Юрий Широков.

Хочу, чтобы меня слышали! Книга 1. Жизнь – это Любовь!



скачать книгу бесплатно

– Ну, про кого тебе еще рассказать? Много их здесь…

Пока малышками прыгают, с детьми человеческими, вот как с тобой сегодня, играют, взрослым людям кажутся безобидными.

Взрослые даже поговорку себе придумали: «Чем бы дитя не тешилось – лишь бы не плакало».

– А зря!

– Страстишки-то чаще всего проникают в маленькие души и растут там, как на дрожжах, и могут вырасти крупнее, чем во взрослых. И уже перед тобой не твой ребенок, а страсть целая!

– Смотришь, ребенок еще под стол пешком ходит, а в нем уже такое поселилось! И исправить уже ничего нельзя.

– Маленький, а уже готов убивать, отбирать у беззащитных последнее, или у родителей «сидеть на шее».

– А кто повинен? Сами же родители. Придумали для себя – лишь бы не плакали! Теперь сами в слезах!

– А, вон та, которая в ветвях, Любушка, она особенная у нас. Ее, если повезет вырасти большой, Любовью звать будут.

Эта страстишка отличается от всех остальных тем, что чем больше она вырастает, тем лучше.

Но для этого должно выполниться одно условие – она обязательно должна встретить себе подобную. Тогда они обе перестают быть страстишками, становятся одним существом, с двумя именами Любовь и Страсть.

От того, что из двух существ они превращаются в одно, никто не страдает, всем только лучше становится. Любовь уже не зверек и не зверь, она сама по себе, для каждого человека предстает в разном обличии, никто еще не смог ответить на вопрос, что такое Любовь, почему кто-то ее встречает, а кто-то никогда?

Она сама выбирает людей, для того чтобы поселиться в их душах и принести счастье или горе, а иногда и то и другое одновременно.

– А вообще страстишек этих много, здесь с тобой играли далеко не все, а только детские страстишки.

– Те, кого ты не видел, это для взрослых, ты их, надеюсь, и не встретишь никогда в своей жизни.

Это уже не страстишки, и даже не страсти, а настоящая нечисть.

– Вот послушай, я тебе некоторые только назову: пьянство, скверноприбытничество, ревнование, зависть, памятозлобие, мшелоимство, гнев, празднословие, уныние, властолюбие, да все их сразу и не упомнишь…

– От одних этих названий в дрожь бросает.

– Вырастешь, беги от них без оглядки, или гони их от себя, всех вместе и каждую страсть в отдельности. Не позволяй мелкой страстишке управлять собой. И тогда эти милашки – страстишки будут только украшать твою жизнь.

– Сможешь обуздать страсти, не впадешь в грехи, выживешь – станешь Человеком!

– Ну, ладно, тебе пора возвращаться, завтра у тебя тяжелый день. Все может случиться, может нам и не удастся больше побеседовать. Может быть никогда.

– А жаль, ты мне, Саша, симпатичен.

Вот вырастешь ты большой и забудешь о нашей встрече. А может и вспомнишь когда-никогда про меня.

Редко, но бывает так у людей, особенно в моменты, когда им очень плохо или очень хорошо, такие дела…

– Если это случится, не стесняйся, попробуй позвать меня, и, если можно будет, я побеседую с тобой, а может быть, даже совет какой дам – волшебник погладил Сашу по голове и обнял.

– А как Вас зовут, как мне позвать Вас? И кто это мы? И почему Вы говорите, побеседую, если можно будет? Вам, что ли, кто-то может запрещать? – вопросы от Саши посыплись, как горошины из сухого стручка.

– Это не важно.

Таких как я, люди называют и ангелами-хранителями, и архангелами, и защитниками, и пророками, и святыми, и волшебниками. Люди, на самом деле, не знают, что происходит в других мирах, и придумывают себе сказки разные. Только в малом возрасте, как у тебя, например, возможны встречи с волшебниками, добрыми и злыми, хотя такого зла, как на Земле, худший один из нас никогда не сотворит.

– Ты пока еще невелик годами и, поэтому, я не смогу объяснять подробно, как устроен этот мир, человек должен самостоятельно постигать это с возрастом и пытаться прийти к истине. А путь к Истине и сама Истина – это Бог.

Запомни это навсегда, это и просто, и сложно одновременно.

– Бог – это жизнь в ее истинном смысле, все остальное, его творение. Всякая жизнь ангелов, людей, животных, растений получена от Бога в результате акта творения, поэтому все сотворенные, в отличие от Бога, обладает жизнью не по сущности, а по причастию к Богу.

