Юрий Хас.

Вечерняя прогулка



скачать книгу бесплатно

Первая рыбалка


– Ура! – закричал Тимур во всё горло и с разбега прыгнул в объятия только что зашедшего в дом отца, который, ловко поймав его, с невероятной лёгкостью стал подбрасывать высоко вверх, почти до самого потолка.

– Вот я и стал большим! Папа берёт меня в горы, на речку! Я обязательно поймаю рыбу! – ликовал Тимур, паря в воздухе, а его воображение рисовало яркими красками картины будущей рыбалки.

Слушая рассказы отца, Тимур давно мечтал о времени, когда наконец подрастёт и всё увидит своими собственными глазами.

«Пойти на рыбалку с папой – это настоящее счастье! Что может быть лучше и интереснее на свете!» – мысли всполохами озаряли сознание и путались в голове.

– Как неожиданно это время пришло! – удивлялся Тимур. – И совсем не так, как я представлял!

От нахлынувших чувств сердце часто колотилось и всего лихорадило. Мальчишкой овладело непреодолимое желание сейчас, не медля ни минуты, взять с собой только самое нужное и отправиться с отцом в это совсем незнакомое и оттого казавшееся сказочным место!


***


Больше всего Тимур и его сестра Инна, которая была на три года старше и недавно перешла во второй класс, чем хвасталась перед братом, пренебрежительно называя его дошколёнком, любили устроиться на диване подле отца и, прижавшись к нему, слушать сказки. Чаще других Инна и Тимур – здесь у них было редкое единодушие – просили почитать сказки из старой, толстой, в красивом кожаном переплёте, с яркими красочными иллюстрациями книги, которую отец доставал с верхней полки книжного шкафа. Книга походила на старинный фолиант и перешла по наследству от маминой бабушки. Сама книга была словно из сказки и казалась Тимуру волшебной. Усевшись на диване, бережно раскрыв у себя на коленях книгу, машинально поглаживая шелковистые кудри жмущихся к нему детей, отец низким, бархатистым голосом начинал чтение. Тимуру всегда казалось, что сестру отец гладит больше, чем его. Однако это не сильно расстраивало – главное, что под боком у отца тепло и уютно, а сказки такие интересные! Пригревшись, Тимур часто, незаметно для себя, засыпал, а очнувшись утром в кровати, никак не мог понять, как и когда в ней успел очутиться. Сестра ехидно посмеивалась над братом и дразнилась.

– Ты как маленький, когда папа читает сказки, засыпаешь, а я вот не засыпаю, потому что уже большая!

«И ведь не поспоришь, – переживал Тимур. – Ну почему она старше меня, вечно мной командует, а если что не так, как она хочет, то дерётся. Но без неё, особенно когда она в школе задерживается, почему-то становится очень скучно. Вот если бы я был старше Инки! – мечтал Тимур. – Тогда бы ей показал… Ну или хотя бы у меня был младший братик, чтобы я им командовал».

Тимур любил слушать не только сказки. Намного увлекательнее казались ему рассказы отца – учителя истории о том, как раньше жили люди. К великому счастью Тимура, исторические экскурсы мало интересовали сестру, которая тут же убегала к маме или просто шла заниматься своими девчачьими делами.

Вот тут-то и наступали самые счастливые минуты – отец оказывался в полной власти Тимура.

«Как хорошо, что Инка ушла, – думал тогда он, – теперь мы с папой вдвоём, и никто не помешает и не будет вредничать».


