Юрий Котлярский.

Проект US-RUSSIA. Футуристический роман



скачать книгу бесплатно

***

Газета «Лос-Анджелес таймс» откликнулась на статью в «Нью-Йорк таймс» следующим образом.


С ЧЕМ И ПОЗДРАВЛЯЕМ!

ЛОС-АНЖЕЛЕС,8 ФЕВРАЛЯ.


В конце прошлой недели, а точнее в пятницу, 4-го февраля, «Нью-Йорк таймс» разразилась заметкой следующего содержания. (Далее следовал текст заметки. См. выше.)

Каково такое прочитать в солидном издании? Тут не только какой-нибудь наивный читатель, но и искушённый в политике человек станет в тупик. Если газета собиралась повергнуть американскую публику в изумление дутой сенсацией, то, следует признать, она своего добилась.

Правда, к таким приёмам чаще прибегает жёлтая пресса, но это её modus vivendi, основа её существования. Если бы не высосанные из пальца душераздирающие истории или, что ещё коварней, правда, перемешанная с полуправдой и откровенными измышлениями из жизни звёзд, полузвёзд и всяких звездёнышей, кто бы, скажите, стал читать все эти таблоиды? Без них они бы давно оказались в аду, где им, по большому счёту, и место. Так ведь и спрос с подобных газетёнок ничтожен. Каждый зарабатывает себе на ужин, чем может. Удивительно другое: как такая солидная газета как «Нью-Йорк таймс» опустилась до уровня бульварной прессы, опубликовав совершенно очевидно высосанную из пальца информацию? Мало того, что она тем самым задевает честь и достоинство уважаемого мистера Джона Д. Рокфуллера, она ещё и вводит в заблуждение тысячи и тысячи своих постоянных читателей как самой заметкой, так и довольно оригинальным комментарием к ней.

Итак, попробуем ответить собственным комментарием на комментарий многоуважаемого издания.

Начнём, как и принято, с содержания самой заметки. Публикуя её, газета, как нам представляется, совершенно не отдавала себе отчёта, какую бурную реакцию это может вызвать не только в Соединённых Штатах, но и во всём мире. И вызовет непременно. Ждать осталось недолго. По сути она уже началась. И что мы видим, что слышим?! Ну скажите на милость, как можно было публиковать без должной проверки столь сенсационную информацию, а потом, отталкиваясь от неё, разразиться ещё более чудовищной отсебятиной? Непостижимо! Любопытно было бы также узнать, что это за конфиденциальный источник, сливший газете вышеупомянутую новость? Как его имя и где он изволит служить? В Белом доме, Конгрессе или, может, в Сенате? Пусть откроется! По нашему представлению, ну уж никак не ниже рангом, чем лицо, входящее в ближайшее окружение Президента. Однако представить себе нечто подобное, означало бы, что в Администрации Президента завёлся крот, либо, в лучшем случае, несдержанный на язык Мюнхгаузен. Любое из упомянутых допущений означало бы полную дискредитацию Белого дома, которую он, на наш взгляд, не заслужил. Поэтому мы сохраняем твёрдое убеждение, что проскочившая в прессу информация о переезде Рокфуллера в Россию не более чем плод больного воображения. Разумеется, у нашей газеты также имеются свои источники информации в государственных органах, хотя мы и находимся в тысячах милей от Восточного побережья, но, тем не менее, мы никогда не скатывались до публикации сообщений, касающихся вопросов государственной важности, не проверив и не перепроверив их много раз.

И в заключение хочется поинтересоваться у уважаемой «Нью-Йорк таймс»: а кто мешал ей поступить подобным же образом? Такую нетребовательность ещё можно было бы хоть как-то понять, если бы речь шла, например, об описании вечеринки с участием кинозвёзд, но ведь газета затронула чрезвычайно щепетильную тему, касающуюся чувствительных сторон нашей жизни и доброго имени выдающегося человека.

Странно, очень странно, если не сказать больше. Правда, газета оговаривается, что редакция многократно, хотя и безуспешно, пыталась дозвониться как до мистера Рокфуллера, так и до его личного секретаря. Но не дозвонилась. Ну и что из того? На наш взгляд, ровным счётом ноль. Ну не дозвонились сегодня, дозвонились бы завтра или послезавтра. А если мистер Рокфуллер просто отправился отдыхать и нуждался в покое?

