Юрий Швец.

Рок. И посох в песках оружие. Том третий. Смерть как избавление



скачать книгу бесплатно

Всадники Бирса, своей атакующей гранью, как нож в масло врезались в скопление врага… Их удар сеял смерть копьями Священников Бирсы… Эта атака, заметно сократила численность врага, который не смог как следует встретить её. Численность выровнялась и вопрос о победе повис в воздухе… В центре атакующих, выделялся статный, высокий всадник в белом плаще… Пронзив копьём одного из врагов, он взялся за меч и разил им, пробиваясь к окружённым… Враги, теперь сами зажатые с двух сторон, потеряли стойкость… В воздухе запахло переломом в схватке…

… – Никон! Нам не совладать! – крикнул Афрон, приблизившись к начальнику, – Надо уходить!

– Сейчас, поразим Ферона и уйдём! – Был ему ответ.

Никон, воспылав гневом и мщением, стал пробиваться к окружённой четвёрке. Перед ним был Актих. Он бился очень умело. Опыт, полученный на Сицилии, чувствовался в каждом его движении. Для, того чтобы выйти за спину Ферона, нужно было поразить Актиха.

«Я его, где-то видел? – подумал Никон, – Этот из „наших“, из Бирсы! Один не справлюсь! Нужно отвлечь его!»

Никон, выждав момент, когда Актих стал отражать атаку очередного «бросившего» на него свою лошадь врага, сразу поспешил сблизиться с ним сбоку, Актих понял намерение Никона и заставил своего коня сделать прыжок вперёд, что позволило ему избежать меча Никона, направленного ему в бок. Он, тут же взял вправо, уходя от атаки фронтального всадника и оказываясь, теперь, сбоку у Никона. У того, выступила испарина на лбу, когда он почувствовал занесённый над собой меч… Обрушившийся вслед за этим удар, принял на себя затыльник шлема… Никон, бросив поводья лошади, переместился вперёд. Актих повернул за ним, видимо, тоже, узнав его, но в этот момент, с фронта возник Афрон, который попытался пронзить Актиха копьём. Актих, вынуждено повернулся к нему, отразил копьё щитом и, уже в следующее мгновение, потянулся к Афрону своим мечом, нанося удар… Но, именно в этот момент, Никон успевший повернуть своего коня обратно, заставил его прыжком сблизится с Актихом, обернутого, теперь, к нему спиной… Этот прыжок совпал с выбросом руки, направляемой меч в спину Актиха, нацеленным уколом… Сталь пронзила широкую спину Актиха… Воин выронил меч, а конь, почуяв неладное с седоком, прыгнул вперёд, унося его от занесённой вторично стали… Лошадь Актиха, вынесла его за пределы схватки… Никон повернул коня к Ферону… Тот, уже был ранен… Его нога и рука, были бурыми от брызг крови… Никон, вновь, решил применить тот же приём, выждав, когда Ферон вступит в схватку с кем-то из его воинов… Он опять бросил коня, заходя сбоку… Никон уже праздновал победу… Его меч был нацелен в правый, незащищённый бок молодого воина… как, вдруг, его жеребец получил удар крупом мощного коня всадника, неожиданно возникшего слева! Удар пришёлся в заднею часть остова коня… Конь, испугавшись удара и, тут же, укушенный к тому же, резко был смещён в сторону и нацеленный меч Никона в бок Ферона, пролетел в никуда… Следом, меч всадника, в котором Никон признал того самого всадника в белом плаще, вонзился в край щита Никона, перерубив его окованный обод… Жало его вершины вошло в плоть плеча Никона и тот почувствовал как кровь пульсируя, залила весь его бок… Рука со щитом в раз обмякла и потяжелела… Глаз уловил второй замах того, кто перед этим поверг Афрона наземь с лошади… Никон бросил поводья и конь поняв заученный сигнал, бросился вперёд, вынося его из под рокового, свистящего ему вослед, удара…

– Уходим! – крикнул Никон, давая знак тем, кто выжил ещё в этой беспощадной рубке и, поняв, что второй раз ему уже к Ферону не подобраться.

Следующей мыслью Никона стало решение, что пора спасать свою жизнь, – Кто может, за мной!

Он метнулся в сторону, откуда они прискакали, но враг уже обходил их… Там путь был отрезан! Свободным оставался только тракт…

– На тракт, на тракт! – закричал он и бросил коня туда.

