Юрий Котлярский.

Проект US-RUSSIA. Футуристический роман



скачать книгу бесплатно

Вопрос. Не направлено ли соглашение между США и Россией против какой-либо третьей страны, например Китая?

Ответ. Ни в коей мере. Соглашение вообще не содержит каких-либо межгосударственных договорённостей, будь то политика, экономика или сотрудничество в военной области. Но если Китай захочет последовать примеру России и пригласить, например, на должность Премьер-министра своей страны американского специалиста, как это сделала Россия, то мы охотно пойдём ему навстречу. (Дружный смех в зале.)

Вопрос. Скажите, пожалуйста, почему нужно было так долго держать переговоры в секрете?

Ответ. Опять же этот вопрос не ко мне, а к мистеру Рокфуллеру. Насколько мне известно, об этом долгое время не знала даже его жена.

Вопрос. И какова была её реакция, когда она узнала об этом?

Ответ. Понятия не имею. Я знаю, какая была реакция у моей жены. Она воскликнула: «Вау!»

Вопрос. По вашему мнению, какова будет реакция русского народа на соглашение?

Ответ. Если бы я был русским, я бы приветствовал его. Надеюсь, большинство русских именно так и поступит. Если они пригласили мистера Рокфуллера на столь высокую должность, значит, их не устраивает то состояние дел, в котором находится Россия сегодня, и они желают коренного улучшения жизни. Решение мистера Рокфуллера продиктовано исключительно альтруистическими мотивами – в кратчайшие сроки помочь этой стране войти в число процветающих государств мира. Поэтому я не вижу серьёзных оснований для противоположной точки зрения. Хотя, как известно, даже у самой благородной идеи всегда найдётся какое-то количество недоброжелателей.

Вопрос. Вы заявили, что данное соглашение касается исключительно России и мистера Рокфуллера, однако правительство Германии от лица всего Европейского сообщества выразило в связи с этим свою серьёзную озабоченность. Что вы думаете по этому поводу?

Ответ. Я могу лишь подтвердить нашу принципиальную позицию. С таким же успехом русские могли бы обратиться с аналогичной просьбой к известным немецким бизнесменам, например, к мистеру Сименсу, или наследникам Круппа. И это не вызвало бы с нашей стороны какой-либо озабоченности. Но русские выбрали американца. Это их выбор. Пока в мире существует конкуренция, всегда будут выигравшие и проигравшие. Таковы законы рынка. Так что я не вижу никаких оснований для озабоченности со стороны наших европейских партнёров.

Вопрос. Джордж Вашингтон прославился тем, что был отцом-основателем США и их первым Президентом, Авраам Линкольн – тем, что освободил американских рабов, Теодор Рузвельт – тем, что первым из Президентов позволил себе пригласить в Белый Дом представителя афроамериканских народов, а также тем, что стал в 1906 году Лауреатом Нобелевской премии. Как вы полагаете: данное соглашение – это ваш шанс войти в анналы истории?

Ответ. Не понимаю, причём здесь я. Скорее, вопрос следовало бы адресовать мистеру Рокфуллеру.

Это его решение, моё же участие минимальное. Хотя не думаю, что он руководствовался жаждой прижизненной или посмертной славы. На мой взгляд, он полностью лишён подобного недостатка. По его глубокому убеждению, насколько мне известно, люди, стремящиеся попасть в анналы истории, сродни грешнику, мечтающему обманом проникнуть в рай. А мистер Рокфуллер глубоко верующий человек и никогда не пойдёт на сделку с собственной совестью.

***

Пресс-секретарь и Президент понимающе перекинулись взглядами. Пора было завершать встречу. Не в правилах обоих было затягивать брифинг сверх строго оговорённого времени и фиксированного количества вопросов. Скотт Шафнер неторопливо поднялся и поднял руку, призывая к порядку:

– Всё, всё, уважаемые дамы и господа, брифинг окончен. Более никаких вопросов. Надеюсь, господин Президент в достаточной степени удовлетворил ваше профессиональный интерес. Надеюсь также, что вы сумеете объективно донести информацию до своей аудитории. Благодарю за внимание от имени Президента и от себя лично. До новых встреч!

