Юрий Корчевский.

Знахарь из будущего. Придворный лекарь царя



скачать книгу бесплатно

– На работе не употреблял и замечен в сем не был, – сухо ответил завотделением.

– Может, благодарности от больных?

– Полкниги благодарностями от пациентов исписано. Могу показать.

– Да нет, я не об этом, вы не поняли, – чиновник досадливо поморщился.

– Ах, вы о жалобах? Нет, категорически нет!

Чиновник явно намекал на денежные благодарности.

– Савельев, напишите объяснительную.

Чиновник подвинул чистый лист бумаги.

Никита и написал: о тяжело раненном в аварии, о срочной операции, о том, как блондинка требовала оказать помощь в первую очередь именно ей, прикрываясь работой в городской администрации. Тогда он все сделал правильно – как того требовал его врачебный долг, и виноватым себя не чувствовал.

Чиновник взял объяснительную, прочитал ее. Когда он дошел почти до конца, лицо его побагровело.

– Вы специально пытаетесь очернить нашу сотрудницу! Мы этого так не оставим!

– Да пошли вы все…

Никита поднялся и вышел.

И почему чиновничество такое паскудное? Паразитируют на народе и при этом называют себя его слугами!

Из кабинета выскочил заведующий, догнал Никиту.

– Ты чего, как обиженная институтка, убежал? Думаешь, мне приятно с ними общаться? Век бы эти прилизанные рожи не видеть!

– В чем моя вина? Если бы я стал в первую очередь накладывать шовчик на ее ссадину, мужчина с гемотораксом мог умереть.

– Успокойся. И я и ты это понимаем – потому что врачи, профессионалы. А они кто? Вернись, перепиши объяснительную, принеси извинения.

– Что? Я же и извинения приносить должен? Этим зажравшимся чинушам?

– И я, и главный врач прекрасно все понимаем, но это – условия игры.

– Я не в игры играю, мое дело – оперировать, людей спасать.

– Вот выпрут тебя – посмотрим, кого ты спасешь.

Но Никита уже завелся.

– На такую зарплату много охотников найдется, вон – целая очередь стоит желающих поработать. Тогда почему в отделении врачей нет? Не нравлюсь – напишу заявление и уйду. В платную медицину уйду, давно зовут. Там зарплата в два раза выше, почет и уважение.

– Не горячись, остынь. Иди в ординаторскую, посиди, подумай. Но времени у тебя – десять минут.

Никита прошел в ординаторскую. Там сидел Сергей Игнатов, писал истории болезни. Вот что заедает на медицинской работе – так это писанина. Почти половина рабочего времени уходит на бумаги. И любая плановая комиссия всегда смотрит, как оформлены эти бумаги, все ли графы заполнены, красиво ли, без помарок. Никого не интересуют живые люди. Странно.

Увидев Никиту, Сергей удивился.

– Ну и рожа у тебя, Шарапов! – это он так приветствовал Никиту словами из известного фильма режиссера Говорухина. – У тебя что, асфальтовая болезнь?

– С парнями подрался.

– Да? Я думал, что ты уже вышел из этого возраста.

– Я сам так думал до недавнего времени.

– Так комиссия к нам заявилась по этому поводу? А то я смотрю – заведующий собрал твои истории болезней.

– Если бы.

Жалобу пациентка на меня настрочила. Там дело выеденного яйца не стоит, кабы она не работала в городской администрации.

– О! Дело бесперспективное! Даже если ты все сделал идеально, все равно прицепятся к чему-нибудь. В лучшем случае, выговор влепят. Ты же знаешь, по результатам проверки выводы должны быть и обязательно – виновные. У меня уже выговоров этих, как у собаки блох.

– Неприятно.

– Понимаю, сам прошел через это – и не раз. Принимай, как оборотную сторону нашей работы. Главное – не переживай, отстранись, смотри со стороны.

– Так вины моей нет.

