Юрий Емельянов.

США – угроза миру



скачать книгу бесплатно

Историки указывали, что "за восемь лет войны в рядах революционной армии прослужило в общей сложности до 250 тысяч человек, но одновременно армия никогда не насчитывала более 90 тысяч человек". При этом соединения армий, которые мог собрать Вашингтон для проведения отдельных операций, никогда не были крупными – не выше 17 тысяч.

Между тем уже к 1775 году британские войска насчитывали 36 тысяч человек. Кроме того, англичане послали в Америку 30 тысяч наемников из германской земли Гессен. (В рассказе Вашингтона Ирвинга "Легенда о спящей лощине" фигура гессенского всадника, которому ядро оторвало голову, доводила до ужаса колонистов-голландцев.) Наличие у англичан сильной, хорошо подготовленной и дисциплинированной армии позволяло им теснить милиционную армию Вашингтона.

К тому же с начала войны сказывалось и отсутствие единства в плохо спаянном блоке штатов. Один из руководителей милиции штата Коннектикут Бенедикт Арнольд убедил членов Конгресса направить две дивизии в Канаду. Его план состоял в том, чтобы поднять французских колонистов на восстание против англичан и присоединить Канаду к Соединенным Штатам Америки в качестве 14-го штата. Так, американцы, не успев еще толком освободиться от англичан, стали готовить захваты новых территорий для США.

Однако, по словам Морисона и Коммаджера, Б. Арнольд не учел того, что еще в 1774 году Англия приняла "Акт о Квебеке", который определил статус французских колонистов, вполне их удовлетворявший. В то же время признание равных прав французов-католиков с протестантами вызвали такой взрыв ненависти в северо-американских колониях, что французы не были готовы поддержать восстание, которыми руководили американские протестанты.

Правда, на первых порах экспедиция в Канаду шла неплохо для американцев. Уже 12 ноября 1775 года американцы взяли Монреаль. Губернатор Канады Гай Карлтон бежал в Квебек-сити. Однако войско под руководством самого Арнольда, пытавшиеся взять Квебек-сити, не сумели это сделать. Среди солдат Арнольда разразилась оспа. В новогоднюю ночь 1776 года Арнольд попытался силами в 600 человек взять Квебек-сити штурмом, но был разбит. Весной 1776 года американцы покинули Канаду.

Вторично американцы попытались захватить Канаду в середине 1776 года, но были вновь разбиты в сражении 8 июня 1776 г. Хотя это вторжение задержало поход англичан из Канады на США, оно резко изменило отношение в Англии к восставшим (на первых порах общественное мнение в Англии не поддерживало санкций против США). Как отмечалось в "Википедии", "с того времени жесткие меры по отношению к Америке легко принимались в Англии при поддержке большинства людей вне зависимости от их положения, профессии или рода занятий".

К концу 1776 года англичане повсеместно наступали. Ими были уничтожены 5 тысяч американских солдат и армия Вашингтона вновь насчитывала лишь 5 тысяч человек. Морисон и Коммаджер утверждали, что командующий английскими войсками генерал Хоу "в ту мрачную осень упустил несколько возможностей захватить армию Вашингтона; потому что он Хоу вел войну на неспешный манер европейских кампаний.

Казалось, что нет оснований для спешки. С каждым месяцем американская армия слабела; лоялисты из Джерси были гостеприимны; и вообще джентльмены не сражаются зимой".

Тем временем Вашингтон увел остатки своих сил через реку Делавэр, избежав полного разгрома, а уже 26 декабря 1776 нанес арьергарду колониальных войск поражение под Трентоном, захватив в плен 1000 гессенцев.

Однако в начале 1777 года после консультаций с генералом Бэргойном и королем лорд Джордж Джермейн разработал план разгрома революционных сил. Предполагалось, что войска Бэргойна выступят из Канады в штат Нью-Йорк, а войска генерала Хоу двинутся на север из Нью-Йорка. В городе Олбани войска англичан должны были соединиться. Реализация плана, по словам Морисона и Коммаджера, представляла большую опасность для американцев, но, как они отмечали, "трудность плана состояла отчасти в обеспечении его координации на таком расстоянии. Джермейн так спешил покинуть Лондон на уик-енд, что забыл отправить важную депешу и Хоу до 16 августа не узнал, что Бэргойн ждет от него поддержки".