Однако избавиться от назойливых журналистов оказалось не так-то просто. Какой-то особенно настырный и горластый корреспондент, перекрывая возникший гвалт, прокричал:

– Ещё только один вопрос. Не намерен ли мистер Президент после окончания своего президентского срока также перебраться на работу в Россию вслед за мистером Рокфуллером?

Ответом был оглушительный хохот журналисткой братии. Скотту Шафнеру даже не пришлось давать словесный отпор нахалу, и он вышел вместе с Президентом через служебный вход.

Глава 13. Скандальное ток-шоу on-line

Начало ток-шоу на телеканале корпорации «Си-Би-Эм», одной из трёх крупнейших широковещательных телевизионных сетей Соединённых Штатов, было анонсировано на самый прайм-тайм – двадцать часов пятнадцать минут пятничного вечера, когда телезритель привык развлекаться убойными сериалами, а одна минута рекламы обходилась рекламодателям в умопомрачительные суммы. Для того чтобы втиснуть передачу в прайм-тайм, компании пришлось даже перетасовать сетку дневного вещания. Впрочем, учитывая ажиотажный интерес телезрителей к последним новостям из Белого дома, организаторы не сомневались, что не только отобьют любые накладные расходы, но и получат приличную дополнительную прибыль. И для этого у них были весомые основания.

Брифинг в Белом доме вызвал такое информационное цунами по всей стране, что даже большая часть региональных СМИ, не говоря уже о национальных газетах и каналах, только и занималась тем, что обсуждала будущее назначение Джона Дэвидсона Рокфуллера. Событие такого масштаба не оставляло равнодушным никого – ни сторонников соглашения, ни его убеждённых противников.

За полчаса до начала программы статисты и активные участники, включая солидную команду экспертов и группу поддержки, уже заполнили все свободные места в студии. Вести передачу было доверено известной топ-модели – высокой фигуристой блондинке с живым подвижным лицом, которая небезуспешно подрабатывала ещё и на телевидении в качестве модератора в некоторых рейтинговых программах. Когда до эфира оставалось примерно десять минут, дама постучала пальцем по микрофону, попросив минуту внимания для короткого инструктажа. Учитывая характер передачи, она просила участников ток-шоу не стесняться в выражении эмоций, как аплодировать в знак одобрения тех или иных высказываний, так и выражать недовольство, если захочется выразить таковое, но в любом случае не выходить за рамки приличий, поскольку передачу смотрят и слушают миллионы телезрителей по всей стране и даже за рубежом. Короче, всё как обычно.

В качестве экспертов были приглашены: корреспондент газеты «Нью-Йорк таймс», тот самый, который первым пронюхал о готовящейся сделке между Штатами и Россией, известный политолог профессор Джорджтаунского университета, сенатор от штата Иллинойс, политический обозреватель журнала «Тайм», ведущий экономист банка «Бэнк оф Америка», какой-то русский эмигрант (вероятно, для обеспечения политкорректности) и простая женщина из народа (по-видимому, с той же целью). Совершенно отдельно, чуть ближе к телекамерам, по правую руку от экспертов стояла большая клетка с попугаем жако. Ведущая заранее объяснила, что попугай здесь находится для оживления обстановки, что его следует рассматривать как элемент декора и что если время от времени он будет подавать какие-то реплики, то это в порядке вещей и не следует обращать на него внимания. На то он и говорящий попугай.

Ровно к двадцати пятнадцати подготовка была завершена, прозвучала музыкальная заставка, и глазам зрителей открылся павильон общим планом. Камера неторопливо заскользила по его рядам, более крупным планом прошлась по лицам экспертов и наконец остановилась на модераторе как на цели своего короткого путешествия.


Далее, дабы не перегружать читателя описанием деталей и ненужных подробностей, автор переложил ход событий в форму сокращённой стенограммы, как наиболее компактной и подходящей для данного конкретного случая.


