Юрий и Аркадий Видинеевы.

Безумство гениев. Мистика, фантастика, криминал



скачать книгу бесплатно

© Юрий и Аркадий Видинеевы, 2017


ISBN 978-5-4485-4524-5

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

Однажды летом

Владимир проснулся рано. Остатки сна, медленно кружась, оседали в его сознании подобно осенним листьям. И как из опавших осенних листьев из них вдруг сложился рисунок, пробуждающий предчувствие необычного.

Июльские рассветы в этих краях были ранними, долгими и прохладными. Дорога к лесу пересекалась тихой прозрачной речкой. Со стороны деревни ее берег был захламлен кучами бытовых отходов, следами костров и остатками пикников. Вокруг этих остатков сонно бродили облезлые бездомные собаки. У всех у них были умные и унылые морды. Они смирились с непривлекательностью своего внешнего облика и не обольщали себя надеждой обрести доброго хозяина. От вида этих отбросов самодостаточной жизни предчувствие необычного улетучилось. Но память о нем осталась.

Когда Владимир перешел узкий мостик и по тропинке в густой и высокой траве вошел в лес, он вновь ощутил ту странность восприятий, которая была навеяна воспоминаниями сна. В этом сне он был в ином мире. Там все было не так, как в обычной жизни. А то, о чем говорил ему там огромный фиолетовый кот, казалось полнейшей глупостью.

Владимир раздвинул палкой траву под старой березой и увидел красную шляпку молоденького гриба. Нагнувшись к нему, он увидел рядом и другие. Грибная вылазка удалась! Корзина стала наполняться. Переходя от одного гриба к другому, Владимир сошел в овраг и очутился в полосе фиолетового тумана. Вот там, в тумане он вдруг и столкнулся с тем, о чем говорил ему кот! Когда Владимир спустился на самое дно глубокого оврага, он понял, что грибов там быть не может, и что ему нужно выбираться наверх. Владимир заметил у себя под ногами узенькую тропинку. Он решил, что она выведет его из оврага, и торопливо зашагал по ней в загадочный белый туман со странным фиолетовым свечением. С каждым шагом туман сгущался. Владимир уже не различал не только тропу под ногами, но и самих ног. Он остановился, осматриваясь. В это мгновение кто-то невидимый положил ему на плечи тяжелые ладони и тихо произнес густым басом:

– О чем задумался, Ратибор?


Ратибор? Фиолетовый туман вдруг исчез, и Ратибор увидел перед собой своего воеводу.

– Сам не пойму, дядя, – озадаченно ответил ратник. – Будто пригрезилось что-то: диковинная деревня, собаки, грибы в лесу…

– У меня так тоже бывало, – сочувственно вздохнул воевода. – Давно, в молодости.

***

Семеро витязей в полном боевом облачении собрались у ночного костра. Они ждали воеводу. Тот пришел лишь на исходе ночи в сопровождении убогого старца. Старец заговорил первым, и голос его был слаб, а взгляд печален и кроток. Однако смысл его речи был так велик, что не только витязи и воевода вслушивались в каждое слово, но и все пространство вокруг зачарованно внимало ему.

И небо, и земля, и лес, и сама эта ночь – все стало сказочно преображаться от удивительных слов. Все замерло в ожидании чуда. То, что случилось потом, было за пределами понимания. Кто присутствовал там, отказывались верить своим глазам. Кто участвовал в этом, отказывались верить воспоминаниям. И поэтому никто даже не пытался рассказывать это другим. Лишь огромный фиолетовый кот поведал людям о чуде, которому нет объяснения у человеческого ума.

По повелению старца витязи оседлали своих коней и стали медленно кружиться на них вокруг жарко пылающего костра. Старец же приблизился к костру, оказавшись в кольце конного хоровода. Он доставал из своей сумы щепотки сухих трав и швырял их в огонь, приговаривая что-то на непонятном языке. Голос старца окреп, взгляд наполнился силой. Костер окутался желтым дымом, в котором стали невидимыми и старец, и конные витязи.

И все содрогнулось вокруг: и небо, и земля, и лес, и ночь.

И тогда вдруг рассеялся дым. И не стало уже костра. Но предрассветно просветлел небосвод, и в этом неверном свете открылось чудо великое и ужасное: на месте, где бушевало пламя костра, вскинув руки к небу, стоял старец. А вокруг него вместо семерых конных витязей тяжелой и грозной поступью, сотрясая землю, кружился семиголовый огнедышащий дракон.