– Как правильно сказал один из наших – нет такой жизни, которая была бы не от Бога, поскольку Бог есть высшая Жизнь и сам он – Источник жизни.

– От Бога жизнь дарится сотворенному, как мне, к примеру, в качестве способности к самостоятельному развитию и совершенствованию, а, в случае человека, в том числе, и тебя – для того, чтобы приблизиться, стать хоть немного похожим на него через его напутствия, любить его и сотворенных им существ, всем сердцем.

– А кто это – Бог? А какой он? Чем занимается сейчас, если все уже сотворил? И какие напутствия он нам давал? И, как это – на все воля божья? И на лето, и на мою болезнь, и на войну, и на конфеты? – опять поскакали вопросы – горошины.

– Жизнь человека состоит из двух этапов: временной, земной и вечной – небесной будто не замечая эти вопросов продолжал волшебник.

– Для того, чтобы достойно пройти земную жизнь, надо совсем немного – помнить о Боге и любить его, следить за тем, чтобы тело и душа были здоровы, и при этом не телесные желания руководили душой, а душа управляла телом.

– Проживешь правильно земную жизнь, будешь счастлив в небесной.

– Ну, все, хватит на первый раз, бывай здоров, завтра день особенный и тяжелый, тебе ведь твоих милашек может быть придется защищать, да и выздороветь тебе надо. Пора тебе начинать говорить и не только со мной, но и со всеми людьми!

– А от кого защищать милашек? Я же, может и не смогу, маленький, говорят, еще – засомневался Саша.

– Сможешь, если будешь помнить, что тебе Сергеич говорил о сильных людях, и о том, как они добиваются своей цели.

– До свидания! Вы говорили еще, что вас люди называют по-разному. Мне понравилось название «Ангел Хранитель». Можно я Вас буду так называть? Ну, пожалуйста, я никогда Вас не забуду, даже когда вырасту большим. Почему все должны забыть о встрече с вами? Не хочу быть, как все! – закапризничал Саша.

– Как тебе удобно будет. Хочешь – называй меня так, мне приятно было это услышать! Обращайся ко мне и дальше так же и до свидания, мальчик мой! Теперь я буду всегда рядом – очень тихо, чтобы мальчик не услышал, произнес теперь уже Сашин Ангел-Хранитель, который с этого момента получил такое же имя.

Ангел знал, что его ждет нелегкая работа, ни один раз придется отпрашиваться у начальства, чтобы помочь своему милому другу. Но он верил и знал, что сил у них двоих хватит на всю предстоящую долгую и не всегда счастливую жизнь.

А когда Сашина земная жизнь завершится, он, если окажется достойным, станет для кого-нибудь наставником и защитником. И жизнь в ее бесконечности продолжится!

– Лети, Сашок, возвращайся в свое детство земное. Твои взрослые и не знают, что детство, это и есть Рай, дарованный каждому родившемуся на этой Земле. Но этот каждый делает все, чтобы отодвинуть или уничтожить этот Рай, который оказывается всегда рядом и имя которому во взрослой жизни – Любовь!

– Все вы уйдете в вечность, но устремленность ваша в этой жизни должна быть одна – прожить достойно, чтобы в земном мире зла охранить хотя бы одну маленькую неразумную душу.

Для этого нужно совсем немного и так много – стать ангелом-хранителем на земле для чьей-то несчастной души.

Попробуйте стать утешителем души мамы, сына, внука, друга, совсем незнакомого, несчастного человека!

Берегите свою и чужие души! И вам воздастся!

Чья – то душа горит падающей звездой, чья – то медленно тлеет головешкой, но каждая из них сама является маленькой Вселенной и стремится к единой точке небесной сферы, куда стремятся все Вселенные, маленькие и гигантские. И все наши души стремится туда же.

Там Истина, там наш общий приют!

Бесконечность и вечность – родные сестры!

Саша очнулся уже на своей кровати в мужской палате… Елка со зверьками куда то исчезли.. Наверное, растворилась в воздухе, как вчера Сергеич с черемуховыми кустами.

– Это не может быть сон, сны я никогда не помню – я летал к Ангелу, но куда все исчезли и как я оказался в палате? Я познакомился с новыми друзьями и должен буду сегодня их защищать.

– Мне надо заговорить, мне надо к милашкам, это же был не сон? – написал он печатными буквами.

