Юрий Швец.

Рок. И посох в песках оружие. Том второй. Западня



скачать книгу бесплатно

© Юрий Викторович Швец, 2017


ISBN 978-5-4474-5060-1

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

Об авторе. Швец Юрий Викторович. Родился в России, в бескрайних Оренбургских степях Урала…

От автора: – Дорогие читатели! Представляю вашему вниманию вторую книгу романа «Рок» «И посох в песках оружие». том второй «Западня» Клубок тайн и загадок, что Боги втоптали в пыль тысячелетий, а концы его спрятали в лабиринт бесконечных дорог и пещер Ишмуна, манит героев романа к себе, оплетая их судьбы своими неразрывными, крепкими петлями… Но разгадка тайн пещер, проглядывает сквозь пелену тумана, что царит вокруг них, ослепляя зрячего и даря прозрение слепому… С некоторыми главами второго тома, уже возможно ознакомиться, заглянув в «Мой клуб читателей». В дальнейшем, буду публиковать ещё некоторые… Наслаждайтесь чтением книг! Ибо только книги развивают в человеке интеллект и воображение! Они же заставляют задуматься над собой и происходящем вокруг нас! Ваш автор: Юрий Швец.

***

Память…

Мощнейший инструмент человеческого разума…

Изначальный катализатор мыслительного процесса…

Память…

Автор

Пролог

…Время… Что в понимании человечества есть время? Что в нашем с Вами понимании означает это слово? Это метафизическая величина, берущая начало в учениях древней греческой философии или это совершенно определённая величина, отражённая на циферблате наших с вами часов, которые мы наблюдаем с самого детства? Современная наука охватывает его более объёмно, но и она топчется только на пороге его понимания… Время… Это слово заключает в себе совершенно разные по своим смысловым значениям понятия. И их много, очень много! Всем нам знакомы фразы: «Время пришло» или «Настало время», «Твоё время прошло». Что они означают? Эти фразы говорят нам, что человек рассматривает время, как предмет повседневного обихода, придав ему огранку привычного для нас часового, календарного понимания. Но это не так. Время не может уйти или прийти, и уж тем более настать! Оно есть, всегда и везде! Вопрос в другом – где мы в нем? В прошлом, в настоящем или… Вот! А будет ли это «или»? И каким оно «настанет»?.. Для того чтобы человечеству шагнуть в это «или», нужно хорошо усвоить и не забывать ошибки и уроки прошлого! Своего прошлого…

Часть первая «Инверсия исхода»

Глава 1

…Не добившись успеха в штурме лагеря Гамилькара, который встал на пути оказания помощи Спендию и Авториту, в битве на холмах соляных озёр, заслонившему проход, по которому была возможность вступить в битву, Матос, оставив заслон, якобы штурмующих лагерь отрядов, устремился в открывшийся проход в северном направлении… Этот совет, ему дал в своё время Сергий Коста, но, накануне сражения, его напомнил колдун Корфа, выступив на совете Матоса с военачальниками.

Утром, Матосу доложили, что Гамилькар покинул лагерь и его пехота, а потом и конница, устремились на холмы, занимаемые нуммидийскими вождями. Тогда, Матос, собрал совет, почуяв приближающуюся победу:

– Все, к чему мы стремились, в этот долгий год войны, приблизилось и стоит вот за этим лагерем! Нам надо лишь преодолеть несколько проходов меж соляных разливов и ворваться в оставленный лагерь противника!

Эти слова звучали уверенно и не голословно. Армия Матоса насчитывала семьдесят тысяч воинов. Седьмая её часть, состояла из конницы, которую Матос создавал так упорно и долго. Почувствовав себя после этого непобедимым, ливиец жаждал испытать военную удачу! Распустив совет, он вдохновлённый и уверенный, посмотрел на колдуна Корфу, как это делал всегда, после принятия решений. Корфа уже зная, что от него нужно, молча достал бубен и бросил на него кости… Долго рассматривая их, он искоса смотрел на ливийца… Тот, терпеливо ждал слово Духов, которые озвучивает чёрный колдун. Наконец, Корфа оторвался от бубна:

– Не знаю почему, но результат битвы сокрыт от меня! Все в пелене какого-то тумана? Будто бы, он заполнил всю эту долину и сокрыл от меня её итог! Но, зато открыт путь из неё! Ты, после битвы, двинешься на север! В сторону Карфагена!

– Но я двинусь, как победитель? – не выдержал Матос.

– Я вижу, только, что ты непобеждённый! Путь указан! Твой путь, только, не в сторону тумана! Туман у тебя на юге и на западе! На востоке тупик Артодафиса! Путь открыт, только, на север! Если, придётся отступать – путь на север открыт!