– Ты что, вчера родился? Ты думаешь, в тюрьмах у нас сидят истинные преступники? Большая часть – да, настоящие уголовники. А остальные – это те, кому не повезло. Украли в деревне мешок картошки, участковый схватил первого же пьяницу, который решительно не помнит, что делал вчера, – и все. Сам прикинь, что они тебе могут сделать? Зарплаты лишить? Нет! Премии? Так у нас ее отродясь не бывает. Понизить в должности? Так ты и так рядовой врач, ниже некуда. Хотя нет, могут на фронт послать – на самую передовую.

Сергей расплылся в ухмылке.

– Вечно ты, Серега, с шуточками. И так на душе кошки скребут.

– Никита! Очнись, погляди вокруг! Что тебя здесь держит? Семьи нет, на работе гроши платят, да еще и мозги полощут. Иди в какое-нибудь «ООО», и будешь получать в два раза больше за несравнимо более легкую работу. Уж дежурить сутками не будешь – это точно.

– Привык я.

– А еще лучше – перебирайся в большой город. Там и клиники попрестижней, и зарплата побольше. Небось друзья-сокурсники звали уже?

– Не без этого.

– Вот! – Сергей назидательно поднял палец. – Подожди, а сюда, в ординаторскую, ты зачем пришел?

– Требуют объяснительную переписать и принести письменные извинения.

– Ну так напиши…

– Тошнит.

– Чистоплюй!

– Именно. Потому писать ничего не буду.

– Как знаешь.

Сергей снова занялся писаниной.

Никита уселся за стол и бездумно смотрел на столешницу. Потом придвинул к себе лист бумаги, раздумывая. Может, написать заявление об уходе? И в самом деле уйти в платные структуры?

Потом отодвинул листок. Нет. Нет, надо подождать, чем кончится дело. Вины за ним нет, и почему вздорная чиновница должна решать, работать ему или нет? В конце концов, он не для нее, не на нее работает. Сколько людей от смерти, от инвалидности он спас, неужели одна истеричная баба все перевесит? Слишком близко к сердцу он принял происходящее, может – потому, что вершилась явная несправедливость?

Никита пристукнул кулаком по столу: нет, я так просто не уйду!

– Чего? – не понял Сергей.

– Да это я не тебе.

– Тогда не пугай.

Через полчаса пришел заведующий отделением.

– Ну, считай – легко отделался. Выговор – это раз. И еще: решили тебя отправить на учебу, квалификацию повысить.

– Так я же три года назад проходил, мне только через два года ехать.

Денис Юрьевич развел руками.

– Ты думаешь, мне охота тебя отправлять? А кто работать будет в отделении? Хорошо, что у тебя показатели отличные, придраться особо было не к чему. Ну там, хирургическая активность, процент осложнений…

– Стало быть – на передовую, в штрафбат?

– Ты о чем? – не понял заведующий.

– Это я о своем, о женском. Когда ехать?

– Когда путевка придет. Даже сам не знаю, куда, – В Ростов, Москву или Санкт-Петербург. А в принципе – отдохнешь, может, новые методики узнаешь, аппаратуру какую-нибудь присмотришь. Нет худа без добра. Отдыхай до конца недели, а то с такой физиономией тебе только детей пугать. Баба-яга и Кощей Бессмертный вместе взятые и без грима!

Никита попрощался и пошел домой. Дома улегся на диван. Душу терзала обида. «Да ну их всех к чертям!»

Никита поднялся, налил в рюмку коньяка, выпил, постоял пару минут, выпил снова. Показалось, что полегчало. Он снова лег на диван и незаметно уснул.

Разбудил его звонок в дверь.

На пороге стояла Вера.

– Заходи.

Вера сняла плащ, прошла в комнату.

– Ой, сегодня в отделении комиссия была!

– Знаю, вызывали.

– Это из-за драки?

– При чем здесь драка? Помнишь, было столкновение «Газели» с грузовиком? Меня тогда из дома вызывали. Денис Юрьевич с Лешей Трояном оперировали. Так бабенка одна вздорная жалобу на меня накатала. Все бы ничего, но она в городской администрации работает.

