Юрий Котлярский.

Проект US-RUSSIA. Футуристический роман



скачать книгу бесплатно

– Сравнили. Когда это было! – махнул рукой Полномочный представитель Президента в Дальневосточном федеральном округе. – Сегодня и времена изменились, да и Россия уже далеко не та.

– Я бы сказал – не такая, какой великому государству полагается быть, – поправил Президент. – Так что не будем набожнее Римского Папы. Это сегодня многие наши учёные предпочитают работу за границей работе на родине, а в те далёкие времена немало учёных иностранцев навсегда связали себя с Россией.

– И что же вы предлагаете?

– Лично я – ничего. Но предложение Секретаря Совбеза заслуживает, на мой взгляд, того, чтобы отнестись к нему самым серьёзным образом.

– Как? Вы искренне полагаете, – осторожно, словно зондируя почву, впервые за всё время подал голос Министр финансов, – что некоторые министерские посты в России могли бы занять иностранные специалисты?

– Теоретически – да. Всё зависит от обстоятельств.

– И какие именно, по вашему мнению?

– Ну, об этом, извините, не мне судить. Потерпите. Ждать осталось недолго.

– Зачем ждать, – саркастически бросил Министр юстиции, которому идея Секретаря Совбеза пришлась откровенно не по душе.– Менять так менять всех подряд. Для начала заменим представителей Президента в федеральных округах, потом членов правительства, в том числе Министра обороны, Министра внутренних дел, ну и для компании Министра иностранных дел. А там дело дойдёт и до более мелкой сошки. То-то обрадуется Госдеп. Не вышло мытьём – выйдет катаньем.

Он окончательно осмелел и, кажется, уже ничего не боялся.

– Да я хоть сейчас готов освободить кресло, – пробурчал достаточно внятно Министр иностранных дел. – Лично мне есть чем заняться. Начну писать мемуары.

– Только давайте без фанатизма, уважаемые коллеги, – строго произнёс Президент. – Почему вы решили, что речь идёт именно о министрах?

– А о ком же ещё?! – хмыкнул Министр юстиции. – У меня отличный слух. Секретарь Совбеза сам об этом сказал.

– Совершенно не обязательно. Есть много других должностей, в том числе и в правительстве, где бы мы могли эффективно использовать опыт иностранных специалистов для решения стратегических задач. Например, в качестве консультантов.

– Э, нет, – не уступал Министр юстиции. – Для решения стратегических задач они потребуют полной свободы рук, а это значит министерских постов. Никак не ниже.

– Если не выше, – в сердцах брякнули с места.

– Выше некуда.

– Почему некуда? – неожиданно подал голос Премьер-министр, до того не вступавший в дискуссию. – Разрешите? – обратился он к Президенту и, получив согласие последнего, поднялся из-за стола.

– Почему некуда? – повторил он, неторопливо скользя глазами по лицам членов Совбеза, словно желая убедиться в произведённом эффекте. И следует признать, что его слова не оставили присутствующих равнодушными. Как по команде, все головы дружно повернулись в сторону Премьера, словно от дальнейших его слов зависела судьба всей страны.

Даже Президенту не удалось сохранить спокойствие, и он изумлённо повёл головой. Дождавшись тишины, Премьер как ни в чём не бывало продолжил речь:

– Но прежде чем внести предложение, я бы хотел со всей ответственностью заявить, что, как и Президент, я полностью поддерживаю идею Секретаря Совбеза, с единственной оговоркой, что в вопросе кого и кем заменить просматриваются различные варианты. Лично я против слишком активной ротации членов правительства, ибо так недолго и наломать дров, хотя одному-двум министрам и придётся пожертвовать своим местом. Но есть ещё одна должность в правительстве, которая могла бы стать адекватной замене всего Кабинета министров.

Министр по делам гражданской обороны и чрезвычайным ситуациям, который до того ни разу не подал голоса и отрешённо рисовал кружки и треугольники на листе бумаги, закашлялся, словно поперхнувшись дымом от горевших в Подмосковье торфяников.

– Вы хотите сказать… – дробно откашливаясь, начал было он и вновь поперхнулся.

