Юрий Киселев.

Лестница Бога. Обретение магии. Часть 2. Новая жизнь



скачать книгу бесплатно

От яростного взгляда стоящей перед Андреем женщины можно было, казалось, зажечь костер – столько огня и гнева плескалось в глазах матриарха. А также понимания, что даже приказ об уничтожении делегации Камэни ничего уже не изменит – стоит в совете кланов появиться записям переговоров и дуэлей, как клан Ойхо прекратит свое существование – на него ополчатся все входящие в совет кланы. В отчаянии, не видя другого выхода, матриарх Ойхо ожесточенно бросила в лицо Андрея:

– Сражайтесь, тан Рур. Как вы и хотели – один против всех. У меня всего одиннадцать заместителей…

Матриарх Ойхо, осознавая масштабы разверзшейся под ее ногами пропасти, хваталась за соломинку, надеясь на то, что ее люди завалят бойца Камэни массой – личное мастерство иногда пасует даже перед необученной, однако агрессивно настроенной толпой. К тому же в составе ее заместителей по милитари–направлениям работали кадровые военные, да и другие руководители в свое время имели отношение к армейской службе и не понаслышке знали, как проводятся схватки в дуэльном круге. Имеющаяся у стоящего напротив нее мужчины лицензия пилота–профессионала вкупе с должностью главы клановых вооруженных сил ввела матриарха в заблуждение – женщина не без оснований рассчитывала, что тан Рур – пилот, администратор и руководитель, но никак не боец. Мешковатая куртка с такими же бесформенными штанами, одетые Андреем специально, дабы скрыть особенности фигуры, тоже сыграли свою роль. Нескончаемая череда убийств прекратилась, и на площадках появились люди, наводящие порядок и убирающие следы прошлых поединков. Возведенные наскоро ограждения также были демонтированы, но лишь для того, чтобы соорудить новую, более просторную площадку с высоким, в два человеческих роста, сетчатым забором. Небольшая задержка возникла также по причине сбора всех одиннадцати бойцов клана Ойхо – ими оказались четверо мужчин и семь женщин различного роста и комплекции. И пусть все одиннадцать выставленных от клана Ойхо бойцов отличались спортивным телосложением, из них только двое мужчин могли бы, по мнению Андрея, считаться реальными противниками. Скорее всего, эти двое являлись бывшими кадровыми армейцами–штурмовиками – подумал Андрей, внимательно наблюдая за раздевающимися бойцами. Именно эти двое мужчин имели мускулистые, поджарые тела и явно до сих пор не пренебрегали регулярными физическими тренировками совместно с личным составом. Женщины, даже несмотря на спортивные подтянутые фигуры, традиционно выглядели молодо и сексуально – даже жаль уничтожать такие роскошные тела…

Подождав, пока противник разденется до нижнего белья – женщины явили его взору красивые выпирающие обнаженные груди как минимум третьего–четвертого размеров – Андрей, пройдя ко входу на площадку, тоже не спеша стал раздеваться. Вокруг арены, на достаточном отдалении, чтобы не мешать схватке, оживленно переговаривалась, обсуждая итоги дуэлей, плотная разномастная толпа солдат Ойхо, численностью никак не менее нескольких тысяч человек. Все полсотни прекративших поединки бойцов Андрея уже оделись и стояли рядом с матриархом Камэни, окружив женщину плотным кольцом.

Разговоры стихли, когда Андрей скинул плащ и куртку.

Штаны он снимал уже в полной тишине – окружающие молча разглядывали его бугрящиеся узлами тугих мышц руки, плиты грудных мышц и кубики брюшного пресса. Снятые брюки оголили такие же накачанные ноги. Присев несколько раз, разогреваясь, высоко подпрыгнув и сделав на месте сальто назад, Андрей вошел на площадку и громко заявил матриарху Ойхо:

– Я готов, госпожа, можно начинать!

Матриарх, немного помедлив, не слишком уверенно, но достаточно громко произнесла:

– Начало поединка за честь клана между бойцом Камэни и бойцами Ойхо. Победивший – спасает честь своего клана, проигравший покрывает свой клан позором. Из дуэльной арены выйдет только победитель. Начали!