МОДЕРАТОР (очаровательно улыбаясь в камеру). Добрый вечер, уважаемые телезрители! Позвольте приветствовать вас в студии телекомпании «Си-Би-Эм» в прямом эфире на ток-шоу «Куда шагает Америка». Тема нашей сегодняшней встречи настолько сильно взбудоражила, без преувеличения, всё американское общество, что мы сочли необходимым перекроить сетку вещания и вставить её в прайм-тайм. Уверена, что и вы, уважаемые телезрители, с нетерпением ждёте её начала. Итак, начинаем передачу. Прежде всего, разрешите познакомить вас с присутствующими в нашей студии экспертами. Нашими гостями сегодня являются… (Представляет по очереди экспертов.) Но прежде чем дать им слово, хотела бы обратить ваше внимание на нашего дорогого жако Джонни. (Жест в сторону попугая.) Для тех немногочисленных телезрителей, которые впервые участвуют в дискуссии на нашем телеканале, позволю краткое пояснение. Джонни является полноправным членом всех наших актуальных ток-шоу, и иногда у него получаются довольно забавные комментарии по ходу обсуждения тех или иных тем. Однако вернёмся к нашему сегодняшнему ток-шоу. Итак, вопрос можно считать решённым окончательно и бесповоротно: мистер Джон Дэвидсон Рокфуллер в конце мая – начале июня убывает в Россию, чтобы занять там должность Премьер-министра. Ка это отразится на Америке? Вот тема нашего сегодняшнего разговора. С кого же мы начнём? (Скользит взглядом по лицам экспертов, как бы выбирая первую жертву, хотя она у неё давно намечена. Взгляд останавливается на корреспонденте газеты «Нью-Йорк таймс». ) Пожалуй, с вас. Ведь вы тот самый человек, который взорвал информационную бомбу, поведав Америке о том, что мистер Рокфуллер, по всей видимости, собирается занять пост Премьер-министра в России. Как вам это удалось? Кто тот таинственный источник, который выдал вам эту тайну? И почему именно вам? Вы можете сообщить телезрителям его имя?

КОРРЕСПОНДЕНТ. Смотри, чего захотели! Если бы я раскрыл имя хоть одного человека в Конгрессе, Сенате или Белом доме, которые сливают мне время от времени конфиденциальную информацию, то я бы давно вылетел на улицу, а не работал в газете и не сидел сейчас в студии. Даже мой главный редактор не знает всех моих источников информации. Так что не рассчитывайте на слишком большую откровенность с моей стороны. Мы с вами коллеги и, я полагаю, вы тоже не поделились бы со мной своими источниками информации, если таковые у вас имеются.

МОДЕРАТОР. Ну хорошо, опустим этот вопрос. А как вы относитесь к самому соглашению? Вы за или против?

КОРРЕСПОНДЕНТ. Честно говоря, мне глубоко плевать. Я прочитал и переслушал бесчисленное количество комментариев, и все они, ну практически все, пережёвывают одну и ту же жвачку: выгодно это Америке или нет? А я полагаю так: да пусть уезжает! Скатертью дорога! Неужели Америка не проживёт без Рокфуллера? Ещё как проживёт! Извините, но мне даже неинтересно обсуждать эту тему.

МОДЕРАТОР. Странно. Никак не ожидала, что именно вас совершенно не волнует данный вопрос. Впрочем, у каждого свой взгляд на мировую историю. (Обращается к профессору политологии Джорджтаунского университета.) А вы, господин профессор, как полагаете? Или вы солидарны с мнением корреспондента «Нью-Йорк таймс»?

ПРОФЕССОР. Увы, но я никоим образом не могу согласиться с подобным индифферентным подходом. На мой взгляд, проблема существует и закрывать на неё глаза то же самое, что не обращать внимания на крошечную точку на горизонте, которая со временем вполне может оказаться грозовой тучей и даже торнадо. Кто наблюдал торнадо, тот хорошо знает, каким безобидным, на первый взгляд, он предстаёт взору, и как за относительно короткий промежуток времени превращается во всесокрушающего монстра, материализованного Кинг-Конга. Проблема есть и чрезвычайная опасность заключается именно в том, что до последнего момента мы можем оставаться в полном неведении относительно её потенциальных последствий, несмотря на успокаивающие заявления правительства. Лично я вижу несколько сценариев развития событий. Первый…

ПОПУГАЙ. Хо-хо-хо! Ха-ха-ха!