Сергеич с серьезным видом, немного подумав, объяснил, что все приключения точно не могут быть просто и только сном.

– Так, как у тебя, часто случается, но только в детстве. Я тоже когда-то летал в гости к своему Ангелу, но взрослым вход в сказки закрыт, потому что они перестали в них верить. У каждого взрослого такие приключения были когда-то давно, но подзабыты.

Несчастные взрослые, то есть бывшие дети, вынужденно занимаются нужными, но скучными делами.

И тут Сашу, как током ударило – сегодня уже сегодня, а не вчера, и день особенный уже идет, впереди куча дел – завтрак, врачебный обход, охота на последнюю пчелу, возвращение голоса.

А еще он обещал волшебнику, что будет защищать своих друзей – «малышек-милашек». Сегодня его новым друзьям может угрожать опасность!

Надо все успеть, и Сережа, решил не завтракать, каша подождет.

За это время он лучше изловит пчелу и изгонит из спины Сергеича ревматическое чудище, а то «силы-то сегодня, ох, как нужны будут!»

Но, вот, все обычные дела сделаны, зверь – ревматизм с позором отступил, обход закончился, доктора ушли к себе пить чай.

Пора делать дела важные и волшебные.

– А Сергеич-то, как специально, сидит и молчит, думу про себя какую-то думает, забыл про голос и волшебника, что ли – с досадой рассуждал Саша. А вдруг зверюшек кто-нибудь обидит, пока мы здесь застряли.

Сергеич же продолжал сосредоточенно размышлять о чем-то. Казалось, что он где-то не здесь – может, вспомнил детство, или как я улетел к своему Ангелу посоветоваться – рассудительно размышлял Саша.

– Мешать ему нельзя – надо подождать, не зря Сергеича все зовут – Мудрый.

Мудрый же наконец поднялся и молча вышел куда-то ненадолго. Вернулся он с большим свертком, обернутым плотной бумагой. Взглядом и незаметным для остальных кивком головы сообщил: – Пора! Вперед! За мной!

И хоть Саша давно уже ждал этого сигнала, от неожиданности сердечко заколотилось, как у выпавшего из гнезда птенчика, ноги стали ватными и не хотели двигаться.

– Это и есть тот самый страх-грех, про который Ангел рассказывал мне вчера.

– Я ничего не боюсь! Страх, я прогоняю тебя! Я буду сильным духом!

– Надо скорее возвращать голос и бежать к «милашкам», мало-ли что…

Но ноги приступили к своему привычному делу все равно только после ободряющего взгляда Сергеича.

Страх отступил, но не очень далеко и не очень надолго.

Они вышли из палаты и порознь, чтобы не привлекать внимания, как бы прогуливаясь, незаметно скрылись в зарослях черемухи. Расположились на скамейке и по-взрослому немного помолчали.

Саша заметил, что Сергеич очень взволнован, он нервно ерзал и вздыхал, даже руки у него немного подрагивали.

Вздохнув глубоко, Сергеич перекрестился и решительно развернул сверток.

Под бумагой оказалась толстая книга в деревянном переплете, в серебряном окладе, ну, прямо, по правде волшебная.

– Ты все помнишь, что нужно сделать, не забыл, что должен после моего или любого другого крика «Говори» попытаться так же громко сказать: «Да, Господи»?

В ответ Саша кивнул, как вчера, три раза.

– Ляг на скамейку, закрой глаза и слушай внимательно.

Пока я не позволю, глаз не открывай, руки вытяни «по швам», пальцы в кулак не сжимай! Услышишь слово «Говори» – громко скажи – да, Господи!

– С Богом, начинаем!

Глава 5. Семья Грузиновых из села Чашниково

Отец Михаил, а «в миру» – Грузинов Михаил Андреевич, был определен по резолюции митрополита Московского и Коломенского Владимира в конце 1897 году на вакансию священника к Троицкой церкви села Чашниково Московского уезда.

Приход батюшка принял от ушедшего за штат по старости протоиерея Иоанна Соколова в августе, сразу после Успения.

Жили скромно, хотя приход был богатым – годовая доходность за последние годы в Храме меньше 400 рублей не опускалась и была самой высокой в 7-м округе Московского уезда и одной из самых высоких в Московской губернии.

При усадьбе села Чашниково 6-го стана Московского уезда Озерецкой волости, которым владел с 1890 года купец Денисов Андрей Тимофеевич, состояло 195 душ.

