Юрий Грум-Гржимайло.

Вебсик. История третья. Башни Меера. Часть 2



скачать книгу бесплатно

– Ну, герой! Влада знает?

– Ещё нет. Где она?

– Если дома нет, то на «чердаке» у нашего Чрезвычайного и Полномочного в яслях, – ответил я и, видя недоумение Саши, пояснил:

– Вебсик устроил у себя ясли для малышей. Юля уже там со своими девочками.

– Класс! – восхитился Саша. – А мне к ним можно заглянуть?

– Валяй, – согласился я. – А потом возвращайся, слетаем с тобой в одно местечко тут…

Саша кивнул и ушёл, а я ещё раз посмотрел на карте место предполагаемой «точки». Решение у меня уже созрело.

– Дом, Вебсик дома? – спросил я.

– Доступен, – лаконично отозвался дом.

– Вебсик, совпадают ли координаты… – я назвал цепочку цифр, – с северным узлом на макете в Загорном?

Ответ пришёл не сразу. Координаты почти совпали. Но дополнительная информация меня крепко озадачила – там некогда был позиционный район стратегического назначения. Все карты, которые я выводил на экран терминала, его не показывали. Почему? Закрытая зона? К сожалению, на Земле от прошлых вооружённых конфликтов и техногенных катастроф осталось немало закрытых зон, куда туристам соваться не следовало. А посылать запрос в Службу Безопасности без серьёзного обоснования, на основе нумерологических вычислений – тем более. Я скрёб голову, соображая, что бы можно было ещё придумать. Под столом помог Пусь – поскрёб лапой мне ногу.

– Гулять хочешь? – спросил я его.

– Уаа! – отозвался пёс, но к выходу не побежал. Я протянул руку за обручем.

«Запах сильный, – сообщил пёс. – Лужи пахнут».

«Лужами» в его понимании были и следы от дождя, и биомасса от исчезнувших артефактов. И то, и то он старательно обходил стороной.

– Дожди идут, вот и пахнут, – сказал я ему.

«Плохо пахнут, – настаивал пёс. – Тухло пахнут».

Я связался с Володей и сообщил ему эти сведения.

– Собачий нос не обманешь, – ответил он. – Регистрируем концентрацию сероводорода в биомассе. Клон уже извлекли.

– И как он?

– А без изменений. Похоже, что свой порог обратимости он прошёл. Но распад прекратился, выясним, что там завоняло, и опять погрузим. Продолжим эту некрофилию… Сейчас биохимики там пробы берут.

– На озере тоже пахнет?

– Там немного. А с чего ты вдруг принюхался?

Я кратко рассказал другу про свои поиски.

– Про позиционный район там я слышал, – сказал Володя. – И заказ оттуда помню. Давно, правда, это было, лет пятнадцать точно, если не больше. Я тогда Пита своего делал. Заказ был на биомеха, устойчивого к повышенной радиации и агрессивным средам типа кислотных дождей. Больше ничего не знаю. Я иду к тебе.

Я задумался. В юности, на старших курсах Института истории, я сдружился с Романом Самоедкиным, диггером-любителем, с которым довелось побывать в одном из бывших позиционных районов. Там были громадные полуподземные ангары-укрытия для мобильных пусковых установок, широкие дороги из потрескавшихся от времени бетонных плит, остатки казарм и служебных бункеров.

Люди оттуда уходили явно в спешке – в помещениях валялись кучи мусора и сломанной мебели. Роман мне рассказывал о своей вылазке на бывшую базу «ракетных поездов» – железнодорожных пусковых комплексов. Вместе с мобильными установками они считались наземным оружием «судного дня», до которого, к счастью, дело не дошло. Не будь природных катаклизмов, все эти военные сооружения утилизировали бы аккуратнее, а так – побросали. Не до них стало. Скорее всего, тут в горах тоже были укрытия, бункеры, стояли мобильные установки и «ракетные поезда», но для последних местные одноколейки казались слабоватыми. Хотя, кто знает. Самоедкина вытащить сюда мне не удастся, он, насколько я слышал, ныне в Союзе Континентов заседает, большой человек стал. Вместо него я мог попросить принять участие в вылазке только двоих – Штефена Роберта и Олега Дегова. Но оба ещё были на Луне.

Вклинился срочный вызов. Вызывал Ион. Он сообщил, что срочно снимается силовой купол над башнями Меера. Оказалось, что соседство с ним нарушает энергетику дома-цветка и сохранность в нём разделённых Вебсиком разумов. Вебсик большую часть времени проводил с нами в Соловье и сначала не придал значения изменению энергетического баланса, но сегодня он сам забил тревогу. Купол срочно снимали, и все исследования там приостанавливали.

