Юрий Шварёв.

Куда мы идём? Беседы по истории России



скачать книгу бесплатно

© Юрий Шварёв, 2017


ISBN 978-5-4483-7827-0

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

К чему мы пришли

Члена Союза писателей «Воинское содружество Юрия Ивановича Шварёва не нужно представлять. Его имя известно читающей публике по книгам «Откуда мы?», «Куда мы идем?», другим изданиям и газетным публикациям. Его книги – это своеобразная летопись нашей многовековой истории в понимании простого человека. В пересказе и трактовке Ю. И. Шварёва трудов Н. М. Карамзина, С. М. Соловьева, В. О. Ключевского, Н. И. Костомарова читатель может проследить историю славянства, Киевской Руси, Великого Московского княжества, боярской России, империи Петра Великого до реформ Александра II. Читая пересказ и рассуждения автора, вольно или невольно соглашаешься с ним. В этом плане он выступает своего рода современным летописцем, поднимающим из забытья хронологию множества событий и фактов.

В книге «Куда мы идем?» Ю. И. Шварёв рассказывает о буржуазно-помещичьей России, рабоче-крестьянском государстве, о создании, могуществе и развале Советского Союза. При чтении разделов этой книги начинаешь лучше понимать наши огромные потери того, что было создано и защищено предыдущими поколениями советского народа. Автор подводит каждого читателя к мысли: то, что произошло с нами – вина каждого из нас. Мы просто не смогли вовремя спохватиться и сказать расхитителям народных богатств: «Хватит воровать!». Мы были воспитаны в глубокой вере, что за нас все кто-то решит, кто-то восстановит порушенную справедливость, остановит нараставший грабительский беспредел. Но чуда не случилось. На наших глазах произошел «черный передел», который привел страну к разделению на слишком богатых (миллионеров и даже миллиардеров) и на громадное большинство бедных, обезделенных, униженных людей.

Кто Ю. И. Шварёв? Это обычный советский человек, родившийся в семье служащего в 1930 году в селе Хмельники Архангельской области. Биография его проста. Закончил школу ФЗУ, работал на заводе, 19-летним поступил в Череповецкое пехотное училище, которое закончил в 1952 году. Служил – командиром взвода в мотострелковом полку, потом командиром 280-го отдельного взвода сопровождения воинских грузов. В 1955 году поступил в Военный институт иностранных языков, но через год институт был расформирован. Шварёва направили служить в военкоматах Воронежской области. Здесь он в 1962 году закончил на заочном отделении исторический факультет Воронежского госуниверситета. В 1981 году уволился в запас подполковником с должности заместителя военного комиссара Левобережного района Воронежа. После демобилизации работал преподавателем, был лектором общества «Знание», в Воронеже и Ленинграде изданы его работы по истории религий. Как автор нескольких книг и поэтического сборника, в июне 2002 г. стал членом Союза писателей «Воинское содружество».

Второе издание книги «Куда мы идем?» подготовлено с существенными дополнениями и поправками.

Ее содержание стало более целеустремленным и более четко отражающим классовый подход к историческим событиям. Книга дает ясные ответы на вопрос: куда же мы идем? В ней немало говорится и о том, к чему мы уже пришли. Получился своего рода политический памфлет, который подсказывает читателю – а что же делать простому человеку в условиях «дикого капитализма:».

В повседневной жизни, находясь в гуще быстротекущих событий, мы порой не различаем понятий «знать историю» и «жить в истории». Это разные стороны нашего обыденного бытия. Каждый из нас живет в истории (того или иного обществу) независимо от хорошего или плохого знания истории. Мы просто смотрим, удовлетворяет нас или нет наша жизнь. Для большинства населения России это как раз и есть та ситуация, в которой мы оказались сейчас. И приходится сожалеть, что это большинство «живет в истории» без серьезных попыток изменить свою жизнь к лучшему, смиренно ждет экономических подачек от буржуазно-демократической власти.

Автор предлагаемого издания совершенно прав, говоря об историческом опыте XX века, показавшем, что коммунистические идеи держатся только правдой, что сокрытие правды, пропагандистские увертки, использование народных устремлений в групповых или партийный интересах оказались губительными для социалистического общества. Что было, то было! Известно, что история не повторяется (в одну и ту же реку дважды нельзя войти). Значит, надо искать пути к чему-то новому, лучшему по сравнению с пережитым. Кроме того, история не терпит сослагательного наклонения – «что было бы, если бы…». Прошлое таково, каким оно было, как оно состоялось.

