Юрий Киселев.

Лестница бога. Ступень 5. Бегство в Эдем. Том 1



скачать книгу бесплатно

Пролог


– Мама, мама, я получила диплом! Привилегированный, с отличием!

– Умница, дочка! Решила, куда будешь поступать теперь?

– Вариантов не слишком много, мама…

– И всё же?

– В принципе, можно попытаться поступить в Тарийскую магическую академию – процент совпадений по уже изученным предметам в её программе чуть выше семидесяти…

– Он был бы таким, если бы ты не решила повысить свои познания в теоретической магии и не закончила аспирантуру в нашем клановом университете.

– Тогда поеду в Тиару…

– Программа преподавания там не сильно отличается от Тарийской академии, и для тебя не годится. Это, кстати, не мои слова – меня недавно по этому поводу подробно проконсультировала Таня, она очень хорошо знает оба учебных заведения. Как-никак, Ната – её историческая родина.

– Я ещё рассматривала вариант поступления в медицинский университет Лияры.

– После академии Камэни? Ничему новому там тебя не научат.

– Имперский архитектурный?

– Ты же закончила строительный, причём осталась ещё на три года углубленного изучения.

– Ндаа… Тогда подобный вариант казался мне хорошей идеей – три фактически подаренных года отсрочки.

– Зато ты получила очень хорошие знания, дочка.

– Да я знаешь, сколько этих знаний уже получила! Десятки институтов, университетов, академий… Если сложить их все вместе, я окажусь самым образованным человеком в империи. После папы и мамы Тани, разумеется.

– Знания ещё никому не помешали…

– Вот только они не помогут мне получить очередную отсрочку, – печально прокомментировала слова матери девушка, – сколько ни бегай от наказания, однако рано или поздно отбывать его всё равно придётся!

– Тут ты права, дочка. Наказания тебе не избежать, сколько бы ни длилась отсрочка, – с грустью подтвердила женщина.

– Однако всё равно хотелось бы продлить её как можно дольше! А в ссылку я всегда успею.

– Это да… Так всё же, к какому решению ты пришла?

– У меня в запасе ещё почти целый год. Если за это время ничего не надумаю – придётся использовать запасной вариант. Я берегла его напоследок, но, если ничего больше не придумаю, использую сейчас. Вариант беспроигрышный, и даст мне отсрочку ещё как минимум на восемь лет – максимальный для учебных заведений подобного рода срок.

– И какой?

– Имперская лётная академия – военную науку я официально ещё не изучала, так что должно прокатить.

– Зачем тебе диплом пилота? В Оканийской технической академии ты уже познакомилась и с теорией струн, и с математической базой по расчёту и построению порталов. Со временем ты сможешь самостоятельно перемещаться между мирами – тебе не нужны эти костыли.

– Знания пилота разве не пойдут в зачёт?

– Пойдут, это же знания. Однако твой отец может не согласиться с подобным выбором – ведь, повторюсь, эти знания для тебя бесполезны.

Стану упирать на формальную сторону нашего договора. В его условиях даже намёка не было на отсев по признаку полезности конкретно для меня – рассматривалась лишь новизна полученной информации.

Но в чём–то ты права – прежде, чем принять окончательное решение, я предварительно проконсультируюсь по этому вопросу с отцом. А лучше даже не с ним, а с мамой Таней.

– Да, с Таней поговорить было бы лучше – Рэй порой слишком прямолинеен, иногда до абсурда, и никому, даже собственным детям, не делает поблажек. Кстати, когда будешь говорить с мамой Таней, спроси у неё – быть может, в качестве подарка к успешному окончанию академии, она позволит тебе воспользоваться магией и убрать шрамы с лица? Или даже сама их уберёт?

– Да ладно, мама, пусть пока остаются, я уже к ним привыкла, – печально усмехнулась девушка. – Сроднилась, так сказать. Да и ребята из–за них ко мне не пристают – пугаются. А маме Тане спасибо уже за то, что убрала рубцы с тела.

– Окончив медицинскую академию, ты и сама смогла бы сделать то же самое.

– Смогла бы, не так хорошо, как мама Таня, ведь запрет на магию с меня так до сих пор и не снят. Да и по поводу шрама на лице – я сама виновата…

– На этот раз отец мог бы сделать и исключение – не будет же он наказывать тебя за попытку избавиться от уродства?