– И чем кончилось?

– Выговор объявили и на учебу отправляют. Когда и куда, пока не знаю.

– Перемелется. Съездишь, подучишься.

Вера подошла к нему, обняла, повела носом.

– Ты пьян?

– Немного выпил, пару рюмок. Обидно. Вины моей нет, а наехали – будто я убийца какой.

– А мне девчонки из отделения сказали – комиссия пришла. Все по углам разбежались. А потом говорят – Никита Алексеевич в отделении был, весь избитый, страшный. И мрачный!

– С чего веселиться?

– Ты ел сегодня чего-нибудь?

– Не помню.

– Я сейчас.

Вера убежала на кухню, загремела посудой.

А Никите есть совершенно не хотелось. Настроение было просто отвратительное.

– Никита! Все готово, иди, ужинать будем.

Никита нехотя поплелся на кухню. Сидя за столом, он вяло ковырял вилкой салат. Но видя, как лихо девушка расправляется с ужином, принялся есть. Как говорится, аппетит приходит во время еды.

Настроение улучшилось. То ли ужин повлиял, то ли разговор с Верой. Сегодня она была разговорчива, как никогда. Обычно Никиту утомляла женская болтовня ни о чем – как, впрочем, и многих других мужчин.

И еще ему не нравились походы в магазин за тряпками. Как можно часами бродить по многочисленным бутикам, прицениваться, примерять? Если нужны рубашка или брюки, пошел, примерил и купил. Все!

А уж от розового цвета его мутило. Почему женщинам он так нравится?

Верочка осталась на ночь и от него сразу убежала на работу. И утро ему показалось не таким мрачным, как вчерашний день. Не зря говорят: «Утро вечера мудренее».

Никита позавтракал остатками вчерашнего ужина, разогрев его в микроволновке. Усевшись перед компьютером, он прочитал свежие медицинские журналы из электронной библиотеки. С одной стороны, это даже и неплохо, что он поедет на курсы усовершенствования. В медицине почти каждый год появляется что-то новое – аппаратура, лекарства, методики операций. Ведь сколько лет хирурги оперировали язву желудка по Бильрот I или позднее – по Бильрот II. А затем появились новые методики, и все поражались, как это они десятилетиями ухитрялись держаться за рутину.

Медицина – сама по себе область консервативная. Это не цифровые технологии, где вчера открыли, сегодня уже производят, а завтра покупают и пользуются. Нет, мало что-то изобрести, надо испытать на животных – собаках, кошках, тех же мышах. Потом – работа в прозекторской, на трупах, затем уже – клинические испытания на добровольцах. И все это длится не один месяц, а, по меньшей мере, год. И думаете – конец? Впереди хождения по чиновничьим кабинетам, утверждение, издание приказов. Пока что-то новое внедришь – состаришься.

За компьютером Никита засиделся до глубокой ночи. Посмотрел на часы, когда стало рябить в глазах. Два двадцать! Окна в соседних домах уже не светились. Спать пора!

Он проспал почти до обеда. В ванной посмотрел на себя в зеркало. Синяк под глазом отливал фиолетово-желтым, но отек со щеки и губы спал. Правда, щетина добавила завершенность бомжа после похмелья.

Никита криво ухмыльнулся. Сейчас бы лохмотья надеть и к церкви – милостыню просить. И никто бы в нем не узнал хирурга.

Два дня он просидел дома безвылазно, пока не кончилась последняя пачка пельменей. Он с надеждой обшарил все отделения холодильника. Тщетно, агрегат был пуст. Придется бриться, одеваться и идти в магазин. И Вера третий день не приходит. Не случилось ли чего? А с другой стороны – могла бы и позвонить.

Никита быстро соскоблил с лица щетину, надел спортивный костюм, курточку накинул и направился в магазин. Он ведь рядом, метров сто всего.

Набрав продуктов на несколько дней, сверху в сумку он положил бутылку пива «Туборг».

