Юрий Швец.

Рок. Ветер надежд и поисков. Книга 3. Том 2. Аритмия времени



скачать книгу бесплатно

Огонь горел у галеры Карталона. Люди там, у одного из костров, почету-то не легли спать. Бог Гипнос, бесшумно двигаясь вдоль уснувшего берега и потухших костров, заинтересовался этим огоньком и бесшумно направился туда, чтобы выяснить по какой причине люди не сдаются его усилиям и продолжают бодрствовать…

– …Вот и настал тот момент, которого я ждал с нетерпением. – Произнёс Карталон, вытаскивая свёрток парусины, в котором лежала стопка табличек. – Я думаю не я один находился в таком нетерпении?! У меня появился ещё один последователь – это Массилий! Поэтому он, наверное, мучился также, как и я. – Улыбнулся Карталон и развернул свёрток, взглянув на бывшего центуриона.

– Массилий, иди сядь ближе. – Произнёс предложение Карталон и видя, что тот с радостью двинулся к нему, продолжил, – Мне потребуется твоя помощь. Возьми для этого факел!

Сам в это время раскладывал таблички в стопки, видимо сортируя их… Массилий сел с ним рядом, держа горящий факел.

– …Вот так. Ты будешь разогревать воск на очередной табличке… Держи вот так факел… Ага… – Массилий с полной готовностью и радостью, счищал с табличек воск, коими они были покрыты. Карталон, осматривая их, раскладывал их по стопкам.

Так они поочерёдно, табличку за табличкой, просматривая их и счищая с них весь слой защитного воска, который после разогрева, становился вязким и податливым воздействию лезвия обнажённого меча. Все, кто присутствовал при этом, терпеливо ждали окончание этой работы. Здесь же находились и две женщины – Сибилла и Иола. Рядом с ними сидел Кассий Кар и Иола положила ему свою голову на плечо. Немного в стороне от них, замер, слившись с мраком и Тоган. Только глаза его отражали свет костра. Рядом с ним, до того, как подняться и пройти к Карталону на помощь, сидел Массилий, а сейчас это место занял Тифон, пришедший по приглашению Карталона. С другой стороны, от Сибиллы, сидел Гетулик. Вид его был отрешённый и не вызывал интереса к происходящему…

– Так. – Карталон положил последнюю счищенную табличку, – Надо понять с чего начать?!

Карталон расположил перед собой две стопки табличек.

– …Если это один текст, то надо понять где его начало… Если же это несколько писем, то надо понять их смысловую значимость и отличие…

Он ещё раз медленно, перебрал таблички, смотря в то, что вскрылось под лезвием. Массилий сидевший рядом с ним, не отводил от этих передвижений табличек своих глаз, крайне заинтересовавшись происходящим… Так таблички, перекладываемые Баркой, снова оказались в двух стопках, кои лежали под рукой Карталона, но подверглись ещё одной сортировке. Он наконец положил последнюю табличку и обвёл обе стопки задумчивым взглядом – одна стопка была на половину тоньше другой.

– Здесь, действительно, два письма. – Проговорил Карталон, взглянув на всех, кто собрался вокруг него и не сдавался Гипносу. – Я так долго не мог понять, что и откуда по причине, отсутствия некоторых частей. Но мы не вправе обвинять в этом наших друзей! – Карталон взглянул на Кассия и Массилия. – Они и так спасли очень многое! И кто знает, если бы на месте их были другие, то письмо могло погибнуть полностью! Остальная часть письма видимо погребена под скальным обвалом и осталась в саркофаге.

Итак, – Карталон взял в руки первую табличку из более тонкой стопки. – Это очень важное письмо! Я взглянул в него только мельком и понял, что благодаря усилиям Массилия И Кассия, я обнаружил нить пути рода Антифона! Я нашёл то, что обещал моему старшему товарищу, мореходу-жрице, Антифоне! – При этих словах, лицо Тифона немного вытянулось от удивления. – Мы с ней, так долго, искали её отца и её братьев, что я уже стал терять веру в успех! И вот – удача!