– Возможно, ты и права, вот только проверять правильность твоих догадок у меня нет ни малейшего желания – ведь если, по мнению папы, применение мною магии окажется необоснованным, тогда получится, что я нарушила условия нашего договора. Моя отсрочка закончится вместе с учёбой, и я сразу же отправлюсь отбывать наказание.

– Ты можешь попытаться объяснить…

– Никакие объяснения и отговорки мне не помогут – запрет на магию являлся одним из непременных условий получения отсрочки. Тем более что всего лишь коррекция внешности не может, даже по моему пристрастному мнению, являться основанием для применения мною магии – ты не хуже меня знаешь правила, с которыми я, кстати, согласилась.

– Но есть же хирургические методы! Камэни, говорят, временами творят чудеса…

– Только не в моём случае – повреждения слишком обширны, чтобы обойтись обычной косметической хирургией. Полностью убрать шрамы способна лишь процедура омоложения, а как к ней отнесётся отец – я не знаю, и предпочитаю не рисковать.

Оставив больной для дочери вопрос, Иллура предпочла вернуться к основной теме разговора:

– Значит, пойдёшь в лётную?

– Если за год не подберу ничего лучше.

– А чем планируешь заняться в этот год?

– Пока не знаю… Отдохну, попутешествую по империи, слетаю на Нату – повидаюсь с сестрой и братом. Да и племяшек не мешало бы проведать – давно я не общалась с этим выводком сорвиголов…

– Чтобы повидаться с братом, никуда лететь не надо – Влад вот уже неделю как вернулся из Тарии и постоянно спрашивает тебя.

– Влад здесь? Он же собирался надолго умотать в гости к Силь – у неё сейчас так интересно! Сеструха наконец–то смогла взломать барьеры своего энергетического ядра, и от счастья у неё просто крышу снесло. Кстати, что послужило тому причиной – собственный фамилиар, регулярные медитации, или просто время пришло – не знает даже она сама. Но сейчас, по утверждению Керта, его дом похож на маленький филиал ада – дети бегают, вещи летают, кошак носится по всему дому как ошпаренный. Гости к ним давно уже не приходят – можно случайно под горячую руку… или рурхову лапу… лишиться не только здоровья, но и жизни. В столице даже объявили красный уровень магической угрозы, пока не разобрались в причинах и не упросили маму Таню утихомирить свою дочку – это мне Влад наябедничал. Целая делегация, кстати, в храме собралась, на коленях молили, весь храм захламили дарами… Сеструха немного угомонилась, но опыты с магией прекращать не собирается – знает, мелкая, что мама её в случае чего прикроет. Керт до позднего вечера пропадает в храме, готовясь принять сан верховного жреца и выслушивая жалобы прихожан на бесчинства собственной жены, а дома появляется лишь глубокой ночью – поспать и, если удастся – поесть. Наверное, уже трижды проклял тот день, когда его угораздило влюбиться в дочку богини, и теперь пожинает плоды собственной глупости и безрассудства. Короче, конец его домострою – Силька ему так и сказала, когда Керт попытался напомнить ей о семье, детях и её обязанностях по дому – она тут же припомнила мужу их совместный свадебный договор, где жених опрометчиво пообещал вручить семейные бразды правления тому, кто сильнее. В общем, у Селены сейчас весело, и я тоже хотела бы во всём этом поучаствовать!

– Я не возражаю. Думаю, что Таня тоже не будет против – ты в последнее время благотворно влияешь на заскоки её дочери. Она же заодно за тобой и присмотрит – на Нате пока опасно, а магию тебе применять по–прежнему запрещено. Доверить тебя Селене я почему–то опасаюсь – она за своими–то детьми уследить не может. Нарожать – нарожала, а воспитывают отец с бабкой…

– Договорились, мама! Пообщаюсь с братом и улечу к Силь, предварительно подав на всякий случай документы в лётку. Это здесь до приёма абитуриентов ещё почти год по местному времени – у сестры мой отдых, спасибо иному темпоральному потоку, сразу же растянется в восемь раз.