Вслед ему, из схватки вырвалась пятёрка всадников. Они стали подниматься на откос холма, вдоль которого шла дорога… За ними, вырвавшись из рубки, последовали ещё несколько пар всадников…

Вот, Никон, почти, достиг края откоса подъёма на тракт, как вдруг солнце заблестело, отражаясь от чего-то наверху? На них, сверху, цепью, с копьями на перевес кинулись воины в блестящих, глухих шлемах и с такими же блестящими, большими, круглыми щитами… Никон, бросил поводья, стремясь дать лошади как можно больше свободы, для ухода от набегавших… Но, перед ним оказался высокий гоплит с алой повязкой на руке. Его копьё сделало какой-то невероятный зигзаг и последнее, что почувствовал Никон, как сталь наконечника, погрузилась в его бок, убив в нём весь окружающий мир… Небо разверзлось яркой вспышкой боли, а следом пришёл всепоглощающий мрак…

– … Сколько у нас убитых и раненых? – воин в белом плаще, повернулся к своим, когда последний из врагов, был повержен и сброшен с лошади.

– У нас пятеро ранены, шестеро убиты! У Ферона ранены все. Несколько раненых не выживут, Гасдурбал. Это уже понятно сейчас. – Подошёл к нему, один из его воинов. – Спартиаты не понесли потерь.

Воин, которого назвали Гасдурбалом, повернул голову в сторону, куда снесли раненых и увидел, что спартиаты уже оказывают им помощь. Рядом с ними, он увидел сидящего на траве Ферона. Тот склонился над лежащим на траве, видимо, раненым воином. Там же, присела пара спартиатов. Рядом с лежащим воином, у изголовья стояла лошадь, опустившая голову и обнюхивающая своего, лежащего на земле, седока… Гасдурбал направился к ним.

– …Лежи, Актих, лежи! – услышал Гасдурбал, голос Ферона, – Всё будет хорошо!

– Нет… Уже не будет… – ответил воин слабеющим голосом. Говорил он, через паузу, видимо, силы оставляли его, – Меч задел основной канал крови… Я уже чувствую, холодные щупальца Кер… их поползновения …по моему телу… Жаль… Я хотел после этой войны, остаться с Ирис… не получилось… Не вышло… – Актих, вдруг, приподнял голову, почувствовав прикосновение губ своего коня, – Ферон! Береги моего коня!.. Отдай его стоящему, опытному воину… Не новичку… какому-нибудь… – Актих уронил голову на руки спартиатов, – Тот загонит его ещё… А я к нему привык… А, мой хороший! Мой Друг!.. – Конь дотянулся до Актиха губами, – Сколько, мы уже вместе с тобой?.. Всё было… всё прошли… Но, всё же, мы отогнали Таната от всех!.. Выстояли до прихода помощи…

– Брось, Актих! Соберись. Сейчас же, соберись! – говорил Ферон, а сам прижимал рану Актиха, – Мы ещё погуляем на твоей свадьбе с Ирис! И Таната, мы, уже не раз, отгоняли от своих ран!

– Нет… На этот раз он сел на меня прочно… А Керы, подвластные своей жажде, вытягивают из меня последние остатки крови…

Конь, словно понимая, что его старый друг уходит от него навсегда, шагнул ближе, и стал «облизывать» лицо Актиха.

– …А!.. Вот и всё, мой хороший… Пришла пора прощаться… Меня ждёт Фока… Скучно ему там… Всё, брат! Теперь, без меня… Прости… если я чем-то обижал тебя!.. Прости… Не помни лиха…

Конь ещё сильнее прильнул к лицу своего товарища… Ферон, не имеющий сил вынести эту муку прощания, отвернулся в сторону… По его щекам текли слёзы… Гасдурбал стоял в двух шагах, горечь была и в его груди…

– Ферон… – Актих, вновь, обратился к нему, – я заметил, как ты смотрел на Ирис… Честно, мне это было немного неприятно… Но, сейчас, я, даже, этому рад!.. Может, что у вас и получится… Не обижай её… Ей и так досталось от жизни… Запомни мои слова…

В этот момент, к ним подошли ещё два воина Ферона и опустились на колени около Актиха… Все были ранены… Превозмогая боль, они прощались с товарищем, трогая его кудри и лоб…

– А, мои Друзья!.. – Речь Актиха стала очень тихой, слабость одолевала его, – Я проваливаюсь куда-то… Ну вот… улыбнитесь… не надо… Кто теперь будет заботиться о вас?.. Над кем, вы, будете подшучивать?.. Вы были хорошими товарищами… Очень хорошими…