Карталон поднял табличку выше и стал читать:

– «Род пламени Алтаря Молоха, запечатал этот склеп семью печатями и сделал всё, как велел наш отец! Всё сделано по его волеизъявлению и требованию! Так велел Великий Жрец Касты коего боялось пламя жертвенника демона! Коему он вселял покой и терпение к его городу долгое время, ведя с ним беседы посредством общения с огнём, коего демон боялся и поэтому требовал жертв именно в пламени очищения! Именно поэтому, Жрец велел похоронить его в месте, где волны будут петь над ним свою песню памяти долгие века, так как вода и пламя, столпы этого мира! А он, будет соседствовать с самим великим Мелькартом, примеру коего следовал всю свою жизнь! Жрец, пожелал, чтобы его заложили и оставили одного, не мешая провести последнюю беседу с теми, кого он вызовет к себе в склеп!..»

Иола, взглянула на Сибиллу.

– Они что, заложили его ещё живого? Заложили в склепе живого человека? – проронила она своё удивление, смотря на Сибиллу.

Карталон посмотрел на неё, но не стал отвечать, а продолжил чтение.

– «Его желание закон для нас. Так он воспитывал нас с самого детства. Но, он принял это решение только тогда, когда понял, что болезнь его зашла уже слишком далеко и поразила тело. Эту хворь он подхватил в том злополучном плавании к серым, сырым, туманным землям! – При этом Карталон взглянул на Тифона и тот согласно кивнул, – Болезнь почти отняла у отца голос и он, мог только давать знаки и писать клином. Своё желание он выразил нам в письме кое мы увезём с собой, ибо там есть строки, касающиеся только нас. Но в склепе мы оставляем ещё одно его письмо! Он его писал несколько дней! Слушая прибой и крики птиц, крутящихся над ним. Всё это время мы не отходили от него, зная, что это последние дни, кои мы можем прикоснуться к его руке и поглядеть в его глаза, в коих всё время горело пламя поисков того, что известно только посвящённым в тайны Богов! Он отвечал нам своими взглядами, в коих мы читали любовь и надежду! Надежду того, что мы достигнем точки, в кою мы должны попасть по его завету! Надежду, что мы не дрогнем перед тем, что может встать на нашем пути! Надежду на нашу отвагу и крепость духа! Надежду на крепость наших парусов и снастей! Надежду на наше умение в деле коему он учил нас всю жизнь! Мы не вправе не выполнить того, что он от нас ждёт! Не вправе отказаться от этой дороги! Ветер и шквал, отныне будут напоминанием о нашем отце! Его обращением к нам! А солёная волна, хлестающая наши борта и палубу корабля, её брызги, обмывающие наши лица, мы воспринимаем как слёзы нашего любящего нас отца! Как нам не было больно прощаться с ним – мы не вправе ослушаться Великого Жреца!» – Карталон положил последнюю табличку и сказал, посмотрев на стопку, – Не хватает последней. А может и двух последних? Погодите… Вот продолжение! – он оттёр лезвием низ табличек. – «В серый, печальный, дождливый день, мы совершили, объявленный отцом обряд. На нём присутствовали не все его дети, отправившиеся в путешествия с ним! Но, те кто отплывал с ним из Египта, присутствовали все!» – Карталон при этом изменился в лице – он что-то понял и отметил про себя.

Он взглянул на Тифона и заметил, как тот смахнул с глаз слезу, слушая изложенное в письме.