Матос напоминал собой статую разочарования. Его лицо удлинилось, подбородок отвис, приоткрыв рот, после паузы размышления, он разочарованно произнёс:

– И, какой мне смысл тебя держать в шатре, если Коста мне сказал об этом ещё перед своим исчезновением из лагеря?..

…Эти слова, вспомнились Матосу, когда он, потеряв большую часть первой штурмовой колонны, которая окропила своей кровью всевозможные ловушки, приготовленные карфагенянами, но, все же, забросав их связками хвороста, приблизилась к первому рву лагеря. Здесь, вскрылась череда ещё секретных траншей, которые проваливались под ногами штурмующих, оставляя на остро заточенных кольях их искалеченные тела… Из лагеря, не прекращался расстрел колонн зажигательными снарядами и ядрами… Они, как и снаряды «скорпионов» косили живую силу Матоса… Шлейфы огненных снарядов висели над заливом озера, падая дальше, на перемычку двух озёр, и ещё дальше её, скрыли от Матоса всю картину штурма, затмив дымом место скопления войск… Подойдя с основными силами к преодолённым ловушкам, Матос уже не ориентировался в том, что происходит впереди… Разбившиеся бочки с «кровью земли», разлившись и полыхая огнём, создали завесу пожара и его чёрный, зловещий дым поселил в сердцах штурмующих сомнение в победе, которое перерастало в оцепенение от вида сгорающих людей… За этим сплошным всполохом огня и дыма, Матос, вдруг, услышал дробь барабанов… Эти барабаны он знал хорошо! Так атаковала пехота «железного корпуса» Гамилькара! Дробь барабанов, отчётливо доносилась с пологих холмов, что были довольно далеко за лагерем Гамилькара!? Звук распространялся поверху и легко достигал боевых порядков Матоса, но это был как раз тот случай, про который говорят: «Глаза видят – да зуб неймёт!»

Из-за дыма и пожарищ, приходили противоречивые донесения. То штурмовая колонна подошла к главному рву лагеря, то она отошла, понеся огромные потери… Гонцы путались в своих донесениях, а войско стояло под непрерывным обстрелом онагров Карфагена… Но тут, раздался громкий гул, исходящий от холмов! Это были трубы! И трубы эти принадлежали Спендию! Видно, он подошёл к месту сражения?! Матос, окрылённый гулом этих труб соратника и союзника, сам повёл в бой свои колонны ливийцев!.. Они преодолели, горящие, залитые «кровью земли» и людской кровью траншеи, преодолели непроглядный, поднимающийся занавес дыма и их глазам, открылась картина совсем другого характера!..

Вся поверхность соляной площадки, до самого лагеря, была изрыта траншеями! Из них торчали заострённые колья, которые негде было обойти! Все это совершенно исключало действия конницы! А, колоннам, приходилось, идти, только по тем местам, где предыдущие штурмующие их соратники, смогли забросать траншеи хворостом. Но хворост уже, к тому времени, горел, а расчёты «скорпионов» и баллист, лагерных укреплений, уже очень хорошо пристрелялись по этим местам… Но, здесь, оказалась вскрыта, ещё одна особенность штурма! Некоторые из траншей, до этого скрытые, после их обнаружения, оказались не только оборудованными кольями, но и забитыми амфорами с «кровью земли» и ей же обильно политыми. Имея отметки, известные только пуннийцам, это место расстреливалось зажигательными снарядами и все это загоралось и полыхало огромным столбом пламени, что заставляло штурмующих, обходить такие места, и идти по пристреленным онаграми участкам! Но, вся эта цепь неблагоприятных «сюрпризов» Льва, открылась, только в процессе штурма! И все это напомнило Матосу слова Косты!

«– Латинянин оказался прав! – думал Матос, – А если бы он, не указал о наличие прохода в горловине ущелья? Гамилькар мог выйти в тыл Спендию! Этот колдун не помогает мне уже! Сомнения в Косте вселил в меня он! Зачем ему это? Вон как движутся колонны! Это заслуга Косты! Он их обучил этому. А где заслуга Корфы? Я совершил ошибку, послушав колдуна! Надо быть с ним настороже! Казнь Поликарпа? Зачем он так ратовал за неё! Ведь, действительно, это был самый дельный из оставшихся военачальников! Теперь, греков не пошлёшь на штурм! Не с кем!»

Неожиданно, с холмов, эхо принесло рёв многотысячной толпы… Оттуда вновь донёсся сигнал труб, звук которых прокатился по долине…

– …а-а-арка! – донеслось с той же стороны. Рёв этого отголоска, как будто специально эхо повторило несколько раз.