А теперь позволим себе обратиться к самому комментарию, которым «Нью-Йорк таймс» сопроводила свою примечательную заметку и в котором она пытается обнаружить взаимосвязь между дутой сенсацией и грядущими президентскими выборами. Сразу оговоримся, в одном отношении мы полностью солидарны с газетой: мысль, что мистер Рокфуллер может занять пост Премьер-министра в России, не менее фантасмагорична, чем путешествие на луну на воздушном шаре. То есть, исключена по определению. Но что тогда мы получаем в сухом остатке? А в сухом остатке сплошная игра воображения по поводу роли мистера Рокфуллера в предстоящей президентской гонке. Ха-ха! – повторим мы вслед за «Нью-Йорк таймс». Именно игра воображения и ничего более. Тут вам и рассуждения о том, что Рокфуллеру в ней изначально отведена роль некоего джокера, и что клан Рокфуллеров не отличается постоянством политических пристрастий и что цирковое представление под названием «гонка за голосами» началось. Короче, букет моей бабушки. Нет, как хотите, а мы решительно отказываемся от всяких спекуляций в отношении чувствительных сторон нашей внутренней и международной политики и советуем газете «Нью-Йорк таймс» поступить точно таким же образом. А ещё мы посоветуем ей быть в будущем разборчивей при выборе тем для заметок и не позволять своим сотрудникам, гоняющимся за мертворожденными сенсациями, впадать в полный маразм. Надо же оставить кое-что и другим собратьям по перу.

С чем и поздравляем!

* **

Следующей на очереди оказалась газета «Чикаго Трибьюн», которая с 1920-х годов сама себя объявила «величайшей газетой мира». Оставляя данное утверждение на совести самой газеты, тем не менее вынуждены признать, что она была и остаётся наиболее популярной газетой Чикаго и американского Среднего Запада.

Вот что написала «Чикаго Трибьюн» в своём номере от 15 февраля, т. е. неделю спустя после издевательской заметки в «Лос-Анджелес таймс».


ГДЕ ЗАРЫТА СОБАКА?


Если на свете и существуют фантастические сюжеты, способные, как по волшебству, оборотиться реальностью, подобно тому как сказочное чудище превращается в писаного красавца, то следует признать, что их творцы обитают в Белом доме. Но прежде чем мы поведаем нашим читателям, о чём удалось узнать из первых рук нашему корреспонденту в Администрации Президента, остановимся кратко на истории одного такого остросюжетного детектива с примесью фэнтези, начало которому положила статья в газете «Нью-Йорк таймс». Вот что она написала в разделе политических новостей. Приводим сообщение полностью.


ТОЛЬКО СЛУХ ИЛИ НЕЧТО БОЛЬШЕЕ?

ВАШИНГТОН, 4 ФЕВРАЛЯ.


Как стало известно нашему корреспонденту из конфиденциальных источников, один из членов семейства Рокфуллеров, а именно Председатель Совета директоров «Чейз Америкэн» банка Джон Дэвидсон Рокфуллер, дал согласие на переход на работу в российское правительство в качестве Премьер-министра.

Интересно, это только слух, или же Джон Дэвидсон Рокфуллер всерьёз вознамерился перебраться в Россию?»


Вот такая скромная заметка под гигантской шапкой появилась в уважаемом нью-йоркском издании. Скромная, правда, только по форме, но не по содержанию. Ибо содержание, если вдуматься, было вполне сопоставимо с взрывом небольшой атомной бомбы или гигантской цунами. Правда, к ней был присовокуплён небольшой редакционный комментарий, который, однако, только внёс ещё больше сумятицы. Впрочем, нас он в данном случае интересует в последнюю очередь, ибо по своему значению он явно уступал содержанию самой заметки. К тому же сам слух о том, что мистер Джон. Д. Рокфуллер может стать Премьер-министром России казался настолько невероятным, мы бы сказали, диким, дутым, ложным, назовите, как вам заблагорассудится, что только безнадёжный пессимист поверил бы в его реальность. А вы бы поверили? Думаем, нет. Так и мы. Мы тоже вначале решили, что это просто неудачная клюква, случайно оказавшаяся на страницах газеты, что, впрочем, не делает ей чести. До сих пор она отличалась куда большей разборчивостью при отборе информации. А про комментарий и говорить нечего: он вообще от лукавого.

