Юрий Корочков.

Погружение в Бездну



скачать книгу бесплатно

Пролог

Раннее утро двадцать шестого декабря 1991 года было прекрасно: пока ещё не рассвело и степи не белоснежные, а глубокого синего цвета; вдруг стремительно начинает светлеть, небо наливается сиянием, по особенному вспыхивают последние звёзды… И тут над торчащим из под снега сухим ковылём раздаётся низкий, на грани инфразвука, рокот, степь на много километров заливает нестерпимо ярким сиянием запуска сверхтяжёлой ракеты. Снег вокруг стартовой позиции приобретает багровый оттенок, но рукотворный огонь не может поспорить с солнцем. Спустя несколько минут ничто не напоминает о локальном катаклизме, к которым местное население, впрочем, давно привыкло.

Потеря связи со спутником наблюдения, произошедшая за несколько минут до того, как он должен был выйти в район советского космодрома не вызвала обеспокоенности у дежурного оператора в Центре имени Линдона Джонсона. На орбите болталось огромное количество мусора, да ещё и метеоритный поток ожидался… Да и не ожидал дежурный от Советов никакой подлянки – СССР на днях развалился, что бурно праздновали всем Центром почти неделю. О сегодняшнем, вполне рядовом старте «Протона» русские заблаговременно предупредили, другие, правда находящиеся далековато для прямого наблюдения, спутники и наземные средства подтвердили старт, сигнал от выведенного спутника тоже появился в положенное время. В общем, всё было в порядке.

Через три дня после старта, когда стало ясно, что все системы корабля отработали штатно, «Буран» набрал вторую космическую скорость и устремился к внешним границам системы, в подмосковном Краснознаменске тоже вздохнули свободнее. Дежурная смена всё это время состояла исключительно из сотрудников спецотдела КГБ, что не было такой уж большой редкостью. После получения информации об отделении разгонных блоков, руководитель отдал команду на перевод систем корабля в автономный режим. Теперь оставалось последнее – команды на корабль поступали с отдельно стоявшей в углу потрёпанной машины БЭСМ-6. Специальная команда техников Комитета быстро сняла с неё блоки оперативной и долговременной памяти, после чего с помощью незамысловатых кувалд превратила раритет в груду металлолома. Та же участь постигла в этот день и все другие уцелевшие машины данного типа.

Теперь, после старта «Бурана» и уничтожения последних элементов системы управления, ещё остававшихся на планете, единственным ключом к самой засекреченной космической программе уже несуществующей державы остались две катушки магнитной ленты и стопка перфокарт, надолго отправившиеся в архив организации, официально не существующей к тому моменту уже более двадцати дней…

Спустя почти десять лет, когда возникла опасность разоблачения подмены «Бурана», официально так и стоявшего на космодроме в далёкой Казахской степи, под обломками внезапно рухнувшей крыши монтажно-испытательного комплекса стало поздно искать правду, да никому этого и не позволили, пусть государство и было уже другим. А стопка перфокарт ещё долго пылилась в самом дальнем углу архива некогда всесильной организации, пока…

Глава1 Гибель завоевателя

«Конкерор» приближался к планете.

Сидящий в кресле первого пилота Джон Гленнован заспанными глазами смотрел на появившийся неделю назад в иллюминаторе красноватый шар, в который превратилась маленькая звёздочка – цель их путешествия. До посадки оставались ещё сутки, и неплохо было бы поспать, но он не мог заставить себя покинуть рубку.

Шесть месяцев пути вконец вымотали экипаж, и ни у одного из троих астронавтов уже не оставалось сил даже на полноценный сон – на транквилизаторах сидели все. Но теперь, когда Цель близка, силы появятся! Похоже, Америка снова оставила в дураках остальное человечество и именно им суждено войти в историю!

«Господь, покровительствующий Америке, вручил именно ей священную миссию руководства человечеством, и новый успех НАСА покажет всем возомнившим о себе выскочкам, за кем на самом деле сохраняется технологическое и интеллектуальное превосходство» – говорил им напыщенные напутствия лично президент. Каким же олухом надо быть, чтобы поверить в этот бред!