Андрей, получив команду, не спеша пошел в направлении кучки полуобнаженных мужчин и женщин, сгрудившихся в середине площадки и, похоже, в большинстве своем не понимающих, что они должны делать. Подойдя к группе, от которой при его приближении отделились двое уже отмеченных им ранее мужчин, тут же попытавшихся обойти своего противника и зайти ему за спину, Андрей резко ускорился, за пару секунд проскочив жидкую толпу насквозь и нанося руками резкие, почти незаметные со стороны удары. Выскочив из толпы и сделав по инерции несколько шагов, Андрей спокойно остановился и развернулся. На траве лежало три женских и одно мужское тело – все нанесенные удары достигли цели. Крови пока не было – она должна была появиться несколько позже. Раздробленные височные и расплющенная носовая кость, пропоровшая своими осколками мозг, – подобные повреждения приводили к мгновенной смерти без возможности реанимации. Поредевшая группа, насчитывающая всего четырех женщин и одного мужчину, а также двое отбежавших мужчин в стороне, рассчитывавших обойти Андрея со спины, замерли в ступоре, с ужасом взирая на мгновенную расправу. Андрей, оценив обстановку, не спеша, прогулочным шагом направился к замершей в центре арены группе. Спокойно подойдя к ближайшей женщине, испуганно попятившейся, но упершейся спиной в свою подругу, мужчина взял ее за плечо и, резко развернув к себе спиной, перехватил за голову и свернул шею. В тишине отчетливо прозвучал хруст ломающихся шейных позвонков. Отбросив обмякшее тело, Андрей быстрым движением руки перехватил предплечье следующей женщины, от нереальности происходящего впавшей в ступор и широко открытыми глазами обозревавшей лежащее перед ней неподвижное тело с неестественно повернутой головой, после чего поступил с ней так же, как и с предыдущей, развернув к себе спиной и свернув шею.

Оставшиеся две женщины, увидев последствия скорой расправы, с визгом бросились от страшного мужчины прочь и, добежав до сетчатой двери, забились в истерике, требуя прекратить поединок и выпустить их. Андрей тем временем спокойно пресек безуспешные попытки сопротивления не успевшего отбежать мужчины, обездвижив его короткой серией ударов кулаком в солнечное сплетение и ладонями по ушам, после чего свернул противнику шею и медленным взором обвел площадку.

В живых на площадке осталось четверо противников. Двое мужчин, с самого начала схватки отколовшихся от общей группы, осознав реальные боевые навыки Андрея, не ударились в панику, а замерли в отдалении и достаточно грамотно прикрыли друг другу спины – они явно были не новичками в схватках подобного рода и умели сражаться в паре. Две рыдающие женщины продолжали биться в истерике около закрытых дверей, судорожно вцепившись пальцами в сетку.

Андрей развернулся спиной к мужчинам и спокойно пошел к повисшим на закрытых дверях женщинам. Видя приближение страшного бойца, те забились в ужасе, сползая на траву и пытаясь отползти. Однако целью Андрея являлись вовсе не они – мужчина затылком чувствовал, как двое оставшихся реальных противников рванулись к его незащищенной спине. Вернее, это они наивно полагали, что незащищенной…

Андрей специально подставил противникам спину, раскрывшись – ему вовсе не улыбалось затягивать схватку, гоняясь за двумя профессионалами по всей площадке. Дождавшись, когда первый противник подбежит, сократив дистанцию до расстояния удара, Андрей, слегка повернув голову и поймав периферийным зрением приближающуюся фигуру, резко выбросил ногу назад – уширо гери чудан. Сложившись от удара в солнечное сплетение, со сломанной грудиной и осколками ребер, пробившими легкие, мужчина упал, захлебываясь собственной кровью. Последний оставшийся на ногах противник, увидев скорость расправы над своим соратником, резко остановился, побледнев. Андрей, улыбаясь и дружески разводя в стороны руки с открытыми ладонями, отчего бледность на лице последнего мужчины разлилась, казалось, еще больше, не спеша подошел к противнику и неожиданно, с подшагом, резко ударил правой рукой под ребра. Короткое движение ударной руки снизу вверх, рывок назад, и вырванное окровавленное сердце затрепетало в высоко поднятой над головой руке, разбрызгивая в стороны красные дымящиеся капли.