– Совершенно верно, именно это я и хочу сказать, – подхватил Премьер. – На мой взгляд, должность Премьер-министра оптимальным образом подошла бы для решения поставленных целей. Это именно та площадка, на которой высококвалифицированный иностранный менеджер смог бы в полной мере реализовать свой творческий потенциал. Не возражаю, если этим человеком станет американец. Точнее, считаю, что им должен стать именно американский топ-менеджер.

– Кхе-кхе-кхе… А-а-а к-как же вы?

– А я с большим удовольствием пойду к нему в заместители. Полагаю, что для меня это будет отличная школа и возможность познакомиться с современными методами управления. К тому же заменить иностранным специалистом одно лицо, намного проще и, я бы сказал, существенно дешевле, чем замена даже половины Кабинета министров. Вот и всё, что я собирался сказать. Надеюсь, моё предложение устроит все заинтересованные стороны.

Премьер замолчал, как бы предлагая присутствующим в полной мере осмыслить своё неожиданное предложение. Молчали и члены Совбеза. Но это уже была не та тишина, которая предваряет напряжение в воздухе, предшествующее июльской грозе, а молчаливый вздох облегчения, сопровождающий чёрную тучу, прошедшую стороной. Сам того не подозревая, Премьер выиграл партию ещё до того, как шахматные фигуры были расставлены на доске.

– А что, – встрепенувшись, произнёс Министр иностранных дел, словно вопрос был давно решён и оставалось только поставить точку. – Варяг так варяг. Не справится – отправим в отставку. А справится – честь ему и хвала. Лично я бы рискнул.

– Представляю, какое вознаграждение он заломит за своё премьерство, – простодушно не удержался настырный Полномочный представитель Президента в Дальневосточном федеральном округе.

– А как же, – согласился Премьер. – Однако же игра стоит свеч. Пригласив американского управленца, мы одним выстрелом убиваем нескольких зайцев. Во-первых, тем самым мы демонстрируем нашим гражданам, что не остались слепы и глухи к их справедливым требованиям. Люди хотят жить, как в Америке, и они получают эту надежду. Во-вторых, мы выбиваем важнейших козырь из рук наших оппонентов, готовых использовать любое протестное движение в своекорыстных целях. И наконец, в-третьих, – и это самое важное, – мы предпринимаем реальные шаги по преодолению нашей ментальной косности. Грустно и прискорбно сознавать, что такой великой стране, как Россия, есть чем гордиться в прошлом, и почти нечем гордиться в настоящем. А надо, чтобы народ не только гордился своим прошлым и настоящим, но и уверенно смотрел в будущее. И если ради этой великой цели потребуется пойти даже на поклон к Западу, мы пойдём, отбросив все колебания. Тем более что, как справедливо заметил наш Президент, история нашей страны полна подобных примеров.

Премьер-министр сел и слегка откинулся на спинку стула, как это делает человек после утомительного стояния.

В очередной раз в зале повисла напряжённая тишина. Да и было о чём подумать.

– А наш Премьер – хват: как повернул разговор! – успел шепнуть на ухо соседу Министр юстиции, прежде чем Президент снова взял слово. – Ну, теперь жди подвижек!

– Благодарю вас, – сухо кивнул Премьеру Президент и продолжил: – Полагаю, коллеги, что никто не станет возражать против данного предложения?

Возражающих не было. Да и кому придёт в голову выступить не только против Премьера, но и солидарного с ним главы государства. И только Министр внутренних дел неожиданно подал голос:

– Назначение на должность Премьера американца априори предполагает, что он будет также руководить и нашим силовым блоком, то есть полицией, Следственным комитетом, Прокуратурой, Федеральной службой безопасности, наконец.

– Ну нет, так далеко, надеюсь, дело не зайдёт, – скрывая, как показалось Министру, снисходительную улыбку, произнёс Президент. – Управление силовыми подразделениями мы ему по вполне понятным причинам не отдадим. Да и вряд ли иностранец станет на них претендовать. Он же разумный человек. А вот что касается экономического блока, финансов, сельского хозяйства, социальной сферы – тут, полагаю, мы должны будем предоставить ему самые широкие полномочия.

– О-хо-хо! – покачал головой директор Федеральной службы безопасности. – Как бы мы не перехитрили самих себя.

– Вы не согласны? – вопросительно взглянул на него Президент.

– Да нет, – замялся тот, – иностранец так иностранец. А уж мы, со своей стороны, постараемся за ним присмотреть.