– Наверное, объявят карантин, – сказал мне Ион. – Дом под него точно попадёт. Ты бы забрал оттуда родителей и свои материалы.

– И как ты предлагаешь мне забрать макет местности с мансарды?

– Не знаю, но у нас тут уже начинается «карантинное расписание». Проход только через санаторий и всё такое.

– Правила создаются для того, чтобы было из чего делать исключения, – ответил я Иону. – Марта и Слава будут упираться всеми лапами, это я тебе точно говорю. Потом, что ваш карантин Загорный не затронет, что ли? Там тоже эвакуация? Ростислав Петрович что говорит?

– Ростислав нынче далеко, на каком-то важном «официозе». Он ничего не говорит. Вместо него говорят другие. Мы все эксперименты прекратили…

– Ты чего, всё-таки залез в башни шарить багром что-ли? – поинтересовался я. – С чего вдруг такой шурум-бурум подняли?

– Почти так. Только вместо багра был эхолот. Знаешь, какая глубина у той невинной ванночки? Чуть меньше, чем у Марианской впадины. Десять километров.

– Да ну…

– Вот тебе и «да ну». После этих замеров и началось.

– Я всё-таки не понимаю связь между тем, что под куполом и тем, что за его пределами. Купол же изолирует.

– Мы сами не понимаем пока. Купол накапливает статику, которая сильно влияет на энергетику дома Вебсика. Вокруг купола сейчас непрерывные грозы.

Володя уже стоял рядом и с интересом прислушивался к нашему разговору. При последнем сообщении Иона он недоумённо поднял бровь и посмотрел на меня.

– Какие грозы? – удивился я. – Сегодня там был, над Загорным солнечно и тихо. В Соловье солнце светило, только что село. Давно начались грозы?

– Утром.

– Так. Ион, сегодня какой день?

– Четверг.

– Замечательно, – ответил я. – У нас он ещё не наступил. У нас только среда. А четверг с грозой наступит через два часа.

Признаюсь, что сообщая Иону о сдвиге времени, я не был уверен в том, что оно сдвинулось именно у них. Мой личный опыт перехода из «сдвинутого» времени в «нормальное» во время наших экспериментов с мозаикой не выявил каких-либо негативных ощущений. Но я тогда «сдвигался» лишь на несколько десятков секунд за час, а тут – сразу на сутки. И грозы вокруг купола говорили о том, что внешняя среда бурно реагирует на возникшее возмущение. Они там, под куполом, жили по своему относительному времени, для них четверг уже настал, то есть время ускорилось… Я вдруг услышал голос Жака Меера: «Природный катаклизм такой силы в данном районе стал для нас неожиданностью. Другим сюрпризом стало наше ускоренное старение. Мы хотели успеть сохранить свои разумы и работали день и ночь, совершенствуя нейронный сканер…» Вот оно!

– Я тут вспомнил слова Жака Меера, – сказал я Иону в коммуникатор. – Он говорил о природных катаклизмах и об ускоренном старении. Но купола у них не было. Возможно, что купол изменил энергетику кристаллов под башнями, замкнул её и вывел из баланса. Они правы – его надо убирать, иначе всё взорвётся… Природные катаклизмы там уже есть. Эй, Ион, пока вы там ускоренно не постарели, снимайте купол и убирайтесь все оттуда!

– Слышу, – отозвался Ион. – Скоро только сказка сказывается. Чтобы тут закруглиться, надо пару суток.

– Пусть увеличат проницаемость купола – посоветовал Володя, слышавший наш разговор. – Если дело только в нём, то при увеличении проницаемости грозы снаружи должны стихнуть.

– Точно, стихают! – сообщил через некоторое время Ион. – Эй, не так резко! – крикнул он кому-то. – Видишь, её пучит!

Он отключился.

– Ну, вроде мне понятна загадка их «Марианской впадины» там, – сказал мне Володя. – Иллюзия. Её биомасса «продавила», спасаясь от концентрации энергии под куполом. А сейчас её и «пучит». Надо бы осторожнее, а то биомасса их снесёт. Пусть растянут процесс выхода на больший срок.