Обведя тяжелым взглядом замершую молчаливую толпу, Андрей, с ног до головы залитый кровью, подпустив в голос металла, громко произнес, тщательно проговаривая каждое слово:

– И так будет со всеми, кто усомнится в нашей честности и миролюбии.

Отбросив еще пульсирующее сердце в сторону, Андрей, устало опустив руки, не спеша подошел к закрытой двери, остановившись перед ней и посмотрев на запирающий ее замок. Зрители напряженно замерли – на арене оставалось еще два бойца Ойхо, хотя бойцами рыдающих женщин никто бы сейчас не назвал. Бой же, как было оглашено заранее, велся до полной победы, подразумевающей гибель всех противников. Вокруг арены повисла тяжелая, гнетущая тишина, изредка разбавляемая доносящимися снизу, из–под сетки, тихими всхлипами.

Бросив еще один задумчивый взгляд сначала на закрытые двери, а потом – на забившихся под сетку и скулящих в ужасе женщин, Андрей несколько мгновений постоял в неподвижности, как будто о чем–то мучительно размышляя. Видимо, этих мгновений нерешительности для мужчины оказалось достаточно – он неожиданно сделал быстрый шаг вперед и, сохраняя маску отрешенности на застывшем неподвижной маской лице, несколькими резкими ударами добил зажмурившихся женщин. Медленно оглядев заваленную телами арену, Андрей прервал затянувшееся молчание, равнодушно приказав стоящим за закрытой дверью бойцам Ойхо:

– Бой окончен безоговорочной победой клана Камэни. Открывайте. Быстро. Иначе я открою сам, и вам это не понравится.

Испуганно взирающие на окровавленного Андрея солдаты быстро открыли двери и так же быстро отступили назад. Андрей не спеша оделся, предварительно наскоро стерев полотенцем кровь с лица и тела, и подошел к сидящим в креслах руководителям кланов, с предельной почтительностью, – по крайней мере, именно так его движения и жесты выглядели со стороны, – обратившись к матриарху Ойхо:

– Уважаемая госпожа матриарх клана Ойхо, бойцы клана Камэни одержали победу. Согласно данному вами ранее обещанию, у клана Ойхо отсутствуют претензии к клану Камэни. Вы подтверждаете сказанные вами слова?

– Долгим и безнадежным взглядом окинув фигуру Андрея и его лицо, так до конца и не избавившееся от кровавых разводов, женщина тихо произнесла:

– Подтверждаю.

– Тогда, уважаемая госпожа матриарх клана Ойхо, от имени уважаемой госпожи старшего матриарха клана Камэни прошу вас в ближайшее время посетить резиденцию клана Камэни для обсуждения некоторых текущих вопросов. Обещаю, что до момента вашего посещения ни один кадр из сделанных сегодня видеозаписей не уйдет из архивов службы безопасности клана. С ответным визитом прошу не затягивать. Клан Камэни благороден, великодушен и терпелив, но у всего на свете есть пределы. Да, большую охрану можете не брать – мы не слишком богаты, чтобы встречать вас с подобным, – Андрей небрежным жестом правой руки обвел запруженную солдатами Ойхо поляну, – эскортом.

И, склонившись в уважительном поклоне к матриарху Камэни, уже более почтительным, однако твердым и лишенным всякого подобострастия голосом добавил:

– Уважаемая госпожа старший матриарх клана Камэни, разрешите проводить вас до флаера?