И вскричал тому дракону старец:

– Иди и убей того, кто имеет такой же облик, что у тебя, но таит в себе злобное сердце и черные помышления. Освободи нашу землю от этого скверного гада!

И громом небесным раскатился по всей земле страшный рык семиголового дракона. И яркий огонь полыхнул из каждой его пасти.

А по другую сторону леса раздался ответный рык. На этот рык и пополз семиголовый дракон. Воевода смотрел ему вслед и шептал напутственные слова. Он обращался к дракону, называя его длинным именем, состоящим из семи дорогих для него имен самых отважных витязей, начиная с имени Ратибора.

***

Владимир прикрыл глаза и почувствовал, как на плечи ему легли чьи-то легкие ладони. Он открыл глаза, и увидел девушку, предназначенную в жертву злому дракону.

– Не отдам тебя этому гаду! Никому не отдам! – выкрикнул Владимир.

– О чем это ты? – удивилась девушка, встревожено заглядывая ему в глаза.

– Извини, померещилось что-то: дракон, смертельная битва…

– Я подумала, ты ревнуешь меня к кому-то, – засмеялась девушка. – А дракон – это сказки.

– Много ты понимаешь! – услышал Владимир у себя за спиной голос фиолетового кота. Он обернулся к нему за поддержкой, но кот куда-то исчез.

Батюшки-матушки

1

Плохая это примета – потерять подарок от милого.

– Батюшка кот, пойди к домовому, попроси его вернуть колечко, подарок от моего ненаглядного, – прошептала девушка на ухо своему коту, поцеловала его в нос и легла спать.

Наутро девушка вновь обыскала всю избу, все подворье, но колечка своего не нашла. Поздно вечером, перед сном, она опять обратилась с той же мольбой к коту. Но или кот не хотел идти к домовому, или домовой кочевряжился, только колечко не находилось.

Девушка на кота не рассердилась, но и отступать от своего не собиралась. Она и под третью ночь проделала то же самое перед сном. И батюшка кот не подвел. Очнулась девушка поутру после бессонной ночи, полной тревожных мыслей, горючих слез и оцепенелого забытья, а на полу прямо перед ее кроватью потерянное колечко блестит. Поднимает девушка колечко, прижимает к сердцу, целует, надевает на палец, и проваливается в сон как в глубокий омут.

***

Тропинка огибала большое глубокое озеро и входила в лес. По краям тропинки – душистое разнотравье, стрекот кузнечиков, порхание бабочек. Над тропинкой – яркая небесная синева, ласковое солнце уходящего лета. Воздух насыщен негой, пьянящими ароматами и тихими неясными отзвуками того, что пока еще не сбылось, того, что называется сладостным словом «счастье». Босые ноги легко несли девушку по тропинке вдаль к ее тихо звучащему счастью. Его звучание манило девушку к лесу. Туда же сворачивала тропинка.

– Не иди туда, в лесу твоя погибель! – пронзил ее со спины чей-то предостерегающий крик.

От этого внезапного крика девушку окатила горячая волна страха.

Проснувшись, девушка не сразу успокоилась. Ясно было, что сон этот не простой.

2

Ровно в полночь во дворе, испуганно потявкивая, заскулила собака и разбудила девочку, спавшую в избе чутким тревожным сном. Девочке сделалось страшно, и, приподняв голову от подушки, она стала громко звать маму. В печной трубе, нагоняя жуть, завыл ветер. В сенях звякнула щеколда и проскрипела петлями входная дверь. Застонали, прогибаясь под тяжелой поступью полы. Перед дверью в избу звук шагов прервался, и послышалось тяжелое дыхание. Не помня себя от ужаса, девочка стала креститься и шептать спасительные молитвы.

– Не делай этого! – взвыл за дверью дикий, леденящий душу голос.

Девочка вскочила с постели, подбежала к иконке, упала перед ней на колени:

– Господи, спаси и сохрани!

Уйдя в молитву, она перестала воспринимать окружающее пространство и ощущать течение времени.

Утром, проснувшись, девочка не могла припомнить, как она добралась до постели, как спряталась под одеяло и уснула. Опасливо перекрестившись, девочка выглянула в сени и убедилась, что входная дверь была заперта изнутри на надежный засов. Но от нее и до двери в избу проходила дорожка мелкого лесного сора. Такой сор мог осыпаться с неопрятного крупного животного, извалявшегося в лесу. Однако ни одно животное не пройдет через крепкую наружную дверь, запертую изнутри; ни одно животное не имеет такого страшного голоса. И она поняла, кто был ее ночным гостем.