Позже английский драматург Бернард Шоу в своей пьесе "Ученик дьявола" вложил в уста генерала Бэргойна следующие слова: "Я только что узнал, что генерал Хоу все еще в Нью-Йорке… Какой-то джентльмен в Лондоне позабыл отправить этот приказ, торопился за город, должно быть. Его воскресный отдых будет стоить Англии ее американских колоний, а мы с вами через несколько дней очутимся в Сараготе с пятью тысячами солдат против восемнадцати тысяч мятежников в неприступной позиции".

После серии поражений 17 октября 1777 года генерал Бэргойн капитулировал в городе Сарагота. Американские историки часто утверждают, что Сарагота стала поворотным пунктом в войне. Однако Сарагота не стала аналогом Сталинграда 1943 года. На самом деле зима 1777 – 1778 годов была весьма тяжелой для восставших колоний. Англичане продолжали держать в своих руках Нью-Йорк и Филадельфию. Войско Вашингтона зимовало в Вэлли-Фордж в 32 километрах от Филадельфии. Во время этой зимовки из 2500 солдат войска 1000 скончалось от холодов и болезней. Правда, в течение шести месяцев пребывания в Вэлли-Фордж оставшиеся в живых обучались под руководством барона фон Штейбена. По оценке американских историков, "барон внедрил в армию самые современные прусские методы организации и тактики".

Больше оснований говорить о переломе в войне можно было после событий следующего 1778 года, происшедших на международной арене. Сразу после провозглашения независимости конгресс США настойчиво требовал от своего посла во Франции Б. Франклина, чтобы он подписал союзный договор с королевским правительством. Но французское правительство долго не решалась пойти на подписание договора, опасаясь войны в Англией. Лишь 6 февраля 1778 года такой договор был подписан. После этого Великобритания объявила войну Франции. На следующий год в войну на стороне США вступила Испания, которая превратила Новый Орлеан в базу снабжения Штатов. А в 1780 к проамериканской коалиции присоединились Нидерланды. В том же году Екатерина II объявила о создании Лиги вооруженного нейтралитета, что позволяло ее участникам вести торговлю с США под предлогом нейтральной позиции. Англия оказалась в военно-политической изоляции.

В отличие революционой Франции, против которой было создано несколько международных коалиций практически всех крупных европейских держав, в отличие от советской России ХХ века, против которой были направлены армии интервентов полутора десятков стран мира, революционная Америка парадоксальным образом получила поддержку ведущих стран феодальной Европы. Это было вызвано тем, что эти страны видели в восстании колоний не столько революцию против феодальных порядков, сколько удар по их могущественному конкуренту – Великобритании. Кроме того, Франция, Нидерланды и Испания рассчитывали на то, что крушение колониального режима в Америке откроет им дорогу на обширный североамериканский рынок.

Так война, начавшаяся на землях 13 английских колоний, перекинулась на всю планету. Заявляя, что "выстрел под Конкордом буквально прогремел на весь мир", Морисон и Коммаджер упускали из виду, что он "прогремел" через три года. Историки указывали, что в 1778 году и последующие годы "произошли военно-морские сражения в Атлантическом океане, в Средиземном море, Карибском море, Северном море, Ла-Манше, даже в Индийском океане… Военно-морская мощь была решающей в войне за независимость". Борьба за Америку была неразрывным образом связана с глобальным соперничеством за трансокеанские маршруты, обеспечивавшие развитие ведущих стран мира.

Однако ни капитуляция Бэргойна под Сарраготой, ни вступление в войну на стороне США ведущих держав Европы не привели американцев к победе. Более того, английские войска с успехом били американцев. 29 декабря 1778 года англичане захватили Саванну (штат Джорджия). Весной 1780 года английские войска под командованием Клинтона осадили Чарльстон. Однако в середине 1780 года внимание участников разраставшейся войны было неожиданно отвлечено от Америки и сосредоточилось на событиях в столице Великобритании.

