Юрий Крылов.

Вячеслав Тихонов. Последний рыцарь экрана



скачать книгу бесплатно

Наверное, отсюда я пошел как характерный актер. Может быть, это был толчок, который меня раскрепостил. А в общем-то, я общался среди ребят разных характеров. Они во мне. Много взял и от них. Во всяком случае, в картине «Дело было в Пенькове» – там просто мои друзья плюс я сам.

…Да, тут ведь выбор актера на главную роль – это решение фильма. Вот разложите несколько фотографий одинаково замечательных актеров, и выбор одного из них – это будущий фильм.

Если ты мне друг – будешь играть…

Было время, когда я, не находя в себе качеств, которые были необходимы, чтобы сыграть того или иного героя, искал какой-нибудь предлог, чтобы увильнуть. Если роль серьезная и от нее зависит судьба фильма, то никого подводить не хочется. Мои уловки не всегда действовали, порой я сдавался – начиналась работа, где постепенно что-то складывалось, и в результате получалось неплохо.

Иногда, чтобы получить роль, приходилось переступать через какой-то внутренний порог, преодолевать препятствия. Было так и в «Мичмане Панине», и в «ЧП», когда ко мне очень долго присматривались. Я был так напуган всем этим, что стал отказываться от всех предлагаемых мне ролей. Видимо, трусость, малодушие… Но, к моему счастью, режиссерам удавалось меня убедить, что эти роли должен играть именно я, что у меня получится. Я почувствовал веру в себя. Это касается Станислава Ростоцкого, Татьяны Лиозновой в «Мгновениях». Это касается и Самсона Самсонова в «Оптимистической трагедии», где надо было играть совершенно другого человека. Ну и потом уже – «Война и мир». Эти картины следовали одна за другой, хотя характеры героев были совершенно разными.

О результате я никогда не думал. Я пытался понять, что этот фильм вообще должен принести зрителю, а также стремился найти свое место в этом фильме. А что из этого получится – не загадывал.

Да, если бы не Ростоцкий, если бы не его вера в меня, я бы, наверное, не состоялся. Он видел во мне то, что я сам в себе не обнаруживал. Он уговорил меня сыграть того же Мельникова в фильме «Доживем до понедельника». Я отказывался, утверждал, что этот герой мне непонятен, «это не я». Он отвечал: «Ничего подобного. Вот ты сейчас разбираешься в своей жизни, пытаешься понять, правильно ли ты живешь. Вот этим занят и Мельников. Так что ты такой, какой сейчас мне и нужен». Решился после того, как Станислав поставил жесткое условие: «Если ты мне друг – будешь играть». Фильм имел огромный успех, а мне он помог снова поверить в себя.

Он умел меня убедить. Я очень благодарен Ростоцкому и за фильм «Белый Бим Черное ухо». Мой Иван Иванович в «Белом Биме» – он просто осколок от войны. И может быть, даже он является причиной гибели собаки, ведь они расстались. Мне это очень понятно, ведь любовь к братьям нашим меньшим у меня с детства. Без зверей я не представляю свою жизнь. У меня помимо кошек, собак были голуби, рыбки, уж, поросенок, козочка. Когда я поступил в институт, то на следующий день отец собрал всех голубей в бельевую корзину и вынес на улицу, сказав при этом: «Славку приняли в институт, так что разбирайте голубей, кто хочет».

Ну а с псом, который Бима играл, мы очень сдружились… Я очень люблю природу, поэтому все время живу на даче. Посижу пару часов с удочкой на речке – и вроде душой свежий воздух глотнул. Нигде так не отдохнешь, как на природе…

Так что я считаю Станислава Иосифовича Ростоцкого своим режиссером. Я думаю, что и он считает меня своим актером. К сожалению, не так много Станислав Иосифович снимал. И правильно, потому что он делал только те фильмы, которые его волновали, в которых можно было рассказать что-то очень важное для зрителей. И эти фильмы долго живут в памяти людей, я нередко вижу их по телевидению… Странно смотреть на себя в тех фильмах. Как будто это и не я. А иногда думаешь – как же это я играл? Я бы сейчас так ни за что не сыграл. Видимо, молодость, смелость помогали. Сейчас я уже стал и опытным, и мудрым, но ушло что-то важное. Главное. То, что нам дорого в молодости. Что ж, всему свое время…