Губы Актиха стали пересыхать… Ему дали напиться… Сделав несколько глотков, он отодвинул губы от желудка верблюда с водой и произнёс:

– Эту войну я не пережил… жалко… Помните, меня! Не забывайте… Фока…

Это последнее, что сказал Актих. Лицо его застыло, перестав вздрагивать. У всех троих, его молодых спутников, глаза переполнились слезами и капли, покатившись из глаз, беспрепятственно стали смывать с лица Актиха, брызги крови беспощадной схватки, унёсшей жизнь их товарища… Гасдурбал, тяжело вздохнул и повернулся к подошедшему Хариклу.

– Ну, что были здесь те, кто тебе нужен? – спросил он того.

Харикл, молча указал на оторванную оборку плаща убитого Никона, подвязанную на копьё.

– Значит, не зря мы сюда неслись! – заметил Гасдурбал, – Чутьё не подвело тебя, Харикл!

– Ты провёл бой очень отважно и умело! Я наблюдал за тобой. – Заметил Харикл, – Враг по численности превосходил Вас, но твоя атака сравняла силы. Это было очень расчётливо. Ты, достоин своего дяди! Я, видел, как сражался он в Сицилии.

– Спасибо, Харикл! Приятно слышать похвалу из уст такого воина, очень сладко для слуха! – Гасдурбал улыбнулся, – Но, не я герой этой схватки. Настоящие герои все вот здесь! Около их умершего от раны товарища. А, умерший воин, превзошёл храбростью и умением, героев легенд!

Харикл внимательно посмотрел на Гасдурбала.

– Ты говоришь, как опытный, мудрый человек. Это очень хорошее качество, для будущего военачальника. Но, надо торопиться, к посту. Иначе, умерших будет больше. Раны надо обмыть и обработать.

– Да-да! Ты, как всегда прав, Харикл. Всё! Берём раненых и умерших, и трогаемся по тракту в сторону поста Афокла! Там лекарь. Помогите, Ферону и его воинам сесть на лошадей! Он и его воины – настоящие герои! Четвёркой атаковать турму?! Тут не просто храбрость, здесь место доблести! Их необходимо вовремя доставить к лекарю. Харикл? А, что же ты? Почему ВЫ, не садитесь на лошадей?

Гасдурбал, удивлённо посмотрел на спартиатов.

– Спешите, Гасдурбал! Наши пути здесь расходятся! Мне ещё надо поговорить вот с этими, – Харикл кивнул и его воины, вытащили из кустов пару пленных из отряда Никона. В одном, Гасдурбал узнал сбитого им наземь Афрона. Я, надеюсь, мы ещё встретимся, мой юный Друг!

Гасдурбал избежав простительных слов, кивнул в ответ и вывел отряд на тракт. Вскоре, всадники исчезли за гребнем…

Харикл повернулся к пленным…

Глава 2

Лейла сидела на краю того самого карниза, с высоты которого рассмотрела сестёр, кои стали пленницами этих пещер много веков, а может и тысячелетие назад. Она грустно смотрела на гладь расположенного внизу озера… Зеркальная поверхность воды, позволяла видеть свод пещеры и отражённые стены грота. В отражении она видела часть небосвода, который проглядывал сквозь пробитое чем-то окно в своде скалы, в чьей глубине находился грот. Отверстие, странным образом напоминало рубленный рубец, в полностью, когда-то запечатанном скальном своде. Лейла тяжело вздохнула… Она чувствовала грусть, глядя в это проглядывающее световое пятно неба и свободы… Все её попытки спуститься к озеру не увенчались успехом. Она всё время попадала в одно и то же место – в грот, где её содержали в плену берберы. Эти безуспешные попытки выйти к озеру, конечно же, подорвали её веру вырваться из пещер вообще… Западня была сделана добротно, со знанием дела… Это была западня Бога. Лейла это поняла из разговоров сестёр, кои так часто выплывали из озера и сидели на берегу, беседуя друг с другом. Сёстры, расчёсывая волосы, говорили о многом… Это «многое» Лейла так и не поняла, но из того малого, в чём ей удалось разобраться, это было то, что Бог сам запер себя здесь и никого сюда не впускал. Этот запрет, касался даже его братьев и сестёр, из таких же Богов…

Теперь, Лейла, почти, не уходила с грота, даже, засыпала здесь, привалившись спиной к скале карниза. Но, просыпалась всегда в одном и том же месте – в гроте своего плена…

«– Что это значит? – думала она, смотря на гладь озера, – Почему, мне доступно только несколько гротов этих пещер? И почему, больше не показывается тот, кто так напугал меня? Да и сёстры, последнее время, куда-то исчезли? Я поняла так, что они его глаза в этом мире! Получается, раз их нет, значит, он за кем-то наблюдает?! За кем?»