Глава 6. Первая цветная революция, организованная американцами

Ныне события, случившиеся в Лондоне в июне 1780 года, покрыты мраком забвения. В трудах отечественных советских и постсоветских ученых по всеобщей истории и в энциклопедических справках по истории Великобритании можно обнаружить лишь скудные упоминания о волнениях в Лондоне летом 1780 года. Не менее скупо говорят о мятеже лорда Гордона и в зарубежной исторической литературе. Лишь немногие историки указывают на неординарность этих событий и на недопустимое невнимание истории к ним. По словам английского историка Р. Блэка, со 2 по 10 июня 1780 года "Лондон сошел с ума". Английский историк Х. Баттерфилд писал: "Многие люди не представляют себе", что в период от 1780 года и вплоть "до войны, начавшейся в 1939 году, трудно найти пример европейской столицы, в которой совершались бы подобные сцены, как о времена бунта Гордона".

В то же время парадоксальным образом эти события, которые так потрясли Англию и весь мир в 1780 году, были забыты. Возможно, здесь уместно вспомнить еще один отрывок из пьесы Шоу "Ученик дьявола". "Майор Суиндон. Что скажет история? Генерал Бэргойн. История, сэр, солжет, как всегда". Если бы не высокий авторитет, талант и природная любознательность Чарльза Диккенса, который осветил этот забытый историками эпизод в одной из своих известных книг, он вероятно был бы вычеркнут из истории. Поэтому те немногие английские историки, которые все же писали об этих событиях, непременно напоминали о романе Диккенса "Бернеби Радж". Еще в 1778 году (то есть в разгар войны за независимость) в Шотландии был создан "Союз протестантов". Внешним поводом для этого стала борьба против закона, принятого парламентом 25 мая 1778 года. Этот закон отменял дискриминационные законы против католиков, принятые в XVI после завершения правления последней королевы-католички Марии Кровавой. "Союз" развернул сбор подписей под петицией в парламент с призывом восстановить антикатолическую дискриминацию. Английский историк Блэк писал: "Для ускорения ведения дел использовали прием, который применяла революционная Америка… комитет полномочных представителей. Эта группа стала эффективным советом директоров агитации в Шотландии".

Вряд ли использование организационных приемов, которые с успехом применяли американские масоны, было случайным. С 1736 года в Шотландии существовали масонские ложи, в которых состояли практически все видные деятели этого края. В 1781 году членом масонской ложи стал великий поэт Шотландии Роберт Бёрнс. Очевидно, что "американские" организационные приемы были международными, широко принятыми в масонской организации. Шотландские масоны в это время поддерживали своих американских коллег, поднявших восстание против английского короля. Американские масоны и прежде всего масонская ложа Чарльстона с ее великим магистром Исааком Лонгом имели тесный контакт с шотландскими масонами.

Как писал Р. Блэк, "то, что начиналось как собрание группы джентльменов… превратилось в хорошо организованный центральный комитет, который вел свою агитацию через церковные, государственные и частные организации" "Союз протестантов" не требовал сохранения законов, запрещающих католическую церковь, но настаивал на бойкоте тех протестантов, которые не поддерживали антикатолическую кампанию. Протестовавший против этой кампании протестантский викарий Джордж Хей говорил, что ее организаторы стремились "изобразить католиков одиозными врагами общества, недостойными благостного отношения со стороны правительства". Особую роль в пропаганде играло эмоциональное и однобокое прочтение давней истории. Неожиданно в центре внимания общественного мнения оказались суровые преследования протестантов в годы правления Марии Кровавой (1553 – 1558). Вопрос об ответственности Марии Кровавой за массовые казни стал чуть ли не центральным в пропагандистской деятельности "Союза протестантов". "Далась им эта злосчастная Кровавая Мария – кричат о ней постоянно до хрипоты, – говорил один из героев романа Диккенса. Для пропаганды темы инквизиции времен этой королевы было создано специальное "Общество памятующих о Кровавой Марии".

"Союз протестантов" распространил "Обращение к народу Великобритании". В нем провозглашалась цель "Союза" – "воспрепятствовать любым усилиям, направленным к тому, чтобы продвигать дело папства, остановить разрушение государства, гибель церкви, установление двойного рабства, выковывание цепей для тел и умов британцев… Проявлять терпимость по отношению к папству – это значит способствовать погибели ныне существующих душ, и миллионов других душ, которые в настоящее время не существуют, но бытие которых предначертано Богом. Это прямой способ вызвать месть святого и ревнивого Бога и вызвать уничтожение наших флотов и армий, а также погибель себе и своему потомству. Терпеть такие взгляды – это оскорблять моральное совершенство Бога, который дал нам разум и бессмертие, это – поощрять практику идолопоклонства в христианской стране".