Это был далеко не первый полёт Джона, и он по опыту знал, что без сложностей такие мероприятия не проходят, но суровая действительность полёта превзошла худшие ожидания: Бортовой реактор исправно обеспечивал работу электрореактивных двигателей, но, по странной причуде конструкторов-перестраховщиков, питание жилой зоны должно было осуществляться от независимых и «экологически чистых» водородных топливных элементов. Расход водорода в этих элементах превысил норму на 45% даже с учётом того, что температуру на борту поддерживали на уровне 12 градусов. Но этого мало! На прошлой неделе вышел из строя главный бортовой компьютер, и теперь корабль управлялся с помощью резервного. Но насколько его хватит?! А ведь без компьютера невозможно рассчитать корректирующий импульс. Значит, весь полёт стоит под угрозой – при возвращении они могут банально промахнуться мимо Земли. Ну и напоследок – вчера приказал долго жить основной сортир, и теперь остался тот, что в посадочном модуле. Несмотря на предусмотрительную запасливость руководства (видимо знавшего о недоработках в системе), перспектива чуть ли не год на обратном пути ходить в подгузниках вызывала стойкое бешенство!

Из состояния задумчивости Джона вывел штурман Майк О’Хиггинс. Этот жизнерадостный рыжеволосый здоровяк, потомок ирландских эмигрантов, не забывших своей национальности, напомнил командиру о необходимости подготовиться к третьей коррекции курса для выхода на низкую орбиту. Времени оставалось совсем немного.

– Всем занять свои мета и пристегнуться, через 12 минут включаю корректирующие двигатели.

– Ок, шеф! – Отозвался Майк.

Третья, или вернее, третий член их экипажа, представительница Пентагона Кондолиза Хэйли, по обыкновению промолчала, не считая для себя возможным общаться с гражданскими, да ещё и мужчинами. Убеждённая феминистка и лесбиянка считала это ниже своего достоинства. Не собиралась она и обсуждать с командиром свои собственные инструкции, полученные перед стартом от руководства министерства обороны. Кондолиза просто молча заняла своё место в кресле, установленном в персональном, закрытом для доступа остальных членов экипажа, отсеке корабля и ровно через 3 минуты 42 секунды после выключения корректирующего двигателя, перекинула никак специально не отмеченный тумблер в третьем ряду расположенного перед ней пульта управления.

Именно эти её действия и привели к катастрофе. По команде с пульта запустился резервный бортовой радиопередатчик, передавший команду на приведение военной орбитальной группировки США в системе Марса в состояние полной боеготовности. Одновременно включился бортовой ответчик «свой – чужой».

По замыслу стратегов Пентагона, долгие годы направлявших сюда военные корабли, замаскированные под исследовательские спутники, эти действия капитана ВВС США Хэйли должны были обезопасить экспедицию от конкуренции русских и китайцев, которые могли попытаться если не опередить Америку, то учинить какую-нибудь гадость. Да и вообще, так было безопаснее, ведь даже в случае провала миссии «Конкерора» видеть завоевателями красной планеты кого-либо кроме себя в Белом доме не собирались.

Главная проблема заключалась как раз в том, что сигнал на перевод системы в военное положение должен был поступить с «Конкерора». Не то, чтобы его нельзя было отдать с земли, но при этом была высока вероятность перехвата сигнала противником, или, ещё хуже, собственной группировкой спутников. Ведь в своё время не позаботились выделить для марсианских аппаратов особой командной системы, и теперь они управлялись точно так же, как их собратья на орбите матушки земли. Последствия же от активизации боевого режима земной космической группировки не мог предсказать никто.

В расчёты стратегов закрался всего один неучтённый фактор, но именно он привёл к цепи фатальных событий. Запущенная в далёком 1975 году автономная ракетная платформа, оснащённая ядерным источником энергии и новейшей, по тем временам, системой искусственного интеллекта, долгие годы выполняла роль ретранслятора сигнала между планетами, намного перекрыв заложенные сроки эксплуатации. Потом сигнал с платформы исчез, и она была сочтена окончательно вышедшей из строя.

