Юрий Киселев.

Лестница Бога. Обретение магии. Часть 2. Новая жизнь



скачать книгу бесплатно

Заметив уверенно направившуюся к подиуму Иллэри, Андрей принял, на его взгляд, единственно правильное решение – резко ускорившись, практически запрыгнул в кресло перед самым носом матриарха Камэни. Устроившись в кресле поудобнее, он, изобразив широкую улыбку на дебильно–простодушном лице, начал сосредоточенно обозревать обстановку кабинета и замершего перед ним в растерянности матриарха. Полюбовавшись на выражение лица стоящей перед ним женщины, Андрей, не убирая дебильной улыбки, произнес:

– Да вы присаживайтесь, госпожа старший матриарх, не стойте, в ногах правды нет!

И тут же тихо, но четко произнес, обращаясь уже к своим бойцам:

– Ребята, коробочка!

Трое курсантов мгновенно окружили кресло с развалившимся в нем Андреем. Один занял позицию справа, другой – слева, третий встал в обманчиво–расслабленной стойке за спинкой кресла. Тан Тувилани остался рядом со своей госпожой. Глава Камэни попыталась что–то сказать, однако Андрей достаточно грубо перебил ее, добавив:

– Ну что, матриарх Камэни, неожиданности не случилось? Ничего, я не гордый, могу и в этом кресле посидеть. Так что вы хотели обсудить с уважаемой госпожой матриархом клана Лерой? Возмутительную наглость и хамство ваших людей? Или предстоящую дуэль? Да вы присаживайтесь, не стесняйтесь! Смотрите, какие удобные стульчики! Берите любой из шести, они, вне всякого сомнения, достойны самого матриарха! Не так ли, госпожа? – последнее слово Андрей как будто выплюнул с издевкой.

– Вы понимаете, что вам это даром не пройдет? У меня хватит власти и ресурсов уничтожить весь ваш клан! – слова матриарха Камэни буквально сочились ядом, и эта неприкрытая угроза так сильно контрастировала с каменной маской абсолютной бесстрастности на лице матриарха, что испугаться мог бы любой. Любой, но не Андрей. Еще раз ухмыльнувшись, он с показным равнодушием ответил:

– Попробуйте. Возможно, у Камэни это даже получится. Только кровью умоетесь. Госпожа… Вы скатитесь даже не во вторую сотню – возможно, вообще не удержитесь в «золотой тысяче». И тут уже будет не наша заслуга – стервятников в империи полно, и ваш клан раздерут, как падаль, стоит только кому–то почувствовать вашу слабость. А уж мы этому поспособствуем. Я лично поспособствую. Только дайте повод, матриарх.

– Хорошо, чего вы хотите? – Иллэри продолжала стоять, и ей даже удалось вернуть на свое лицо маску невозмутимости, хотя мужчина отлично видел, каких трудов ей это стоило.

– Вы будете удивлены, но ничего! – ответил Андрей. – Клан Лерой не хочет от клана Камэни ни–че–го. Мы пришли по просьбе матриарха Камэни, чтобы выслушать от нее слова искреннего извинения за хамство и возмутительную наглость ваших учеников, неприкрытые оскорбления в адрес клана Лерой, высказанные людьми клана Камэни, а также получить соответствующую компенсацию за полученные оскорбления. Все слова, кстати, записаны – и наши, и ваши. И что же мы видим? – Андрей театрально развел руками. – Нам не только не принесли законных извинений и не заплатили ни лу – над нами просто издевались, не пустив самого матриарха клана Лерой! Вдумайтесь! Не пустив самого матриарха клана даже на порог приемной!!!

В лице Андрея в этот момент явно погибал актер–трагик.

Однако матриархи почувствовали неуместность ломаемой комедии в данное время и в данном месте. Литейла, посмотрев на матриарха Камэни, замершую перед вальяжно развалившемся в кресле Руром, как какой–нибудь мелкий проситель перед начальником, обратилась к своему подчиненному:

– Уважаемый тан Рур, быть может, вы уступите кресло, в котором сидите, матриарху?

– Ну, разумеется! Как же я сразу не догадался! – Андрей театрально хлопнул себя ладонью по лбу. – Прошу извинить меня, уважаемая госпожа матриарх клана Лерой, не будете ли вы столь любезны занять это недостойное вас кресло? Матриарху Камэни кресло даже не предлагаю – она приготовила для себя отличные и невероятно удобные табуретки. Кстати, мужчины могут и постоять, пока дамы сидят, – Андрей сделал Литейле приглашающий жест рукой.