– Не без того. Контроль, вполне понятно, необходим, в том числе и со стороны ФСБ, – согласился Президент. – Во всяком случае, на первом этапе. Однако он не должен сковывать свободу рук.

– Упаси Бог!

– Прекрасно! Ещё замечания, возражения?

Зал молчал.

– В таком случае, – резюмировал Президент, – будем считать, что предложение одобрено единогласно.

– Теперь дело за малым: найти подходящую кандидатуру, – хмуро заметил Министр финансов, не без основания опасаясь, что новая метла в первую очередь пройдётся по его ведомству и по нему лично. – Лично я не взял бы на себя такую ответственность. Может быть, у кого-нибудь из коллег есть конкретные предложения?

– Да в Америке этих менеджеров как собак нерезаных, – подал реплику кто-то в дальнем конце стола, – выбирай на вкус.

– Нам нужен, извините, не любой, не абы какой преуспевающий выскочка, а человек, который бы отвечал самым высоким профессиональным критериям, имеющий многолетний опыт успешного управления крупными международными корпорациями, – наставительно заметил Президент, – человек, входящий в первую десятку самых успешных менеджеров Соединённых Штатов. Я уж не говорю о том, что у него должна быть незапятнанная моральная репутация у себя в стране и за рубежом. Кроме того, он должен лояльно относиться к России, а также – обращаю ваше особое внимание – добровольно отказаться от ведения бизнеса как в Америке, если таковой у него есть, так и в нашей стране. Это общемировая практика, и я не вижу оснований для исключений из правила.

– Ничего себе! – ахнул даже вечно немногословный Министр по делам гражданской обороны и чрезвычайным ситуациям. – Да это портрет не кризисного менеджера, а кризисного ангела во плоти.

– Тем не менее, только такой человек нам и необходим. Отсутствие даже одного из вышеперечисленных качеств автоматически исключает его из числа претендентов.

– Да где же вы такого найдёте? – удивлённо произнёс Министр иностранных дел. – Ангелы – они в небесах, до них далеко, а на земле живут обычные смертные. Да и какой, извините меня, болван согласится поменять свой бизнес в благополучной Америке на головную боль в далёкой России?

– А вот этим я как раз хотел поинтересоваться у вас, коллега, – с нажимом произнёс Президент. – У вас такого случайно нет на примете? При вашем-то дипломатическом опыте и знании американского истеблишмента неужели не найдётся хотя бы одной ангелоподобной кандидатуры?

– Понятия не имею, – развёл руками Министр. – Разве что какого-нибудь Рокфуллера. Извините за неудачную шутку.

– А какого именно? – неожиданно для Министра буквально ухватился за предложение Президент. – В Америке много Рокфуллеров, целый клан: политики, благотворители, управленцы. Вы бы лично на ком остановились?

– Ну, если уж выбирать, – не замечая, что его заманивают в ловушку, спокойно продолжал Министр, – то я бы остановился на Джоне Дэвидсоне Рокфуллере – полном тёзке своего знаменитого прапрапрадеда. 47 лет, окончил Гарвард, женат, трое детей, миллиардер, баптист, как и все его предки.

– Неужели полный тёзка?

– Один в один.

– Да, – покачал головой Президент, – одно только имя уже обязывает ко многому. А каков у него послужной список?

– Более чем достойный: на первых порах увлекался политикой и даже баллотировался в губернаторы одного из северных штатов, а когда не прошёл, возглавил финансовый бизнес семьи. Председатель правления «Чейз Америкэн» банка. Одновременно входит также в руководство ряда финансовых учреждений, принадлежащих империи Рокфуллеров. Колоссальные связи в деловых и политических кругах, исключительная порядочность, никогда не позволял себе необоснованной критики в адрес России, наконец, огромный авторитет в международных кругах, вице-председатель Совета по международным отношениям, благотворитель. Впрочем, последнее – семейная традиция всех Рокфуллеров.

– То есть, вы полагаете, что мистер Джон Дэвидсон Рокфуллер мог бы стать достойной кандидатурой на должность Премьер-министра России?

– Я этого не утверждал. Надеюсь, вы шутите.

– Отнюдь нет.

Выражение лица Президента и в самом деле не давало повода усомниться в серьёзности его отношения к предложению коллеги, и, пожалуй, впервые в своей практике Министр иностранных дел растерялся и с неподдельным изумлением взглянул на Президента.