Никто не мог и подумать, что столкнувшийся с нехваткой энергии от истощившегося реактора искусственный интеллект платформы просто законсервировал оборудование, отключив почти все функции, но сохранив дежурный режим приёма команд. Сейчас, когда приёмник уловил сигнал общей боевой готовности, не менявшийся консервативными военными более полусотни лет, главный компьютер отдал команду на расконсервацию части военного оборудования. Тест реактора был провален, и энергия к бортовому радару и пусковым установкам ракет «космос – космос» начала поступать от резервных серебряно-цинковых аккумуляторов, все эти годы подзаряжавшихся от солнечных батарей платформы.

Радар платформы обнаружил корабль через две секунды после включения, после чего данные цели были переданы в автономные головки самонаведения твердотопливных ракет. Поскольку антенна ответчика «свой – чужой» на платформе была сбита микрометеоритом в далёком 2007 году, то, согласно жестокой логике разгара холодной войны, любая цель становилась врагом.

Ничего не подозревающий «Конкерор» двигался к своей судьбе. Сближающиеся курсы сильно облегчили наведение, и залп четырёх ядерных ракет произошёл спустя всего 39 секунд после пробуждения древнего спутника. Ещё две минуты понадобилось ракетам, чтобы достичь цели.

Две минуты по меркам современного боя большой срок, а экипаж корабля состоял из настоящих профессионалов в своём деле. Состоящий из орбитального корабля, не имеющего возможности совершать посадки на планеты и посадочного модуля «Конкерор» нёс ещё и пару маневренных космических истребителей последней модели, в рубке одного из которых как раз и располагалась Кондолиза.

Мгновенно оценив ситуацию, она отдала команду на экстренный отстрел спускаемого модуля и своего истребителя, рассчитывая, что маленький кораблик ускользнёт от врага, занятого более значимыми целями. Кондолизу при этом совершенно не волновала судьба товарищей, обреченных заживо сгореть в рубке основного модуля. Главным было личное спасение в данный момент, вторым – проблема возвращения на землю на крошечном истребителе. Потому, после отстрела собственного «Хорнета», она даже не попыталась сбить одну из ракет или выпустившую их платформу, а отдала единственный приказ на расчёт гравитационного манёвра в поле планеты, который позволил бы её малышу истребителю почти без затраты топлива выйти на обратный курс к Земле.

Логика, заложенная в систему распределения целей древних ракет, была проста как табуретка. Главная, наибольшая по размерам, цель поражается минимум двумя боеголовками, далее в приоритетах представляющие основную опасность маневрирующие цели независимо от их размеров, остальное по способности. Согласно этой логике орбитальный блок «Конкерора» был поражён двумя боеголовками с килотонными ядерными зарядами, оставшиеся две ракеты устремились на перехват «Хорнетов», а не проявлявший активности посадочный модуль был проигнорирован.

Жизнь Джону и Майку, успевшим вскочить в рубку «Хорнета» за минуту до поражения «Конкерора» спасла их собственная нерасчётливость. В то время, как начавший плавно маневрировать, экономя драгоценные капли топлива, истребитель Кондолизы был буквально сметён мощным ядерным ударом посланной за ним ракеты, второй «Хорнет», резко маневрирующий на ручном управлении опытнейшего пилота НАСА, сумел уклониться от идущей встречным курсом ракеты достаточно, чтобы выжить. Однако шансов вернуться на Землю в потерявшем всякую связь с внешним миром покалеченном близким ядерным взрывом кораблике не было никаких.

– Что это за хрень, Джо? – были первые слова Майка после того, как угасли ослепительные сполохи четырёх ядерных солнц.

– Спросил бы что поумнее, Майк, а ещё лучше, доложи-ка мне, сколько рентген мы с тобой хапанули – это ж были натуральные ядерные ракеты, а прилетели они, сдаётся мне, вон с той милой ракетной платформы, что болтается в 30 градусах слева по носу.

– Докладываю, слава конструкторам «Хорнета»!… Ну и космосу с его скоростями и расстояниями, а также отсутствием ударных волн. Мы схватили по паре рентген – весьма неприятно, но прямо сейчас не смертельно, однако корпус фонит, и оставаться в корабле я бы не рекомендовал, иначе через недельку никто не возьмётся наши останки хоронить – слишком они будут радиоактивными.