– Нет у них этого срока, – ответил я другу. – Иначе все десять разумов у Вебсика погибнут, и тут опять начнётся…

Глава 26. Снятие купола

Когда-то, ещё в фильмотеке Армагеддона, я видел старую кинофантастику, там по сюжету органика выплёскивалась и затапливала всё кругом. Логика мне подсказывала, что такого тут не будет. За время существования купола биомасса не могла так нарастить объём, чтобы им заполнить десятикилометровую глубину. И сама такая глубина была сомнительной. Я видел другую опасность – занимая больший объем, биомасса могла создавать внутри себя пустоту. Если пузырь лопнет, то получится нечто вроде вакуумной бомбы. У меня проскочила мысль, что, скорее всего, объём биомассы как-то контролировал сгоревший в башне супермозг. Она могла быть его компонентом. Без супермозга башен Вебсик нам ничем помочь не мог. Но мог помочь Дегов и его «Паравижн».

Я стал срочно вызывать Луну. На счастье, Олега там нашли быстро. Ситуацию он понял мгновенно.

– Нужно попытаться обложить канал с биомассой «ханнеритом», – предложил он. – Минерал способен нейтрализовать её потенциал. Мы его нарубим за ночь, но как быть с доставкой?

«Не нужна доставка, – зазвучал у меня в голове голос Вебсика. – Решение правильное. Нужно оценить объём биомассы и разместить в фокусе стены Мемориала количество минерала в размере кубического корня от объёма биомассы. Достигаю связности между своим домом на Земле и Мемориалом на Луне и прошу сразу снять купол. Минерал на Луне прошу разместить в условиях, соответствующих поддержанию жизни, – будет попытка переноса копий разумов».

– Вы там считайте объём, а мы начнём рубить и таскать, – принял решение Олег. – Поставим большой надувной ремонтный шатёр, он есть в планетолёте в аварийном комплекте, в нём будет атмосфера, если что к нам перенесётся. Ребята, объём давайте! А, впрочем, есть идея. Площадь бассейна там какая?

Услышав цифры, Дегов кивнул.

– Скорее всего, речь идёт о пирамиде, идентичной гексагону из кристаллов в башне. Он мог иметь объём этого корня. Берём его за основу, размеры известны, считаем, если будут другие идеи – сообщите! – он отключился.

– Мы всё слышали! – раздался от арки голос Влады. Я оглянулся. Она и Саша уже стояли внутри комнаты.

– Раз слышали, то – помогайте! – ответил я. – Саша, срочно по модели рельефа установи зоны затопления в районе Загорного в случае выброса потока биомассы и возможные критические параметры потока. Подготовь справку для СБ. А ты, дорогая, срочно вытащи из дома к нам родителей и, по возможности, без паники. Коптер там есть, пусть грузятся и летят. Хорошо?

– Ион, – снова связался я с Петерсом, – Вебсик дал рекомендации, но ему нужен объём биомассы. Ширина канала с биомассой, насколько я помню, двадцать метров. Другие параметры известны? Длина, глубина, средняя плотность?..

– Глубина-то известна, – хмыкнул Ион. Было видно, что идеей Вебсика он «не проникся», но некоторые цифры назвал – диаметр, высоту.

– Вебсику нужно извлечь кубический корень, – терпеливо начал я пояснять, но Ион меня перебил. – Юр, ты видел когда-нибудь, как пухнет и вылезает дрожжевое тесто? Я видел, потому что наша мама часто сама пекла пирожки. Тут у нас примерно то же самое. Пока нам удаётся на ручном управлении удержать её в этом корыте, но насколько нас хватит? Когда она вылезет, то никакой кубический корень не поможет. Мы сейчас пытаемся её заморозить, подтащили и ставим теплообменники. Заморозим, тогда будет тебе корень для Вебсика…

Я помотал головой. Понятно – они снимали холодильники с генераторов силового поля, расставленных по периметру купола. Без них купол окончательно терял свои изолирующие свойства и превращался в некое подобие примитивной сторожевой изгороди на древнем пастбище. Но вскоре я понял замысел ребят. Холодильники снимались через один, что давало возможность в сильно ограниченных пределах давить на биомассу и куполом.

Неожиданно пришла ещё одна идея. Причиной кризиса мог быть кот. Он занял капсулу времени. Пока не было купола, её энергетика как-то была сбалансирована с внешней средой. Купол рассчитали и поставили после того, как в капсуле отправился во времени кот Леонардо. А если вдруг коту «приспичило» выйти? Он останавливает капсулу и нарушает энергетический баланс под куполом, концентрация энергии приводит к росту биомассы…

– Биомеху ничего не «приспичит», но в случае данного кота – сказать сложно. Скорее, купол мог заставить кота покинуть капсулу, – заметил Володя, выслушав мои соображения. – Поле купола блокировало её энергообмен, и она прекратила работу. Поискать кота стоит.

При этих словах Пусь, до сих пор смирно сидевший и наблюдавший за нами, оживился. Он сразу встал передними лапами на Володю, выражая полную готовность помочь в поисках названного «объекта». Получив на это чесание за ухом, пёс сказал своё «уаа» и задорно посмотрел на меня.