Как бы мы ни утаивали события и трагедии минувших лет, со временем они становятся явными; Объективная истина в истории – это прежде всего факты. Как заметил французский историк Люсьен Фавр, история «никого ни к чему не обязывает». Она не изменяет жизни людей, не навязывает им практических ДЕЙСТВИЙ. Она всего лишь просвещает их, показывает каким было прошлое, что из себя представляли предшественники.

Кем стать? Что делать? Куда идти? – эти вопросы решает самостоятельно каждый из нас. Решает в соответствии со своими знаниями, понятиями о добре и зле уровнем патриотизма, чертами характера. Тысячу раз прав русский историк В. О. Ключевский, когда писал, что «история не только учит людей, но и проучивает их», если они игнорируют события и выводы прошлого.

В книге «Куда мы идем?» Ю. И. Шварёв берет из прошлого «огонь, а не пепел» (выражение французского социалиста Ж. Жореса). Он не стесняется затрагивать острые вопросы, интересующие в первую очередь трудовые сословия нашей многонациональной России. Я бы посоветовал почаще размышлять о таких вопросах молодым людям, у которых вся жизнь еще впереди. Может быть, эта книга кому-то поможет и ответить себе самому на вопрос: «А что же нам делать?».

А. М. АББАСОВ,
председатель Воронежского областного комитета ветеранов войны и военной службы, кандидат исторических наук, доцент военного института, академик.

От автора

Что такое Родина? Это – весь народ, совершающий на данной площади свое историческое движение. Это – прошлое народа, его настоящее и будущее.

А. Н. Толстой

Моя книга «Откуда мы?» ждала публикации несколько лет, но в рукописи ее читали многие, и приятели говорили: «Напиши, что было потом, после Александра Второго». Легко сказать, напиши. Одно дело – кратко пересказать хоть и объемные труды, но только четырех классиков российской истории, другое – отобрать наиболее важные сведения из десятков разных и не всегда согласных одно с другим изданий. И все-таки я решил продолжить свои беседы.

Это тоже не научная работа, а всего лишь пересказ прочитанной литературы. Материал старался брать тот, достоверность которого не вызывала у меня сомнений. О событиях, фактах, личностях рассказал так, как они представляются мне самому. А они мне представляются не совсем так, как изложено в советских учебниках, и совсем не так, как нынче говорят в эфире и пишут в книгах историки с «общечеловеческим», буржуазным мышлением.

С рядом моих суждений согласится не каждый читатель. По мировоззрению я атеист. Считаю верной марксистско-ленинскую философию и поэтому нахожу вполне закономерным существование религиозных взглядов на мир. По политическому настрою отношу себя в настоящее время к беспартийным коммунистам. Привитая в молодости вера в справедливость «дела Ленина – Сталина» пошатнулась у меня при лидерстве в партии Н. С. Хрущева и Л. И. Брежнева, совсем было расшаталась при горбачевской «перестройке», но окружения президентов Б. Н. Ельцина и В. В. Путина опять сделали меня убежденным коммунистом. То, что раньше я знал о капитализме по книгам, газетам, политучебе, фильмам, теперь увидел собственными глазами в своей стране. Исторический опыт XX века показал, что коммунистические идеи держатся только правдой. Сокрытие правды пропагандистские увертки, использование народных устремлений в групповых или партийных интересах оказались губительными для социалистического общества. Вот почему из прочитанных учебных, справочных, мемуарных, художественных изданий я старался извлечь как можно больше правды о конце Российской империи и о разных этапах истории Советского Союза.

Россия
буржуазно-помещичья

Беседа 1. Плевна и Шипка. Урезанные победы. Промышленный скачок. Буржуазия и пролетариат. Неграмотных – 78%. Консерваторы, либералы, радикалы. Народники

Книга «Откуда мы?» закончилась беседой о царствовании и убийстве Александра II. К той беседе следовало бы добавить сведения о русско-турецкой войне 1877—1878 годов, о которой Ключевский в своих лекциях не рассказал. Восполним этот пробел.