Блэк писал: "Кампания приняла большие масштабы. Слишком большие масштабы". Действительно, сравнительно частный вопрос неожиданно стал важнейшим в общественно-политической жизни страны. Казалось, что кто-то использует тему отношения к католической церкви и обстоятельствам принятия антикатолических законов 250-летней давности для решения актуальных дел, имевших значение для определенной группы лиц.

В ноябре 1779 года в руководстве "Союза протестантов" произошли перемены. Маляр Уильям Диксон, возглавлявший до этого "Союз", ушел в отставку, а место президента "Союза" занял потомственный шотландский аристократ лорд Джордж Гордон. К этому времени 23-летний лорд, став членом парламента Великобритании, прославился резкими выступлениями против политики правительства тори, возглавлявшегося Нортом. Особые нападки вызывала у молодого лорда политика правительства в североамериканских колониях. Лорд требовал немедленного вывода английских войск из колоний, атакуя "тирана короля, падший парламент и преступное правительство".

Некоторые историки недоумевают, почему лорду Гордону сходили с рук его дерзкие заявления против короля и правительства. Английский историк

Пол де Кастро писал: "Нам кажется поразительным, что члену парламента не высказывали упреки за такие заявления, как, например: "Народ еще не принял решение убить короля, но народ считает, что он уже освобожден от верности королю". Хотя лорд Гордон говорил от себя лично и не примыкал к парламентской оппозиции, де Кастро считал, что "оппозиция рассматривала выпады Гордона как рычаги, с помощью которых можно было опрокинуть правительство и они подстрекали его к выступлениям для реализации своих собственных целей".

Обстоятельства, почему юному лорду все сходило с рук, почему лорд занимал проамериканские позиции, кто помог ему стать во главе бурно растущей экстремистской организации, кто финансировал "Союз протестантов", печатание миллионов экземпляров брошюр, листовок и иных материалов этой организации, производство синих форменных кокард для его членов, синих флагов и прочее историкам не известны. Но огромное влияние масонства в Великобритании, особенно на шотландскую аристократию, связи масонов с богатейшими кругами буржуазии различных стран, а также связь масонов Шотландии и США очевидны для всех историков.

Однако у лорда Гордона не было намерения играть лишь роль орудия лояльной оппозиции. Лорд превращался в вождя самостоятельной и влиятельной политической силы страны. Он все смелее требовал смены политического курса в Америке. 1 июня 1780 года в ответ на обращение премьер-министра Норта к парламенту с просьбой выделить дополнительные средства на содержание вооруженных сил Британии в Америки лорд Гордон взял слово и заявил, что он "не может не выступить против любых новых расходов, пока его Величество не возместит ущерб, нанесенный народу нововведениями в пользу папства, а также постыдным расходованием народных денег". За предложение правительства проголосовало 39 человек, за предложение лорда Гордона – 19.

Чувствуя растущую поддержку в парламенте, лорд Гордон бросал вызов не только правительству, но и королевской власти. Он дерзко говорил: "Господин спикер, я бы не стал беспокоить членов палаты, если бы не хотел обратить внимание на тот абсурд, которым полна тронная речь. Она совершенно лишена здравого смысла… Уступки папистам обеспокоили всю страну, и народ полон решимости защитить себя от тех людей, которые стали любимчиками правительства. Я не только выражаю здесь свои чувства. Правительство обнаружит, что за моей спиной находится 120 тысяч человек! Народ выразил свои чувства в резолюциях и печати".