– Один «котоискатель» уже готов, – констатировал я. – Интересно, что на это скажет Ион?

Ион ничего не сказал. Он только характерным жестом ладони по горлу дал понять, что идей с него хватит. От действия холода биомасса стала опадать, а по куполу пошли полярные сияния. Запрошенный нами Вебсик только повторил свой вопрос об объёме биомассы, давая понять, что ничто другое его сейчас не интересует. Но как определить этот самый объём никто из нас не знал.

С нашего этажа был хороший вид на посёлок Соловей. Единственным «упорядоченным» по планировке местом тут была железнодорожная ветка и вокзал, здание которого было от нас скрыто за густыми елями. Остальные дома были поставлены в живописном беспорядке, и единственная улица извивалась между ними, умудряясь никого не забыть. Бедный автобус, чтобы подойти к вокзалу, был вынужден изрядно проехать по её зигзагам. Если учесть, что большинство зданий стояло в лесу, то дорога по посёлку мало чем отличалась от прогулочной трассы в каком-нибудь городском лесопарке, где искусственно увеличивали её длину за счёт извилин. На окраине, где была некогда база геологоразведочной экспедиции моего отца, сейчас уже поднимался третий этаж Володиного филиала. Вечерам я с удовольствием отмечал, что почти во всех домах горел свет – люди вернулись. Но днём тут редко кого встретишь. Детей тоже почти не было. Думаю, что прежние фобии ещё давали себя знать. Володя уже несколько раз заводил разговор о том, что он хочет на вокзале сделать местный досуговый центр, но заявку надо было обосновывать концепцией развития посёлка. А в нём даже мэрии не было. Хутор, да и только. Хутор Соловей. Пока тут была закрытая зона, статус посёлка мало кого волновал, первым им, похоже, озадачился наш Ростислав Петрович, приобретая дома для себя и для Ханни. Просто «в лесу на полянке» домам стоять не полагалось, они должны по существовавшим у нас порядкам быть к чему-то прикреплены, помимо географических координат. Помнится, наш Ростислав Петрович говорил, что все здания в посёлке сочли «станционными строениями» и таким образом решили проблему. Мы свой дом строили на выделенном нам «станционном участке» и гордо считали себя «станционными жителями». Хотя Пусь был твёрдо убеждён, что таковым считает себя только вокзальный кот и в единственном числе. С ним, кстати, у него было достигнуто мировое соглашение, и иногда кот посещал наш участок ради выставленного ему блюдца с молоком.

– Юра, родителей привезёт Ханни, – сообщила Влада, появляясь в проёме арки. – Она уже почти там. Ты никуда не убегай далеко, мне что-то нехорошо.

Я тревожно посмотрел на неё. Сроки уже подходили, но медики её осматривали сегодня утром и ничего не сказали. Если уже надо рожать, то лучше это делать не «под кустом».

– Может, вызвать? – спросил я её.

Вместо ответа Влада показала мне надетый пару недель назад на руку контрольный браслет. Дескать, контроль круглосуточный, не она первая в такой ситуации, и горячку пороть нечего. За её спиной показалась Юля и обняла подругу за плечи. Слова Влады она явно слышала и, тихо что-то сказав ей, увела от нас, сказав, что вызовет медиков сама, если нужно. Володя успокаивающе похлопал меня по спине.

В это время к нам вбежали Вика и Ника. Близнецы им уже сказали, что «задерживаются». Не добившись больше от них никакой информации, девушки связались с Володей и узнали от него некоторые детали. Сразу прийти они не могли – там у них шла наладка какого-то сложного стенда, и её бросить было нельзя. Вдобавок, прибыли контейнеры с новым оборудованием, которые надо было срочно разместить. Девушки хотели взять коптер и лететь к башням, но Володя запретил им это делать. Кратко пояснив девушкам ситуацию, я хотел отправить их к Владе и Юле, но тут загудел коммуникатор. На его экране я увидел озабоченного Зета.