Пьяницей Никита никогда не был, выпивал по праздникам, иногда в компании. И надо же такому случиться – на пешеходном переходе он остановился пропустить машины. Загорелся зеленый, и Никита двинулся дальше.

И вдруг из-за лобового стекла остановившейся «Тойоты» он увидел удивленные глаза чиновницы, своей бывшей пациентки, написавшей на него жалобу. Женщина даже опустила боковое стекло и высунула в него голову, явно желая убедиться – не ошиблась ли она, не обозналась ли?

Никита отвернулся, ускорил шаг. И увидел себя как бы со стороны. Синяки на лице, старенький, хоть и адидасовский, спортивный костюм, пакет с продуктами, а сверху – бутылка пива. Опустившийся бывший интеллигент – вот кем он был в глазах этой вздорной бабы. Наверняка она его сейчас презирала и одобряла свой поступок – поставила на место зарвавшегося докторишку.

Быстрым шагом Никита дошел до дома, взбежал по ступенькам. Вот ведь совсем нежелательная встреча!

Уже в квартире успокоился. Чего он стушевался? Синяки – так они скоро пройдут бесследно, а ум, навыки и умение останутся. Тьфу на тебя, вздорная ты бабенка!

Никита вдруг пришел в хорошее расположение духа, представив, как сейчас в администрации эта бабенка с ужасом в глазах, сгущая краски, рассказывает таким же сотрудницам о встрече. Те ахают, возмущаются: какие же врачи в больнице работают, кому же мы здоровье свое доверяем… И дружно одобряют чиновницу за посланную в больницу комиссию.

Никита откупорил бутылку, сделал глоток.

– А вот тебе!

Он сложил фигу из трех пальцев и ткнул рукой в окно. Эта неожиданная встреча как-то резко переменила его настроение. Он позвонил Вере.

– Привет, ты чего не заходишь? Я соскучился.

– Если бы соскучился – позвонил бы, – как-то отрешенно ответила Вера.

– Я и перед тобой в чем-то провинился? – удивился Никита.

– Нет, извини, я просто замоталась; работы много. Я тебе позже перезвоню.

– Подожди, сегодня же пятница. Может, сходим завтра с тобой куда-нибудь?

– Не знаю. Никита, я занята, не могу говорить. Пока.

В трубке зазвучали короткие гудки.

Что за чертовщина? Какое-то напряжение в голосе, отчужденность… И не заходит к нему уже третий день. Неужели он чем-то обидел ее, даже не заметив этого, не поняв? Да вроде нет, простились по-дружески, когда расставались. Ну, не поймешь этих женщин. Может, подарков не делал? А как бы он с такой рожей в магазин пошел? Да его в приличный магазин и охрана бы не пустила – вдруг украдет чего?

Никита позвонил в ординаторскую. Отозвался Лешка Троян – Никита узнал его по голосу.

– Хирургия.

– Леш, убери металл из голоса – это я, Никита.

– О, привет! Сто лет тебя не видел и не слышал. Ты куда запропастился?

– В отпуске был, потом неделю отработать успел, да вот в историю попал.

– Слышал уже. Ты про комиссию?

– И это тоже.

– Не бери в голову. Ну, попалась дурная и взбалмошная баба – так что? С каждым из нас случиться может.

– Как вы там без меня управляетесь?

– Тяжко, работы много. Но держимся. А ты чего звонил?

– Не в курсе – путевка на меня пришла?

– Нет, Никита. Это у заведующего узнавать надо.

– Тогда пока, до встречи!

– Удачи!

Хм, стало быть, работы в отделении много, не слукавила Вера. Так и раньше работа всегда была, но вырывалась же она? Нет, что-то не так.

Позвонить ей снова? Нет, не буду. Есть же мужская гордость, самолюбие в конце концов. Может, разонравился он или другого себе завела? А что, вполне вероятно. Девчонка она молодая, вполне симпатичная, и они не муж и жена, чтобы хранить верность.