– Ну и какие варианты?

– Пока ты уводил «Хорнета» из под атаки, а потом приходил в себя, я успел увидеть, что наш посадочный модуль уцелел и сейчас заходит на посадку. Так что я рекомендовал бы как можно скорее и нам с тобой последовать его примеру, тем более, что, учитывая состояние внешних антенн, мы не можем даже послать сигнал бедствия.

– Ну что ж, штурман – веди! Только постарайся сесть поближе к модулю – кислорода у нас не так много, чтобы просто так гулять по гостеприимному Марсу.

– Да уж без тебя знаю! Как раз рассчитываю курс на посадку.

Глава 2 Стальные небеса

Информация о ракетной атаке американского корабля на орбите Марса, поступила на Землю быстро – запись телеметрии и достаточно качественное видео транслировал один из выведенных на орбиту спутников Пентагона. Вот только оценить обстановку и предпринять хоть какие-то действия на планете не успел никто – размещённый на орбите искусственный интеллект, управляющий военной спутниковой группировкой США, получив сообщение о ракетном нападении, немедленно «принял меры».

Первым делом ударами расположенных на орбите лазерных комплексов была сбита ракета «Ангара», стартующая в этот момент для вывода на орбиту нового телекоммуникационного спутника. Обломки ракеты, взорвавшейся над акваторией тихого океана, серьёзно повредили катарский супертанкер «Джейш аль Ислами», возвращавшийся порожняком из Японии. Только это обстоятельство предотвратило масштабную экологическую катастрофу.

Практически одновременно были нанесены удары по орбитальным группировкам России и Китая. Военные и политики трёх держав лихорадочно прятались в ядерные убежища и пытались связаться друг с другом, одновременно отдавая приказы подготовить ядерные удары.

Руководство США заявило, что ядерная триада подконтрольна правительству, но Белый дом немедленно ответит ядерным ударом любой стране, с территории которой будет произведён хоть один пуск. Вообще же, всем разумным странам рекомендуется подчиниться временному военному положению и выполнять любые требования во избежание «Мгновенного глобального удара». Фондовые биржи США взлетели до небес – ведь уничтоженные спутниковые группировки остальных стран означали ни много ни мало монополию на спутниковые телекоммуникационные услуги!

На совещании в российском генштабе настроения царили далеко не оптимистические. Национальная спутниковая группировка практически прекратила существование. Малочисленные военные автоматические станции не смогли дать достойного ответа на внезапное массированное нападение. Ударный лазерный комплекс «Скиф» продержался под ракетной атакой всего три минуты, успев уничтожить пять находящихся в зоне прямой видимости малых ракетных платформ. Счёт был неравным – малые платформы камикадзе не шли ни в какое сравнение с мощным многофункциональным комплексом. Небо над полюсом озарилось яркой вспышкой взорванного прямым попаданием ректора «Скифа».

Ясно было только одно – подчиняться американским требованиям нельзя ни в коем случае! Ведь подчинение грозило не только репутационными потерями – полное господство в космосе давало главному потенциальному противнику весомое стратегическое преимущество, которое, зная авантюризм и склонность руководства США решать любые проблемы наиболее грубыми силовыми методами, могло привести к глобальной ядерной войне и уничтожению всего живого на планете. С другой стороны, к аналогичным последствиям мог привести и военный ответ.

Всё же, после консультаций с китайскими коллегами по синхронизации действий, решили использовать тот фактор, что Белый дом переложил ответственность на искусственный интеллект. Правда, немедленно инициировав международное расследование по факту атаки на «Конкерор» со стороны ВКС России и Китая.

Эйфория в Вашингтоне длилась недолго – ровно до прочтения заявления президента России с призывом к руководству США воздержаться от необдуманных действий, пока свободное человечество не освободится от опасности в виде неподконтрольной глобальной военной системы в космосе, нарушающей все международные договорённости о демилитаризованном статусе космического пространства. Одновременно в послании содержались убедительные (для всех, кроме США) доказательства, что причиной гибели «Конкерора» стала как раз американская ракетная платформа, что неопровержимо следует из последних полученных с Марса сообщений.

