Юрий Иванович.

Карьерист



скачать книгу бесплатно

Наконец Тилиус не выдержал:

«Слушай, человек! А почему тебя по этим всем темам не проинформировали дэмы? Они ведь всё могут узнать или высмотреть запросто. Или они тебя просто на убой отправили? Смеха ради?»

Ответить на последние вопросы казалось невозможно при всём желании. В самом деле, в Пранный океан предпочтительнее было посылать кого-нибудь из оши. То есть людей, переделанных в Лабораториях и предназначенных для войны в мирах с иной силой тяжести, в ядовитой атмосфере и в иных экстремальных условиях. Имелись ведь существа с жабрами, свободно плавающие на глубине до полукилометра. Если не глубже! И кожа у них бронированная. И рук у них больше. И хвост – убийственное оружие.

Поль до сих пор мысленно вздрагивал, стоило ему только вспомнить кошмарного монстра, который громил Лаборатории дэмы Ревельдайны.

Поэтому ничего не оставалось, как признаться:

«Понятия не имею, если говорить о моей кандидатуре. Но если характеризовать меня откровенно, то я и в самом деле выгляжу как самое слабое звено среди себе подобных. Наверняка иные дэмы послали к центру океана или к сторонним островам самых уникальных оши. Если ты понимаешь, о ком речь…»

«Понимаю!» – как-то слишком грустно и печально отозвался кит, и в сознание Поля закралось подозрение:

«Не удивлюсь, если этого гиганта тоже создали в Лаборатории. Или сознание человека пересадили в китовую тушу? А он потом как-то сбежал? Потому и скрывается от дэмов?..»

Но попытался тщательнее скрыть свои мысли, переводя общение к самому важному для себя аспекту:

«Но ты продолжишь наблюдение за чужаками? И могу ли я рассчитывать на твою благодарность за спасение, выражаемую в виде постоянной информативной помощи?»

«Нет! – последовал довольно категоричный отказ. – Я больше к этим тварям не ходок. Вдруг они и на глубине смогут рассмотреть мою тушу? И вдруг эти шары-иглы в любом направлении действуют?.. Так что я уплываю в свои пенаты и займусь философскими размышлениями. В любом случае владыки ДОМА сами справятся с этими варварами».

«Так-то оно так… Но какими средствами это будет сделано? – попытался человек бить на совесть и на сострадание уникального и’трета. – Если будут применены атомные бомбы, то попутно вымрет и всё живое в огромной части Пранного океана. Те же черепахи, любящие тепло, не говоря уже об уничтожении гигантских по величине пастбищ для дельфинов и косаток. А сколько твоих разумных собратьев погибнет от радиации? Да и ты сам можешь пострадать при взрывах или от их последствий. Только вдумайся…»

«Сожалею… Сочувствую… Но… Ничем больше помочь не могу, при всём своём желании и личной ненависти к жабокрякам, – сделал Тилиус окончательное заявление. – Извини, что так, и не обижайся за мою неблагодарность, просто это не в моих силах… Да и чем я тебе могу помочь, кроме уже переданной информации?»

В самом деле, чем?

Если здраво подходить к этому вопросу, то он оставался без ответа. В любом случае следовало рисковать самому, двигаясь вперёд и пытаясь вступать в непосредственный контакт с чужаками.

Вряд ли они его катерок станут уничтожать с ходу, всё-таки это не большой военный корабль и явной угрозы никакой не представляет. Значит, постараются банально захватить живым, пользуясь грубой физической силой или своим численным преимуществом… Или провести меновую торговлю, прежде чем взять в плен?..

Но в любом случае попадаться им в лапы не следовало, сожрут без соли – не подавятся. Ну и главный вопрос контакта оставался нерешённым: как с чужаками общаться, когда не знаешь их языка? Маразм получается, а не попытка контакта. И в этом тоже вина дэмов. Могли бы изучить язык иномирцев, создать устройство для перевода, им это – проще простого. А почему не сделали? Спешка тому виной? Или презрительное отношение к дикарям? А может, вся подоплёка в состоявшемся споре между божествами? Азарт – превыше всего?

Вроде глупо выглядят подобные размышления. Но в отношении дэмов простая человеческая логика не работает. Остаётся только надеяться на собственные, максимально развитые умения поощера, на подаренный Азнарой плащ, на сообразительность и банальную удачу.

Общение с китом следовало завершать. И так оно слишком затянулось в ущерб данному заданию и жёстким срокам его выполнения.