***


Отец – великолепный рассказчик, а потому воображение Тимура легко оживляло картины давно минувших дней. Самыми интересными казались истории о сражениях в древние времена, когда воины были вооружены мечами, щитами, копьями, луками и стрелами! Обычно стоило отцу закончить рассказ, как Тимур тут же мчался и доставал из шкафа всех своих солдатиков и делил их на две армии. В одну армию собирал любимых солдатиков, и это была его армия, а в другую, вражескую, попадали все оставшиеся. Он выстраивал оловянные и пластмассовые армии друг напротив друга и устраивал на ковре, посредине комнаты, грандиозное сражение, стараясь в точности воспроизвести битву, о которой только что узнал от отца. Тимур всегда командовал хорошими солдатами, то есть теми, кто должен победить. Игра длилась долго, а само сражение разбивались на множество отдельных поединков каждого с каждым, своего и неприятельского солдата. И конечно, во всех этих кровавых схватках один на один побеждали «хорошие» воины, разве что иногда они были «немножечко» ранены. Тимур никак не мог взять в толк, как можно проигрывать сражения, если знаешь о них так много из рассказов отца, поэтому, играя сам с собой, он всегда одерживал безоговорочные победы. Когда же играть одному надоедало, он пробовал приставать к сестре, но Инна почему-то играть в солдатиков категорически не желала.

«Наверное, Инка не хочет со мной играть, потому что боится, – думал Тимур. – Ведь я её армию разгромлю!

Но с другой стороны, – рассуждал он, – если Инка проиграет, то обидится и обязательно начнёт драться, точнее, поколотит меня. Нет, всё-таки хорошо, что она не хочет играть в солдатиков», – заключал в итоге он и продолжал свои сражения в одиночестве.

Тимур знал, что сестра при всей своей вредности очень любит его, потому что во дворе яростно защищает от любых нападок и, не раздумывая, бросается в драку, не позволяя никому из чужаков трогать своего младшего брата, считая это исключительно своей привилегией. По отваге с ней мало кто из сверстников во дворе мог сравниться, и поэтому Тимур очень гордился сестрой. Отец любил повторять, глядя на такое поведение дочки, что ей следовало родиться мальчиком. Тимур хоть и считал сестру врединой, но любил её не меньше! Инка, как старшая, была для него непререкаемым авторитетом во всем, и когда она вдруг начинала с ним во что-нибудь играть или что-то придумывала, счастью Тимура не было границ.

Что касается Инны, к числу её добродетелей помимо того, что часто дралась, была выдающимся организатором и руководила набегами на сады и огороды дачников, заботилась о младшем брате, как она это понимала, и даже иногда играла с ним, можно было отнести её чрезвычайную сообразительность. Так, увидев, что младший брат просто-напросто чемпион мира по выпрашиванию у родителей всего, чего угодно, она нашла, как использовать это качество в своих интересах. Клянчить что-то у родителей Инна считала ниже своего достоинства. Недаром отец называл её «моя принцесса». И она действительно походила на маленькую принцессу не только внешне, но и характером.

«Принцессе, – рассуждала Инна, – не к лицу попрошайничать! Но как же быть? Ведь обойтись без того, чтобы попросить у мамы или папы что-нибудь очень важное, не получится!»

И она нашла выход! Орудием достижения цели стал брат. Инна умело манипулировала младшим, грамотно направляя его желания в нужное для себя русло, и почти всегда получала от родителей всё, что ей заблагорассудится.

Вот так, легко и незаметно, как думала Инна, она добивалась руками Тимура исполнения своих желаний, будь то покупка игрушек, мороженого, шоколадных конфет (которые она безумно любила), похода в киношку и много чего ещё. Но при этом она всегда дистанцировалась от брата и всем своим видом давала понять, что никакой её заинтересованности изначально не было, что не особенно она и рада подаркам, а так уж и быть, сделает одолжение, только чтобы порадовать родителей.

И невдомёк было «принцессе», что отец, впрочем, как и мама, легко читали все её хитрости. Не желая огорчать дочку, они незаметно подыгрывали ей и делали вид, что ничего не замечают.


***


Чтение сказок, под которые Тимур, как правило, засыпал, повествования о страшных битвах, после которых он обычно бежал воевать, Тимур любил, но всё-таки самыми интересными были воспоминания отца о любопытных случаях, когда-то приключившихся с ним самим.