ПРОФЕССОР (морщится, но продолжает развивать мысль). Первый заключается в том, что мистер Рокфуллер уже через сравнительно короткий промежуток времени после переезда в Россию начнёт осознавать, что его усилия по реализации американских методов управления наталкиваются на непреодолимые препятствия и глухое сопротивление русских, и он решает вернуться в Америку. В этом случае он не успевает нанести никакого вреда Америке и не принести никакой пользы России. Это оптимистичный вариант. В принципе он может устроить всех. Даже русских, которые ждали от него чуда. Но существует и другой вариант развития: мистер Рокфуллер находит общий язык со своими русскими коллегами и начинает осуществлять в стране глубокие преобразования. К чему это может привести – вопрос достаточно дискуссионный. С какой Россией Америке проще и лучше иметь дело: слабой или сильной? Боюсь, что сегодня на этот вопрос не сможет ответить никто. Есть и третий вариант: российская экономика разваливается в силу присущих ей внутренних противоречий, несмотря на все усилия мистера Рокфуллера по её реанимации. Это пессимистичный сценарий, и я бы не стал принимать его в расчёт. Вследствие чего…

МОДЕРАТОР. Извините, профессор, но я так и не поняла: вы за или против?

ПРОФЕССОР. Я же говорю…

ПОПУГАЙ. Хор-рошо! Хор-рошо! Хор-рошо!

ПРОФЕССОР (несколько смутившись). В общем и целом я уже изложил свою позицию и мне нечего добавить.

МОДЕРАТОР. Благодарю вас, профессор! (Обращается к сенатору от штата Иллинойс.) А какова ваша точка зрения, мистер сенатор?

СЕНАТОР (откашлявшись). Мне не приходилось бывать в России, но я достаточно много знаю о ней по романам Достоевского, Толстого и некоторых других известных русских писателей, например, э-э-э… Ивана Чехова. И у меня сложилось твёрдое убеждение, что эта страна не заслуживает того, чтобы мы помогали ей каким бы то ни было образом. Если ей приходится туго, пусть выкручивается сама, а не пытается выехать за счёт американских мозгов. Правда, как политик вынужден согласиться с тем, что сильная Россия менее опасный противник, как сытый волк менее опасен, чем волк голодный. И в этом отношении я разделяю позицию нашего Президента. Но волк, тем не менее, остаётся волком, и нам по-прежнему следует соблюдать разумную осторожность. Но что меня особенно настораживает, так это позиция самого мистера Рокфуллера. Кто в этом зале способен внятно объяснить: почему он принял предложение русских? Чего ему не хватало? Что побудило его совершить подобный поступок? Или у него мало забот в Америке? И если позицию Президента ещё можно каким-то образом оправдать, то позиция мистера Рокфуллера представляется мне совершенно необъяснимой. (Усмехается, кивает в сторону попугая.) Может, мистер жако знает ответ? А у меня его, к сожалению, нет.

Попугай с достоинством хранит молчание

МОДЕРАТОР. Судя по всему, в данный момент наш Джонни тоже в некотором затруднении. Что ж, ничего страшного, если мы получим ответ несколько позже. (К сенатору.) Если я правильно вас поняла, в целом вы не одобряете эту сделку.

СЕНАТОР. Совершенно верно. Но особенно…

МОДЕРАТОР. Я поняла. Рокфуллер… (В камеру.) Как видите, уважаемые дамы и господа, мы уже столкнулись с самыми разными точками зрения. Но прежде чем продолжить передачу, объявляю короткий перерыв на рекламу. Не переключайте, пожалуйста, ваши телевизоры на другие каналы, у нас отличные рекламные новости. Встретимся буквально через пару минут.

После рекламной паузы

Вот мы и снова в эфире. Продолжаем наше увлекательное ток-шоу. Итак, чьё мнение мы выслушаем на этот раз? (Камера крупным планом выхватывает лицо ведущего экономиста банка «Бэнк оф Нью-Йорк». И почти сразу модератор обращается к нему.) Вы ведь работаете ведущим экономистом в «Бэнк оф Нью-Йорк»?

ВЕДУЩИЙ ЭКОНОМИСТ. Совершенно верно.

