Юрий Галенович.

Россия: взгляд из Китая



скачать книгу бесплатно

Ведь именно события того времени: Великая Отечественная война против Гитлера для нас, война сопротивления японским агрессорам для Китая соединяли и объединяли наши два народа, наши страны в истории XX столетия.

Именно то время, когда мы были настоящими военными союзниками в борьбе за выживание обеих наций, и было наилучшим периодом в истории наших взаимоотношений за все четыре века их существования. И мне представляется, что было необходимо подчеркнуть эти славные страницы в истории наших взаимоотношений.

«5 марта 1953 г. Сталин умер в возрасте 74 лет. Мао Цзэдун лично посетил посольство СССР в КНР и выразил соболезнование; при этом он громко зарыдал».

Это первое упоминание о Мао Цзэдуне в фильме. Оно подано так, чтобы вызвать сочувствие к Мао Цзэдуну как к человеку. Подлинное отношение Мао Цзэдуна к Сталину было выражено им, пожалуй, тогда, когда Мао Цзэдун, характеризуя результаты своей поездки в нашу страну в 1949–1950 гг., говорил, что ему удалось «вырвать кое-что из пасти тигра». Мао Цзэдун, кстати, не поехал на похороны Сталина.

«С апреля 1923 г. по март 1953 г. Сталин на протяжении 30 лет исполнял обязанности Генерального секретаря КПСС и главного руководителя государства. Это был период расцвета и бурного развития в истории КПСС и советского государства. В этот период СССР по темпам развития экономики, общества и роста комплексной мощи государства намного превосходил капиталистические государства своего времени. В 1953 г. по сравнению с 1913 г. национальный доход СССР увеличился в 12,67 раза, а доход США за тот же период увеличился всего в 2,03 раза. Англии – в 0,71 раза, Франции – в 0,54 раза. Во времена Сталина СССР именно так демонстрировал всему миру несравненные преимущества и мощную жизненную силу социалистического строя, этой новой формации».

«…По мере движения истории, когда пыль истории осела, люди (в СССР, в России. – Ю. Г.) в еще большей степени ощутили, что ошибки Сталина ни в коем случае не должны сказываться на оценке его места в истории, а он был великим марксистом и пролетарским революционером».

Здесь подтверждается известная позиция Мао Цзэдуна, который полагал, что у Сталина было гораздо больше положительного, чем отрицательного. По сути дела, речь идет о том, чтобы лишний раз не согласиться с теми людьми в нашей стране, которые осуждают Сталина. И лишний же раз подчеркнуть мысль о том, что и Сталин, и, главное, Мао Цзэдун по преимуществу должны прославляться за их заслуги, с которыми якобы не идут ни в какое сравнение их «незначительные ошибки и недостатки».

«После смерти Сталина Хрущев постепенно прибрал к рукам власть в СССР: в партии, правительстве, в вооруженных силах».

В 1956 году в своем докладе о последствиях культа личности «Хрущев беспредельно расширил ошибки Сталина, развернул острую критику Сталина».

«На протяжении тех 11 лет, когда Хрущев находился у власти, широкомасштабное выступление против Сталина привело к отрицанию истории партии и государства во времена Сталина, привело к отрицанию некоторых основных положений и принципов марксизма и социализма, что с неизбежностью повлекло за собой целый ряд серьезных последствий.

Дело обстояло именно так, как об этом сказал Мао Цзэдун: с этого времени КПСС потеряла меч Сталина.

В КПСС именно под воздействием огульного и всестороннего отрицания Сталина и XX съездом партии, и Хрущевым начала формироваться и усиливаться группа молодых людей, которые не были знакомы с революционными традициями партии, которым недоставало твердых социалистических убеждений.

Впоследствии они были названы «детьми двадцатого съезда». И именно некоторые из них и стали тем костяком, который начиная с середины 1980-х гг. и развалил КПСС, похоронил социалистический строй в СССР».

Применительно к Китаю все это означает, что современные руководители КПК стремятся сохранять в неприкосновенности мысль о том, что социалистической стране и компартии (очевидно, КПК и КНР) нужен «меч Сталина». И сегодня в КПК требуют от членов партии, от общества в целом «твердых социалистических убеждений», что включает в себя одобрение, по преимуществу, деятельности и Мао Цзэдуна, и Сталина.