Заявляя это, лорд знал, что 2 июня в Лондоне должен был состояться боевой смотр "Союза протестантов". К этому времени десятки тысяч членов "Союза протестантов" превратились в боевую организацию. В пятницу 2 июня на лондонском поле Святого Георгия собралось 60 тысяч членов "Союза". Все они имели на шляпах синие кокарды. Ссылаясь на очевидцев, Диккенс так описал это собрание: "Собралось несметное множество людей со знаменами различного вида и размеров, но одного цвета – синего, как и кокарды. Одни отряды в боевом порядке маршировали взад и вперед, другие стояли, построившись в каре или ширенги. Большинство маршировавших и стоявших на месте пели гимны или псалмы". Впрочем, как отмечал Диккенс, "многие из них, якобы объединвшиеся для защиты своей религии и готовые умереть за нее, отроду не слыхивали ни одного гимна или псалма. Но эти молодцы обладали здоровенным легкими и не прочь были погорланить, – вот они и распевали сейчас вместо гимнов всякую бесмыслицу или непристойности, какие только приходили им в голову: в общем хоре все равно не слышно было слов, да, впрочем, не очень-то они и беспокоились об этом, и подобные импровизации распевались под самым носом у лорда Гордона".

Вскоре собравшиеся были разбиты на четыре отряда. Один из них двинулся к парламенту, чтобы вручить его членам свиток со 100 тысячами подписей британцев, возражавших против отмены антикатолических законов. Кареты, в которых члены парламента прибывали к зданию палат, встретила агрессивная толпа, ревевшая: "Нет папству!" На крыше Уайтхолла расположились люди с синими знаменами, которые подавали толпе сигналы: каких парламентариев приветствовать, а каких освистывать. Тех, кого по сигналам сверху, следовало подвергнуть обструкции, вынуждены были вытерпеть и физическое насилие. По словам Диккенса, "лордов, преподобных епископов, членов палаты общин… толкали, угощали пинками и щипками; они перелетали из рук в руки, подвергаясь всяким оскорблениям, пока в конце концов не появлялись в палате среди своих коллег в самом жалком виде: одежда висела на них клочьями, парики были сорваны, а они с ног до головы были обсыпаны пудрой, выколоченной из париков. Они едва переводили дух, не могли вымолвить ни слова".

Радостно приветствуемый своими сторонниками, в палату общин вошел лорд Гордон, приготовившись зачитать петицию. Свиток с подписями был торжественно внесен в зал заседаний. Вслед за своим вождем члены "Союза протестантов" проникли в палату общин и встали за дверьми, ведущими в зал.

Несмотря на то, что члены парламента оказались в плену сторонников "Союза", они отказывались подчиниться давлению и не соглашались приступить к обсуждению предложения Гордона об отмене закона от 25 мая 1778 года. Однако толпа не выпускала парламентариев из здания. На помощь членам палаты были брошены кавалеристы. Но они не решились применять оружие против собравшихся и удалились. Лишь незадолго до полуночи было принято решение отложить прения на следующую неделю и толпа покинула парламент.

А тем временем в Лондоне начались погромы католических церквей. Поскольку после закрытия в 1648 году в Англии всех помещений для католических богослужений, таковые сохранились лишь при иностранных посольствах, первые погромы были совершены против церквей Сардинского королевства и Баварии. Заодно громили и посольские дома.

Во время этих бесчинств лондонская полиция бездействовала. Р. Блэк писал: "Не было предпринято никаких попыток, чтобы привести в состояние боевой готовности или собрать воедино разбросанные военные силы этого региона страны. Власти города проявляли безразличие, были затерроризированы, или же выражали активную поддержку "Союзу протестантов".

Такая позиция властей лишь вдохновила погромщиков. 3 и 4 июня погромам были подвергнуты и частные дома католиков, а заодно и тех протестантов, которые не поспешили прикрепить синие кокарды к своим шляпам. Погромы сопровождались грабежами, которые совершали уголовные элементы. Нередко грабежи сопровождались поджогами зданий, чтобы замести следы преступлений.

В понедельник 5 июня лорд Городон в резолюции "Союза протестантов" отмежевался от грабежей. Однако одновременно "Союз" продолжал распространять подстеркательские антикатолические листовки. Лондон продолжал оставаться во власти погромщиков и грабителей.

И все же в этой обстановке парламент проявил твердость. 6 июня 220 членов палаты общин явились на заседание. Большинством голосов палата отказалась обсуждать петицию "Союза протестантов". Одновременно палата осудила погромы и грабежи в Лондоне, начавшиеся со 2 июня.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67