«Война и мир»

Сыграть Болконского мне очень хотелось. Сергей Бондарчук, наметив на роль Пьера себя, искал исполнителя роли Болконского. Мы как-то встретились еще до начала съемок, и я между делом заметил, что Болконский-де самый загадочный герой романа Толстого и что мне бы хотелось на эту роль попробоваться. Мы ведь с Бондарчуком вместе учились и снимались в «Молодой гвардии», я просто спросил: «Сергей, а каким ты себе представляешь Андрея Болконского?» Он посмотрел на меня и сказал: «Ну что ты, Болконский совсем другой!» То есть дал понять, что в этой роли меня не видит. Тем разговор и кончился. На роль князя Андрея был утвержден Иннокентий Смоктуновский. Но его неожиданно позвал Григорий Михайлович Козинцев на «Гамлета», и Смоктуновский бросил все и уехал в Питер. После чего Бондарчук решил сделать перестановку и назначил на эту роль Олега Стриженова, который уже был утвержден на Анатоля Курагина. Но по каким-то причинам не вышло и со Стриженовым. Так выяснилось, что актера на роль Болконского нет.

Я в то время уже снимался в «Оптимистической трагедии» у Самсона Самсонова, играл матроса Алексея. Играл с удовольствием, но все равно было грустно, что такую роль упустил. Мне помог случай. Вернее, Екатерина Алексеевна Фурцева. Фурцева следила за съемками «Оптимистической трагедии» и время от времени просматривала материал, который мы ей присылали из экспедиции. И вот однажды, повстречав в министерстве Бондарчука и зная, что у того проблемы с актером на роль Болконского, она спросила: «А почему бы вам не обратить внимание на молодого артиста Тихонова?» Меня срочно вызвали с Дона, где мы снимали «Оптимистическую трагедию», и я прилетел на кинопробы. Сцену для проб Бондарчук выбрал чуть ли не самую трудную – кстати, в фильме Кинга Видора, который к тому времени посмотрела вся страна, этой сцены не было – это была встреча Андрея и Пьера на пароме, где два друга беседуют-спорят о смысле жизни. Помните, Толстой пишет о том, что встреча с Пьером стала эпохой в жизни князя? Вот эту эпоху мы и сыграли на кинопробах с Сергеем Федоровичем, который в том числе и себя пробовал на роль Пьера, чтобы понять, подходим ли мы друг другу.

Да, этот роман всегда меня привлекал необыкновенно. Если молодые люди делятся на тех, кому нравится Пьер Безухов, а кому князь Андрей Болконский, то я относился к последним. Андрей Болконский – человек-комильфо, удивительный, странный для меня человек. Это другой век, другая «золотая молодежь». Мне пришлось засесть за материалы в Ленинской библиотеке и попросить журналы того времени, чтобы узнать, чем жили молодые люди XIX века, что читали, что ими руководило, когда они выбирали свой путь служить вместе с солдатами, как это сделал Болконский во время Бородинского сражения. Хотя вначале он и мечтал быть маленьким Наполеоном. Дистанция между Андреем Болконским, описанным Толстым, и Вячеславом Тихоновым, приехавшим из Павловского Посада, была огромной. Когда я впервые надел лосины и ботфорты, то не смог шага шагнуть – ноги были как костыли. Мучился я с этим героем четыре года. Все это время нигде больше не снимался: боялся, что другая роль помешает глубже проникнуть в характер и образ мыслей этого человека. Но когда картина была закончена, я не был доволен своей работой: мне казалось, что у Толстого точнее и что мне ничего не удалось.

Конец ознакомительного фрагмента.

Текст предоставлен ООО «ЛитРес».

Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию на ЛитРес.

Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.

Здесь представлен ознакомительный фрагмент книги.
Для бесплатного чтения открыта только часть текста (ограничение правообладателя). Если книга вам понравилась, полный текст можно получить на сайте нашего партнера.

Купить и скачать книгу в rtf, mobi, fb2, epub, txt (всего 14 форматов)



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2