– Прошу еще раз меня извинить, госпожа матриарх Лерой – Иллэри пусть и удалось восстановить маску холодного равнодушия на лице, но голос женщины продолжал сочиться ядом, – произошла еще одна досадная ошибка, кресла не успели заменить. Предлагаю перейти в другую комнату…

Матриарх подошла к незаметной нише в стене и открыла такую же незаметную дверь, сливающуюся своей окраской с драпировкой стен. За дверью скрывалась небольшая комната со стоящим посередине большим круглым столом и расставленными по его периметру креслами. Кресел в наличии имелось больше десятка – похоже, в этом кабинете проходили внутренние клановые совещания. Одно из кресел также выделялось роскошью и стилем, но Андрей на этот раз не стал его занимать – игру пора было заканчивать, если они действительно хотели хоть о чем–то договориться.

Рассевшись по креслам и подождав, пока матриарх Камэни займет свое место, Андрей, опять взяв инициативу в свои руки, задал вопрос:

– И что вы хотите сказать в свое оправдание, матриарх Камэни?

Женщина задумчиво посмотрела на Андрея, затем, взвесив, похоже, все накопившиеся в своей голове доводы и аргументы и выстроив новую модель разговора, ответила, обращаясь к сидевшей напротив главе клана Лерой:

– Уважаемая госпожа матриарх Лерой, я приглашала на разговор вас, а не Рура. Мы будем говорить с вами или предоставим право на издевательства вашему человеку?

Матриарх Лерой, сохраняя невозмутимое выражение лица, повернулась лицом к Камэни и негромким, но четким и полным достоинства голосом ответила:

– Уважаемая госпожа старший матриарх Камэни, смею заметить, что уважаемый тан Рур не издевался, хотя имеет для подобного поведения весомые основания. Вы, несомненно, вели запись всех разговоров – просмотрите их на досуге. Если считаете, что вы правы – передайте запись в совет кланов. Мы же со своей стороны предпримем аналогичные шаги, передав в совет кланов свой экземпляр, а также распространим аналогичную запись среди других кланов – пусть они тоже выскажут свое мнение.

– Вы мне угрожаете, уважаемая госпожа матриарх Лерой?

– Ни в коем случае, уважаемая госпожа старший матриарх Камэни. С обеих сторон прозвучало немало слов, которые я не хотела бы слышать. Более того – я не хотела бы предавать огласке вообще ничего из того, что прозвучало в резиденции клана Камэни до этого момента, и предлагаю начать наш разговор с чистого листа. Право вести переговоры я доверяю уважаемому тану Руру – он имеет достаточно полномочий, занимая высокий пост в иерархии клана.

– И какой же? Ранее я ничего о нем не слышала.

– Вы, возможно, знаете, что клан Лерой планирует создать собственные клановые войска, как космические, так и наземного базирования? В империи неспокойно, мы вынуждены тратить большие деньги на охрану собственных земельных владений и сопровождение торговых караванов. Тан Рур официально занимает в клане пост главнокомандующего, ему будут подчиняться все клановые вооруженные силы. Фактически он – моя будущая правая рука с возможным прицелом на мое кресло. Его слово – мое слово.

– Даже так? Насчет полномочий вашего заместителя – учту на будущее, но что вам дает основания полагать, что другие кланы пустят вас на свою территорию?

– Во–первых, мы не претендуем на территории и зоны влияния других кланов, как, впрочем, и клан Камэни, регулярно отправляющий своих людей на обучение как в различные военные учебные заведения, так и в Оканийскую имперскую летную академию, где имеет честь преподавать уважаемый тан Рур. Во–вторых, мы не без оснований полагаем, что наши войска будут весьма немногочисленными, однако отлично обученными и вооруженными. Мы планируем сделать их лучшими в империи, причем для подобного смелого утверждения у нас есть все основания. Уже сейчас курсанты Лерой по праву занимают первое место среди курсантов имперской летной академии. Кстати, все курсанты академии, включая и ваших людей, обучаются по программам, в разработке которых принимает активное участие тан Рур. Причем курсанты Лерой – по дополнительным индивидуальным программам, разработанным таном Руром лично, – женщина поклонилась Андрею, получив ответный поклон.