Получив утвердительный кивок и протянутую руку, Андрей довел женщину до транспортного средства, дождался, когда сопровождающие матриарха люди рассядутся, после чего дал отмашку своим бойцам на погрузку в опустившийся челнок…


***


Улетающие машины давно скрылись за горизонтом, поляна перед клановой резиденцией была очищена от мусора и приведена в первоначальное состояние, а матриарх Ойхо продолжала сидеть в кресле, задумчиво глядя в небо. Конец это или не конец? Таинственный мужчина с телом киборга и хваткой патриарха, казалось бы, предоставил матриарху шанс замять скандал и уладить дело миром, предложив встретиться на территории Камэни. Несомненно, на этой встрече клану Ойхо будут выставлены весьма жесткие условия, на которые придется пойти, чтобы произошедшее не стало достоянием гласности. Об учиненной на территории Ойхо бойне в империи все равно рано или поздно узнают – такое количество смертей не утаить, однако отснятые бойцами Камэни подробности схваток желательно было бы уничтожить – они слишком сильно подрывали авторитет Ойхо как военных–профессионалов. Но в то же время эти же записи являлись лучшей рекламой для бойцов Камэни, поэтому стальная госпожа постарается эти записи сохранить. Значит, судьба архива станет предметом торга на предстоящей встрече, на которой Камэни, возможно, попытаются официально закрепиться на рынке милитари–услуг. Несомненно, клан Камэни становится реальной силой, еще одним игроком на рынке милитари и, несмотря на прозвучавшее заявление тана Рура о том, что Камэни создают и развивают вооруженные силы исключительно для собственных нужд, после случившегося они наверняка потребуют передела сфер влияния. Фактически, Камэни уже вышли на рынок милитари, и к новым реалиям придется приспосабливаться. Но бойцы хороши, ох, хороши… Гибкие спортивные тела, молниеносные смертельные удары – тут явно не обошлось без медицины Камэни. Без сомнения, клановые ученые разработали и держат в секрете уникальную технологию генетических модификаций, позволяющую получать таких вот суперсолдат. Остается только гадать, почему подобных солдат у Камэни не миллионы – возможно, технология или очень сложна, или до сих пор еще не отлажена. Камэни оказались полны загадок и неприятных неожиданностей, поэтому, матриарх с неудовольствием себе в этом призналась, все же придется договариваться… И еще один важный вопрос – кем для старшего матриарха Камэни является тан Рур? Занимаемая им должность главнокомандующего вооруженными силами явно не соответствует тем полномочиям, которыми фактически обладал мужчина – пусть тот прилюдно и выражал все подобающие протоколу знаки внимания и подчинения старшему матриарху Камэни, однако сама встреча целиком и полностью прошла под диктовку тана Рура, оставив матриарха лишь молчаливо лицезреть происходящее, даже не делая попыток вмешаться. Прозвучавшее официальное объяснение о том, что матриарх якобы делегировала тану Руру необходимые полномочия – слишком натянуто и не похоже на стальную госпожу. Матриархи действительно иногда делегировали полномочия своим заместителям, но, во–первых, не в таких важных переговорах, когда решается судьба клана. Во–вторых, матриархи, делегировав полномочия, сами, на переговорах, как правило, не присутствуют – именно для того, чтобы освободить вечно занятого руководителя клана от необходимости присутствия на малозначительных встречах, полномочия, собственно, и делегируются … И, в–третьих – тан Рур явно сознательно сам взял на себя инициативу в переговорах, а матриарх Камэни, на протяжении тысячи сол известная в империи как стальная госпожа, не склоняющаяся ни перед кем, будь то матриарх или сам император, неожиданно подчинилась решению неизвестного мужчины. Была ли это домашняя заготовка, или перераспределение ролей произошло уже на месте? Еще один вопрос для службы безопасности – что, кроме отношений по службе, связывает главнокомандующего тана Рура и старшего матриарха Камэни? Тем более что стальная госпожа, согласно имеющейся информации, до сих пор оставалась не замужем и не имела постоянного партнера. К сожалению, главу собственной службы безопасности придется искать нового – заместитель свое дело, разумеется, знает, но с обязанностями главы не справится. Всех новых глав придется искать заново. Как же не вовремя… Где только Камэни смогли откопать этого рурха?..