Особенно запомнилась Тимуру история об одном из походов отца высоко в горы на рыбалку, рассказанная тёплым майским вечером. Из рассказа Тимур узнал много нового для себя. Оказалось, что в поисках подходящего места для хорошей рыбной ловли отцу пришлось делать длинные утомительные переходы. Сначала взбираться на высокие, крутые холмы, а потом спускаться в глубокие, тёмные ущелья, пробираться сквозь густые заросли дремучего леса, а вслед за этим опять подниматься в горы и брести под палящими лучами по открытым всем ветрам и солнцу альпийским лугам, устланным густым ковром из высокой сочной травы, богато украшенной яркими цветами.

Но, как оказалось, найти хорошее место, где, возможно, есть рыба, – это далеко ещё не всё, это даже не половина дела! Чтобы поймать рыбу, приходится долгое время, замерев, стоять или у самого края берега, или на каком-нибудь громадном камне, омываемом со всех сторон водами бурной реки, и, не отрываясь, следить за озорно прыгающим и дёргающимся из стороны в сторону, выкрашенным в ярко-красный цвет пузатым поплавком. Ведь никак нельзя пропустить того самого момента, когда рыба схватит наживку, и надо ловко её подсечь, а иначе все усилия будут напрасными.

– Вот тут-то, сынок, наступает самый ответственный и важный, но и самый приятный момент рыбалки! – с возбуждением говорил отец.

Увлёкшись своим рассказом, он словно забылся и сейчас, прямо здесь, готовился поймать рыбу. Это настроение передалось и сыну. Тимур заволновался не меньше отца, и ему показалось, что они сейчас вовсе не на диване, и перед ними не ковёр на полу, а та самая бурная река, и что действительно вот-вот должна клюнуть рыба!

– Поначалу, Тима, – говорил отец, – рука начинает чувствовать лёгкую вибрацию, потом подёргивание и наконец – рывок. И тут не зевай! Надо резко дёрнуть удочку, чтобы подсечь рыбу!

Тимур слушал, затаив дыхание. Большие, широко раскрытые карие глаза мальчишки застыли, отражая, как в зеркале, энергично жестикулирующего отца.

– Леска натягивается, как тетива лука, – с нарастающим напряжением в голосе быстро, почти скороговоркой, продолжал отец, – а край бамбукового удилища изгибается так, что, кажется, вот-вот переломится! И в этот самый момент из воды, словно выпущенная стрела, с шумом растопырив плавники и расплёскивая воду, вылетает, блеснув серебристым брюшком на солнце, рыба, – в глазах отца мелькнули озорные искорки, – и, пролетев со свистом над головой, гулко шлёпается о камень на берегу у тебя за спиной…

В это мгновение Тимуру показалось, что у них с отцом за спиной и впрямь что-то шлёпнулось. Восторг охватил мальчишку. А отец продолжал описывать прелести, связанные с рыбной ловлей высоко в горах.

– Тимур, это такое удовольствие, пусть даже немного устав после всех этих долгих переходов и напряжённой ловли, возвращаться домой с мыслью, что удача тебе всё-таки улыбнулась, а на кукане богатый улов!

– А ещё, – подмигнул он Тимуру, – знаешь, как здорово жарким летним днём сделать привал и искупаться в прозрачной и играющей весёлыми солнечными зайчиками реке. Окунуться и почувствовать прохладу кристально чистой горной воды, а потом постоять под бурным потоком водопада, который обжигает и массирует кожу своими острыми струями! – лицо отца излучало блаженство.

Тимур, пока слушал рассказ отца, воображал, будто это он бродит по горам, ловит рыбу, плещется в речной запруде, а потом стоит под сильными струями шумного водопада. В душе у Тимура родилось огромное желание во что бы то ни стало пойти в горы!