– Только надолго не пропадай – тебе ещё к вступительным экзаменам готовиться…

Глава 1


История эта началась давно. И началась с того, что в один из далеко не прекрасных для меня дней, возвращаясь с занятий, я оказался отсечён от основного потока курсантов троицей перегородивших мне дорогу одногруппников. Внимательно рассматривая рослых парней, на лицах которых не наблюдалось и тени добродушия, я лихорадочно перебирал варианты решения возникшей проблемы и не находил ни одного приемлемого. Проблема, к слову, возникла далеко не сейчас – она появилась ещё в середине первого курса, когда я, посвятив всё свободное время учёбе, стал уверенно выбиваться в лидеры нашей группы. Тогда–то ко мне и стали подкатываться разные мутные личности, ненавязчиво предлагающие сделать определённую работу за них. Разумеется, бесплатно – не считать же платой за выполненные для кого–то контрольные и домашние задания обещание оставить тебя в покое? В принципе, в этом не было ничего удивительного – дедовщина в стенах академии была, есть и будет, и ты либо имеешь за плечами реальную силу, чтобы посылать всех подальше, либо прогибаешься под обстоятельства, если не хочешь нажить себе неприятностей. И если бы с подобными предложениями представители кланов–лидеров обращались ко мне не слишком часто, я, скрепя сердце, принимал бы эти предложения и бесплатно работал на них – жизнь, как говорится, дороже. Проблема заключалась в том, что я, неосмотрительно продемонстрировав свои знания сразу же в начале обучения, оказался в числе лучших учеников группы, и в меня тут же мёртвой хваткой вцепились ученики сразу двух кланов, ссориться с которыми мне нельзя ни при каких условиях – Милим и Ойхо. Оба клана в империи славились своими бойцами, и, как правило, именно из них в основном и формировались имперские вооружённые силы. Присутствовали в составе имперских войск представители и других милитари–кланов – Камакато, Норитани и множества других менее известных, но эти – одни из самых сильных и влиятельных.

Кланы Милим и Ойхо в нашей группе представляли трое высоких, физически развитых парней – Алишан, Мирт и Исхарт. Именно они решили облегчить себе учёбу, перевалив основную часть домашних и контрольных работ на мои хрупкие плечи. Вернее, попытались перевалить. И, неожиданно для себя, столкнулись с яростным сопротивлением с моей стороны.

Но сначала немного о себе. Меня зовут Кейт, и я – клановый. Нас, клановых, в Окании мало, менее одного процента, но мы – истинная элита империи. Можно сказать, что империя держится на кланах. Кланы и есть сама империя. Остальные девяносто девять процентов населения – генетический мусор. Грязь, не стоящая даже напоминания о себе. Возможно, и среди неклановых есть достойные люди, но мне такие не встречались.

Кейтом меня зовут мама и друзья, но моё полное имя – Кейтон. Кейтон Тарома. Я не люблю своего полного имени – оно слишком официально звучит. Тарома тоже сильный, известный и весьма влиятельный в империи клан, но мы не солдаты – мы промышленники. Тарома – один из самых богатых и могущественных промышленных кланов Оканийской империи, у нас самые известные учёные–технари, самые современные промышленные предприятия и самые лучшие профессиональные академии. Но вот пилотов в клане нет. От слова «совсем».