– Но это же, это же, – всё ещё не смея поверить в услышанное, забормотал он, – это же сам Рокфуллер! Понимаете, Рокфуллер, а не какой-нибудь наёмный менеджер, будь он хоть семи пядей во лбу!

– Вот и великолепно! А что вас смущает? Если только он даст согласие, то лучшего Премьер-министра нам и желать нечего.

– Да, но для этого придётся изменить законодательство, запрещающее принимать на государственные должности иностранцев, – робко заметил Министр юстиции.

– Надо будет – изменим, – едва заметно усмехнувшись, произнёс Президент. – Уверен, думцы поддержат соответствующий закон, если мы доходчиво донесём до них его смысл.

Двое членов Совбеза, сидевших на противоположном конце стола, не выдержав, утробно хрюкнули, но спохватившись, торопливо полезли за носовыми платками и шумно высморкались. Президент метнул в их сторону недовольный взгляд, однако не стал заострять внимания и продолжил развивать мысль:

– Какие могут быть шутки, когда речь идёт о столь важном решении. На мой взгляд, вы выдвинули блистательную идею, и грех ею не воспользоваться.

– Н-но как же вы мыслите, – запнулся Министр, – его убедить? Стопроцентного янки, патриота своей страны, миллиардера, приверженца американского образа жизни и так далее и тому подобное. Да и зачем ему влезать в какой-то русский проект, даже самый амбициозный, когда у него своих проектов по горло? Деньги ему не нужны, известности не занимать, русские красавицы его тоже вряд ли интересуют, он однолюб и патологический семьянин. Не вижу стимулов, которые бы могли его побудить оставить Америку и кинуться в омут российской неразберихи.

– А по-моему, стимул есть, – неожиданно вмешался Премьер-министр. – Здоровое честолюбие – вот на чём можно было бы построить интригу. Да-да, я не оговорился, коллеги! Человек, достигший в жизни всего, о чём он только мог когда-то мечтать, если это нормальный человек с нормальной психикой и разумными потребностями, не может не стремиться достичь в этой жизни чего-то большего, чем чисто материального благополучия, принести пользу уже не только себе, но и – по большому счёту – всему человечеству. Некоторые из них начинают заниматься благотворительностью, другие творчеством, третьи коллекционированием произведений искусства и так далее. И если, – обратился Премьер к Министру иностранных дел, – Джон Дэвидсон Рокфуллер именно такой человек, каким вы его обрисовали, то с высокой степенью вероятности его может заинтересовать предложение возглавить правительство России. В управленческом смысле любое государство (а тем более Россия), – это такая же корпорация, как «Эксон Мобил», «Дженерал Моторс» и тому подобные структуры, только несоизмеримо б?ольших размеров, и я вполне допускаю, что у Рокфуллера с его амбициозностью и неуёмной энергией появится соблазн реализовать себя в каком-нибудь грандиозном проекте. А что может быть грандиозней того, что мы хотим ему предложить? Россия – как проект для самореализации. Идеальное предложение!

И Премьер вопросительно взглянул на Президента, как бы ожидая от него одобрения.

– А что, по-моему, любопытное предложение, – произнёс Президент и посмотрел на Министра иностранных дел, приглашая его к диалогу. – Представьте себе на минуту, что вы – Джон Рокфуллер, и к вам от имени российского руководства поступает официальное предложение возглавить правительство России с самыми широкими полномочиями. Вам предлагают, принимая во внимание ваши знания и ваш уникальный управленческий опыт, сделать из России вторую Америку и тем самым вписать золотыми буквами своё имя в историю российского государства. Чем не стимул? Неужели бы отказались?

– Я бы, пожалуй, не отказался, – дипломатично согласился Министр, – но согласится ли Рокфуллер – вот в чём вопрос.

– Вот вы и постарайтесь сделать так, чтобы и он тоже не отказался.

– То есть как? Вы поручаете это мне?