Не успел ещё отец закончить своё повествование, как Тимур, чуть ли не со слезами на глазах, стал упрашивать взять его в следующий раз с собой в горы на рыбалку.

Отец не думал, что рассказ так сильно впечатлит сына, и поначалу растерялся. Ему ужасно не хотелось своим отказом расстраивать Тимура, но и взять с собой его сейчас нельзя.

– Тимурчик, тебе будет трудно в горах, да и для того, чтобы рыбу ловить, надо немного подрасти, – постарался успокоить отец своего разволновавшегося сына и, чтобы хоть как-то обнадёжить, добавил: – Вот когда ты чуть подрастёшь, мы обязательно вместе пойдём на рыбалку в горы! Я тебе обещаю!

Тимуру казалось, что с того памятного дня, точнее, вечера, прошло очень много времени и очевидно, что он давно успел сильно вырасти. Но отец почему-то ничего не говорил и не вспоминал о своём обещании, и Тимур стал постепенно терять надежду на то, что это время вообще когда-нибудь придёт.

«Вот уже и лето закончилось, – с тоской думал он, – а момент, когда “чуть подрастёшь”, так и не наступил».


***


Раньше Тимур видел, но не понимал, почему папе на дни рождения все родственники и знакомые чаще всего дарили подарки, так или иначе связанные с рыбалкой. Отцовский книжный шкаф был местом, где хранились, по мнению Тимура, настоящие сокровища и куда он, не имея сил преодолеть собственное любопытство, регулярно лазил, когда этого никто не видел. Среди бесконечного многообразия вещей, хранившихся в шкафу, особый интерес Тимура вызывала полка с рыболовными принадлежностями. Назначение большей части этих странных вещей для Тимура было загадкой. Вот что такое леска и для чего она нужна, Тимур знал хорошо. В шкафу лежало много разных рулончиков. Леска могла быть тонкой, больше похожей на паутинку, и её Тимур мог легко порвать руками, а могла быть и очень толстой, как верёвка, и такую леску не то что Тимур, но даже настоящая акула, наверное, не смогла бы разорвать. Больше всего Тимуру нравилась леска, которая была намотана на полупрозрачную бобину с красивой наклейкой, она отличалась от всех остальных своим необычным видом. В один из вечеров, ковыряясь с разрешения отца в шкафу, Тимур долго и внимательно разглядывал эту леску.

– Папа! А почему эта леска цветная? – спросил Тимур.

Отец уже несколько часов, не поднимая головы, работал за своим огромным письменным столом, на котором красовалась старинная настольная лампа с зелёным полупрозрачным абажуром, а вокруг неё было навалено множество толстых книг и потрёпанных общих тетрадей. Услышав вопрос, отец оторвался от тетради, в которой что-то писал, отложил ручку и посмотрел в сторону книжного шкафа, где Тимур развернул свою бурную деятельность.

– Тима, эта леска «болотная» и предназначена для рыбной ловли в озёрах, где её почти не видно, потому что она сливается с водорослями и плавающими листьями. Вот поэтому она такая разноцветная, – ответил отец, от души потянулся и опять взялся за ручку.

– Папа, а когда мы с тобой пойдём на рыбалку, мы возьмём эту леску с собой? – поинтересовался Тимур.

– Нет сынок, – уже не отрываясь от тетради, ответил отец, – для ловли рыбы в горной речке она не подходит.

– А зачем же тогда дядя Миша подарил её тебе на день рождения? – не отставал Тимур.

– Понимаешь, дядя Миша хотел сделать мне приятное, но в рыбной ловле он ничего не смыслит, поэтому купил, когда был в заграничной командировке, как ему казалось, редкую и ценную вещь. Но она мне не пригодилась, вот и лежит теперь без дела, – немного подумав, отец добавил: – Ну, может, когда-нибудь она и понадобится.