После смерти Мао Цзэдуна в Китае начали было говорить о том, что КПК переживает нечто похожее на «19-й с половиной съезд партии». Сегодня очевидно, что в КПК намерены не допускать ничего подобного XX съезду КПСС. Кроме того, большую опасность в КПК видят в возможности появления в Китае своих «детей двадцатого съезда» – молодых или относительно молодых людей, которые критически относятся к тем или иным моментам в истории КПК и КНР.

Пожалуй, сегодня речь в КПК идет о недопустимости какой бы то ни было критики истории компартии Китая.

«После прихода к власти Брежнева КПСС урегулировала в некоторой степени свою политику, исправила некоторые меры, принимавшиеся с целью поспешных реформ в период Хрущева; одновременно также предприняла меры с целью осуществления правильных реформ, соответствовавших реальной ситуации в СССР того периода. Благодаря этому СССР смог стать мировой сверхдержавой в сфере промышленности, науки и техники, в военной области и в качестве противника, соперничающего с США.

Однако в это время руководители КПСС также из-за того, что они продолжали совершать некоторые принципиальные ошибки времен Хрущева, и из-за того, что они добились некоторых важных и крупных успехов, стали проявлять настроения самодовольства и возвеличивания себя. Внутри страны они проводили политику, в результате которой лишь сохранялся статус-кво, в области внешней политики расширяли масштабы своей борьбы за гегемонию. Начиная с 1970-х гг. это становилось все более явным. Это также привело к тому, что экономическая и политическая структура СССР, в высокой степени концентрированная в центре, сделала дальнейшие шаги по направлению к застою».

Для современного Китая и политики его руководителей здесь важны два момента. Во-первых, авторы фильма подчеркивают, что нельзя удовлетворяться существующим положением. Во-вторых, нельзя делать то, что именуется политикой гегемонизма.

По сути дела, это разъяснение намерений и планов нынешних руководителей КПК. Они, во-первых, стремятся не допустить никакого «застоя» в КНР (а его признаки начали появляться в конце XX века), стремятся осуществлять реформы, которые обеспечивают развитие страны. А во-вторых, это проведение такой внешней политики, которая обеспечит Китаю возможность решения внутренних проблем в мирных условиях на протяжении многих десятилетий.

Вскоре после XXVII съезда КПСС, состоявшегося в феврале 1986 года, «Горбачев официально выдвинул лозунги «демократизации», «гласности» и «плюрализма», стремясь использовать это в качестве прорыва в механизме, препятствовавшем реформам».

«В то время народ жаждал реформ, избавления от застоя, однако еще не уяснил и даже еще не успел осмыслить подлинный смысл тех лозунгов, которые Горбачев выдвигал под именем реформ».

На XIX партийной конференции КПСС в июне 1988 г. «Горбачев в своем докладе сделал признание саморазоблачительного характера. Он сказал: главное направление реформы политической структуры в СССР состоит не только в том, чтобы ратовать за «демократизацию», «гласность» и «плюрализм». Но и в том, что мы должны отбросить установку о КПСС как ядре политической структуры СССР. Это и вопрос о том, что мы должны центр государственной власти из рук Коммунистической партии переместить к Советам».

В современном Китае пропаганда этих положений призвана, с одной стороны, осудить то, что делалось в свое время в нашей стране, в том числе то, что именуется демократизацией, гласностью, плюрализмом. С другой стороны, свои собственные шаги в области реформы политической структуры отделить от тех реформ, которые проводились в СССР при Горбачеве. Таким образом, лишний раз в сознание людей в Китае внедряется мысль об «отдельности», «обособленности», разъединении судеб наших двух стран и народов.

Начиная с XXVIII съезда КПСС, состоявшегося в июле 1990 г., «многопартийная система и система парламентской демократии, а также плюрализм в идеологии официально превратились в руководящий курс партии.

Разного рода антипартийные организации использовали представившиеся возможности для того, чтобы во множестве учреждаться и развиваться, усиливая свою мощь; с помощью такого метода была развернута борьба против КПСС.