– «Когда обряд был завершён, мы хотели подойти к отцу, но он едва уловимым жестом не позволил нам этого. Но, он снял с себя браслет Крама и дал знак подойти старшему из нас. Он отдал его ему. После этого, он сделал нам знак удалиться и приняться к запечатыванию склепа. Пока мы делали это, вдруг, совсем неожиданно для нас, изнутри, громко, заговорил отец?! С кем он говорил и о чём разобрать было трудно – внизу о скалы разбивался прибой! Но его голос поверг нас в шок?! Ведь он не мог говорить а общался с нами последний день только знаками?! Один из нас припал к камням и какое-то время слушал… мы же в это время замерли, чтобы не мешать ему. Брат сказал, что отец, после разговора с кем-то произносит какие-то заклинания, но они произносятся на неизвестном нам языке. Мы все вслушались – и, действительно, отец, заканчивая фразы на неопределённом нам языке, и громко произносил окончание фразы, будто ставя печать! Но последний его возглас мы расслышали все – он помянул Тота! После этого голос его стал звучать всё тише и тише. Наконец, он оборвался совсем, будто ему кто-то прикрыл уста ладонью!.. Более мы ничего не слышали. Только ветер, снаружи пещеры, стал выть на все голоса, влетая в окна гротов. Птицы, будто почуяв что-то, стали кружиться у этих же окон, а шум волн, приблизился настолько, что нам казалось, что они сейчас захлестнут пещеры на такой высоте Столпа?!

Между нами возник спор, что надо бы взглянуть внутрь и оставить это продолжение письма. Рассказать о произошедшем. Мы разделились на две части – одни были за то, чтобы войти в склеп, другие, что не надо забывать волю отца! Наконец, те кто собирался разобрать часть стены, убедили других сделать это. Они сделали это только одним доводом, что те братья, кои остались в серых, туманных землях и здесь в Иберии, начнут искать склеп отца и найдя, будут способны прочесть его… Мы разобрали часть кладки и, друг за другом, проникли в склеп. То, что мы обнаружили поразило нас?! В стене пещеры, открылось окно, будто кто-то пробил его снаружи! Доспехи, кои мы привезли из далёкой сырой земли, (их нашёл отец) до этого лежавшие у стены, лежали вразброс и частью были завалены, теми камнями, кои высыпались из скалы! Один из таких доспехов, мы, уезжая из Иберии в Египет, оставили брату Сатрону. На этом настоял отец. Остальные он трогать запретил, сказав, что они слишком приметливы для тех, кто не защищён Богами… Что это означало мы не знали, но его слова заставили нас оставить все доспехи в склепе.»

Карталон посмотрел на Массилия. Тот поняв его взгляд, произнёс:

– Там была сильная запылённость, мы не успели облазить весь грот склепа! Может они там и были?!

– «Мы добавили в наше послание необходимых подсказок. Пока мы это делали, в склеп, несколько раз заглядывал местный народ, живущий в скале и на ней. Отец, всё время любил с ним общаться, и они странным образом не боялись его, хотя всегда убегали, в момент нашего к нему приближения. Он всегда, проплывая мимо Столпов, оставлял им несколько корзин с фруктами. Это он делал с такой же любовью, как и всё остальное. Мы, увидев их, поняли, что отцу будет здесь совсем не одиноко и этот пробой в стене, будет способствовать этому. Мы тоже оставили им подарки…

Теперь, вкладывая в саркофаг письмо, мы отправляемся путём указанным нам отцом. Наш путь не близок, и мы не знаем вернёмся ли назад?! Но как бы то ни было, мы выполним последнюю волю отца…» – Карталон оглядел все таблички, положив прочтённую, – Да больше из этого письма нет табличек. Последней нет… Ну что же, мы и так узнали очень много… очень.

– Да… – громко произнёс Тифон, не смогший больше молчать, – Это немыслимо! Вы нашли то, что Сакровир искал более двадцати лет! Я помню те земли, о коих упомянуто в письме! Я тогда был совсем юным и многого не знал. Но я помню, как выглядел Антифон. Это был мощный человек, не смотря на свои преклонные годы. Он всегда был в добром расположении духа! Всегда улыбался! Но куда же отправились его сыновья?! Братья Сакровира…

– На это есть надежда найти ответ, если есть подсказка в во втором письме? – Произнёс Карталон, взяв первую из табличек в свои руки.

– Да-да! – сразу же умолк, заинтересованный Тифон, – Это верно!