Ответ отца сильно расстроил, потому что Тимуру очень хотелось, чтобы к его удочке, когда они пойдут на рыбалку, привязали именно эту леску, ведь она такая красивая и необычная!

Среди рыболовных сокровищ отца лежало ещё много всяких, когда-то ему подаренных, но, таких же как эта леска, ненужных вещей. Вот и пылились теперь в шкафу без всякой надобности разные замысловатые штучки, бесполезные для отца, но для Тимура представлявшие великую ценность. Правда, среди них находилась одна зловещая пластмассовая коробка, с которой у Тимура были связаны неприятные воспоминания. Это была коробка-бокс с множеством отделов, в которых лежали очень острые крючки разной формы, цвета и размера. Как-то раз, втайне от всех разглядывая эти крючки, Тимур укололся одним из них. Пошла кровь, было нестерпимо больно, и он громко ревел, пока мама перевязывала раненый пальчик, повторяя, что нельзя рыться в папиных вещах без разрешения. После того ужасного случая Тимур с опаской смотрел на эту оранжевую коробку и не заглядывал больше в неё, но втихаря, без спроса, ковыряться в шкафу отца всё же не перестал.


***


И вот этот долгожданный день наступил!

Отец вернулся вечером с работы и прямо с порога объявил:

– Завтра, Тимур, я возьму тебя на рыбалку!

Сообщение, сделанное отцом, оказалось неожиданным не только для Тимура, но и для всех присутствующих, то есть и для мамы с Инной. Неоднозначной была и реакция на новость. Если Тимур ликовал, летая под самым потолком, словно птица, то мама и сестра поначалу сильно удивились известию, ну а потом дружно взялись критиковать решение отца. Солировала в этом хоре возмущения, естественно, мама, ну а сестра, как водится, непрерывно поддакивала.

– Ты что? Какая там рыбалка? – запричитала мама. – Ему же ещё нет семи лет! Сам подумай! Пусть сначала подрастёт, пойдёт в школу!

«При чём тут школа, – не мог понять Тимур, – и какое отношение школа имеет к рыбалке?»

– Да, да, папа, он же ещё только в садик ходит, хоть и в старшую группу, – поддакивала маме сестра, – он даже засыпает, когда ты читаешь сказки, куда ему на рыбалку!

– В общем, так, – сказала мама, – ты как хочешь, а я против такой затеи!

– И я – против! – ехидно поддакнула из-за маминой спины Инна, хотя её мнения никто и не спрашивал.

В ответ на все эти охи-вздохи мамы и сестры отец улыбался и ничего не отвечал. Он поставил рядом с собой сына и стал теребить его густую кудрявую шевелюру.

– Ты что, не слышишь нас? – возмутилась мама. – Мы против этой затеи!

Дальше – больше. Мама стала обосновывать свою позицию, словно хотела – нет, не отца, а саму себя окончательно убедить в невозможности задуманного предприятия. В ход пошли опасения, что Тимур простудится, хотя на дворе было только начало сентября и днём стояла жара. Но маму это не волновало. Она стала пугать – скорее больше себя, чем кого-либо ещё, – что в горах полно ядовитых змей, есть хищники и даже медведи, что там можно упасть в пропасть и, наконец, что это очень далеко и Тимур не сможет столько пройти.

Инка непрерывно поддакивала маме, чем сильно сердила Тимура. Казалось, ей должно быть глубоко безразлично, пойдёт братец на рыбалку или нет!

«Ну вот чего она лезет-то не в своё дело!» – злился Тимур и не мог понять, то ли действительно Инка переживает за него, то ли просто вредничает.

Мама между тем так увлеклась описанием ждущих Тимура опасностей, что уже сама окончательно в них поверила. Отец продолжал невозмутимо наблюдать за происходящим, давая выговориться и супруге, и во всем её поддерживающей дочке. И мама, и сестра наседали так рьяно, что Тимур не на шутку встревожился и начал волноваться, что такое долгожданное событие может и не случиться! И небывалое воодушевление, охватившее его несколькими минутами раньше, сменилось тревогой после длинной, полной всяческих ужасов речи мамы.