– Ситуация такая, – с ходу начал он, – биомассу мы в корыто загнали, но щетина растёт что-то быстро. – Он недовольно потёр подбородок. – Видимо, тут действительно всё ускоренно стареет. Внутри мы всё уже свернули, все автоматы отведены из зоны работ. Персонал весь выведен. Мы сейчас с Ионом влезаем в скафандры полной защиты и подаём сигнал на снятие купола. Два дня почти провозились…

Вика и Ника тихо ойкнули, но держали себя в руках. Я посмотрел на Володю. Два дня?! А у нас и трёх часов не прошло. Если там под куполом такой временной сдвиг, то какой может быть внешняя реакция? По экрану коммуникатора вдруг побежала рябь, голос Зета утонул в каком-то хрипе. Мы с Володей увидели, как в серой пелене возникло изображение круглой тени от головы с маленькими ушками, и резкий голос произнёс:

– Говорит Леонардо. Люди должны занять места в капсуле. Выйти через двадцать минут по её времени. Не мешкайте, иначе я не успею вызвать коллапс и погасить разрыв. Спасите наши разумы. Прощайте. Вы мне нравились.

– Зет, Ион, дуйте в капсулу, – скомандовал я. – Разбираться будем потом! Вебсик! – громко сказал я, почему-то смотря на потолок.

«Я понял, – прозвучала в моей голове мыслеречь, – попробую стабилизировать связи и демпфировать удар. Луна не успеет помочь. Мог помочь ханнерит».

– Вебсик, – вдруг вспомнил я, – в Загорном сейчас Ханни и Марианна. У Ханни есть кулон из ханнерита. Но он маленький…

Я кивнул Володе, и он со всего коммуникатора вызвал Ханни. Вовремя – она уже всех из Загорного забрала и готовилась взлетать. Кулон у неё был с собой. Видимо, Вебсик сам с ней связался, потому что она что-то сказала, и её пассажиры стали срочно покидать машину.

– Вебсик защитит их своим домом и Кругом, – сообщил мне Володя. – А вот кота Леонардо мы уже больше не увидим. Жаль. Первая жертва остановленного времени в истории человечества.

– Смертное человечество всё целиком – жертва текущего времени, – проворчал я, думая о том, куда бы лучше укрыть девушек и малышей, если что, но Володя словно разгадал мои мысли.

– Если Леонардо вызовет коллапс, то внешних потрясений мы избежим. Деформация сама себя уничтожит. А близнецы пересидят в капсуле. Наших в доме-цветке укроет Вебсик, – сказал он. – О, смотри, медики прилетели к нам!

За окном осторожно опускался дисколет Службы Жизни. Вика и Ника отправились его встречать, сказав нам, что «позовут».

Познания, которые я когда-то получил в экспресс-курсе Института Времени, давали мне общее представление о том, что может произойти. Теоретики института считали время «резиновым», растягивающимся от нуля до бесконечности. В нашем мире для времени существовал предел, ограниченный жизнью нашей вселенной. В мире Вебсика, к примеру, время существовало, но было равно нулю. Допускалось, что Вселенных много и времён много тоже, но практических выводов из этого пока не было. Теоретических – сколько угодно, диссертаций понаписали – море. Мне запомнилось яркое объяснение, которое раз привёл в лекции курса патриарх института Ярослав Себорский – он сравнил все попытки влиять на время с растягиванием резинки трусов. Время можно было растянуть и вместить в него больший «живот» относительного времени, но однажды резинка могла и лопнуть. Относительное время считалось «эндоэнергетическим», то есть оно поглощало энергию. Вернуть растянутую резинку времени в исходное состояние можно было только коллапсом относительного времени, чтобы не допустить выброса энергии. Но чем это закончится? В астрофизике, например, коллапс звёзды мог закончиться чёрной дырой. А здесь чем – «шарахой»?.. Одна из выдвинутых институтом времени гипотез их происхождения именно так и утверждала. Я знал, что Сонне интересовался этими вопросами, и кот с его мозгами понимал, о чём говорит. Но думать о чём-либо, кроме Влады и малышей, я уже не мог.

Володя, оценив моё состояние, взял на себя все переговоры. Мною стал усиленно заниматься Пусь, который провёл свою «терапию» языком и холодным носом. От неё немного полегчало. Ханни прислала весточку, что они прошли арку и создают Круг. Олег Дегов доложил, что на Луне полным ходом складывают пирамиду из нарубленных кусков ханнерита и был очень озадачен, узнав наши последние новости. Я слышал, что он кому-то там сказал «не успеваем, надо быстрее». Успели они, или нет, я тогда так и не узнал. Через пару часов я стал папой двух близнецов-мальчишек. Владе досталось, но она вся светилась от счастья. И в это время над башнями был снят купол. Мы ничего не ощутили.

Когда с нами связались благополучно пересидевшие в капсуле Ион и Зет, то они оказались первыми, кому мы с Владой сообщили о новорождённых под аплодисменты собравшихся рядом друзей. Имена мальчикам мы уже придумали. Одного нарекли в честь нашего деда Ростиславом, а другого Влада настояла назвать Юрием. Жизнь продолжалась…



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6