«Ладно, уважаемый Тилиус, – стал расшаркиваться Труммер. – Прощаюсь с тобой, желаю тебе здравствовать и больше не попадать в неприятные ситуации. Береги себя! Может, когда ещё и встретимся!»

Запустил мотор катера, собрался уже двигать дальше на юг, как до него донеслись на ментальном уровне новые вопросы от кита:

«Забыл спросить: что это на тебе за браслеты и пояса? Они так странно светятся в определённом спектре моего восприятия».

«Один из редких артефактов усиления определённых умений, – не стал скрывать Поль. – Они мне очень помогают, можно сказать, что утраивают мои силы при воздействиях. Можно сказать, что только благодаря их наличию мне и удалось тебя спасти».

«Надо же! – озадачился обитатель морских глубин. – Артефакты?.. А если их к моему телу приспособить, они мои умения смогут усиливать?»

«Ха! – непроизвольно развеселился поощер. – Эти цацки созданы под человека, однозначно. Разве что ты их проглотишь… Ха-ха! Но вряд ли это тебе поможет больше, чем на парочку часов!»

«Скорей всего…»

«А почему ты так этим заинтересовался? Свечение понравилось?»

Ответ последовал не сразу. Похоже, Тилиус сомневался, стоит ли делиться подобным секретом с человеком, пусть даже и спасшим его от смерти. Но потом благодарность пересилила:

«Да видел на дне океана обломки какой-то машины. Вот внутри у неё точно так же светится. Правда, там даже для меня опасно, и не только из-за большой глубины. Чудище там поблизости какое-то обитает…»

«Разумное?» – поразился Труммер.

«Вряд ли… Скорей всего просто хищная тварь, не брезгующая опускающейся вниз падалью».

У человека мелькнуло вполне дельное предположение:

«Вдруг эту машину там спрятали дэмы? А чудище поставили на страже?»

«Вряд ли. Машина явно повреждена, изрядно раскурочена… Да и место это – почти на Изломе между плоскостями ДОМА. Осознаёшь, насколько там опасно вообще?»

Поль осознавал прекрасно. Потому что помнил, как дэм Прогрессор однажды высказался в обычной своей ворчливой манере: «Вот вы, смертные, совсем свои жизни не цените и готовы ради сомнительной выгоды рисковать самым святым. Например, даже мы без крайней нужды не суёмся к Изломам, а твои соплеменники там караваны умудряются проводить. И кто они после этого, как не конченые идиоты?..»

Тогда а’перв кивал только в полном согласии. Сейчас – тяжело вздыхал, отвечая океанскому брату по разуму:

«Ещё как осознаю! А что делать, если человек готов соваться в самое опасное место сейчас ради призрачных преференций в будущем? Поэтому и я сразу спрашиваю: нельзя ли мне как-то оказаться рядом с тем светящимся местом?.. Да посмотреть, что в той машине так определённо светится?..»

«Нельзя. Тебя там раздавит насмерть большим давлением! – последовало жёсткое утверждение. Правда, тут же кит с явным превосходством добавил: – Но я кое-что придумал! И если бы ты мне помог, со своими ловкими конечностями, то у нас получится поднять эту повреждённую машину на поверхность. Хочешь? Можем отправиться туда немедленно».

Конечно, Труммер хотел. Очень хотел! От подобных предложений отказываться глупо. Если не сказать, что преступно. И он даже догадывался, каким образом: человек ухватится за плавник кита, а тот телепортируется в нужное место океана.

Другой вопрос, что подобная акция не пройдёт молниеносно, не всплывёт утопленная техника быстро на поверхность. А тут и так миссия задерживается. Представители иных секторов наверняка уже на местах и предпринимают первые попытки договориться с жабокряками. Следовало и самому как можно быстрей туда добраться и хотя бы зафиксировать начало своей дипломатической деятельности.

Поэтому Поль торжественно изрёк:

«Принимаю твою ответную благодарность за твоё спасение! – и тут же предложил своему новому знакомому: – Только давай ты вначале меня сопроводишь к первым дозорам чужаков? Сам останешься на безопасном расстоянии, тогда как я попытаюсь произвести первый контакт. Гляну, что там и как… Получится у меня или не получится, но только после этого постараюсь вернуться к тебе. Уже вместе обсудим мои действия, посоветуемся, да и отправимся к Излому. Договорились?»