Когда наконец аргументы мамы и её помощницы были исчерпаны, отец негромко сказал:

– Ну что, все ужасы перечислили? А теперь слушайте меня. Обсуждать тут нечего. Тимур идёт со мной на рыбалку, вопрос решён! – тон, которым были произнесены эти слова, не допускал возражений. – Лучше накрой на стол, моя дорогая, дай чего-нибудь поесть, а то я ужасно проголодался за целый день, – уже ласково сказал отец, приобнял жену и чмокнул её в щёку.

– Вот всегда так! Всё решаешь сам, даже не советуешься, а как поесть, так сразу подлизываешься! – улыбнулась мама в ответ, и от её воинственного настроя не осталось и следа.

Сестры рядом уже не было, она словно растворилась в воздухе. Не сумев на этот раз насолить братцу и поняв, что ничего полезного сегодня уже не сделает, Инна быстро ретировалась к себе в комнату и переключилась на свои девчачьи дела.

«Вот что значит слово отца! – торжествовал Тимур. – Раз сказал, то обязательно выполнит обещание!»

Необычайное, вселенских размеров любопытство то главное, что двигало Тимуром в его желании скорее пойти в горы. Не терпелось своими глазами увидеть то, о чём рассказывал отец. Это желание было многократно сильнее всяких страхов, которые живописала мама.

«Ничего у них не вышло! – радовался Тимур. – А я вот пойду в горы на речку и буду ловить рыбу! А что до страхов – я вообще ничего не боюсь, если со мной папа! Он самый сильный, самый умный, самый храбрый, самый ловкий на свете и победит кого угодно, и даже самых страшных хищных зверей!»

Но несмотря на то что решение было принято окончательное, мама, разогревая ужин и расставляя тарелки на столе, продолжала ещё какое-то время возмущаться, бухтя что-то себе под нос.


***


Пока мама занималась приготовлением ужина, папа умывался в ванной, а сестра что-то делала у себя в комнате, Тимур, окончательно уверовавший в то, что уже ничто не угрожает завтрашнему походу в горы, принялся активно готовиться к нему.

«Чтобы рыбалка удалась, надо к ней как следует подготовиться и ничего не забыть!» – трезво рассудил Тимур.

Он был готов хоть сейчас отправиться в путешествие, но впереди ещё бесконечно длинный вечер и долгая ночь в придачу. К сборам Тимур подошёл основательно. Немного поразмыслив, стал вытаскивать вещи – самые необходимые, на его взгляд, для рыбалки – отовсюду, откуда только мог.

Начал со своего шифоньера, потом зачем-то полез в мамин комод, после чего вспомнил про отцовский шкаф.

«Жаль, Инка дома, а то у неё полно вещей, которые очень даже могут пригодиться мне на рыбалке», – с досадой подумал Тимур, но рисковать и лезть в большущий шкаф сестры не стал.

Время близилось к полуночи. Отец давно поужинал и теперь с довольным видом лежал на диване, читая толстую газету. Мама и Инка готовили на завтра тесто для вкусной выпечки, ну а Тимур продолжал многотрудные сборы и был счастлив, что никто ему не мешает. Гора вещей, необходимых для рыбалки, неумолимо росла посредине комнаты. Тимур ничего не забыл. Здесь были коврики и спальные мешки, чтобы спать. Два складных стульчика и складной же столик, чтобы они с папой могли посидеть где-нибудь на привале. Не забыл Тимур полотенца и туалетные принадлежности, ведь они с папой будут купаться в речке и водопаде. Для того чтобы не замерзнуть – мама же говорила, что в горах холодно, – были припасены свитер, куртка, вязаная шапочка и запасная пара обуви – это если вдруг ноги промокнут…



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4