– Вот даже как… Не знала, не знала… А что вы можете сказать по поводу обучения моих людей, уважаемый тан Рур? – стальная госпожа обратилась уже к Андрею, мгновенно оценив новую информацию, открывающиеся для собственного клана перспективы и сообразив, что раз уж матриарх Лерой предложила отбросить сказанное ранее и начать встречу с чистого листа, то самое время использовать момент и попытаться выгадать от встречи максимальную пользу. Матриарх понимала, что от конфронтации с этим мелким кланом Камэни не получат ничего, кроме возможности поквитаться за чье–то растоптанное самолюбие, а взаимовыгодные отношения способны принести реальную пользу, исчисляемую не только в деньгах. Андрей, оценив изменившиеся правила игры, тут же переключился на деловой тон и предельно вежливо ответил:

– Ну что вам сказать, уважаемая госпожа старший матриарх Камэни… Я действительно веду занятия у курсантов летной академии, в том числе и у ваших людей. Курсанты Камэни несомненно талантливы, в них есть потенциал. Если из ваших людей выбить наглость, заносчивость и спесь, то, приложив определенные усилия, из них может получиться толк. Теоретически, при определенных условиях они даже смогут занять второе место в академии. После Лерой, разумеется.

– И вы, как их непосредственный преподаватель, прилагаете к этому определенные усилия?

– Зачем, уважаемая госпожа старший матриарх Камэни? Неужели вы настолько наивны, полагая, что я, получив от ваших людей не просто оскорбления, а фактически плевок в душу, стану тратить дополнительные силы и давать им хоть кроху информации сверх положенного? Они получат от меня лишь необходимый минимум того, что я обязан им дать в рамках имеющейся программы обучения. Причем ректор академии, тан Камакато, меня поддержит – мы разрабатываем новые методики в соавторстве. Все новые современные методики, еще не прошедшие апробацию и не изданные официально, но дающие людям моего клана преимущество над остальными, получат только курсанты моего клана. Плюс некоторые другие курсанты, которых я сочту достаточно перспективными, чтобы тратить на них свое личное время, которое для меня бесценно. Ваши люди в этот список, как вы понимаете, не входят – они, наравне со всеми остальными курсантами, не входящими в клан Лерой, получают лишь то, что положено по программе.

– Мы заинтересованы в качественном обучении своих людей, поэтому сможем договориться, – могучий аналитический мозг матриарха уже просчитал возможные перспективы мирного сотрудничества с кланом Лерой, и сейчас женщина собиралась извлечь из встречи максимально возможную выгоду, деликатно переводя разговор в деловое русло. – Что вы хотите получить за возможность обучения курсантов Камэни по вашим методикам?

– Для начала предлагаю урегулировать возникшие между нашими кланами разногласия, – с предельной вежливостью ответил Андрей.

– Не возражаю. Озвучьте их. – Иллэри уже поняла, что раунд по поводу дуэлей она проиграла, но рассчитывала выйти из сложившейся ситуации с наименьшими потерями.

– Ваши люди, я имею в виду курсантов Камэни, оскорбили курсантов клана Лерой. Тому имеются документальные подтверждения. Вы будете знакомиться с ними?

– Не надо, я вам верю.

– Значит, факт нанесения ничем не мотивированного оскорбления клану Лерой от клана Камэни вы признаете. Это хорошо. Далее. За свои оскорбления ваши курсанты были вызваны на официальные дуэли, где благополучно проиграли, получив при этом травмы различной степени тяжести. За ходом поединков лично наблюдал ректор академии, тан Камакато. Поединки были честными. Вам предоставить доказательства? За видеорегистрацией каждого поединка следил лично тан Камакато.

– Не надо. Я вам верю.

– Вы признаете честность проведенных дуэлей и снимаете выдвинутые кланом Камэни обвинения с клана Лерой?

– Да. Признаю и снимаю.

– И это хорошо. Тогда считаю, что вам, как старшему матриарху клана Камэни, надлежит принести свои извинения матриарху клана Лерой за недостойное поведение своих подчиненных. С наказанием своих людей разбирайтесь сами – мы вмешиваться не собираемся. На этом инцидент предлагаю считать закрытым, однако больше на своих уроках этих людей я видеть не желаю. Убирайте их куда хотите, можете перевести в другую академию, но появление на моих уроках лиц, оскорбляющих мой клан, я стану считать своим личным оскорблением. Мой предмет эти курсанты мне сдать не смогут – я найду, на каком вопросе законно завалить их на экзаменах.

– Принимается… Уважаемая госпожа матриарх Лерой, за неподобающие действия своих соклановцев приношу вам свои извинения. Виновные будут наказаны.

– Извинения принимаются. Инцидент исчерпан, вопрос закрыт, – матриарх Лерой уважительно кивнула. Слово опять взял Андрей:

– Все возникшие спорные вопросы между нашими кланами, как я понимаю, урегулированы. Недопонимание отсутствует. На этом основная цель нашего совещания, полагаю, достигнута? – Андрей обратился к матриарху Камэни.