Славяне Балканского полуострова почти пять веков находились под гнетом Турции. После побед русских войск над турками в 1829 г. и балканские и кавказские позиции Османской империи были подорваны. Греция стала тогда независимым государством, Сербия получила статус автономного княжества и наладила тесные связи с Россией. Однако в 1856 г. западные державы лишили ослабленную Крымской войной Россию права покровительствовать сербам. На Балканах опять начало возрождаться турецкое владычество.

В 1875 г. против турецкого господства восстал народ Боснии и Герцеговины (зап. часть расчлененной ныне Югославии). К восстанию присоединились славяне Черногории (юго-запад Югославии), Македонии (юг Югославии) и Сербии. В следующем году поднялись на борьбу с угнетателями жители Болгарии, а повстанческие правительства Сербии и Черногории официально объявили Турции войну.

Турки «ужасными мерами старались усмирить славян, предавали опустошению и огню целые города и селения, избивали, людей тысячами, при этом не щадили ни детей, ни женщин, ни стариков». Только в Болгарии «турки вырезали 30 тысяч человек». В России возникли «славянские комитеты», которые отправляли на помощь «братьям по крови и вере» сотни добровольцев. Попытки Петербурга оказать на Турцию дипломатическое давление успеха не имели. В апреле 1877 г. Александр II откликнулся на требования российской общественности и объявил султану войну.

В мае брат императора великий князь Николай Николаевич привел русскую армию в Румынию. При штабе армии находился и сам Александр II. После переправы через Дунай полки великого князя вместе с болгарскими и румынскими повстанцами осадили крепость Плевну (г. Плевен в Болгарии), а войсковая группировка генерала И. В. Гурко взяла город Тырново (г. Велйко-Тырново в Болгарии) и заняла стратегически важный горный перевал Шипку. В это же время другая русская армия начала вытеснять турецкие гарнизоны из захваченных ими крепостей в Закавказье.

Осада Плевны, где «засело более 40 тысяч турок», продолжалась почти полгода. Штурмы крепости успехов не приносили. Только 28 ноября, когда оголодавшие противники попытались прорваться из окружения, Плевна была взята. А на Шипке солдаты генерала Н. Г. Столетова и болгарские добровольцы с июня по декабрь героически отражали натиски вшестеро превосходящих турецких сил и удержали перевал в своих руках, (Там сейчас стоит памятник воинам, павшим за освобождение Болгарии.)

В декабре российские части под командованием генерала М. В. Скобелева перешли через Балканские горы, в январе 1878 г. взяли Адрианополь (г. Эдирне в Турции) и подступили к Стамбулу. Исход войны был решен. Подписанный в феврале мирный договор «фактически вывел из-под власти Турции все балканские народы» и возвращал Петербургу его потери в Крымской войне.

Западные державы не смирились с усилением России на Балканах и в Закавказье. На конгрессе в Берлине в июне того же 1878 г. Англия, Франция, Германия, Австро-Венгрия и Турция вынудили российское правительство пересмотреть февральский договор. Автономию с правом иметь свою армию получила только Северная Болгария, а Южную Болгарию оставили в составе Турции. Сербия, Черногория и Румыния получили независимость, но их территории сократились. Боснию и Герцеговину отдали Австро-Венгрии. Остров Кипр перешел от Турции к Англии. Россию заставили возвратить туркам крепость Баязет в Закавказье.

Решения Берлинского конгресса помешали полному освобождению балканских народов от гнета иноземцев и притормозили образование независимых славянских государств. Победы русской армии и балканских повстанцев были весьма заметно урезаны. Российская общественность увидела экономическую и политическую слабость своей империи перед объединенными силами враждебной Западной Европы. Западные соседи и в прошлом всегда с опаской смотрели на усиление России. При зарождении империализма весь европейский капитал сплотился против огромной полуфеодальной державы с ее многочисленной армией.

Реформы Александра II многое в стране изменили к лучшему, но не избавили народ от устоявшихся пороков самодержавного строя. Над земствами в губерниях и уездах стояли царские чиновники. В деревнях сохранялась зависимость временнообязанных крестьян от помещиков. Выступления против существующих порядков карались по законам тюрьмой, каторгой, виселицей. Тем не менее в российском обществе подули свежие ветры.