Никита допил пиво, посмотрел телевизор. Вынужденное безделье выбивало его из колеи. Он привык к активной жизни: работа, общение с друзьями, если отдых – то деятельный. От лежания на диване и телевизора Никиту уже тошнило. Но и с такой рожей выходить на улицу или идти в гости, нарываясь на неизбежные вопросы, ему не хотелось. Хватит, сходил уже сегодня. В памяти вдруг всплыло от «Битлов»: «Ну а мы с такими рожами возьмем да и припремся к Эллис». Ну, прямо про него.

Кое-как он дотянул до вечера, нехотя поужинал. Зазвонил городской телефон, Никита снял трубку.

– Никита, ты как?

Звонил заведующий.

– Выздоравливаю потихоньку. А что?

– Перед окончанием работы главврач звонил. Спешу обрадовать – путевка пришла.

– Да ну? И куда?

– В Санкт-Петербург, город Петра. Цикл месячный – «Актуальные вопросы хирургии брюшной полости». Вроде неплохой цикл. С понедельника выходишь на работу, оформим документы, получишь командировочные.

– На какой базе?

– О, тебе повезло. Военно-медицинская академия.

– Так я же не военврач.

– А у них есть факультет последипломного образования для гражданских врачей. Клиника сильная – профессора, академики. Есть чему поучиться. Занятия начинаются с тридцатого ноября. Полагаю, в четверг, самое позднее – в пятницу надо выезжать. Поездом до Москвы, потом до Питера. Самолетом быстрее, но бухгалтерия не оплатит.

– Понял, – протянул Никита, – вот обрадовали так обрадовали. Я думал, поближе где-нибудь, скажем – в Ростове.

– Туда путевка только с января. Сам понимаешь, главврач в администрации отрапортовать должен. Надо тебя скоренько определить.

– Да я не против. В Питере не был, по музеям похожу, город посмотрю.

– Ну, бывай, лекарь.

Заведующий явно был в хорошем настроении. В плохом он назвал бы его по имени-отчеству. А что? Питер – вовсе неплохо: культурная столица, не суетная Москва.

Никита, чтобы убить время, отобрал вещи для поездки. Питер – не Кавказ, там холоднее. Подготовил документы. Ездил он уже на курсы. Надо сначала кучу копий документов снять, всякие справки о том, что он действительно работает в должности… А в принципе – везде одно. Хочешь учиться – ходи на лекции, сиди в медицинской библиотеке, посещай операции светил от хирургии. Не хочешь – появляйся иногда, чтобы тебя не забыли, а в остальное время кто-то пьянствует, кто-то посещает выставки, концерты, музеи. Разве приобщишься в провинции к очагам культуры? А в столицах, что ни день, выступления мировых звезд. Денег бы только хватило. После отпуска с ними всегда было туго.

Но и Никита не вчера родился. На многочисленных пройденных уже курсах он сразу устраивался на подработки – на «Скорую помощь» или дежурантом. Врачей ведь всегда не хватало.

В понедельник, чисто выбритый, с едва заметным уже фингалом, Никита пришел в отделение. Заведующий сразу послал его в канцелярию.

– Иди, бумаги оформляй. Не успеешь на цикл – главврач тебе, а потом и мне выволочку устроит.

Никита пробегал всю первую половину дня, а когда вернулся в отделение, сразу прошел в операционный блок.

– Вера где? – спросил он подвернувшуюся санитарку отделения.

– А вы разве не знаете? А, ну да, вас же неделю не было. Так уволилась она.

– Как уволилась? Ну-ка, поподробнее.

– Третьего дня к ней бывший муж приехал – они же в разводе были. Уговаривал сойтись, вместе жить.

– И что?

– Ну, Никита Алексеевич! Раз уволилась, стало быть – уговорил. Да они недалеко жить будут, у мужа-то ее бывшего квартира в Краснодаре.

– Ага.

Никита был ошарашен. Виду не подал, зашел в ординаторскую, сел за свой стол.

– Ты чего такой пришибленный? – спросил Сергей.