Но камень был брошен, и он не мог не пустить круги по воде. Все средства массовой информации живут сенсациями и новостями – это их хлеб. Ну какая уважающая себя газета (а других мы не знаем) или глянцевый журнал пройдут мимо такой сногсшибательной новости, не набросившись на неё, как голодные кондоры на свежую падаль? И уже начиная с ближайшего вторника, то есть с 7 февраля газеты всего мира разразились тысячами комментариев на данную тему. Как только они ни интерпретировали опубликованную заметку, какими только инсинуациями ни сопровождали её. Истины ради следует признать, что для этого были весомые основания. По совершенно необъяснимой пока причине как Белый дом, так и другие правительственные инстанции всё это время хранили гробовое молчание, что уже само по себе вызывало массу вопросов. А подозревать Белый дом, как и остальные правительственные инстанции, в том, что они «случайно» прозевали заметку, а вслед затем и бурю в мировых СМИ, было бы верхом наивности. Недоступен был также и виновник заметки сам мистер Рокфуллер, что тоже добавляло масла в огонь. Короче, все признаки указывали на наличие некоего заговора с неизвестными целями. Ну как тут было не пуститься во все тяжкие. Грешным делом, мы тоже чуть было не поддались соблазну внести свою лепту в газетный гвалт, но вовремя спохватились и решили во что бы то ни стало самостоятельно докопаться до истины, прежде чем что-либо публиковать. И оказались правы, лишний раз подтвердив свой девиз, что мы и только мы остаёмся величайшей газетой мира.

Однако прежде чем сбросить завесу тайны с самой большой интриги нашего времени и поделиться с читателями поистине сенсационной информацией, полученной нашим специальным корреспондентом в Белом доме непосредственно от Секретаря Президента мистера Джо Крисмана, позвольте ещё раз задать всем, кто в данный момент читает эту заметку, всё тот же сакраментальный вопрос: вы по-прежнему не верите в то, что мистер Рокфуллер согласился занять кресло Премьер-министра в России? Мы нисколько не удивимся, если окажется, что большинство именно так и полагает. Мы тоже до последнего момента отказывались в это верить. И тем не менее это стопроцентная ПРАВДА. Да-да, именно так: Джон Дэвидсон Рокфуллер переезжает на работу в Россию! Соглашение об этом достигнуто в результате длительных дипломатических переговоров и одобрено правительствами обеих стран. Как и положено в подобных случаях, вся подготовительная работа, включая согласование текста и деталей контракта, велась в атмосфере строжайшей секретности. Однако теперь завеса секретности пала, и истина предстала перед нами во всей своей наготе. Без ложной скромности мы можем поставить себе в заслугу то обстоятельство, что именно нашему корреспонденту удалось первым проникнуть за кулисы данной сенсационной истории и убедиться в её достоверности. Таковы непоколебимые принципы нашей газеты: публиковать только проверенную, перепроверенную и ещё раз переперепроверенную информацию.

Если вы, уважаемый читатель, успели перевести дух (а задохнуться есть отчего) и готовы воспринять новую порцию новостей, то спешим уведомить вас о том, что на 22 февраля (наконец-то!) на 12 часов назначен брифинг в Белом доме, который проведёт лично Президент США. Учитывая важность озвученной темы, брифинг будет транслироваться в режиме on-line по Си-Эн-Эн, Си-Би-Эс, Эн-Би-Си и ряду кабельных телевизионных каналов. Спешите видеть и слышать! Мы также объявляем читательский конкурс на лучший вопрос нашему Президенту. Победитель получит денежный приз в размере одной тысячи долларов, а наш специальный корреспондент постарается задать его лично мистеру Президенту во время брифинга.

Желаем успеха!