Отмена крепостного права дала сильный толчок развитию капитализма. Широко распространялся наемный труд. В деревнях к 80-м годам половина жителей оказалась в положении малоземельных, «беднейших», другая половина имела землю в достатке, поэтому около 20% крестьян статистика относила к «зажиточным». Среди зажиточных появилось сословие «кулаков», которые использовали труд наемных работников (батраков), вели торговлю и приобретали черты мелкой буржуазии.

Менялся уклад жизни в помещичьих хозяйствах. В 17 наиболее плодородных губерниях помещики обычно сдавали землю нуждавшимся в ней крестьянам в аренду. Те рассчитывались за аренду не деньгами, а как бывало при барщине, отрабатывали дни на господских полях. В 19 губерниях большинство помещиков обрабатывало землю и снимало урожаи наемными работниками, расплачиваясь с ними за труд деньгами и продуктами. Это была уже капиталистическая система ведения хозяйства. Многие помещики не смогли приспособиться к жизни без крепостных кормильцев, продавали свою землю, разорялись, искали удачи в городах. В Сибири, в северных и некоторых других областях помещиков почти не было. Там сельские общины платили за землю налоги в государственную казну.

Тысячи и тысячи освобожденных от крепостничества крестьян из-за малоземелья и тяжелых выкупных платежей искали приработка в стороне от своих деревень. Кустарные промыслы и заводская промышленность получали дешевую рабочую силу и развивались неслыханными раньше темпами. Правительство поощряло предприимчивых заводчиков и фабрикантов кредитами, субсидиями, государственными заказами, законами о таможнях.

К концу XIX в. «основная промышленная продукция России производилась на предприятиях, оборудованных паровыми и электрическими машинами». Быстро развивался транспорт на паровозной тяге. За 40 лет протяженность железных дорог выросла с 1,5 тыс. до 50 тыс. км. Наряду с дорогами в центральных губерниях были проложены Закавказская и Закаспийская магистрали, начато железнодорожное строительство на Урале и в Сибири. При этом 70% всех путей правительство держало в руках государства. За эти же 40 лет число морских паровых судов выросло в 10 раз, а речных пароходов стало больше 2,5 тыс.

Подъем многих отраслей промышленности начинался или с нуля или с весьма низкого уровня, поэтому при быстрых темпах экономического роста страна еще далеко отставала от крупных европейских государств по количеству и качеству выпускаемой продукции. Повсюду не хватало и капиталов и подготовленных технических кадров. Мешали многоукладность экономики, пережитки крепостничества, отсталость окраинных районов. В 80-х годах в Россию пришел французский, английский, германский и бельгийский капитал. Иностранных банкиров и промышленников привлекали природные ресурсы Украины, Кавказа, Урала, многих других мест. Привлекала их в Россию и по-колониальному дешевая рабочая сила.

С ростом промышленности и транспорта в стране появились два новых сословия – буржуазия и пролетариат, далеко не дружески относившиеся одно к другому. Менялись пропорции и в других сословиях. К 1897 г. в России насчитывалось 126 млн. жителей, из них 5,1 млн. человек составлял промышленный пролетариат. Царская статистика делила население так: крестьян – 71%, мещан – 11%, дворян – 1,5%, купцов и духовенства – по 0,5%. Городской пролетариат относили к мещанам, сельский – к крестьянам. Были еще казаки, разночинные интеллигенты и другие социальные «прослойки». 18,4% населения проживало в городах, из них в Петербурге 1,7 млн. и в Москве около 1 млн.

Жизненные условия рабочих и основной массы крестьянства были тяжелыми. Неограниченный законом рабочий день, низкие заработки, изматывающий силы труд, изнуряющий души быт, бесправие наемных работников перед хозяевами, отсутствие системы страхований – «все это обостряло и умножало социальные язвы России, создав много трудноразрешимых проблем».

Решение назревших проблем сдерживала и безграмотность основной массы населения. После Петра Великого только императрица Елизавета делала попытки приобщить к грамоте трудовые сословия. Если в верхних слоях общества культура развивалась весьма успешно, то низы, как и раньше, жили в невежестве, довольствуясь обычаями и мудрым опытом предков. Несмотря на создание сети начальных училищ по правительственному Положению 1864 г., крестьянство оставалось в стороне от просвещения и от господской культуры. Для примера приведу справку военного ведомства тех лет. В 1880 г. в армию было призвано 230 тыс. новобранцев. Из них оказалось: «окончивших учебные заведения» – 1,7%, «умеющих читать и писать» – 20%, «неграмотных» – 78,3%. Это данные о наиболее здоровой части молодого мужского населения. Уровень грамотности женщин был еще ниже.