Лейла вздохнула и подняла свой взгляд на разрез свода пещеры.

«– Богиня Астарта! Ты говорила тогда со мной! А теперь не подаёшь никаких знаков. Почему? Я прогневала тебя чем-то? – Лейла прислушалась к себе, но ничего не услышав, вновь вздохнула, её мысли потекли в несколько ином направлении, – Молчит. Прошлый раз она беседовала с тем, кто удерживает меня здесь. Я так и не поняла, зачем? И ещё одно, что я заметила в последнее время? Я перестала видеть сны?! Я засыпаю, а снов не вижу совсем! Будто их кто-то поглощает во тьме?! Это страшное место!»

Лейла посмотрела во тьму тоннеля, находившегося у неё за спиной.

– Неужели я, больше никогда не увижу его? – вслух произнесла Лейла, задумавшись, – Наша любовь была такой скоротечной! Недолгой. Всё кончилось… И наша встреча и возникшее, как искра в пустоте, чувство! Которое сверкнув молнией, за короткое время, превратилось в общий пожар наших сердец!.. Всё, оборвалось так внезапно, неожиданно. Неужели это навсегда?

Лейла снова вздохнула и, в этот момент, на неё упал луч.

– Чтобы это было не навсегда, ты должна набраться терпения, поверить в свои силы! Этого я тебе дать не могу, Лейла! Это ты должна найти в себе сама! В остальном я помогаю тебе! Он уже идёт! – Этот голос возник в голове Лейлы, сам по себе и девушка, совершенно не ожидавшая его, была потрясена, уловив его.

– Богиня! Я вновь слышу Богиню! Неужели, я, не забыта Богами, и они всё ещё стараются помогать мне?! – Лейла не отрывая своего взгляда от окна в своде, выказала огромную радость и благодарность Богине, – Но кто? Кто идёт ко мне? Антоний? Я его очень жду! Но, как он попадёт сюда? Его не пустит «он»!

– Не называй здесь имён, девушка! Вслух их здесь произносить нельзя! К тебе идёт тот, о ком ты меня попросила. Тот, который сможет тебе помочь. На нём есть частичка меня самой. Он должен помочь и тебе и мне! Ты узнаешь его, когда он появится. И Ты, и я, имеем свой интерес в этих пещерах! И этот, «наш» интерес здесь заперт! Этот мир непривычен тебе, как и мне. Его создал мой брат. Но, если мы будем помогать друг другу, мы сможем справиться с его запорами!

– Но чем? Чем я, могу помочь могущественной Богине? Я всего лишь маленький человек?! Даже, не мужчина! Разве, у меня есть столько могущества и силы, как у Богов?

– Есть! В этом мире физическая сила ничего не значит! Но сила духа, воли, веры, любви – значат многое! Ты, должна помочь одной из теней моего брата, покинуть это место. Как только он покинет его – пещеры рухнут! Похоронив то, что Боги оставили здесь по недомыслию! Это твоя задача. Задача Странника, несколько другая…

В этот момент, лучи света, проникающие в тоннель, стали тускнеть и их щупальца в своде потухли. Лейла перевела взгляд вниз, заглянув в гладь озера. Она заметила, как помутнели его воды, в этот момент, и тут же, она услышала «другой» голос.

– Зачем? Зачем, ты привела его сюда? Ты, думаешь, он проникнет сюда? Нет! Его, если не завалит камнепад, то моя воля унесёт память о нём в мир намного худший этого! Сюда, без моей воли, никто войти не может! Не проникнет! Тут ходят только мои тени!

– Тогда, почему, ты, так боишься его? – Астарта, вновь бросила щупальце солнца внутрь пещеры, и засмеялась, – Сколько твоих теней, он уже преодолел?