Далее все звуки смешались… Трубы, возгласы, топот конницы, какой-то иной шум, все сплелось, скрутилось в неопределённый гул…

«– Там началось главное сражение! – кричало сознание Матоса, – А, мы… мы застряли здесь!»

Он стал нервничать и проявлять неудовольствие, в отношении своих тысячников. Но это не приносило результата. Колонны рассеивались ещё до подхода их ко второму валу и рву перед ним, заполненным солёной водой из озера. Трупы устилали плато перед лагерем…

…Снова с холмов донёсся возглас труб? Но это уже были звуки другого характера! Это были звуки победы! Трубы в лагере, подхватили их возглас и это окончательно, остановило штурм лагеря…

«– Все! Сражение на холмах проиграно! Что со Спендием и Авторитом? Плен? Смерть? Сейчас, наступит наша очередь? – от этой мысли Матос почувствовал, как у него „засосало под ложечкой“, – Уходить! Надо уходить! По маршруту, который указал Коста!»

Матос, немедленно, отдал приказ об отступлении на север.

– Пусть греки, прикрывают наш отход! – распорядился он, после короткого раздумья, – Потом, двигаются за нами! Их Богиня Геката, покажет им наш путь! Похоже, она стала нашей постоянной спутницей! Может так, она отстанет от нас?! Клянусь, своим смирением перед Баал-Хамоном, нам надо совершить ряд жертвоприношений, чтобы умилостивить Богов!

В этот момент к нему подошёл колдун Корфа.

– Ты упоминал о жертвоприношениях, Царь Матос! Это мудрая мысль! Что ты собираешься делать со своими многочисленными пленными пуннами? Мы так и будем их возить с собой? Пора уж, решить их судьбу!

Матос недовольно посмотрел на Корфу.

– Собери их всех! Это мне решать их судьбу, а не тебе, колдун! – его глаза, горели гневом, – Твои советы становятся путанными и туманными, когда дело касается битвы! Но, когда битва уже проиграна, и нам нужны заложники, ты вдруг ратуешь за их смерть?!

Матос повернулся к окружению и сказал:

– Всех забираем с собой! И чтобы не один волос с них не упал, без моего ведома!..

Армия, уйдя за дым, развернулась и двинулась на север, вдоль предгорий. Конница вошла в одно из ущелий, выводящих армию из соляных мест. Матос, двигаясь в середине колонны, все время находился в раздумьях.

«– Почему удача не улыбается нам? – спрашивал он мысленно себя, – На нашей стороне такой численный перевес! Но успеха он нам не приносит? Там на холмах, армии Спендия и Авторита, объединившись, вдвое превышали численность армии Гамилькара! К тому же, часть он вынужден был оставить в лагере, для его обороны! И это не принесло никаких результатов! Спендий мнит себя великим стратегом! Как же! Он нанёс поражения Ганнону несколько раз! Но кого он разбил? Армию, которая привыкла сражаться с неорганизованными армиями Вождей Нуммидии и Ливии. Конечно, ветераны Сицилии Спендия, имели все шансы разгромить эту свору! Но, теперь, уже второй раз, он разбит Львом, которого хвалился распять в Прионе! И даже, демонстративно, подготовил крест для этого. Да! Как бы он, не пригодился ему самому?!»

Матоса пробрала дрожь, при этой мысли. Он, огляделся… Армия брела понуро, веры в победу уже не было…

«– Надо расширять восстание. Поднимать на борьбу рабов! Их огромное количество, работает на плантациях Магнатов города, родов Магонов и Ганнонов! Жалко, Гамилькар совершил обмен с Римом военнопленными! Сейчас, как бы пригодились все эти пленные римляне! Но, надо идти к югу от Карфагена! Именно, там огромные площади плантаций оливы и винограда! Там и восстановим свои потери! Да и Льву, нужно будет метаться по Тунессу! Везде будут враги! Он будет подобен Льву, оказавшемуся в центре горящего сухого тростника! – продолжал размышления Матос, – А самое главное, надо связаться с Римом! С его Сенатом! От моего имени, провозглашённого царя Ливии! С предложением союза! Сделать это нужно, через Наместника Гелы Децима Скрофу! А посольство послать из Утики! Как из города, намного, древнее самого Карфагена и выйти на Председателя совета Магнатов, который хочет власти! Клянусь, силой великана Аргуса, это единственный правильный путь! Путь, который приведёт нас к успеху! Гамилькара в открытой битве не одолеть! Но, здесь, надо найти другие пути к его разуму и воле!»

Матос встряхнул головой, как бы избавляясь, таким образом, от размышлений.