– Да, вам. На то вы и Министр иностранных дел, дипломат волею божьей, вам и карты в руки. А мы со своей стороны окажем всяческую поддержку, – и Президент предупреждающе поднял руку в ответ на вытянувшееся лицо Министра. – Не торопитесь. Я понимаю ваше душевное состояние, однако в сложившихся обстоятельствах я не вижу более подходящей кандидатуры. Сыграйте на его честолюбии, наконец, на его гражданской позиции. Ему как американскому гражданину и патриоту должно льстить, что своим участием в возрождении России он одновременно будет служить и своей стране, способствуя экономическому и политическому сближению двух великих народов, а значит, и делу укрепления мира. Я уж не говорю о том, какие широкие возможности откроются в этом случае для американского бизнеса в России. Он же деловой человек и без труда оценит все преимущества. Так что шансов у нас не меньше чем пятьдесят на пятьдесят. И только если он всё-таки ответит решительным отказом, будем искать другую кандидатуру.– Президент выдержал короткую паузу, давая Министру иностранных дел возможность прийти в себя, и заключил: – Для проведения такой операции вам потребуется время на наведение мостов, но мы не торопим. Прозондируйте ситуацию, подключите наше посольство, короче, постарайтесь максимально удобрить почву. Уверен, что при нынешних тёплых отношениях с Соединёнными Штатами мы можем рассчитывать на успех.

– Не было печали – купила баба порося. Напросился, называется, – вздохнул Министр.

– Родина вас не забудет, – пообещал Президент и, уже обращаясь к присутствующим, подвёл итоги: – Если нет других предложений, будем считать, что повестка дня исчерпана. Спасибо всем. До свидания.

***

Один за другим члены Совбеза потянулись на выход.

В приёмной Министр финансов дружески подхватил под руку Министра иностранных дел.

– Не расстраивайтесь, у вас всё получится, – почти конфиденциально приободрил он коллегу. – Кстати, знаете, о чём я ещё подумал, когда Президент столь горячо ухватился за вашу идею?

– О чём? – почти безучастно откликнулся тот.

– О том, что это – гениальнейший ход. Миллиардер Рокфуллер обойдётся нам в разы дешевле, чем любой менеджер средней руки, не говоря уже о каком-нибудь тяжеловесе. Но я бы предложил пойти ещё дальше и предложить ему поработать на Россию вообще бесплатно. Точнее, за один доллар в год.

– Это каким же образом? – опешил Министр иностранных дел.

– Просто, как палец. – Министр финансов многозначительно помолчал, раздумывая, продолжать или не продолжать, и, наконец, решился: – Только не удивляйтесь и выслушайте, пожалуйста, до конца. Надеюсь, вы согласитесь с тем, что для Рокфуллера деньги – тьфу, навоз, он и те, что имеет, не знает, куда девать. Потому и жертвует миллионы на различные благотворительные проекты. Отсюда вывод: купить его за деньги, даже очень большие, едва ли получится. Миллиарды мы ему предложить все равно не сможем, а десяток-другой миллионов долларов ему просто неинтересны. А вот на честолюбивом желании прижизненной славы великого реформатора, победителя, мецената и так далее и тому подобное, как верно заметили Премьер и Президент, можно превосходно сыграть. Моральные стимулы, в отличие от материальных, не имеют границ. Более того, некоторые готовы отдать себя всего не только ради прижизненной, но даже посмертной славы. Хотя, казалось бы, какая усопшему разница? Ан, нет, существует. Ибо надежда на посмертную славу греет уже при жизни. Что скажете?

– Скажу, что вы меня здорово сбили с толку. Есть над чем поразмыслить.

– Рад, что мы понимаем друг друга.

– Да-а, – задумчиво протянул Министр иностранных дел. – Проблема. А может, поступить ещё хлеще, – неожиданно усмехнулся он от пришедшей в голову озорной мысли, – потребовать от Рокфуллера входной билет за право называться Премьер-министром России. Вот вам и ещё один источник пополнения бюджета страны.

– Блестящая идея. Только, ради Бога, не делитесь ей с Президентом. Боюсь, он не оценит ваш благородный порыв.

– Жаль, что не я Министр финансов. С удовольствием поменялся бы с вами сейчас местами!

– Каждый по-своему печётся о благе России.

И Министр финансов медленно отчалил от Министра иностранных дел, оставив последнего в смешанных чувствах. Ведь если подумать, то не такая уж это и бредовая мысль – конвертировать презренный металл в посмертную, а там, глядишь, и прижизненную всемирную славу. Даже очень сильные люди не лишены человеческих слабостей, среди которых тщеславие занимает одно из ведущих мест.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16