Разумеется, отсутствие клановых пилотов легко может быть компенсировано наймом профессионалов из других кланов, и до недавнего прошлого именно так проблема и решалась. Тарома использовали для перевозок своих товаров как сторонние транспортные компании, так и собственные грузовые транспортники, если груз, который поставлялся покупателю, оказывался или слишком важным, или слишком секретным, чтобы для его перевозки нанимались чужие суда – случаи хищений в империи регистрировались достаточно редко, но они всё же были. Слово «пираты» в империи тоже знал любой командир корабля. А разведка у других кланов работала хорошо, и перевозку ценного груза редко когда удавалось сохранить в тайне. Проще всего сохранить тайну, используя собственные звездолёты – именно так руководство клана чаще всего и поступало, перевозя особо ценный или секретный груз. Однако в последнее время в империи стало неспокойно, и на межгалактических магистралях участились налёты пиратских эскадр. Так клан потерял несколько кораблей с ценным грузом, и руководство не без оснований подозревало, что имела место утечка информации. Заподозрить утечку среди клановых для спецов-безопасников было бы крайне непрофессиональным шагом – каждый клановый, имеющий даже самое малейшее отношение к секретному производству, проверялся агентами собственной службы безопасности многократно. А вот со стороны наёмного персонала слив информации был вполне возможен – ведь кроме потери репутации, этот самый персонал никакой ответственности за утечку секретных данных не нёс, а стоимость похищенного нередко в сотни и тысячи раз перекрывала эту самую потерю. Со временем, дабы минимизировать риск потери груза, Тарома обзавелись собственным транспортным флотом – небольшим, позволяющим перевозить лишь самые секретные и самые дорогие товары. Потратились и на обучение полноценного штата кланового технического персонала для содержания этого флота. Теперь информация о подготовке к вылету и собственно времени самого вылета на сторону не уходила. Осталась всего одна незакрытая и одновременно самая уязвимая брешь в системе безопасности – сами пилоты транспортных кораблей. И брешь, по мнению клановых секьюрити, оказалась весьма обширной – пилот, являющийся одновременно и капитаном корабля, имел полную информацию и о конечном пункте доставки груза, и о маршруте следования. Слив на сторону подобных сведений гарантированно позволял выбрать самый уязвимый участок пути и устроить на нём засаду. Перед руководством клана возникла крайне важная и неотложная задача – подготовить собственных пилотов для кланового космического флота. Пилотов, позволяющих выполнять не просто межзвёздные, но и межгалактические транспортные перевозки. Специалистов подобного уровня в империи, не считая закрытых клановых учебных центров, готовило всего несколько учебных заведений, и лучшим из них считалась высшая имперская лётная академия, расположенная в Окаане, столице империи. Стоимость обучения в столичной академии исчислялась астрономическими суммами, но даже за очень большие деньги попасть туда простому смертному, пришедшему в академию в буквальном смысле слова с улицы, считалось практически нереальным – деньги решали далеко не всё, и места в академии заранее распределялись между нужными кланами. В качестве подачки для остальных претендентов намеренно оставлялось несколько «общих» мест, и за них среди абитуриентов разворачивалась самая настоящая война. Матриарху моего клана удалось, заплатив немалую сумму мимо кассы, договориться с ректором академии всего на одно место для обучения своего человека, после чего в клане начался отбор достойнейшего. Конкурс среди претендентов оказался настолько велик, что к рассмотрению тысяч кандидатур, уже предварительно отобранных из самых грамотных клановых специалистов, подключился целый аналитический отдел. Выбрали меня. Так что мне есть чем гордиться! Правда, лично для меня сей почётный выбор оказался несколько неожиданным – в детстве я, как и, наверное, большинство ребят, действительно часто летал во снах и вообще мечтал научиться летать, как птица, но становиться пилотом космического корабля и всю свою жизнь провести в стальной скорлупке, бороздя просторы вселенной, я не хотел. Впрочем, кто бы меня спрашивал? Матриарх сказала – надо, и я молча пошёл поступать в академию. Даже документы в приёмную комиссию отнесли за меня. Подозреваю, что, если бы я не пришёл на вступительные экзамены, их бы тоже кто–нибудь за меня сдал. Однако пойти на подобное пренебрежение волей матриарха я не рискнул – проще найти другие, менее болезненные способы самоубийства. Вот так я и оказался курсантом Оканийской высшей имперской лётной академии. Но это прелюдия к тому положению, в которое я попал.

А то, что я попал – мне стало уже предельно ясно. Ребята больше шутить не собирались. Они ещё надеялись сломать меня после первого моего отказа, когда посчитали этот самый отказ оскорблением, поочерёдно вызвав меня на дуэль и основательно поколотив. Второй отказ обошёлся мне в сломанную руку, за лечение которой родителям пришлось заплатить большие деньги – нахождение в стационаре одной из лучших клиник Камэни стоило запрошенных средств. Третий раз я провалялся в той же самой клинике уже без малого неделю, и чуть было не ушёл на омоложение – очень уж сильно я рассердил ту самую троицу. И всё потому, что не позволил себя избивать, а, получив несколько чувствительных ударов, не стал дожидаться, пока мне опять что–нибудь сломают, и сам бросился на обидчика, обхватив его руками, чтобы не убежал, после чего впился зубами в его шею, прокусив почти до позвоночника. Кровь из прокушенной шейной артерии брызнула во все стороны, залив нас обоих с ног до головы, заполнив мой рот и пройдя в пищевод. Меня тогда чуть не стошнило… Шею урода я, разумеется, сразу же выплюнул, но бой всё равно закончился досрочно. Нас растащили, моего противника, а в этот раз для разнообразия на дуэль меня вызвал Исхарт, успели увезти в больницу и откачать, изведя на него тройную порцию плазмы. Но после его выздоровления в ту же самую больницу попал уже я… Диагноз – множественные переломы конечностей, плюс сотрясение мозга. Разумеется, полученные официально, на дуэли. Теперь уже с Миртом. Отомстили, гады…