По словам заместителя председателя КПРФ Купцова, сказанным им 28 февраля 1991 г., после внесения изменений в Конституцию всего за один год на уровне Союза оказалось около 20 политических партий, а на уровне республик таких политических партий оказалось более 500. Среди них подавляющее большинство превратились в ту политическую силу, которая в конечном счете способствовала тому, что КПСС сошла со сцены и была распущена».

Для современного Китая все это означает, что нынешняя система существования в КНР целого ряда партий должна продолжать действовать под руководством одной правящей политической партии, то есть КПК. Существуют планы определенного развития деятельности и этих партий, и всей системы НПКСК, однако все это должно, согласно выраженной здесь мысли, ни в коем случае не иметь ничего общего с тем «плюрализмом» и «многопартийностью», которые появились в нашей стране. Главный урок для себя в этой области ныне в КПК видят в том, чтобы не допускать ни малейших признаков того, что может восприниматься как какая бы то ни было критика КПК, ее положения в качестве единственной правящей политической партии в стране.

«Будучи вдохновлен курсом Горбачева на «демократизацию», «гласность» и многопартийную систему, местный национализм во всех союзных республиках СССР непрерывно нарастал; с каждым днем становились все более серьезными тенденции центробежного характера, присущие узкому национализму; партийные организации во всех союзных республиках также день ото дня все более отдалялись от ЦК партии.

Начиная с 1989 г. коммунистические партии Латвии, Литвы, Эстонии и некоторых других союзных республик выдвинули требование отделиться от КПСС или стать самостоятельными и отдельными партиями».

Компартия Латвии, «игнорируя увещевания и протесты КПСС», в 1989 г. «объявила о том, что она отделяется от КПСС» и будет поддерживать с КПСС «отношения равноправного партнерства». «Горбачев пошел в данном случае на уступки, в КПСС проявился уклон к федерализму».

Для современных руководителей КПК чрезвычайную важность имеет вопрос о характере нынешнего китайского государства. Ощущается, что они обеспокоены тем, что время от времени то тут то там могут проявляться тенденции к своего рода «федерализму». Это считается абсолютно недопустимым в КНР. Пожалуй, наибольшую опасность, учитывая опыт КПСС и СССР, в современной КПК видят в том, что партийные организации коммунистической партии в тех или иных частях Китая могут выдвигать требования самостоятельности от единого руководящего центра.

Для Китая с его историей и географией, а также учитывая национальный состав и районы проживания разных национальных групп населения, все это имеет особое значение.

«Внутри партии так называемые «демократы» использовали эту ситуацию и, перекликаясь в своих действиях с национальными раскольниками вне партии, тесно взаимодействуя с ними, вели деятельность, направленную на раскол КПСС, распад СССР».

Учитывая события в нашей стране, в КПК, очевидно, намерены предпринимать (и предпринимают) серьезные меры, чтобы не допустить объединения «инакомыслящих» внутри партии с «инакомыслящими» вне партии. В связи с этим сам термин «демократы», применительно к людям внутри КПК и вне ее считается в современном Китае ругательным. Более того, «демократов» могут в Китае осуждать за то, что они подыгрывают «национальным раскольникам». Таким образом, вся деятельность «национальных раскольников» вне партии и «демократов» в самой партии может быть объявлена «национальным предательством».

Это очень важный момент для идеологической ситуации в современной КПК. Партия хочет, чтобы ее видели общенациональной, а всех ее противников и всех тех, кого она считает своими противниками, считали бы «национальными предателями». В современном Китае вряд ли может возникнуть кампания борьбы против «врагов народа», но появление кампании борьбы против «национальных предателей» вполне вероятно.

«17 марта 1991 г. в СССР был проведен всенародный референдум. За сохранение СССР высказались 76,4 % проголосовавших, против – 21,7 %. Однако Грузия, Литва, Молдавия, Латвия, Армения и Эстония – шесть союзных республик – отказались проводить референдум.