– Смейся, смейся! Посмотрим, как он пройдёт мрак пещер? Да и последнею часть путешествия, по карнизу он ещё не преодолел! И даже, если он обойдёт все ловушки, расставленные там, его дальше не пустит лабиринт! Он пускает, только, меня и моих слуг! – голос говорил раздражённо, – Я уже начал жалеть, что поддался воли одной из своих теней и оставил жизнь этой девушке в этом гроте, в моих чертогах.

– Да, я знаю об этом! Но, ведь и ты, всего лишь, одна из теней моего брата?! Мнение брата, я узнаю, только, тогда, когда полностью освобожу его и выведу отсюда. Поэтому, сейчас, мне твоё мнение не важно! Вы, предприняли уже много попыток убить девушку. Не здесь, где это не удастся, в проявленном мире. Но, рядом с ней одна из моих могущественных последовательниц! И, поэтому, они не могут до неё дотянуться отсюда в тот мир. Она обрезает им их щупальца!

– Да? – голос ещё более возбудился, – Но ты, забыла, что я могу дотянуться до неё здесь?! Ты, об этом подумала?..

– Можешь?! – перебила его Богиня, – Я не думаю, что это в твоих силах?! Твои слуги бояться, к ней приблизиться, только от мысли, что с ними может произойти! Да и мой брат, тебе этого не позволит!

– Я могу это сделать, когда он спит! – голос звучал так, будто бы сам себя хотел убедить в этом.

– Он спит, когда Айрис и Зири сидят на берегу. Я их, что-то не вижу давно?! А это значит, что ты, наблюдаешь за моим Странником, и, тем самым, не даёшь ему отдыхать! А, если ты, усыпишь Ишмуна, выпустив Айрис и Зири на берег, то странник беспрепятственно проникнет в пещеры!

– Я знал! Я знал, что это твоих рук дело! Подлая Богиня!.. Эту хитрость могла придумать только ты!.. – голос проникся ненавистью.

– Да, Молох! И я способна ещё кое на что! – голос Богини, вновь, звучал игриво и весело, вызывая тем самым в своём собеседнике бунт чувств негодования и ярости.

– Зря, смеёшься, Астарта! – проревел голос и в это время раздался глухой гул, переросший в рокот…

Пещеры содрогнулись и тряслись какое-то время…

– …Слышишь? Это звучит реквием твоих надежд! «Странника» поглотила вечность. Ха-ха-ха! Пойду, взгляну на это! – голос утих…

Лейла слушала эти голоса, затаив дыхание, хотя она давно заметила, что не дышит в этом мире, так же как, и не видит своё собственное отражение в водах озера. Её сердце не билось. Нереальность становилась реальностью, но пока не могла найти понимание в её разуме…

– Астарта?.. – голос вернулся, после некоторого затишья, но приобрёл другую тональность, – Ты снова за своё? Я же говорил, что не хочу покидать это место! Теперь, он имеет право привести сюда своего «Проводника»! Ты, понимаешь, что натворила? А я не хочу его видеть! Ты же это знаешь!

– Почему, ТЫ, не хочешь видеть того, кто уговорил тебя предать этот мир, своих братьев и сестёр? Ты, не хочешь вспоминать об этом? Ты, предал мир, который мы все вместе создавали! – теперь голос Богини, звучал раздражённо, – Его появление неизбежно! Он, везде, где рушатся миры и вселенные! Его мир мрака и поглощения, питается энергией разрушения и гибели! Ты, тоже, этого хотел, Ишмун?

– Чего я хотел, не сбылось! Что теперь об этом говорить. Да, я обманулся в своих ожиданиях! И, приоткрыл им то, что не должен был открывать! Что, теперь, можно сделать с этим?

– С тем, «что» уже впущено в этот мир – ничего! Эту задачу, теперь, решать не нам. Её должны решать те, кому жить в этом мире! А нам эта задача, по твоей вине, уже не под силу. Но прикрыть, ту «тропинку», что ты им показал, мы в состоянии! И, Я, стараюсь сделать это!

Голос Астарты затих и, на время, повисла тишина.

– Ты, всё ещё настаиваешь, чтобы я покинул это место и вместе с ним и преданный мной мир? – произнёс мужской голос, после молчания, – Но, что тогда обо мне будут говорить люди? Они будут обо мне судить, как о боге неудачнике?! Слабаке?!

– Люди будут жить легендами! А легенды, имеют свойство со временем меняться. Твои дети – Цари этой долины, покинули этот мир. Это была их Родина! Ты помнишь это? Покинь и ты. Но покинув его, ты, навсегда, захлопнешь «лазейку», что открыл «Проводнику Мрака»!