***

Родители перед отъездом наказывали своей малой дочери в лес из избушки не выходить, в избу никого не впускать, сидеть тихо и дожидаться их возвращения. Только как же ей можно в лес из избы не выходить, если сам батюшка-леший по ночам теперь будет ее тревожить? Лучше уж самой в дневное время идти к нему на поклон. Девочка быстро уложила в лукошко гостинцы домашнего приготовления, которых в лесу не отыщешь: горшочек топленых сливок, мешочек соли, дюжину крепких моченых яблок, пригоршню леденцов. Немного поколебавшись, положила туда и свое главное сокровище: ярко-красные бусы. Перед уходом со двора накормила и напоила скотину да птицу, поговорила с ними, всех погладила и поцеловала, помолилась, перекрестилась и пошла со двора, обмирая от страха.

Долго идти не пришлось: изба их стояла в глухом лесу, вдали от проезжих дорог и от хоженых тропок. Окрестности девочка знала не хуже своей избы: успела за недолгую еще жизнь исходить их вдоль и поперек то с отцом, то с матерью по всяким хозяйским делам. Знала где хворост и валежник для топки, где грибы, где ягоды водятся. Знала, в какой стороне волчье логово, а в какой – медвежья берлога. Знала она и то место, куда людям нет входа: там угодья батюшки-лешего. Не только входить туда, но и приближаться к тем местам очень даже опасно. Не переносит батюшка-леший людского духа!

Остановилась девочка поодаль от запретных угодий, поставила перед собой лукошко и кричит:

– Батюшка-леший, не прогневайся на меня, за то, что тебя потревожила! Я тебе гостинцев принесла! Отпусти меня теперь в мою избу подобру-поздорову! И сам ко мне в избу не приходи, не пугай меня по ночам!

Зашумела в ответ листва, взвыл вокруг девочки ветер, да тут же все и утихло. Знать, услышал ее батюшка-леший и не прогневался. Теперь быстрее домой, дай Бог ноги! А то характер у батюшки-лешего своенравный, может и передумать.

3

Девушка не долго размышляла о том, как ей свой сон разгадать: ее счастье заблудилось в лесу. Поиск счастья опасен. И беда грозит не только ей, но и миленькому ее. Оттого и колечко терялось. Но раз колечко она нашла, значит и миленького разыщет. И никаких опасностей не побоится. Собрала она все самое необходимое в дорогу, помолилась, перекрестилась и пошла той тропинкой, что во сне ей привиделась. До леса девушка добралась еще засветло, а пока по лесу пробиралась, день кончился, и стало смеркаться. В густом дремучем лесу даже днем не так светло как в чистом поле, а ночью и вовсе жутко. Хоть и просвечивают местами звезды с месяцем через высокие кроны, но под ногами тьма непроглядная. Куда в этой тьме идти?

Где-то рядом громко и пугающе заухал филин. А вдруг и не филин вовсе, а опасное чудище лесное? Осенила себя девушка крестным знамением, зашептала молитву, да бегом от страшного места. И тут же чудо ей явилось ко спасению: засветилось впереди меж деревьев чье-то окошко. На его свет и заспешила девушка, борясь со страхом, крестясь и шепча молитвы.

***

Девочка проснулась среди ночи от громкого звука. Она глянула на дверь, и ее сердечко оборвалось от страха: кто-то огромный и могучий зловеще затаился в темном углу справа от дверного проема.

– Богородица, защити!

Яркий месяц вышел из-за облака и высветил темный угол. В углу высокая стойка вешалки на трех ножках, на ней – зимняя одежда. Она-то и напугала девочку в темноте. Страшно спать одной в темной комнате. Побежала девочка лампу зажечь и едва не споткнулась. Зажгла она лампу и видит, что на полу валяется подставка для цветов, а старый кот Мирон трется об нее. Видно, он ее и свалил, шуму наделал, девочку разбудил. И зачем только люди без света спят? Ведь со светом совсем не страшно!

Так девочка со светом и уснула.

***

Спала девочка не долго. Встрепенулась она оттого, что кто-то громко и требовательно забарабанил в дверь, а затем в окно. В комнате горел свет, но теперь и при свете девочке было страшно. Во дворе, яростно лая, рвалась с цепи собака. Кот Мирон запрыгнул на полку и бестолково заметался по ней, свалив на пол коробку с пуговицами. За окном была кромешная тьма.