Пока в овальном кабинете лихорадочно решали, как именно поставить на место возомнивших о себе шавок, и не стоит ли превентивно ударить десятком мегатонн по Москве, чтоб остальным неповадно было, из Пентагона пришёл срочный доклад о том, что связь с центральным искусственным интеллектом орбитальной группировки потеряна, а по всему пространству России, Китая и ряда ближневосточных стран, равно как и из акватории мирового океана отмечены множественные запуски. Правда, запуски никак не тянут на МБР, однако, по мнению командования, это лишь отвлекающий манёвр, чтобы насытить систему противоракетной обороны ложными незначащими целями. Следующая волна настоящих баллистических ракет может остаться и без ответа, потому на первые пуски ответа не последовало, но теперь необходимо политическое решение.

Не успел президент со своим кабинетом переместиться в оперативный центр стратегического командования, как последовал новый ошеломляющий доклад – большая часть низкоорбитальных спутников разведки и связи уничтожена массированным ракетным ударом средств ПВО противника, которые оказались способны достигать целей в космосе. Потеряна связь с 30% высокоорбитальных военных космических аппаратов, через которые осуществляется управление космической группировкой. В том числе перестали отвечать все 13 спутников, на которых располагалась основная и дублирующая инфраструктура главного искусственного интеллекта, отвечающего за космос, действия которого как раз и пытались выдать за самовольные. По некоторым признакам можно предположить массированное применение противником боевого лазерного оружия. Это была катастрофа!

В Кремле, однако, не спешили праздновать победу. Заявив на весь мир об устранении ужасной угрозы со стороны взбесившегося компьютера США, не так просто было отмыться от обвинений в атаке на «Конкерор». Сделать это можно было лишь одним способом – организовать спасательную экспедицию на Марс и добыть вещественные доказательства непричастности России. Однако во время боевых действий на орбите Земли образовалось огромное количество космического мусора, обломков спутников и боевых частей зенитных ракет – все три космические верфи великих держав пришлось эвакуировать, а почти готовые к старту российский и китайский внутрисистемные транспорты, превосходившие «Конкерора» во всём, кроме времени постройки были уничтожены роями рукотворных метеоритов. Небо над Землёй на долгие годы стало стальным куполом, в котором лишь на короткие промежутки открывались относительно безопасные для старта проплешины.

Глава 3 Знакомство

Майор Варламов возвращался домой. Рейс к окололунному телескопу «Тихо Браге» получился скучнейшим. В целях всемерной экономии топлива лететь пришлось с гравитационным торможением в поле тяготения Луны, да и предстоящая посадка по баллистической траектории была тем ещё удовольствием: кто не садился на Землю на «Союзе», врубаясь в атмосферу пылающим болидом со второй космической скоростью и перегрузками в 6-8 единиц, не поймёт! Но на «управляемый» спуск руководство «Роскосмоса», как обычно, не расщедрилось, ведь лётчики второго отряда космонавтов, в списках которого значился Варламов, практически официально относились к людям второго сорта.

Алексей решил – этот рейс будет последним! Его давно приглашали вернуться в ВКС: там принимали на вооружение первые орбитальные истребители «Север», и была нужда военных лётчиках, имеющих опыт космических полётов. Машинка, по слухам, получилась хорошей, с возможностью полётов даже и на лунную орбиту, так что служба обещала быть интересной. «В конце концов, не одни же козлы сидят на генеральских должностях, может на этот раз мне повезёт!» – думал Алексей, поудобнее устраиваясь в тесной кабинке.

Корабль шёл через радиационный пояс, и Варламов думал, как хорошо было бы засунуть в «Союз» и прокатить до Луны вот по такому вот маршруту гениальных менеджеров корпорации, больше пекущихся о сбережении сотни килограмм топлива, чем здоровья космонавта. Скудное финансирование периферийных космических программ заставляло экономить на всём, потому в стандартной полётной программе был зашит оптимальный маршрут с приземлением на Мадагаскаре. При таком курсе корабль проходил практически через кольцо геостационарных спутников, что и было сочтено охранной программой, включившейся в боевой режим спутниковой группировки США, за попытку нападения.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3