– Корфа! – позвал он.

Корфа молча, появился из-за его спины, вопросительно, глядя на вождя.

– Корфа, – произнёс Матос, после того, как колдун появился на глаза, – надо разузнать судьбу Спендия и Авторита! Пошли гонцов по окрестным городам! Пусть разузнают новости!

– Я, сделаю это, Матос! – Корфа кивнул, в знак своего подчинения и скрылся в отрядах стражи Матоса…

Матос посмотрел ему вслед… Его мысли унеслись в далёкую молодость… Тогда, он и другие молодые ливийцы, прибыли на Сицилию в качестве наёмников и впервые, своими глазами, увидели совершенно другую культуру и народность…

«– Да. Там не пользуются услугами колдунов, так часто как здесь! Хотя, они там есть! Но в Африке, среди черных планов, черных помыслов, черных народностей – они просто необходимы! И у Гамилькара они есть! Несомненно, есть! Ведь, что делает подле него этот смуглый грек, который все про всех знает? Теоптолем?! От одного взгляда в его глаза, становится не по себе!»

Матос вспомнил образ Теоптолема.

«– Ведь, недаром, ходят слухи, что он служил в храме Молоха, в своей молодости? Именно, оттуда его вытащил Гамилькар! Надо, попытаться убить его! Это ослепит Льва! – внезапная, навязчивая мысль, поселилась в голове ливийца, – И почему мне раньше не приходила эта мысль в голову? Есть ещё одна мысль! О ней, тоже, стоит подумать?»

Матос вновь оглядевшись кругом, продолжил размышления… Ему, неожиданно, вспомнился один из сынишек Гамилькара, что находился несколько лет в лагере на горе Эрик. Он вспомнил, как любил его Барка! Как он, выбегал к гавани горы, в группе других детей, когда возвращался его отец, после походов в Южную Италию!..

– Ганнибал… Да, кажется, его звали Ганнибал! – припоминал Матос, – Я, даже, держал его, несколько раз, на руках! Этого отпрыска Баркидов, который, несмотря на свой малолетний возраст, заботился о своём младшем брате Магоне! Сейчас, ему лет восемь!? Он в Карфагене, и его очень любит Барка! – Мысли Матоса закрутились в одной платформе. – Вот, ахиллесова пята Льва! Ослепить и оставить без крепости в сердце! Вот путь, который ведёт к победе надо Львом! Он потерял старшего сына Магона, вместе с матерью! Я, хорошо помню, когда это случилось! Тогда, он даже не выходил из ставки несколько дней! Мы все, тогда, не понимали, что происходит с нашим Стратегом? И, вот, пришла гемиола! Одна единственная, спасшаяся от нападения римской эскадры! А, не ней, привезли этого сынишку и совсем маленького, второго, которого он назвал, тут же Магоном! Я, помню, как он прижимал их к груди, а по его щёкам текли слезы! Эти слезы, даже передались многим, там присутствующим… Но, после этого, все изменилось! Следующие три года латиняне, просто, умывались своей кровью – Гамилькар, сел на галеры! Он, редко это делал до этого! Но, теперь, он, вместе с флотом своего брата Карталона, начал опустошать города Каламбрии, Бруттия, Лукании! Именно, эти провинции латинян почувствовали гнев Баркидов! Их флот, гонял Римские корабли по Тирренскому морю, топя все эскадры! Римляне, и так, заклёванные после разгрома, у Дрепана, прятались в заливах Мессины и Катаны! Гамилькар, полностью, тогда, оставил наземные операции в Сицилии! Он обрушился на Италию! А, операции в Сицилии, ограничились, только обороной нескольких городов и горы Эрик! И, странно, но римляне ничего не могли поделать с ними! В конце концов, и вовсе, оставили попытки овладеть ими. Это было удивительное время! – Матос с удовольствием вспоминал о нем, – Гамилькар, горя мщением за жену и сына, не ограничивал наёмников теми запретами, что были до смерти его близких! И наёмники веселились от души! Были захвачены и разграблены: Фурия, Локры, Кротон. Армия, высадившись, дошла до Метапонта и взяла его штурмом! Город лежал в руинах… Именно, там находилась резиденция бывшего консула Публия Клавдия Пульхра, одного из виновных в нападении на группу торговых кораблей Карфагена с членами семей воюющих в Сицилии воинов! Так мстил Барка! И месть его была безмерной!..»

Матос, лихорадочно, почувствовал, что нащупал нить, которая может вывести из войны непобедимого врага!