МОДЕРАТОР. И вы неоднократно встречались с мистером Рокфуллером по роду работы?

ВЕДУЩИЙ ЭКОНОМИСТ. Совершенно верно. Мне неоднократно приходилось встречаться с мистером Рокфуллером по роду работы.

МОДЕРАТОР. И какое впечатление произвёл на вас мистер Рокфуллер как человек?

ПОПУГАЙ. Рокфуллер! Рокфуллер! Рокфуллер!

МОДЕРАТОР Браво, Джонни! (К залу). У нашего Джонни отличная память на имена. (К экономисту.) Итак, мы вас внимательно слушаем. Так какое же впечатление он произвёл на вас?

ВЕДУЩИЙ ЭКОНОМИСТ. Самое благоприятное. Могу сказать, что мистер Рокфуллер весьма достойный, воспитанный и доброжелательный человек. И в то же время исключительно компетентный специалист в области финансов и менеджмента. С ним приятно иметь дело. Даже в тех случаях, когда наши представления по какому-либо вопросу не совпадали, он готов был бесконечно искать компромиссные варианты, прислушивался к нашему мнению.

МОДЕРАТОР. Блестящая характеристика. Но в этой связи возникает следующий вопрос: стоило ли в таком случае отпускать мистера Рокфуллера в Россию, если он сможет принести значительно больше пользы в Америке?

ВЕДУЩИЙ ЭКОНОМИСТ. Полагаю, что нет. Деловой мир вообще против вмешательства политики в дела экономики. Ни к чему хорошему это не приводило и, смею думать, не приведёт. Но, насколько мне известно, мистер Рокфуллер осознанно принял данное решение, а Госдеп лишь не стал ему ставить палки в колёса, по всей видимости руководствуясь собственными соображениями на сей счёт.

МОДЕРАТОР. Хм, очень любопытно. Вы полагаете, что у Госдепа были свои причины не препятствовать мистеру Рокфуллеру?

ВЕДУЩИЙ ЭКОНОМИСТ. Было бы странно думать иначе. Не болваны же там сидят, в конце-то концов.

МОДЕРАТОР. И то верно. Ну а вы бы согласились принять аналогичное предложение русских, если бы они обратилась к вам?

ВЕДУЩИЙ ЭКОНОМИСТ. Упаси Бог!

МОДЕРАТОР. Вот как? Даже если бы вам предложили сто миллионов долларов в год?

ВЕДУЩИЙ ЭКОНОМИСТ. Даже за двести.

МОДЕРАТОР. Позвольте полюбопытствовать: почему?

ВЕДУЩИЙ ЭКОНОМИСТ. Видите ли, я полагаю, что в России он свернёт себе шею.

МОДЕРАТОР. Вы так уверены?

ВЕДУЩИЙ ЭКОНОМИСТ. Я уверен только в том, что когда-то меня призовёт к себе Всевышний. Во всех остальных случаях я только предполагаю.

МОДЕРАТОР (продолжает наседать). То есть вы всё-таки его осуждаете?

ВЕДУЩИЙ ЭКОНОМИСТ. Бог рассудит.

МОДЕРАТОР. Благодарю вас. (В телекамеру, зрителям.) Вот вам и ещё одно доказательство того, что даже среди наших экспертов отсутствует единая точка зрения. А следовательно, интрига сохраняется. К кому же мы обратимся теперь? (Выбирает среди оставшихся гостей на просцениуме. Останавливается на простой женщине из народа.) Вы позволите задать вам вопрос?

ЖЕНЩИНА ИЗ НАРОДА. Задайте.

МОДЕРАТОР. Вы не экономист, не политик, не журналист, не бизнес-леди, вы простая женщина из народа, вы, если не ошибаюсь, домохозяйка?

ЖЕНЩИНА ИЗ НАРОДА. Домохозяйка. А как вы угадали?

МОДЕРАТОР. Чисто интуитивно. И, разумеется, у вас есть дети.

ЖЕНЩИНА ИЗ НАРОДА. Ну да, а как же. Четверо несовершеннолетних детей.

МОДЕРАТОР (с некоторым изумлением, оценивая навскидку её возраст). Простите, а сколько вам лет?