– Письмо принадлежит потомкам Великого Жреца. И мы можем прочесть его только с разрешения его родственников! – произнёс Карталон.

– Ну! – не понимая о чём говорит Карталон, подтвердил Тифон, – Они здесь! И тоже ждут этого – читай Карталон скорее!

Тифон и Карталон, одновременно, взглянули на Гетулика, отрешённо сидевшего в стороне. Увидев, что он стал объектом всеобщего внимания, так как после Карталона и Тифона, на него взглянули и все остальные, он удивлённый этим, подал голос:

– Почему вы все смотрите на меня? Почему я должен решать читать Вам это письмо или нет?!

– Это письмо в тему того, о чём я говорил с тобой в нашем с тобой походе, Гетулик! Ты сам иногда сомневался в своих сыновьих корнях к отцовству Корбуло! Не так ли? – подал голос Кассий Кар, – Теперь, ты видишь перед собой человека, коего до этого не знал, но он сможет объяснить тебе многое! Ты, по-видимому, сын самого Сакровира…

– Нет! – перебил его Тифон, – Он не сын Сакровира – Сатрона! Нет… Мне это сказал сам Сакровир… Я не хотел это раньше времени говорить! Но в этом случае?! Я скажу, что знаю… Он сын брата близнеца Сатрона, Сарбона!

Тифон поглядел на Гетулика и продолжил:

– Ты, мой мальчик, являешься потомком Великого Жреца Антифона! Повелителя пламени Алтаря Демона Молоха! В тебе сокрыты многие тайны и силы твоего рода! Ты до них должен докопаться сам, изучая себя самого! Я же, давший когда-то клятву служить потомкам рода Антифона, становлюсь одним из твоих приверженцев!

– Я… я сын брата Сакровира? Брата близнеца? Где же он сам? Куда он пропал? Уплыл вместе со всеми? Он что не знал о моём рождении? А мать? Почему она молчала? Тоже не знала? Нет… Этого не может быть?! Мать бы сказала мне!

Тифон спокойно выслушал сомнения Гетулика и ответил.

– Когда мне о тебе сказал Карталон, я не бывавший при свите Корбуло, не знал о тебе ничего! И конечно, принял слова Барки с сомнением. Ведь я не видел самого Корбуло и не мог определить на кого ты похож больше?! «Это уловка Карталона!» – Подумал я про себя. Но когда вы вернулись из похода с воином, одетым именно в те доспехи, кои оставили братья своему брату Сакровиру, по настоянию Антифона, а я, весь тот вечер, изучал тебя – то понял, что Сакровир, говоря мне это (а было это давным-давно) не лгал и не выдумывал! Ты всем видом напоминаешь Сарбона. Особенно взглядом и походкой! Сомнения мои рассеялись полностью! Да, ты не сын Сакровира! А что касается твоей матери?.. – Тифон поразмышлял немного, – я думаю, Сакровир, когда нашёл её, мог представиться ей и Сарбоном! Он человек жестокий и расчётливый! Этого у него не отнимешь! Он мог долго её дурить голову. Я теперь понимаю, почему я был всегда на галерах?! Он не хотел, чтобы я узнал об этом! Да и боялся, что проговорюсь! Ведь о том, что у Эсмиральты, может быть сын от Сарбона, он мне сказал, ещё до того, как мы пристали к стану Вождя Корбуло. Это было каким-то мимолётным его откровением! О коем он, наверное, пожалел уже на следующий день… Ведя тогда понял, кто из братьев– близнецов добился от твоей матери любви… Мать твоя, потом, конечно, поняла, что он не твой отец! Я так думаю… Но, всё равно, многого мы не знаем.

Гетулик, словно проснувшись, оглядел всех присутствующих и последним, на коем остановился его взгляд стал Кассий Кар.

– Тогда мне ясно, почему умерла моя мать?! И он не спас её, хотя и мог! – произнёс он. – Она поняла… Бедная мама…

Гетулик, расчувствовавшись на мгновение, вновь собрался и оглядел всех сидевших вокруг костра.