– Что же ты, батюшка-леший, снова пугаешь меня среди ночи? Гостинцы мои не по нраву? Так я других принесу! – испуганно закричала девочка.

– Люди добрые! Пустите переночевать! Я в лесу заблудилась! – послышался за окном такой же перепуганный голос.

4

Медведица громко зарычала и проснулась. Ей приснился человек, которого она уже несколько раз видела на большом расстоянии от места ее прогулок с медвежатами. Во сне этот человек напал на ее медвежат и задрал их своими когтями. И хотя медвежата лежат сейчас здесь, в берлоге, прижавшись к ее животу своими миленькими мордашками, медведица не простит человеку того, что он сделал с ними во сне. Она не умеет отличать сон от яви. Для медведицы сон – это та же явь. Поэтому для спасения медвежат она убьет того человека, если вновь повстречает его в лесу.

***

Человек мирно спал в своем шалаше. Ему снилась его любимая девушка. Она стояла на другом берегу бурной горной реки. Лицо ее было бледным и выражало сильную тревогу. Девушка кричала ему что-то, но река заглушала ее слова.

– Бе-бе-би-ца! Бе-бе-гись бе-бе-би-цы! А-а у-ёт бе-бя!! – долетали до человека искаженные шумом реки ее крики.

Человек улыбался своей девушке. Он не понимал ее тревоги. Жизнь так прекрасна, а у них все самое лучшее в жизни еще только начинается. Им ли огорчаться и беспокоиться?

– Не волнуйся, я скоро вернусь! – прокричал человек своей девушке, и, увидев, что она не успокаивается, закричал громко-громко:

– Я люблю тебя!! Я! Тебя! Лю-блю!!

5

Девочка, заслышав во дворе голоса родителей, выскочила на крыльцо, кинулась на шею к отцу:

– Папа! Пойдем быстрей в лес! Дядю Диму нужно выручать!

***

– Странный народ эти женщины. Им все время мерещатся всякие ужасы и опасности, – размышлял человек, вспоминая свой сон, – Даже снятся они взволнованными да обеспокоенными.

Сегодня человек собирался в обратный путь. Он был доволен результатами проделанной работы. Не зря об этом лесе сохранилось множество легенд, преданий и страшилок. Тут полно аномальных зон. Биоэнерголокационные рамки крутятся в его руках как ненормальные. Но еще более удивительные вещи демонстрирует видеокамера. В иных местах она безо всякой причины начинает самопроизвольно отключаться, в иных – запечатлевает то, что недоступно невооруженному глазу. Так, например, в одном видеоряде за стволами молодых березок на большой скорости промчалась странная прозрачная фигура. Она напоминала огромного могучего человека. Сутулого, с короткой шеей, длинными мощными руками, широким торсом. Казалось, что это прозрачное светло-серое существо проходило сквозь стволы и ветви, обтекая их, подобно воздуху. Но при этом ни один лист не колыхнулся в том месте, где оно промелькнуло. Что это могло быть? Не связано ли это с рассказами охотников о лешем, о скверных проделках нечисти в этих диких местах?

В другом месте человек в режиме фотосъемки запечатлел два дерева, растущие, как бы от одного корня. Казалось даже, будто бы они имеют общее основание. Но ни общего корня, ни общего основания быть у них не могло: это были сосна и береза. При просмотре данного фотокадра человек увидел между стволами этих деревьев светло-серую прозрачную фигуру, смотрящую в объектив тяжелым пристальным взглядом. От этого жуткого взгляда дыбом вставали волосы, и застывала кровь. Человек вспомнил, что он испытал такие же ощущения, когда делал ту фотографию, отыскав самый эффектный ракурс.

– Батюшки-матушки! Неужели такое водится в этой лесной глухомани! Это в двадцать первом-то веке! Или в этих местах время течет иначе, и здесь еще те, позабытые, стародавние времена? Тогда нужно скорее сворачивать эту одиночную экспедицию и возвращаться сюда с совершенно иными задачами, с иным оборудованием, в составе, усиленном специалистами всех главных направлений расширенной тематики. Чем быстрее он подготовит отчет о фактически проделанной работе, тем быстрее можно будет вернуться сюда для полномасштабных исследований.