Глава 12. Брифинг в Белом доме

На встречу с Президентом в небольшой невзрачный зальчик Белого дома, который традиционно служил местом для брифингов и пресс-конференций, журналисты со всего мира ломились, как покупатели в супермаркет в ночь на чёрную пятницу. Точнее, они ломились не в зал, а бомбардировали просьбами об аккредитации пресс-секретаря Скотта Шафнера. Интерес к брифингу, подогреваемый слухами, превзошёл самые смелые ожидания, и Скотту Шафнеру пришлось немало попотеть, чтобы, с одной стороны, удовлетворить максимум заявок, а с другой, избежать столпотворения на входе и в зале. К тому же необходимо было соблюсти пропорции между своими и иностранными корреспондентами, между газетной, журнальной, радио– и телевизионной братией, между масс-медиа, поддерживающими демократов или республиканцев, между Югом и Севером, Востоком и Западом и так далее, и тому подобное. Особое внимание следовало уделить представителям российских СМИ как стороне, с которой у Соединённых Штатов отныне установились особенно доверительные отношения. В конце концов пропорции были соблюдены, вопросы утрясены, и в зале за полчаса до начала пресс-конференции уже толпились и перекидывались двусмысленными шуточками избранные из избранных, сливки американского и мирового журналистского сообщества. Сказать, что в помещении яблоку негде было упасть, не значило впасть в чрезмерное преувеличение. Зальчик был набит до отказа. Однако никто не морщился и не распинал организаторов: сказывалась корпоративная солидарность и осознание исключительности происходящего. В ожидании начала пресс-конференции журналисты не отрывали взгляды от двери, откуда должен был появиться Президент, лишь время от времени переводя их на специальную трибуну под названием «Голубой гусь», которая выставлялась только в тех случаях, когда брифинг проводил лично Президент. Это было уникальное инженерное сооружение, бронированная мини-крепость, способная уберечь главу государства, если какому-то идиоту взбредёт в голову мысль пальнуть по трибуне из пистолета. Выкатывание на подиум «Голубого гуся» вместе с тем означало, что Президент выступит ещё и с важным сообщением. Кто бы сомневался! Телевизионщики давно настроили свою аппаратуру, а пишущая и снимающая братия приготовила блокноты, диктофоны и фототехнику.

Ровно в 12 часов дня, минут а в минуту, играя отточенной улыбкой, в зале появился Президент Соединённых Штатов Америки. Заняв место за «Голубым гусем», Президент обвёл взглядом притихшую аудиторию и негромко откашлялся. Обладая отличной памятью, своё заявление для прессы, перед тем как отвечать на вопросы, он сделал, не заглядывая в бумажку.

– Добрый день, дамы и господа!

От всей души приветствую находящихся в зале представителей американских и мировых средств массовой информации. Хорошо понимая повышенный интерес к теме предстоящего брифинга, постараюсь не разочаровать ваших ожиданий и сообщить максимально полную информацию о договорённостях, достигнутых между правительствами Соединённых Штатов Америки и Российской Федерации, в отношении перехода мистера Джона Дэвидсона Рокфуллера на работу в российское правительство в качестве Премьер-министра. Да, теперь, после достижения соответствующего соглашения, мы можем говорить об этом как о свершившемся факте. Вполне закономерно, что оно вызвало во всём мире шквал самых невероятных домыслов, гаданий, и даже откровенных насмешек и грубых инсинуаций, и цель нашего брифинга —донести наконец до мирового сообщества официальную позицию Соединённых Штатов Америки по данному вопросу.

Хотел бы сразу отмести одно укоренившееся в сознании многих предубеждение, будто решение мистера Джона Рокфуллера не является вполне добровольным, иными словами, принято под давлением Администрации Белого дома. Данное утверждение ни в коей мере не соответствует истине. Мистер Рокфуллер имел полную свободу выбора, исходя из собственных интересов и побуждений, и правительство Соединённых Штатов с должным уважением отнеслось бы к любому его решению. Однако, осознавая всю меру своей ответственности перед страной, он предоставил право принять окончательное решение правительству Соединённых Штатов. Таково реальное положение дел.

Следует также упомянуть, что правительство Соединённых Шатов долго и всесторонне исследовало все возможные последствия данного шага, прежде чем пришло к заключению, что переход мистера Рокфуллера на работу в Россию послужит в равной степени интересам обоих государств, беспрецедентному укреплению доверия между ними, росту благосостояния обоих народов и объединению усилий по укреплению мира во всем мире.

Президент говорил неспеша, акцентируя внимание на отдельных словах и фразах, словно взвешивая каждое из них на весах истории. И хотя все они были лишены эмоциональности, затёрты и привычны на слух, сама тема брифинга придавала им необычайную весомость и глубину.

