скоро мы узнаем все причины, – мрачно пообещал носитель.

– Не забывай, у неё есть боевой атрат, – напомнил внуку Руткер.

– Я тоже не с пустыми руками.

Гартош не спеша продемонстрировал деду свой боевой перстень, затем змею, а затем и остальных членов семьи.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6