6

Медведица увидела человека уже на новом месте. Она застыла в напряженной позе, втянула ноздрями воздух, ловя запахи, и в ее взгляде полыхнула лютая злоба, эхом отозвавшаяся в приглушенном утробном рыке. Медвежата, почуяв неладное, застыли в выжидающих позах, забавно склонив набок свои лобастые головы. Медведица заставила медвежат затаиться в кустах, а сама сердито урча, затрусила по направлению к человеку, убыстряя свой бег, не выбирая дороги. Он ответит ей за медвежат!

Медведица уже преодолела половину пути к человеку, когда возле него появилось что-то большое, непонятное, пугающее.

***

Терентий гнал свой УАЗик по лесному бездорожью на предельно возможной скорости. На переднем пассажирском сиденье, вцепившись руками в поручни, а воспаленным взглядом вдаль, тряслась Полина. Она была бледной от волнения и недосыпаний и бубнила как заклинание:

– Господи, спаси его и сохрани!

На заднем сиденье, подпрыгивая на кочках, крутилась ее новая подруга – малявка Галинка. Она указывала отцу дорогу к тому месту, где вчера видела шалаш. По всему получалось, что это недалеко от берлоги медведицы с двумя медвежатами. Смертельно опасное соседство! Терентий хорошо знал этот лес. Он знал, что опасность в нем представляют не только звери. Но медведица, оберегающая потомство, это самая конкретная из опасностей.

– Дима, – пролепетала, не веря своему счастью Полина, указывая рукой на склонившегося к рюкзаку человека.

– Вот и славно, – успокаивающе сказал Терентий, всматриваясь чуть дальше, туда, где только что сильно качнулся кустарник. На высокую осину, растущую возле этого подозрительного места, покружившись, уселся ворон.

– Кажется, еще немного, и мы бы опоздали, – подумал Терентий, но вслух ничего не сказал. Зачем девушку пугать?

***

Назад ехали счастливыми. Дмитрий и подумать не мог, чтобы в этой непроходимой глуши вдруг появилась его невеста.

– Я так за тебя боялась! – все еще обеспокоено сказала Полина, вглядываясь в своего любимого. – Мне этой ночью приснилось, что на тебя напала огромная злая медведица и задрала тебя насмерть! Ты видел в этом лесу медведицу?

– Да нет здесь поблизости никакой медведицы! – изумляясь женскому свойству пугать самих себя собственными выдумками, развел руками Дмитрий.

– Дядя Дима, а батюшку-лешего ты не видел? – очень серьезно спросила Галинка.

– Ну что ты выдумываешь, Галчонок! Откуда здесь ему взяться? Скажи ей, Терентий, – обратился Дмитрий к отцу девочки.

– Я многого не знаю, – уклонился от прямого ответа Терентий.


Машина въехала на пригорок, и пока она, переваливаясь, не скрылась за густой порослью молодого ельника, за нею незримо следовало светло-серое прозрачное существо с тяжелым пристальным взглядом.

Дело производством прекратить

Вадим Петрович Саблинский обожал свою жену, брезгливо относился к кошкам и имел хорошие показатели в борьбе с преступностью. Задачу государственного обвинителя в уголовном процессе он видел почему-то в отстаивании обвинительных позиций, «не взирая ни на какие сомнения». Этого принципа он придерживался лично, когда вступал в процессы по особо ажиотажным делам, того же требовал и от подчиненных. Внешность у Вадима Петровича была «говорящая». Даже впервые увидевший его в модном штатском костюме сразу чувствовал, что перед ним – советник юстиции. Прокурор!

***

Полной противоположностью Вадиму Петровичу был Пантелей Колотилин. В нем даже с беглого взгляда угадывалась «черная кость». Более пристального взгляда его обычно не удостаивали: не на что посмотреть.

***

Уголовное дело по обвинению Колотилина П. А. в совершении умышленного убийства своей жены казалось многоопытному Вадиму Петровичу таким же примитивным и скучным как сама биография обвиняемого. Однако корреспондентка одной местной газеты по прозвищу «Зажигалка» вздумала раскрутить тему семейного деспотизма, и в качестве «показательного примера» ухватилась за это «самое свежее» дело. Тема семейного деспотизма в подаче Зажигалки всколыхнула всех женщин, у которых «давно накипело». В редакцию газеты посыпались «вопли души», и зауряднейшее уголовное дело превратилось в местную сенсацию.

Для Вадима Петровича это было сигналом к личному участию в суде над районным символом «семейного деспотизма в самом диком его проявлении».

Вадим Петрович сумеет даже в таком наискучнейшем деле найти разбег для высокого взлета своего ораторского мастерства!

Он «тряхнет стариной»!



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3