Матриарх Ойхо не знала, что, положившись на известность собственного клана и мощь его вооруженных сил, она в своей самонадеянности допустила всего одну, но ставшую для нее роковой ошибку – не поинтересовалась полным именем главнокомандующего вооруженными силами тана Рура, посчитав всех прибывших членами одного клана. Тем более что мужчина, зная, когда будет лучше благоразумно промолчать, нигде в разговоре так и не упомянул свой клан, отделываясь общими фразами – правдивыми, но допускающими двоякое толкование. А бойцы Лерой не разговаривали вообще – рядовых солдат никто ни о чем не спрашивал. Женщина была бы сильно удивлена и, возможно, даже отказалась бы от дуэлей, узнав, что ее люди сражались не с солдатами Камэни, а с профессиональными воинами Лерой – тогда, возможно, будущее кланов пошло бы по иному пути. Рано или поздно матриарх об этом, разумеется, узнает, но время окажется упущено – кланы Лерой и Камэни уже начали свое сближение, и этот процесс после выигранных дуэлей с бойцами Ойхо стал практически необратим…

Глава 4


Некоторое время спустя в кабинете главы клана Камэни за небольшим круглым столом с одиноко стоящим на нем пузатым чайником, двумя крохотными чашками из ажурного, просвечивающегося фарфора и вазочкой с печеньем и мелко нарезанными кусочками засахаренных фруктов, развалившись в мягких кожаных креслах напротив друг друга, сидели и мирно беседовали мужчина и женщина. Вид у обоих был усталый и опустошенный, причем собеседники абсолютно не скрывали этого факта. Разговор продолжался уже некоторое время и напоминал скорее не деловую встречу, а дружескую беседу двух старинных приятелей:

– Скажите, тан Рур, – задала очередной вопрос женщина, – а почему вы решили продемонстрировать Ойхо настолько жестокий стиль переговоров? Я, конечно, ожидала от вас чего–то подобного нашей первой встрече, но реальность превзошла все мои самые смелые ожидания. Неужели нельзя было провести переговоры хотя бы немного помягче? Не столь жестоко и кроваво?

– Госпожа, в нашем клане не настолько сильные аналитики, как у вас, однако их выводы полностью совпали с тем, что до этого мне рассказывали вы сами – Ойхо изначально намеревались вести переговоры в жестком ключе, опираясь на силу своих солдат. Жесткий захват всей делегации Камэни планировался изначально. Да, если бы наши люди сдались, кровавой бойни удалось бы избежать, вот только при подобном сценарии развития событий результаты последующих переговоров вам бы сильно не понравились – Ойхо намеревались реализовать наихудший для вас сценарий, в котором клан Камэни вынудили бы пойти на серьезные финансовые уступки. Да и наша помощь в этом случае была бы не нужна – вам достаточно было полететь на встречу одной, не привлекая нас. Вы же обратились за помощью к Лерой, следовательно, изначально не планировали уступать и рассчитывали на силовую поддержку с нашей стороны. Мы вам ее предоставили.

– Мы были готовы пойти на уступки и отказаться на ближайшее время от продвижения своих услуг на рынок милитари – я уже признала, что преждевременный выход клана на этот рынок являлся ошибкой.

– Да кто сейчас говорит о той мелочи, что вы заработали на сдаче в аренду своих бойцов, госпожа? Да, одним из мотивов встречи действительно стало желание не пустить еще одного перспективного игрока на рынок милитари–услуг, однако ваши контракты на охрану и сопровождение грузов, скорее всего, использовались лишь как предлог. Удалось установить, что Ойхо выкупили у других кланов расторгнутые по вашей вине контракты, чтобы иметь формальный повод надавить на вас. А вот в процессе переговоров вас, скорее всего, заставили бы не только отказаться от рынка милитари, но и поделиться прибылями от основной деятельности – оказания медицинских услуг. Для этого, предположительно, образовалась целая коалиция кланов из первой тысячи, в которой Ойхо являлись лишь вершиной айсберга, выразителем воли этой коалиции. Акция планировалась, скорее всего, уже давно, и коалиция лишь ждала удобного повода, который вы, госпожа, так опрометчиво им предоставили. За последнее время матриарх Ойхо встречалась с представителями десятков крупных имперских кланов, и какой из них является инициатором сложившейся против вас коалиции – вашим аналитикам еще предстоит выяснить. Клан Камэни давно уже многие в империи, насколько я успел узнать, хотят лишить финансовой независимости и подмять прибыльное дело под себя, а вы своими руками дали завистникам такой удобный повод. Так что у нашей делегации существовало всего два основных варианта развития событий – или все мы становились заложниками и добровольно соглашались на любые, повторюсь – любые условия, или эти условия из нас попытались бы получить силовыми методами. Первый вариант не устраивал вас, а что касается второго… Не мне вам объяснять, что в империи существует множество способов заставить несговорчивых людей принять требования шантажистов. Одна фармакология чего стоит… Так что у меня оставался единственный эффективный способ склонить ситуацию в свою пользу – боевое искусство своих воинов, чем я и воспользовался.