– Но, как я это сделаю? Я не контролирую всех своих помыслов! Я не помню, как создавал это место! Я развоплощён!

– И я пока не знаю! Следи за девушкой! Она найдёт себе выход, следуй за ней.

– Ты не боишься, что у неё пойдёт кругом голова от того, что она здесь слышит? – тревожно спросил мужской голос.

– Нет. Она уже спит. – Просто сказала Астарта и затихла…

Лейла действительно спала. Она привалилась к холодной скале, в месте, где луч солнца падал на карниз, согревая её непроявленное существо. Солнце, обняло девушку и, согревшись, она почувствовала сладкую негу и её сморил сон. Сон был мирным и спокойным, об этом свидетельствовало её ровное дыхание. Но, самое странное, что за многие дни, в её сон вдруг пришло сновидение…

…Лейла шла по краю скалы, обдуваемая тёплыми дуновениями ветра. Его порывы были ласковы и не настойчивы своей направленной навязчивостью… Где-то, снизу скалы, был слышен шум прибойных волн… Видимо, волны различной величины, докатывались до скалы и с шумом разбивались о её стойкий хребет, поднимая на различную высоту выброс своих солёных, прохладных брызг… От некоторых ударов, разлетавшиеся брызги, долетали до её платья, промокая одну из сторон пеплоса… При этом, ей почему-то становилось очевидным, что именно эти три стихии, соединившись, образовали этот мир. Теперь, они будто играли с ней… Одна играла её развивающимися волосами и платьем… Другая, обдавала её своей солёной влагой… Третья грела, теплом впитанных жарких лучей, её ступни, которыми она соприкасалась с неровностями скальной тропинки, по которой шла… Лейла, обласканная этими стихиями, подошла к спуску со скалы и увидела, открывшийся перед ней, залив и прилегающую, к нему, прибрежную полосу… Она желтела своими россыпями золотого песка, на ровность которого, накатывали голубые, пенящиеся белой шапкой своих гребней, волны… Лейла, старалась рассмотреть в этом мареве, искажаемом нагретым, накалённым воздухом, полного испарений, то, что просматривалось за полосой берега. Скала, своими неровностями, колола ей ступни, и Лейла, медленно, на цыпочках, двигалась вниз… Она вглядывалась на другую сторону залива, от которого вверх шли розовые ступени… Ступени поднимались на верх холма, к видневшемуся за гребнем подъёма портику дома… Лейла не отрываясь смотрела на эти ступени… И вот, наконец, она увидела его!.. По ступеням, спускаясь, бежал человек! … На бегу, он махал её рукой и что-то кричал… Проказник ветер, сносил его слова в сторону, куда он сносил и волоса девушки, но ему этого было мало. Он бросал пряди на её глаза, стараясь унести не только слова, но и затуманить видимый образ… Неровность выступов скалы, отдавались болью в её ступнях, но она не замечала этого… Все её чувства, которые она сейчас переживала, исходили только из сердца, а сердца в груди не было… Оно было впереди Лейлы… там у подножия розовых ступеней… Последним прыжком, она преодолела неровную, спускающуюся тропинку и оказалась в обжигающем, раскалённом песке, погрузившись в него своими, израненными острыми камнями, ступнями! Она, прочувствовав невыносимость обжигающей температуры песка, переместилась на ту прибрежную полосу, на которую накатывались пенящиеся волны и остужая, теперь, и её ступни… После этого, она побежала, по неглубокой песчаной отмели, ему навстречу!.. Водная стихия, накатывая на её ступни, смывала с них и, выступившие в проколах, капельки крови, растворяя их, и тем самым роднилась с ней… А ветер, вдруг, устав проказничать, переменив направление, стал с усилием толкать её навстречу бегущему человеку, задув в спину, тем самым помогая ей, преодолевать пространство между ними, снимая для неё преграды и ускоряя её бег… Лейла, на бегу смотрела только в одну точку… Этой точкой был он… Её Антоний! Он, сбежав со ступеней, нёсся по мелководью залива, не чувствуя ветра, дующего ему в грудь… Он бежал к ней… Бежал, чтобы навсегда, заключить её в свои объятия… Весь мир, объединился, чтобы ускорить этот миг… И наступлению этого мига, уже никто и ничто не могли помешать…



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13

Поделиться ссылкой на выделенное