23 апреля 1991 г. Горбачев в обход ЦК КПСС и Верховного Совета провел встречу с руководителями девяти союзных республик: Российской Федерации, Украины, Белоруссии. Казахстана и др. В результате этой встречи было опубликовано «Заявление «9 плюс 1». Выдвинуто предложение как можно скорее подписать новый союзный договор. И название нового союза изменить: вместо «СССР» назвать его «Союзом Суверенных Государств», то есть опустить слово «социалистических». С правовой точки зрения это разрушало единство государства и в особенности изменяло социалистический характер и направление развития государства».

С точки зрения нынешних китайских руководителей, важным представляется соединение в сознании членов КПК и населения КНР понятия «единство государства» с понятием «социализма». КПК и КНР прошли длинный и изобилующий сложными ситуациями путь развития. В свое время представлялось, что «социализм», «социалистический характер» нового государства – это первая гарантия его существования. Теперь оказывается, что «единство государства», да и «единство нации» – это первостепенные гарантии сохранения и социализма в Китае, и современного социалистического государства в этой стране.

«В это время Ельцин, выступавший в качестве Председателя Президиума Верховного Совета самой большой из союзных республик Российской Федерации, уже не останавливался перед развалом СССР ради захвата верховной власти».

Очевидно, что сегодня в Китае его руководители считают важным уроком из событий в нашей стране недопущение появления какого бы то ни было самостоятельного и пользующегося поддержкой значительной части населения политического лидера в какой бы то ни было части КНР.

«20 августа было днем подписания в СССР нового союзного договора. Группа высоких руководителей партии, правительства, армии в СССР во главе с вице-президентом Янаевым в целях сохранения социалистического Советского Союза и одновременно для того, чтобы предотвратить выход на сцену так называемых «демократов», 19 августа объявила о введении в некоторых районах внутри страны на шесть месяцев «чрезвычайного положения». А также учредила «ГКЧП» во главе с вице-президентом Янаевым. Это и явилось теми событиями «19 августа», которые потрясли и СССР, и остальной мир. Это была последняя попытка некоторых руководителей внутри КПСС, стремившихся спасти социалистический Советский Союз, избежать вступления государства на путь, ведущий в пучину глубоких бедствий. Однако они не обладали ясными и твердыми социалистическими убеждениями, а в сфере практической борьбы им недоставало твердой политической воли. Это и явилось коренной причиной, приведшей их к поражению.

Горбачев, который в это время отдыхал на периферии, сначала занимал по отношению к этим действиям позицию двурушника, сидящего на двух стульях, а затем и предателя; это также ускорило процесс поражения акции».

Можно предположить, что в этих фразах завуалированно оправдываются действия части руководителей и лидеров КПК летом 1989 г. Считается, что они проявили необходимую, с точки зрения и нынешнего руководства партии, «политическую волю» и «твердость социалистических убеждений». В этом можно также усматривать и намек на то, что и сегодня при необходимости будут проявляться такие «твердость политических убеждений» и «политическая воля».

«События «19 августа» закончились поражением. 4228 административных зданий, 180 общественно-политических центров, 16 центров исследования социально-политических проблем, принадлежавших КПСС, и другие строения были опечатаны и конфискованы властями России».

Далее в пояснительном тексте к фильму следует вывод, выделенный авторами жирным курсивом: «Когда само гнездо разорено, то ни одному яйцу не уцелеть».

Эти слова адресованы каждому члену КПК. Его предупреждают о том, что все члены КПК и он сам находятся «в одной лодке», «в одном гнезде». Поэтому в случае возникновения подобных событий в КНР никому из них не уцелеть. Нынешних руководителей партии, очевидно, очень беспокоит существующая внутри партии тенденция, находящая свое выражение в том, что люди, формально оставаясь членами партии, внутренне отделяют себя от нее, не связывают свою жизнь и судьбу с судьбой партии. При этом, возможно, имеется в виду и намек на то, что последствия такого рода событий в Китае могут быть и кровавыми.

«В России повсеместно организации Коммунистической партии и организации Компартий во всех союзных республиках были очень быстро распущены или их деятельность была запрещена».

Это – еще одно предостережение членам КПК. До них доводят мысль о том, что они могут подвергнуться люстрации и другим репрессиям политического толка.