По очередной паузе чувствовалось, что Тилиус не горит желанием даже с большого расстояния наблюдать за чужаками. Но благодарность всё-таки в его эмоциях пересилила, и он согласился:

«Ладно… Поплыли…»

Глава третья. Неизбежная защита

Естественно, что максимальная скорость катера солидно превышала максимальную скорость движения громадного млекопитающего. Вдобавок кит ещё совсем недавно находился на грани смерти и вряд ли полностью восстановился до своего физического совершенства. Поэтому человеку приходилось притормаживать своё транспортное средство, с опасением размышляя на тему возможных санкций:

«Что Кобра, что Прогрессор наверняка уже рассмотрели: меня ещё нет на месте. Что они подумают? И станут ли наказывать за опоздание? А ведь в их головы может взбрести всё, что угодно… Ничего! Буду оправдываться необходимостью привлечения на помощь возможного союзника. Пусть даже потом Тилиус и обижается за раскрытие своего инкогнито. К тому же необязательно мне трепаться о его тайнах и о том, что он и’трет. Да и без меня найдётся кому рассказать о нашей продолжительной и затянувшейся встрече».

Ведь вначале их сопровождало очень много дельфинов и косаток. Похоже, что в эту часть океана их мигрировало из опасного участка очень много. Но уже через час их стало не в пример меньше, а через два – не осталось даже самых отчаянных и любопытных.

А там и предупреждение от Тилиуса донеслось:

«Вижу у тебя прямо по курсу остров-матку. Километров пять до него. А в пятистах метрах перед ним – первая подводная засада в мешке. Ещё четыре – по фронту расположены вправо и влево. Что будешь делать?»

Труммер уже и сам рассмотрел впереди нечто овальное, зелёного цвета и возвышающееся над уровнем воды не более чем на один метр.

«Постараюсь всеми своими действиями показать миролюбивость и желание диалога. А ты наблюдай отсюда, что у меня получится. Ну и подсказывай, если что».

Сбросил скорость и на самом малом ходу стал приближаться к острову. Причём в левую руку взял связку бананов, поднимая их вверх и как бы сигнализируя, что прибыл для обмена. Никто его не атаковал, а чтобы не проходить непосредственно над засадой, немного сместился в сторону, оставляя силуэт замеченного конкретно мешка метрах в двадцати-тридцати от себя. Как и предполагалось, его катерок никто не стал атаковать взрывающимися шарами-иглами. Наверняка слишком дорогостоящее и ценное оружие не стали тратить на такую мелкую, совершенно не опасную цель.

А вот на острове уже нарисовалась делегация встречающих. Около десятка чужаков как-то приподнялись, стоя то ли на бортах острова, то ли на его возвышающейся крыше. Последнее оказалось более верным: весь остров оказался в виде громадной таблетки, во внутренностях которой и скрывалась вся деятельность жабокряков. Разве что таблетка выглядела скорей квадратной, со стороной метров в тридцать. На метр она окуналась в глубину, чуть более метра – торчала над поверхностью. Учитывая, что рост её обитателей не превышал полутора метров, внутри наверняка всё размещалось удобно и комфортно. Скорей всего подобной растительной, герметичной и гибкой структуре никакой шторм не страшен.

Стоило также остановиться на внешности чужаков. Почему-то Поль их изначально представлял себе более страшными и противными. А так вполне человекообразные лица, несколько длинноватые руки и вполне приемлемая худощавость всего тела. Разве что кожа синего цвета делала этих существ похожими на… утопленников? Хотя а’перв только и видел утонувших в своей жизни один раз, когда оказался среди них по ошибке, в подземельях барона, который незаконно добывал золотишко. Носы у чужаков тоже не походили на клювы крякв. Или на жабьи. Хотя и были чуток плоскими да напоминали клюв весьма отдалённо. Почему их тогда обозвали жабокряками?

Но неприятные ощущения всё-таки превалировали, и сейчас приходилось улыбаться через силу.

– Привет! Салют! Ура! – кричал он что попало, надеясь больше на эмоциональное понимание своего визита и рьяно размахивая связкой бананов. – Торговля! Базар! Рынок! Давайте меняться! Это будет нам всем выгодно!

Какого-то счастья на синих лицах не наблюдалось. Скорей они переглядывались между собой со скукой и равнодушием. Один из них, облачённый в трико с позолоченными полосками, разрешающе кивнул, и несколько его соплеменников, приглашая, замахали руками. Мол, давай к нам. Даже помогли пришвартовать катер, приняв конец и намотав его наподобие невысокого кнехта.