– Ещё раз хочу обратить ваше внимание на то, – в очередной раз дождавшись тишины в зале, продолжил он, – что решение далось нам не сразу и не легко, имели место острые дискуссии и даже споры. Были и сомнения относительно правильности принимаемого решения, но всё-таки прагматичный подход, очищенный от налёта эмоций и предрассудков, одержал верх. Правительство Соединённых Штатов исходит из того, что в настоящее время Российская Федерация не только не представляет военной и иной угрозы для нас и наших союзников в Европе, Азии и других частях света, но всё больше и больше руководствуется в своей деятельности теми же ценностями, какими руководствуется весь цивилизованный мир. Я имею в виду свободу личности, право каждого на открытое выражения личного мнения, рыночные механизмы хозяйствования, уважение к закону и порядку. Отныне и впредь мы не считаем Россию нашим потенциальным противником, а рассматриваем её как надёжного партнёра в деле укрепления мира во всём мире. Мы рассчитываем также на активное развитие и углубление экономических отношений между нашими странами, которые пока оставляют желать лучшего. Но это уже предмет будущих переговоров, не имеющих прямого отношения к настоящему соглашению. Таковы мотивы, которыми правительство Соединённых Штатов руководствовалось при принятии данного решения. И в заключение хочу выразить уважаемому мистеру Джону Дэвидсону Рокфуллеру, который по объективным причинам не смог присутствовать на сегодняшнем брифинге, от имени американского правительства и от себя лично искреннюю благодарность за его патриотизм и мужество. Можете мне поверить, я говорю это как человек, который знает не понаслышке, как тяжело и мучительно далось ему это решение.

Президент снова замолчал, как бы заново проживая сказанное, и наконец заключил:

– А теперь, леди и джентльмены, я готов отвечать на ваши вопросы. Судя по количеству поднятых рук, у вас накопилось их достаточно много и вам очень не терпится их задать. Что ж, я готов.

И Президент повернулся к пресс-секретарю, который только и ждал отмашки, чтобы взять ведение брифинга в свои руки. Дело было привычное, почти рутинное, хотя и требовало определённых навыков. Скотт Шафнер неторопливо заскользил взглядом по залу, выбирая счастливчика, которому выпадет честь первым задать вопрос, пока не остановился на корреспонденте «Нью-Йорк таймс» как газете, раньше других пронюхавшей о большой игре и сделавшей её достоянием гласности.

Итак, предоставим ему слово.

Вопрос корреспондента газеты «Нью-Йорк таймс». Мистер Президент, способно ли, по вашему мнению, соглашение оказать влияние на мировую экономику в целом? И если да, то какое?

Ответ. А вы как считаете? Разумеется, иного и быть не может! И, конечно, оно будет носить исключительно позитивный характер, содействуя ещё большей глобализации мировой экономики, развитию производительных сил и росту всеобщего благосостояния.


Далее началась обычная перестрелка, состоящая, из достаточно острых и даже провокационных, вопросов, с одной стороны, и традиционно обтекаемых ответов, с другой.

Поскольку нас не слишком интересует, какие именно СМИ получали слово и какие страны они представляли, мы не видим необходимости зацикливаться на их названиях, а бережно сохраним для потомства лишь протокольное содержание перестрелки.


Вопрос. Не кажется ли вам, мистер Президент, что в стремлении укрепить свои позиции в России, Америка пошла слишком сложным и рискованным путём? Не проще ли было, например, предложить России стать её 51-м штатом?

Ответ. Мы предлагали, но она по непонятной причине отказалась. (Психологическая пауза.) Шучу. (Смех в зале.) А если серьёзно, ни о чём подобном не могло быть и речи. Мы не ставили в прошлом и не собираемся ставить перед собой задачу перекраивания политической карты мира. Моральная и в некоторых исключительных случаях ограниченная материальная поддержка демократических движений в тех или иных странах – вот так граница, та красная линия, через которую наша страна ни при каких обстоятельствах не намерена переступать в своей внешней политике.

Вопрос. Имели ли место какие-либо конкретные экономические договорённости в рамках заключённого соглашения? Например, о доступе американских нефтяных компаний к разработке шельфовых месторождений в районе Баренцева моря и в других местах?

Ответ. Я уже говорил: никаких дополнительных соглашений мы не подписывали.

Вопрос. А существуют ли соответствующие намерения у мистера Рокфуллера или его аффилированных структур?

Ответ. Об этом вам лучше поинтересоваться у самого мистера Рокфуллера. Могу лишь заметить, что согласно американскому законодательству лицо, принятое на государственную службу, не имеет права заниматься предпринимательской деятельностью, из чего следует, что весь свой бизнес он обязан передать в доверительное управление. Надеюсь, в России дело обстоит точно таким же образом.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16