«Вот так крупная партия, насчитывавшая в своих рядах около 20 миллионов членов, после того как она находилась у власти на протяжении 74 лет, потеряла свое положение правящей партии; и вся партия в целом вслед за тем бежала с поля боя в беспорядке, рассыпалась. И вплоть до настоящего времени ни в архивах ЦК, ни в архивах партийных организаций на местах не обнаружено никаких записей, свидетельствующих о том, что перед лицом деятельности враждебных сил, которые стремились ликвидировать компартию, имел место отпор этим действиям со стороны каких-либо партийных организаций, исходящий изнутри партии; не было обнаружено никаких записей, которые бы свидетельствовали о том, что члены КПСС в организованном порядке собирались для того, чтобы защитить райкомы партии, горкомы партии и окружные комитеты партии, и оказывали сопротивление в каких бы то ни было более или менее широких масштабах. Также не было обнаружено никаких свидетельств того, что были группы людей из народных масс, которые бы поддерживали, поднимали свой голос в защиту КПСС и предпринимали с этой целью какие-либо организованные действия. И конечно же, теперь, испытав на себе на протяжении более 10 лет горькие последствия трагического распада СССР, немало из этих людей начинает переосмысливать все это».

Это – еще одно важное наблюдение. Очевидно, именно бездеятельность, апатия членов партии более всего поразили руководителей в аппарате КПК. Возможно, они полагали, что КПСС способна применить вооруженные силы для удержания власти в стране, и уж во всяком случае, что «партия ленинского типа не сдастся без боя», что многие члены партии выйдут на защиту райкомов и парткомов.

Когда же этого не случилось, то стало очевидно, что такое, при определенных обстоятельствах, может произойти и в Китае. Именно по этой причине о крушении КПСС здесь говорится столь подробно. Членов КПК стремятся убедить в том, что от них самих зависит их судьба. Что то «разложение», о котором сегодня говорят в КПК и в КНР, – это серьезнейшая вещь. Это не только взяточничество и коррупция. Это не только подверженность влиянию «буржуазной либерализации». Но и тенденция, которая в своем развитии может сказаться на судьбе каждого партийца.


Далее выделено (снова жирным курсивом) следующее положение: «Гибель партии с неизбежностью ведет к гибели государства».

Авторы стремятся то так, то этак внушить мысль о неразрывной связи судьбы каждого человека, принадлежащего, с их точки зрения, к партии, с современным государством. Пропагандисты КПК убеждают членов партии в том, что понятия «КПК» и «КНР» неотделимы одно от другого, а судьба каждого члена партии неотделима от судьбы самой партии. Поэтому от каждого партийца требуется защищать, даже ценой своей жизни, партию и ту политику, которую проводит ее центральное руководство. В широко пропагандируемой в настоящее время в КНР песне о государственном флаге есть слова о том, что этот «пятизвездный красный флаг гораздо важнее, чем моя жизнь».

Каждому партийцу предлагается осознать, что гибель КПК непременно приведет к гибели КНР. Но в этом случае оказывается, что не идеологический «порядок», не понятие партии объединяет людей, что сделать это способны только понятия «нация», «государство». Любовь к своему народу и своему отечеству, объединяемые в пропаганде в понятие «Китайская Народная Республика», сегодня оказывается в представлении идеологов КПК главным средством сплочения людей в партию.

«25 декабря 1991 года – самый последний день пребывания Горбачева в должности президента СССР; это также самый последний день существования СССР.

В 10 часов утра Горбачев приехал в Кремль, чтобы «морально» подготовиться к объявлению вечером того же дня о своей отставке.

В 7 часов вечера Горбачев, пользуясь аппаратурой Центрального телевидения СССР и телевизионной компании из США, установленной в его президентском кабинете, объявил одновременно на весь СССР и на весь мир о своей отставке. Горбачев сказал, что он уходит в отставку «с чувством беспокойства» и «прекращает свою деятельность в качестве президента СССР».

В 7 часов 32 минуты на пронизывающем холодном ветру тихой сапой над Кремлем был спущен государственный флаг с серпом и молотом, к которому с глубокими чувствами относились несколько поколений советских людей и даже народы всего мира…



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6