– Да. У клана Камэни нет претензий к клану Лерой. Полагаю, как и у вашего клана к нам. Осталось одно небольшое недоразумение, которое мы забыли обсудить…

– Какое? – переспросил Андрей.

– Ваша дуэль с заместителем главы моей службы безопасности.

– Недоразумения нет, все предельно ясно. Дуэль состоится самое позднее через три ло. Действующие лица и сроки определены. Обсуждению не подлежит.

– Вы так уверены в победе?

– Если бой будет честным – то да.

– И каков окажется результат?

– Сожалею, но вашему главе службы безопасности придется искать нового заместителя.

– Вы убьете ее?

– Разумеется, нет! Она погибнет на дуэли. Предположительно погибнет – исхода поединка никто заранее знать не может, я лишь предположил наиболее вероятный исход. И никакого убийства, спаси меня создатель!

– Она мне нужна.

– Назовите хотя бы одну причину, по которой я пожелаю пересмотреть свое решение. Предупреждаю – причина должна оказаться крайне веской, чтобы оправдать оскорбительное поведение вашего человека.

– А если она действовала не сама, а ей приказали?

– Приказать может только тот, кто старше ее. Назовите мне имя этого человека, и я вызову на дуэль его. Тогда дуэль с заместителем главы службы безопасности будет аннулирована – в связи со вновь открывшимися обстоятельствами. Ей достаточно будет принести мне извинения.

– А если это приказал сделать матриарх клана?

– Уважаемая госпожа старший матриарх Камэни, вы сейчас, перед видеокамерой, желаете официально признаться, что провоцировали матриарха чужого клана, нанося той открытые оскорбления через вторых лиц? Или я неправильно понял ваши слова? Хотелось бы услышать четкий ответ, не позволяющий двоякого толкования – да или нет?

«Создатель, какой мужчина!» – Иллэри пораженно рассматривала потенциального лидера клана Лерой. Мускулистая спортивная подтянутая фигура, жесткий, волевой, уверенный взгляд, повадки хищника – настоящий боец. Совсем как найденная ею недавно Айлинэри, которую матриарх, не прогадав, сделала своей помощницей и заместителем, планируя в будущем передать той полную власть над кланом. Рур Лерой был бы Айлинэри отличной парой – такой же несгибаемый, до последней капли крови отстаивающий интересы клана. Словесный поединок мужчина вел, как сражение, постоянно загоняя умудренного опытом матриарха в угол и заставляя оправдываться, теряя позиции одну за другой. Давно, еще, наверное, со времен своей юности, матриарх Камэни не была так предельно корректно и аккуратно, но вместе с тем показательно высечена. В довершение всего мужчина благородно отказался от всех претензий. Он в любом случае не смог бы их реализовать – кланы находились в слишком разных весовых категориях, но важен сам факт проявления снисхождения. Как сытый кот отпускает мышь… Хорошо, что они уединились в отдельном кабинете для секретных переговоров, и ее позора не видел никто из клановых. Видеозапись беседы, кстати, необходимо не забыть уничтожить…

Подумав, что пусть первый раунд этой словесной дуэли она все же проиграла, но сам бой еще вполне возможно свести как минимум вничью, Иллэри, развернувшись лицом к мужчине, предельно вежливо проговорила:

– Уважаемый тан Рур, прежде, чем завершить нашу беседу, не слишком хорошо начавшуюся, но, благодаря обоюдным усилиям сторон, все же вошедшую в деловое русло, я хотела бы обсудить два вопроса. Вопрос первый – что вы хотите за то, чтобы курсанты клана Камэни не только продолжали спокойно, без создаваемых с вашей стороны препятствий, учиться, но и стали первыми в академии? Вопрос второй – что вы хотите за жизнь моего человека, с которым у вас назначена дуэль? Я хочу, чтобы дуэль не состоялась. Разумеется, мой человек принесет все полагающиеся извинения.