«– Этот мальчик, сейчас, в Карфагене! Он, ходит по городу и играет со своими сверстниками! Надо выкрасть его! Это поразит Льва в самое сердце! И, тогда, он пойдёт на все наши условия! Я, видел, с каким трепетом, он относится к своим детям! А этот, проживший с ним на горе три года, особенно, ему дорог!»

Матос, ещё раз, взглянул вслед, исчезнувшего Корфы.

«– Только, об этом, не должен знать, даже, колдун! – Решил он, – Это должен сделать другой человек! И на этот счёт, у меня есть свои мысли!»

Приняв решение, Матос, вернулся из мира размышлений и планирования своих будущих шагов, в мир реальности…

Глава 2

На вторые сутки отступления от разгрома, к Матосу, наконец, прибыли известия о судьбе его соратников по мятежной войне… Матос, ещё спал, когда один из приближенных, голосом из-за ширмы, скрывающую опочивальню Вождя, несколько раз, приглушённо позвал его…

Услышав, сквозь сон, негромкий голос, Матос напрягся, подумав, что опять случилась какая-то непредвиденная ситуация в движении армии. Он неохотно поднялся, перешагнув, через спящих танцовщиц, и, накинув, расшитый золотом халат, вышел из-за ширмы…

– Вести от Спендия и Авторита, Вождь! К тебе просится Корфа!

Впусти, – решил Матос., – Что-нибудь ещё произошло?

Он видел, что тот, мнётся у входа.

– Есть нехорошие новости, Вождь! Греки Поликарпа, что прикрывали наш отход, перешли на сторону Гамилькара!

Лицо Матоса загорелось кровью! Глаза выпучились от злости и налились гневом.

– Клянусь, всеми силами Аида! Теперь, все греки, попадающие к нам в плен, будут подвергаться истязаниям и смерти! Это племя не достойно сострадания и сочувствия! Зови Корфу!

Вошёл колдун. Вместе с ним, вошли люди в запылённых плащах. По всему, было заметна их усталость. Это определялось легко, на глаз! То, маленькое ожидание, что им выпала, сморило их в сон и они трудно воспринимали, происходящее… Видно, дорога, что им пришлось преодолеть, изобиловала опасностями и тревогами, вкупе с трудностями самого пути…

Матос, уже занял своё место и, окружённый своей охраной, ждал новостей.

– Вождь, – начал один из прибывших, – Спендий и Авторит избежали смерти и двигаются на Прион! Поражение в битве вызвало предательство твоего союзника Царя Нараваса! Он перешёл на сторону Льва!..

Корфа посмотрел на Матоса, но тот увлечённый новостями не смотрел на колдуна.

– …Гамилькар, не мстит, пленным и многие, кто знает его по Сицилии, переходят на его сторону. Так, от армии Спендия, отделился тысячник Отон, и перешёл на сторону Льва. Все это пополняет ряды Гамилькара, а наши обескровливает! Взятых в плен и не захотевших воевать, он отпускает с миром! А, между тем обе армии, понесли значительные потери в этой битве – почти половину своего состава!..

Матос почувствовал, как отяжелел его затылок, будто бы его уже прислонили к перекладине креста…

– …У Спендия ранена рука! Это произошло уже в самом конце сражения, когда он прикрывал отход своей конницы! Карфагеняне ворвались в лагерь, чтобы освободить своих пленных! Многих они смогли освободить, но большую часть Спендий успел казнить! Приняв это решение, уже в самом лагере! Убитых увезли с собой! А их тела, распинали на крестах, по пути своего отступления! Спендий и Авторит спрашивают тебя, что ты намерен делать и с кем ещё захочешь заключить союз?!

Лицо Матоса стало каменным от гнева.

– И эти, два побитых пса, смеют ещё злорадствовать надо мной? Надеюсь, теперь спесь, немного, сойдёт с великого стратега Спендия! Должны же чему-то научить полученные подряд два страшных поражения?! А, что же, их латинская лисица, Альба? Не поделилась планом гениального сражения?

Матос, вдруг вспомнил о советнике латинянине, что имел связь с Корфой. Это воспоминание свело его гнев на нет!

– Этого никто не знает?! Он пропал перед битвой и больше не давал о себе ничего знать?..

При этих словах Матос, первый раз, за все время взглянул на Корфу.

– Он не вернулся, с засады, которую устраивал на кого-то, перед самой битвой…

Глаза Матоса, теперь, заблестели явным интересом… Глаза колдуна тоже…

– Спендий, знает только, что отряд того, на кого устраивалась облава, прошёл сквозь неё, оставив только трупы! Дуфф, смеялся до слез, рассказывая это в лагере! После, той засады пропал и Альба! – Рассказчик закончил своё повествование.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12

Поделиться ссылкой на выделенное