ЖЕНЩИНА ИЗ НАРОДА. Сорок четыре. А мужу пятьдесят один.

МОДЕРАТОР. Вот как? И у вас несовершеннолетние дети?

ЖЕНЩИНА ИЗ НАРОДА. От пяти до пятнадцати. Поздний брак…

МОДЕРАТОР (поспешно). Да-да, я понимаю… Итак, что вы думаете обо всём этом как простая домохозяйка? Наше правительство поступило разумно, отпуская мистера Рокфуллера, или всё-таки нет?

ЖЕНЩИНА ИЗ НАРОДА. Я считаю, что наше правительство поступит правильно, если повысит пособие по безработице на тридцать или сорок процентов, а ещё лучше, если поможет моему мужу найти работу. Дело в том, что он уже девять месяцев не может устроиться, а ведь у нас на руках, как я уже сказала, четверо несовершеннолетних детишек. Как вам это понравится?

МОДЕРАТОР. Искренно сочувствую вам, но в данном случае мы обсуждаем совершенно другую проблему. Впрочем, если вы уже всё сказали…

ЖЕНЩИНА ИЗ НАРОДА. Почему всё? Не всё. Я хочу обратиться непосредственно к мистеру Рокфуллеру с большой просьбой. Мистер Рокфуллер, вы меня слышите? Возьмите, пожалуйста, с собой в Россию моего мужа. Он прекрасный строитель дорог, много лет работал прорабом, у него университетский диплом. И такой человек сидит без дела, а мог бы приносить пользу. Ну и что, что ему уже пятьдесят один год! Он полон сил и энергии. (Обращается непосредственно к модератору). Если мистер Рокфуллер не слышит меня сейчас, то, может быть, вы передадите ему мою просьбу?

МОДЕРАТОР. Увы, я так же далека от мистера Рокфуллера, как и вы. Но не исключено, что он смотрит эту передачу и слышит нас. Воспользуйтесь случаем. Как зовут вашего мужа?

ЖЕНЩИНА ИЗ НАРОДА. Алан Гинзбург. Его предки в четвёртом поколении родом из России. Запомните: Алан Гинзбург!

ПОПУГАЙ. Ррр-работа, ррр-работа, Ррр-Рокфуллер!

ЖЕНЩИНА ИЗ НАРОДА (почти кричит). Мистер Рокфуллер, возьмите с собой моего мужа!

МОДЕРАТОР (с несколько натянутой улыбкой). Будем надеяться, что он вас услышал. (В телекамеру.) Кстати, мы ещё не выслушали мнение политического обозревателя журнала «Тайм». (Обращается к политическому обозревателю.) Итак, решено: мистер Рокфуллер отправляется на работу в Россию, контракт подписан, соглашение одобрено на высшем уровне. Что думает по этому поводу политическая элита Америки и вы лично?

ПОЛИТИЧЕСКИЙ ОБОЗРЕВАТЕЛЬ. Моу сказать, что у политической элиты по данному вопросу не сложилось общего мнения, она расколота, что, впрочем, и следовало ожидать. Даже в Конгрессе и Сенате мнения разделились, причем не по партийному признаку, что случается исключительно редко, а исходя из внутренних убеждений. Забавно, не правда ли? Причём почти пятьдесят на пятьдесят. Впрочем, лично я ничего удивительного в этом не нахожу. Как среди демократов, так и республиканцев всегда имелись сторонники и противники сближения с Россией. Не стану вдаваться в историю, но и у тех, и у других, в зависимости от обстоятельств, находились доводы в пользу своей точки зрения. В данном случае взяла верх точка зрения президентской команды. Однако не исключено, что через некоторое время ситуация может измениться и верх одержат противники улучшения отношений, которые никогда не доверяли России, считая её средоточием всех известных земных пороков. Как бы кто ни относился к подобным крайностям, но не считаться с ними мы не имеем права. Что касается моего личного мнения, то я тоже не в восторге от соглашения, хотя и уважаю решение мистера Рокфуллера. Только жизнь покажет, какая из двух точек зрения одержит верх. Думаю, что ждать придётся недолго.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16