– Вы хотите сказать, тан Рур, что устроенная вами бойня вовсе не являлась случайностью, а была вами заранее спланирована?

– Если бы я стал утверждать, что заранее знал, чем закончатся переговоры с Ойхо, то я, госпожа, покривил бы душой – гарантированно предсказать конечный результат встречи не смог бы никто. Но и надежд на мирные переговоры после того, как увидел встречающий нас эскорт, я, признаться, не питал. Истина, как говорится, обычно где–то рядом. И можете не называть меня таном, в узком кругу общения достаточно просто Рура. Что же касается итогов встречи… Попадать в число заложников ни мне, ни моим людям было категорически нельзя – при изначально выбранном Ойхо жестком стиле ведения переговоров шансы остаться в живых у рядовых охранников, признаться, крайне невелики. Если бы я заранее знал, что нас станет встречать многотысячная армия вооруженных солдат Ойхо, то я бы действовал по–другому, и многочисленных жертв, скорее всего, удалось бы избежать. Однако случилось то, что случилось. Будем считать, что нам повезло – несмотря на неожиданное начало, почти вся встреча, как вы, наверное, догадались, прошла под мою диктовку по одному из заранее спланированных мною сценариев, причем сложившийся вариант встречи практически полностью повторил один из наиболее для нас удачных. Как вы понимаете, ситуация оказалась не просто тяжелой, а критической – собравшаяся на месте встречи крупная вооруженная группировка Ойхо одним своим видом показала, что мирными переговорами ничего в той ситуации добиться, к сожалению, было нельзя. Изначально, направляясь на встречу, я надеялся, что давление на нашу делегацию начнется лишь в здании резиденции, однако Ойхо решили сразу же обострить конфликт и заранее спланировали вариант жесткого насильственного давления на Камэни – для этого, собственно говоря, и нужны были встречающие нас солдаты с оружием. Тем самым Ойхо показали, что от наших слов уже ничего не зависело – все было решено заранее еще до нашей встречи. С учетом того, что Ойхо действовали явно не самостоятельно, а предположительно от лица целой группы заинтересованных милитари–кланов, единственным приемлемым для нас решением оставался только жесткий, агрессивный стиль переговоров, реализацию которого вы и смогли наблюдать. На прошедших переговорах передо мной стояла задача сразу взять инициативу в свои руки и вести свою, выгодную исключительно нам линию. Мы должны были ошеломить руководителей Ойхо, запутать их своими абсурдными претензиями и не менее абсурдными, но на первый взгляд абсолютно логически выверенными словесными формулировками, после чего, сбив с толку, не дать им диктовать свои условия. Чтобы не дать матриарху Ойхо шанса воспользоваться имеющимся у нее преимуществом, я в течение всего разговора подводил ее к мысли о том, чтобы вызвать наших бойцов на поединок, сведя спор за передел сфер влияния с демонстрации военной мощи кланов на уровень обычных дуэлей, где мы традиционно сильны. Можете называть мой стиль переговоров разумной провокацией – отчасти это так, но я старался действовать предельно аккуратно, чтобы ни в коем случае не перейти той зыбкой грани, которая отличает дерзость от высокомерия и хамства. Да, я балансировал на острие клинка, но, как вы смогли убедиться, задуманное мне удалось. Вооруженное столкновение я, разумеется, тоже учитывал, правда, вероятность его, относительно высокая, пройди встреча по сценарию Ойхо и окажись мы в заложниках, при появлении в их анклаве боевого десантного челнока Лерой резко уменьшалась.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15