Труммер перехватил корзину с фруктами и с немалым волнением шагнул на твердь иномирского плота. Та слегка пружинила под ногами, весьма напоминая собой чуточку рифлённую поверхность стеблей хвоща.

Установив корзину на какое-то возвышение, поощер широким жестом указал на разнообразие товара, словно предлагая попробовать и оценить на вкус. После чего стал брать тот или иной фрукт, называть его несколько раз и качественно нахваливать. Но в то же время его внутреннее беспокойство нарастало, опасения за свою жизнь стали бить в набат. А всему виной поведение жабокряков.

Шесть из них бесцеремонно ринулись на катер, переворачивая там всё вверх дном, взламывая грубо ящички и рундуки, пытаясь вскрыть кожух с мотора и систем управления. Подобным образом ведут себя только конченые вандалы. Ещё десяток дикарей окружил Поля, угрожающе покачивая короткими костяными копьями или тяжёлыми каменными шарами, висящими на сплетённых жилах или полосках кожи. Ну и самое неприятное, сразу прекращающее любую суть начавшихся переговоров, – это практически демонстративный уход главного типа в трико с золотистыми полосками. Только и прошипел некое распоряжение для своих подчинённых. Словно его больше ничего не интересует, он спустился по трапу во внутренности острова.

Ну и дальнейшие действия одного из копьеносцев подвели жирную черту под любыми попытками мирного контакта. Чужак резко взмахнул своим оружием и острым наконечником сделал глубокую царапину на щеке не успевшего отпрянуть человека. Хлынула довольно обильно кровь. Что вызвало явное веселье и оживление среди жабокряков. Они шумно заперхали, словно смеясь и от всей души издеваясь над беззащитным и страшно глупым торговцем.

Но ведь беззащитность эта выглядела мнимой, и в душе Поль уже подписал смертный приговор всем присутствующим. Тем более он поразился и замер на некоторое время в ступоре, когда один из дикарей направил на него раструб какой-то сложной, тройственной ракушки и прошипел-прокрякал нечто в её узкое отверстие. А на выходе получились вполне связные и понимаемые слова на рииксти:

– Этот океан навсегда стал нашим! А на его берегах мы разрешим жить только нашим рабам и нашим данникам!

«Вот тебе и тупые водоплавающие! – проскакали табуном разные по направленности мысли. – Это у них устройство или нечто выращенное прям здесь? А кого первым надо убивать? Конечно, вандалов, раскурочивающих катер! А с этими что делать? Этого с ракушкой надо аккуратно обессилить, чтобы не умер… Сколько их вообще в недрах острова? И есть ли у них прямая связь с дозорными в мешках?..»

Тогда как подсознание сделало последние попытки договориться:

– Ура! Вы меня понимаете! – постарался выкрикнуть он радостно и вполне искренне. – Так я к вам и прибыл с намерением рассказать о толпах ваших сторонников, ждущих вас на берегу. Они все ваши данники! А если хотите – то и рабы!

Обладатель ракушки скривился с явной досадой и даже с каким-то сожалением. Вновь зашипел, нисколько не сомневаясь в величии своей расы:

– Никуда эти толпы от нас не денутся, мы не спешим. А вот тебе суждено нам помочь в некоторых опытах. Мы ещё не все ваши болевые точки изучили…

Он что-то ещё шипел, а поощер уже действовал: первыми попадали вандалы, хозяйничающие на катере. Причём один из них с шумным всплеском вывалился за борт, чем на короткое мгновение привлёк внимание всех жабокряков, окруживших человека. А там и они стали оседать на растительную поверхность без стонов и неуместных вскриков. Но некие звуковые сигналы в инфразвуке всё-таки прозвучали. Потому что из трюмных помещений лихо стали выскакивать один за одним ещё полтора десятка вооружённых вояк. Напоследок и командир их показался, с полным изумлением на своей синей морде рассматривая валяющихся подчинённых. Пришлось и его успокаивать намертво, дабы чего не вышло.

Затем Труммер убедился, что переводчик (или специалист, обслуживающий ракушку?) жив. Крепко связал его, распяв на парочке копий, и только после этого ринулся на зачистку внутренностей всего острова. А как же иначе? Не хватало, чтобы кто-то проткнул со спины своим копьём или приголубил каменным шаром по черепу. Пока всё не оббежал, осматривая каюты, кладовки и резервуары с питьевой водой, не успокоился.