На четвёртое предложение сделать за них домашнюю контрольную, подкреплённое прозрачным намёком, что четвёртый отказ станет для меня последним, я согласился, состроив виноватое выражение лица – они ещё не предполагали, какую пакость я собирался им подложить. Я решил их контрольные, все три варианта, а эти глупцы, не обременённые наличием интеллекта и не достойные зваться курсантами, их добросовестно переписали и сдали на проверку. Это были итоговые контрольные, и от выставленных за них оценок зависела успеваемость этих придурков за весь второй семестр. Нет, ну надо же быть таким тупым наивным солдафоном, чтобы принять мою покорность за чистую монету и даже не проверить, что там написано! Так что дураков надо учить, и они заслужили то, что получили.

Тем временем, видя, что деваться мне некуда, парни спокойно окружили меня и Алишан, их главарь, с усмешкой глядя мне в глаза, ухмыльнулся:

– Ну что, сучёныш, не удалось сбежать?

– От кого? От тебя? Даже не собирался. Наоборот, сам хотел вас троих найти, – стараясь выглядеть невозмутимым, ответил я.

– Это ещё зачем? – удивился главарь.

– Да чтобы увидеть ваши тупые рожи! Как поживает ваша контрольная, придурки? Хотя подождите, дайте я сам догадаюсь! Три первых места! Самые почётные, с конца списка! Могу вас обрадовать – вы первые кандидаты на отчисление со всего потока! И вам придётся очень сильно постараться, чтобы вас оставили хотя бы с испытательным сроком! Хотя я бы выгнал вас сразу же – всё равно ваши пустые головы не способны познать истинного величия науки звездоплавания! Вот по–пластунски в дерьме ползать – это занятие как раз для вас, так что идите лучше в десант…

– Ты мне за это заплатишь, сучёныш! – от злости Алишан ухватил меня за шиворот и поднял, прижав к стене. Силы у парня, к моей зависти, было не занимать – у них в клане грубая физическая сила всегда считалась основным показателем успешности генетического отбора. Я стал задыхаться, болтая в воздухе ногами, но улыбка от хорошо продуманной и, самое главное, великолепно спланированной и реализованной пакости не покидала моего лица.

– Эй, Эри, смотри, он ещё и улыбается! – подначил главаря его товарищ.

– Не страшно, недолго ему осталось улыбаться! Дуэль, сучёныш! Сегодня же! – это он уже мне.

После подобной фразы, краткой, но полной экспансии, меня поставили на пол и стали внимательно смотреть, как я поступлю. Можно было бы и не смотреть – принимать вызов всё равно придётся, иначе здесь, в академии, мне не жить. Впрочем, мне и так здесь больше не жить. Убьют меня, похоже…

Надо сказать, что у ребят было за что на меня сердиться – варианты решения задач, которые я для них подготовил, годились только на помойку. Среди приведённых в них решений, на вид таких логичных и красивых, не было ни одного правильного. Более того, я специально решил задачи так, чтобы у преподавателя не осталось ни капли сомнений – человек, сделавший контрольную, совсем не знает его предмета. Не просто не знает – абсолютно не знает. Решить задачи подобным образом мог или полный идиот, ни разу даже не открывавший учебников, или кто–то, кто знает предмет как минимум на уровне преподавателя – из множества неправильных ответов я старательно выбрал самые правдоподобные, поэтому даже знающий правильное решение курсант, увидев решение, начинал сомневаться в своих знаниях. Заподозрить трёх студентов, до этого никак не проявлявших своих познаний, в неожиданно прорезавшемся таланте преподаватель, разумеется, не мог, и вынес самый логичный вердикт – в его группе оказалось трое придурков, не способных далее учиться в академии. И подал документы на отчисление. Всех троих. Шансы продолжить учёбу в стенах этого учебного заведения у них оставались весьма и весьма призрачные – признаться в том, что контрольные за них сделал другой человек, они не могли, а пересдачу в случае апелляции с их стороны принимала бы целая комиссия из десятка, если не более, предвзято настроенных преподавателей. Так что и тут им ничего бы не обломилось. Месть состоялась…



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6