– Значит, Сакровир мне… дядя… У меня в своё время было много сомнений… много… Но я не чувствовал в нём отца! Никогда. Спрашивая мать об этом мать, я видел лишь её улыбку. Она гладила мои волосы и говорила, что я сын своего отца. И не более. «Ты живёшь с отцом, который тебя вырастил – это Корбуло!» Вот её слова.

– Мы не знаем многого, Гетулик! Не знаем о их истинных отношениях?! Не знаем о планах?! – Вступил в разговор Карталон, – Это письмо, возможно, наведёт нас на след тех, кто знает больше нас! Мы даже не знаем, что произошло с твоим отцом?

– Да! Кстати! Я хочу это знать! Что с ним и где он?! – Гетулик посмотрел на Тифона.

– Этого не знает никто! Нет. Один человек знает об этом точно! – Тифон вспомнил что-то, – У тебя есть самый старший дядя. Эго зовут Стоунон! Он остался в той туманной, сырой стране! Остался выполнять какое-то поручение отца, твоего деда! Он и твой дед, увезли твоего, умирающего от раны отца, на берег материка, пока мы стояли у острова оркнейцев. Он уплывал южнее. А вернулся назад без твоего отца! Оба выглядели горестными и поэтому, скорее всего, он умер. И Антифон, и твой дядя Стоунон не рассказали ничего. А спрашивать никто не посмел. Даже Сатрон, что очень удивительно, он всегда тогда выспрашивал их обо всём?! Но в том случае, молчал, как и все…

Тифон замолчал. Гетулик какое-то время размышлял, потом посмотрел на Кассия и Карталона и произнёс слова в которых звучали нотки надежды:

– Теперь мне понятны ваши слова о вашей неуверенности в том, что Эстеле грозит прямая опасность. Вы полагаете, что Сакровир оградит её от гнусных посягательств пиратов.

– Я думаю да. – Ответил Карталон. – Но мне не ясны до конца его цели её поисков?! Для чего она ему? И как он хочет использовать её в своих планах на будущее?

– Это всё интересно! – подал голос Массилий, – Но у нас есть ещё одно письмо?! Вот оно! – Массилий указал на него. – Давайте прочтём его и может быть многое о чём вы гадаете сейчас вскроется и престанет быть тайной?!

– Массилий прав! – Тут же вставил Тифон.

Гетулик и Карталон переглянулись.

– Конечно же, давайте прочтём его! – Ответил на взгляд Карталона Гетулик.

Все присутствующие заметили перемену, произошедшую с ним за этот короткий промежуток времени разговора. Теперь он выглядел более живым и заинтересованным в том, что здесь происходило.

– Читай, Карталон. Всё равно, кроме тебя и Тифона это сделать никто не сможет! Мы не знакомы с клинописью! – ещё раз попросил Гетулик. – Это может натолкнуть нас на путь, коей замыслил Сакровир, чтобы побыстрее отыскать Эстелу.

– Ох уж эта любовь! – проворчал про себя Тифон и покачал головой, – Она виляет человеком, как своим хвостом! И не слова о целях рода?!

– …ну что же! – Карталон подвинул к себе вторую стопку табличек, – Гетулик высказал нам своё одобрение в том, что мы сейчас намерены сделать и поэтому приступаем…

Он взял в руки первую из стопки табличек и начал читать:

– «Это моя последняя воля и указанный путь моим детям и потомкам! Последняя, ибо я уже веду беседу с Танатом о вечности! Я почувствовал зов Таната ещё в Египте. Но, там нашёлся один Великий Знахарь, который дал для меня порошок со словами, что я умру, как только перестану принимать его. Он дал мне меру его использования, и я, все эти шесть лет, принимал его в том количестве, кое он мне указал. За это время я совершил многое и я очень благодарен ему за подаренные мне года. Они были особенно плодотворны и интересны! Я узнал столь много, что эти знания просто взорвали меня изнутри! Когда порошок подходил к концу, я ещё находился в Сырых Землях. Я понял, что время утекает из меня и решил сплавать в Египет, чтобы уточнить вскрывшиеся там вопросы и заодно найти того, кто может мне подарить ещё несколько лет жизни…» – Карталон оторвался от чтения и поднял голову. – Теперь ясно, для чего он плавал последний раз в Египет. Вернее, ясна одна из причин этого плавания! Ладно читаем дальше. «…Плавание было удачно! Я узнал более чем думал! И это дало мне надежду! Надежду на то, что я увижу этот город! Но, уже вскоре, я понял, что мне не увидеть мою мечту! Не увидеть истоков мира! Я узнал, что тот Великий Знахарь, сам ушёл в вечность! Поняв, что со мной уже всё решено, я, не откладывая и не ожидая, отправился сюда, дабы остаться у Столпов и выполнить все предначертания, сказанные мне Сфинксом!» – Карталон переглянулся с Кассием, но ничего не сказал. – «Мы доплыли до Столпов благополучно, и я собрал детей к себе на галеру. Порошок кончился шесть дней назад и болезнь окончательно вернулась в моё тело. Теперь мне не выжить. Да и время моё пришло. Я совершил многое за свою жизнь, хотя был самым младшим в семье. Мои братья уже давно умерли. Умерли служа кровожадному Молоху. Демон ест всех, кто находится рядом с ним. И когда-нибудь, он поглотит и наш город! Я видел видение! Город будет разрушен и сожжён! – Карталон после этого ненадолго замолчал, задумавшись. – К этому надо готовиться! Я именно для того, чтобы найти путь избежания этой участи, предначертанной моему городу, я стал искать источник знаний, к коему стремилась и Каста! Каста стала помогать мне в этом и я стал мореходом. Мои братья исполняли обряды у алтаря Жертвенника, и Молох забирал их одного за другим, пока я совершал изыскания источника. Я нашёл ошибку, кою допустила в своё время царица Дидона, коей сама же предопределила гибель своего же города, в огне Молоха, в коем погиб и Тир! Каста в своё время покинула Тир, над которым уже простёр свою длань Молох, и переправилась в Карфаген, где её приняла Дидона, совершив женскую легкомысленность. Тир сгорел и был разрушен. Победители искали в нём, то чего там уже не было! То же самое будет и с Карфагеном! Но это будущее…

Мой отец рассказал мне очень мало. Он воспитывал меня при храме. Меня и всех моих братьев, и сестёр. О сёстрах я знаю очень мало – Каста имела право устраивать их жизнь по своему усмотрению. Все следы их утерялись ещё очень давно. Братья были в храме. При отце. Но и их разделила Каста, определив их в разные группы. Двое из них погибли, став убийцами-приспешниками Храма в каких-то неизвестных мне тёмных поисках чего-то. Остальные поднялись выше по лестнице жречества, но как я уже упомянул, уходили один за другим, к своему кумиру Молоху. Однажды, отец отправился в Египет и взял меня в своё плавание. В нём я привязался к одному их номархов галеры и это перевернуло мою жизнь. Эта случайность уготовила мне иную дорогу. Проявляя усердие в познании жреческих догм, я также изучал морское дело, на время покидая храм. Мне позволили это сделать и я, понимая, что это может кончиться в любую минуту, с усердием, торопясь, постигал эту науку. Но, и здесь, выяснился тайный смысл взгляда Касты на мои отлучения. Я узнал, что Верховный Жрец Касты, вынашивал подобную идею давно, и я, для него, мог стать как раз таким звеном, кое он искал в своих тайных помыслах и устремлениях. Вскоре, я отправился в путешествие по его тайному приказу. Мне дали галеру. Но, об этом знал только определённо малый круг жрецов. После этого, я в храме не появлялся, пока у Алтаря были мои братья. К двадцати двум годам я уже выполнил несколько заданий Верховного Жреца. Был почти во всех странах мира. Знал о том, о чём остальные даже не догадывались. Все путешествия-плавания я выполнял с огромным усердием. Это было интересное время! Его уже не воротишь…



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16