Ничего ценного на первый взгляд не отыскал. Хотя с точки зрения истинных учёных тут было над чем подумать и в чём поковыряться. Те же две ракушки-переводчицы обнаружились в одной из самых приличных кают, например. Собственность капитана? Да какая разница? Главное, что общение с иномирцами возможно вопреки сложившемуся мнению.

А вот когда Поль вновь оказался на верхней палубе, вдруг почувствовал, что теряет сознание.

«Твари! – промелькнула запоздалая досада. – Неужели кто-то спрятался и теперь меня тиранит, как тот же ченнелингер? Или наконечник копья оказался смазан ядом? Ведь недаром меня стало так резко тошнить… Тогда почему меня не спасает наличие артефактов? Дэма ведь перечисляла, что они и от ядов как-то предохраняют…»

Пошатавшись с минуту, всё-таки свалился с ног, стараясь хоть спиной опереться на какую-то выпуклость. Ну и пожалел, что нет никого поблизости из проверенных напарников. Тот же Гроссер отыскал бы выход из критического положения. Или подобрал бы нужное противоядие. Наверное…

Сознание ушло рывком, словно кто по голове ударил чем-то тяжёлым. Но и вернулось так же: мгновенно. Причём без всяких болезненных ощущений в голове. Тошнота тоже исчезла. Зрение – ясное и стопроцентное. Ну разве что конечности чуть подрагивали и гудели, словно после чрезмерной работы по переноске тяжестей. Судя по положению солнц на небе, беспамятство продолжалось недолго, пять, максимум пятнадцать минут.

«И что это было? – озадачился Поль, вставая на ноги и осматриваясь внимательно вокруг. – Неужели при подборе энергии с этих скотов, произошло её неприятие? Ведь изрядно нахватался этой мерзости… Вот чувствую, что она не совсем приемлема для человека…»

Во время краткосрочного сражения он ощутил нечто противное и чуждое, но тогда было не до сантиментов. Воздействие – откат – подбор. Да сразу, махом, на нескольких, а то и на десяток противников. Причём подбор чужих сил уже осуществлялся в трёх случаях из четырёх, и это радовало. Потому что сражаться лучше всего, используя чужие резервы.

Теперь же Труммер ещё и порадовался по причине своей скорой адаптации. Тело не только справилось с чуждыми силами, но, кажется, извлекло из этого какую-то пользу. Теперь только оставалось выяснить: какую именно? И куда эту «пользу» применить?

Сколько к себе ни прислушивался, как ни осматривался и чего ни пытался сотворить – вроде никаких изменений не заметил. Зато когда понял, что с ним случилось, минуты две ошарашенно фыркал и тяжело вздыхал. А понял суть своего преобразования после вполне логичных, своевременных мыслей:

«Как бы незаметно подкрасться к засадам?.. А то как бы дозорные чего не заподозрили и не подорвали свой остров… Значит, надо к ним плыть!»

Вот тогда он оглянулся по сторонам и замер. Остров сам начал движение! И теперь довольно резво плыл в сторону ближайшего подводного мешка с дозорными! Даже как-то видоизменился при этом, вытянувшись ромбом и приподняв получившееся подобие бортов повыше.

«Вот тебе и раз! – стала формироваться догадка. – Да этот остров живой! А если ещё и разумный? И с какой стати он меня слушается?.. Неужели благодаря той чуждой энергии, которой пропиталось всё моё существо?..»

Особо размышлять и экспериментировать по этим вопросам было некогда. Вначале к одному мешку приплыли и подобрали на борт оглушённых дозорных, потом то же самое проделали и со всеми остальными засадами. Труммеру пришлось покорячиться, хотя тушки пленников и не весили много, не более пятидесяти килограммов каждый. А вот мешки, с прилипшими к ним в разных местах шарами, оказались весом далеко за сотню килограммов. Но и их пыхтящий с натугой а’перв вытащил на верхнюю палубу взятого в честном бою трофея.

Но именно во время всех этих манипуляций и пришло чёткое осознание ситуации: остров в самом деле некое живое существо, но чисто растительного толка. Причём это существо имеет зачаточные признаки разума на уровне хорошо дрессированной собаки. То есть оно играючи выполняет любые команды своего хозяина.

Здесь стоило проявить осторожность. Если раньше хозяевами были жабокряки, то после их уничтожения право на управление могло банально перейти к любому разумному, который окажется на борту. К тому же вначале только «переводчик» оставался жив, но в крайне бессознательном состоянии. А что случится, если на борту появится десяток живых особей, из числа прежних хозяев?



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7