Как тут не вспомнить нашумевшую в 1989 г. статью писателя Б. Васильева «Люби Россию в непогоду»? Он писал, что после 1861 г. крестьянство «познало вдохновение свободного труда», что в стране выходило «огромное количество газет и журналов» и что «общественный процесс гармонизации отношений» был нарушен бомбой, брошенной террористом в Александра П. Это ли не образец конъюнктуры в публицистике? Будто писатель и не читал написанных в 70-х годах произведений Н. А. Некрасова о жизни временнообязанных крестьян. Будто он не знал, что читать газеты и журналы в неграмотной стране могли только господские сословия. Будто не слыхал, что до бомбы террориста на Александра II уже было несколько покушений.

Россия увидела при Александре II большой скачок в развитии промышленности, транспорта и торговли, но социальной «гармонизации» этот скачок в страну не принес. Наоборот, капиталистические формы хозяйствования расширили противоречия в обществе и обострили их. К недобрым отношениям между крестьянами и помещиками добавились такие же недобрые отношения наемных работников к нанимателям и их хорошо оплачиваемым прислужникам (подрядчикам, надсмотрщикам, учетчикам). Появилась вражда между батраками и кулаками в деревне. Возникла неприязнь между народившейся буржуазией и дворянством. Острее стали противоречия между населением и чиновным аппаратом царской власти.

Недовольство царским двором бродило во всех слоях населения. Протестные настроения разных сословий привели к образованию «трех направлений в общественных движениях – консервативного, либерального и радикального».

Консерваторы противились нововведениям Александра II. Они стояли «за незыблемость самодержавия, свертывание реформ, сохранение помещичьего землевладения». Их представляли в основном дворяне, духовенство, непролетарское мещанство, купечество, зажиточная часть крестьянства и казачества. Консерваторы насаждали свою политику через чиновников, священнослужителей, помещичью дворню-прислугу и через печатные издания.

Либералы выступали «за введение конституционных начал, демократических свобод и за продолжение реформ». Им хотелось ограничить верховное самодержавие и засилье царских чиновников на местах представительными (выборными) органами власти. Либеральные взгляды пропагандировали имевшие значительный капитал помещики, крупная буржуазия и большинство интеллигенции. Они подавали императору «адреса» со своими пожеланиями и иногда проводили между собой тайные совещания. У них были сторонники в губернских и уездных земствах, в научных обществах и в редакциях различных журналов. Либералы, как и консерваторы, боялись народных мятежей и резко осуждали деятельность радикалов.

Радикалы стремились переустроить общество насильственными, революционными методами. Они выражали интересы рабочих и бедствующей части крестьянства, но в их рядах действовали представители самых разных сословий. Посвятив свои жизни борьбе «за волю и справедливость», радикалы создавали подпольные организации и звали народ к наступлению на самодержавие.

Революционеры дали о себе знать вскоре после отмены крепостного права. Их тайные группы создавались под влиянием идей, разносимых по стране двумя журналами. В Петербурге печатали основанный еще А. С. Пушкиным «Современник». С 1846 г. он издавался Н. А. Некрасовым и И. И. Панаевым. В этом журнале публиковались работы В. Г. Белинского, А. И. Герцена, Н. Г. Чернышевского, Н. А. Добролюбова и произведения виднейших русских писателей. О политической направленности «Современника» можно судить по тому, что Чернышевского в 1862 г. посадили в Петропавловскую крепость, а через два года отправили на каторгу в Сибирь. Белинский и Добролюбов умерли молодыми, не дождавшись ареста. Герцен уехал за границу и с 1853 г. издавал в Лондоне и рассылал по России другой революционный журнал «Колокол». Некрасов в 1866 г.. расстался с «Современником». К этому времени радикальные журнальные статьи успели расшевелить умы многих образованных людей в столице и других городах.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7

Поделиться ссылкой на выделенное