– Да вот, бегаю, документы собираю – на усовершенствование путевка пришла.

– Да, набегаешься еще, – посочувствовал коллега.

Бог с ней, с беготней. Как же Вера так могла? Ну, любви еще не было – но симпатия-то была, и она могла перерасти в нечто большее. И потом, Вера могла бы позвонить, прийти, объясниться. Не дурак, понял бы. Может, любила она бывшего мужа? Сердцу не прикажешь. А получилось – оставила она Никиту, как ненужную вещь. Который раз у него неудача с женщинами. Ветреные дуры! А может, причина в нем?

Промаявшись с полчаса и не найдя ответа, Никита продолжил собирать документы.

Глава 3
Невский экспресс

Но все – и хорошее и плохое – когда-нибудь кончается. В ночь со среды на четверг Никита уже трясся в вагоне поезда Кисловодск – Москва. Он сел на него в Минводах. Ночь проспал, день промаялся и после полудня прибыл в столицу.

Он переехал на Ленинградский вокзал и удачно купил билет на «Невский экспресс», отправляющийся в северную столицу в девятнадцать часов. До отхода поезда у него оставалось в запасе три с лишним часа.

Добравшись на метро до центра, Никита побродил по Красной площади. Исторический музей уже после долгого ремонта открылся. Вот туда, как и в музеи Кремля – ту же Оружейную палату или Алмазный фонд – он сходил бы с великим удовольствием и интересом. Но увы! По причине позднего времени экскурсий в кремлевские музеи не было.

Время пролетело незаметно. Когда Никита услышал бой курантов на Спасской башне и посмотрел на часы, понял: надо мчаться к вокзалу, если он хочет успеть на поезд.

В метро была давка – москвичи и гости столицы ехали с работы домой.

Выбежав из вестибюля метро и пробежав здание вокзала, Никита на перроне спросил носильщика:

– Где «Невский экспресс»?

– Вон, на соседнем пути.

И в это время диктор по радио объявила: «До отхода фирменного поезда № 186 «Невский экспресс» сообщением Москва – Санкт-Петербург остается пять минут. Просьба пассажирам…»

Дальше Никита уже не слушал – он помчался к поезду. Благо сумка с вещами не тяжела, не мешает.

Подбежав к хвостовому вагону, Никита достал из нагрудного кармана куртки билет. Какой хоть у него вагон? Ага, третий. Он приготовился пробежать вдоль всего состава, но хвостовой вагон оказался под номером один. Хоть здесь повезло, до третьего вагона рукой подать.

Никита протянул билет проводнице.

– Здравствуйте, проходите.

Никита вытер платком пот со лба.

– А когда прибываем в Питер?

– Если не опоздаем, что бывает крайне редко, тогда – в половине двенадцатого вечера.

– Отлично!

Никита прошел в вагон. Сиденья, что были справа, стояли по ходу движения поезда лицом, которые слева – спиной. Его место было справа. Тоже повезло – он не любил ездить спиной вперед по ходу движения.

Все места, кроме одного, были заняты. Понятное дело, пятница, москвичи и питерцы едут на уикенд в город на Неве. Кто на отдых, кто по делам, кто к семье.

К Никите подошла женщина в строгом деловом костюме.

– Простите, пожалуйста, у меня просьба!

– Слушаю.

– Вы не могли бы пересесть на мое место?

Она показала рукой. Фу, как раз там стояли кресла спиной вперед по движению поезда.

– Я не могу там ехать, у меня кружится голова, – пояснила дама.

Никита согласился и пересел – все-таки он был мужчиной. Как потом оказалось, своей просьбой дама спасла ему жизнь.

Прозвучал гудок, состав медленно тронулся и, постукивая колесами на стыках, выбрался из Москвы. Он плавно набрал ход, вагоны только покачивались.

Никита смотрел в окно, на стремительно пролетающий пейзаж. Похоже, что скорость большая, явно больше ста километров в час.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22

Поделиться ссылкой на выделенное