– По первому вопросу я вам уже ответил. Если обучающиеся в академии курсанты Камэни при всех принесут мне, как представителю клана Лерой, личные извинения за свое недостойное поведение, то они могут продолжать обучение и дальше, никто намеренно им мешать не станет. Что касается первого места, то тут все значительно сложнее. Курсанты клана Лерой занимаются по специальной методике с первого года обучения. Догнать их уже невозможно, да я и не стану этого делать. Открою небольшую тайну, да простит меня моя госпожа, – Андрей вежливо поклонился Литэйле, – я ежедневно дополнительно, в свое личное время занимаюсь с курсантами Лерой по разработанным лично мной индивидуальным программам. Занятия очень сложные, их интенсивность смогут выдержать только мужчины, да и то не все. В мои группы были отобраны лучшие из лучших, и даже тогда навязанного темпа тренировок не выдержал каждый второй. У вас же обучаются преимущественно женщины. Ну чему я могу их научить? Женщина – слабое нежное создание, самой природой предназначенное для продолжения рода. Заранее прошу на правду не обижаться – к матриархам мои слова, разумеется, не относятся, для них в империи сложились совершенно другие требования. Однако если вы наберете в группу курсантов крепких, физически развитых мужчин, то вопрос решаемый – можно попытаться побороться за второе место в академии. Согласитесь – это тоже неплохо. Цену вопроса можете обсудить с госпожой матриархом Лерой, но утверждать ее все равно буду я – ведь именно мне тратить на ваш клан свое драгоценное время, которого у меня, поверьте, просто нет. Теперь по второму вопросу. Жизнь человека бесценна. Я хочу попытаться забрать на дуэли жизнь человека, оскорбившего меня – по всем законам я имею на это право. Отказ вашего человека от дуэли даст мне право просто ее убить. В любом месте и в любое время. Во сколько вы оцените оскорбление второго лица в клане, как недавно пыталась меня обозвать уважаемая госпожа матриарх клана Лерой, и жизнь вашего человека?

«О, создатель! Если бы я не видела перед собой этого мужчину, я подумала бы, что со мной разговаривает Айлинэри! Ее интонации, ее слова, даже ее умение загонять в угол противника и заставлять его самого принимать невыгодные для себя решения. Так Айлинэри разговаривала с императором, так этот мужчина разговаривает со мной» – матриарх Камэни начинала понимать, что чувствовал император, выслушивая условия Айлинэри. Создатель, как только он не сорвался…

– Уважаемый тан Рур, назовите цену, которую вы считаете справедливой, – Иллэри опять перевела разговор в коммерческое русло.

– Деньги клану Лерой не нужны, у нас достаточно своих, – принял ее игру Андрей, – однако раз меня обозвали правой рукой, то я вынужден оценить себя в половину клана. Лерой, разумеется – оценить себя в половину клана Камэни было бы слишком накладно для вашего клана. В клане Лерой чуть менее двухсот тысяч людей, и лишь максимум каждый десятый является действительно ценным для клана – балласт я не считаю. Оставшихся ценных людей, которых менее двадцати тысяч, округлим в меньшую сторону – до десяти тысяч. От них возьмем половину – пять тысяч. Итак, пять тысяч операций по омоложению, бесплатно предоставляемых кланом Камэни клану Лерой. Стандартных операций в лучших клиниках клана класса «премиум». Или операций повышенной сложности в клиниках попроще, но тоже не ниже класса «люкс». Так сказать, жизнь в обмен за жизнь. Вы оцените жизнь своего человека в пять тысяч подаренных жизней? Или хотите предложить больше? А то мне почему–то кажется, что я где–то сильно продешевил…

– Принимается, – голос матриарха Камэни был сама невозмутимость, – матриарх клана Лерой получит пять тысяч сертификатов на операции омоложения в лучших клиниках моего клана. Теперь что по обучению моих курсантов?

– Отношение к вашим людям на уровне остальных курсантов я гарантирую уже сейчас, при условии, что из них исчезнет наглость и спесь, они извинятся и поймут, что ничем не отличаются от остальных. А вот за дополнительные преференции надо платить, причем оплата будет не ниже выкупленной жизни. Опять–таки не деньгами, а бартером, то есть сертификатами на омоложение. Что, почему так дорого? Ну, так мое свободное время вообще бесценно! Впрочем, вы можете договориться о дополнительных занятиях с любым другим преподавателем на ту сумму, которую посчитаете достаточной. Препятствовать не стану, мне и своих забот хватает.

– А если о ваших проделках узнает господин ректор?

– Помилуй создатель, о каких проделках? – усмехнулся, разведя руками, Андрей. – Что я во внерабочее время занимаюсь с некоторыми учениками дополнительно? Так он и его служба безопасности и так об этом знают – подобное в академии не возбраняется. Я же вам сказал – вы имеете право на договорной основе привлекать к обучению в свободное время любого преподавателя, такая возможность предусмотрена уставом академии. Да хоть сами с ними занимайтесь! Более того, если вдруг, случайно, мы с вами договоримся – тан Камакато будет незамедлительно поставлен в известность о нашей договоренности. И даже, скорее всего, пойдет мне навстречу и за символическую плату выделит для занятий пустующие помещения академии.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15