Село называлось полным названием с добавлением приставки «Нарышкино», поскольку принадлежало оно с XVI и до середины XIX века царским семьям фамилий Романовых и Нарышкиных.

Они же являлись благотворителями и устроителями церкви Троицы Живоначальной.

Еще в 1688 году село и с ним еще несколько сел и деревень, общей численностью 278 дворов, где проживало 1972 человека, были пожалованы из Приказа Большого дворца боярину Льву Кирилловичу Нарышкину, дяде Петра I.

В связи с этим, в «отказной книге» появилась новая опись Чашниково, в которой о церкви сказано: «Церковь каменная о пяти верхах во имя Живоначальной Троицы, да предел святого Алексея человека Божия, около настоящей церкви паперть деревянная забрана в косяк, церковь и паперть крыты тесом, главы обиты черепицею; в церковь трои двери, затворы деревянные створчатые… На церкви колокольница каменная, на ней шесть колоколов весом пуд с 19».

Переехала семья Грузиновых с Кавказа, где отец Михаил имел небольшой приход, а затем служил полковым священником.

Там родились и подросли его старшие дети, там же схоронил он свою первую жену – матушку Аксинью, верную спутницу в нелегкой армейской и духовной работе.

Померла матушка в 1893 году при родах младшего сына – Петра.

Вдовствовал отец Михаил почти пятнадцать лет, никак не мог забыть матушку – любил ее сильно.

Женился во второй раз уже на новом месте на молодой тихой женщине, старшей дочери уездного доктора, Варваре Яковлевне Аксеновой, работающей учителем в приходской школе.

Дети к браку отнеслись спокойно, перечить отцу воспитание не позволяло, да и понимали, что тяжело отцу одному, и так вдовцом столько лет проходил, хлебнул горюшка, их поднимая.

Так и жили – не тужили, в новой школе служили.

Школа эта заслуживает отдельного рассказа.

В конце 1897 после обстоятельного разговора с настоятелями Храма, землевладелец Денисов – владелец села, пожертвовал под строительство церковно-приходской школы значительный земельный участок.

После этого события сам Государь Император высочайше соизволил «на укрепление за Троицкою церковию участка земли, мерою по плану 1 десятина 680 квадратных саженей, состоящего при упомянутом селе и жертвуемого Московским купцом Андреем Денисовым под устройство местной церковно-приходской школы».

Школа строилась на средства Училищного Совета при Святейшем Правительственном Синоде, ассигновавшего для этой цели 16150 рублей.

Ангелом-Хранителем Храма и школы был всегда архимандрит Никон (Рождественский) – казначей Троицкой Лавры, известный издатель «Троицких Листков», попечитель школы, сам когда-то служивший в этом Храме и родившийся в этом селе.

Он взял на себя бремя основных расходов и только из собственных средств на это дело издержал до десяти тысяч рублей.

Кроме того, отец Никон отдельно положил капитал в пятнадцать тысяч рублей в обеспечение общежития при школе, а также на нужды школьной библиотеки и школьного храма.

Торжество открытия второклассной церковно-приходской школы – первой в Московском уезде произошло в 1898 году 30 августа.

На торжество собрались жители всех близлежащих сел, паломники, прихожане и служители 18 церквей Чашниковского благочиния, которое возглавлял ранее больше десяти лет настоятель Храма, отец Иоанн Соколов, передавший бремя настоятельства отцу Михаилу.

День торжества был выбран не случайно.

30 августа – день памяти Императора Александра III – был избран для освящения потому, что школу предположено было посвятить блаженной памяти Царя – Миротворца.

И еще – это был день памяти одного из самых почитаемых святых на Руси – преподобного Александра Невского.

Ко дню открытия прибыл из Лавры отец архимандрит Никон, который перед началом торжественного молебна обратился к предстоящим с такими словами: «Отцы и братия! Сегодня день памяти благоверного князя Александра Невского. Это святое имя напоминает нам двух незабвенных наших царей: Александра II и Александра III.

– Последний, своим державным царским словом, восстановил нашу церковную народную школу.

– Вот почему мы на нашей новой школе, которую сегодня будем освящать, начертали Его имя.

– Помолимся же об упокоении душ обоих Царей Александров. По воле Божией, отсутствуя телесно, душою они сегодня в Чашникове, в этой школе, которая удостоится носить имя незабвенного Царя, на которой почивает уже Божие благословение.

– Горячо приветствую друга юных лет – отца Иоанна Соколова, вложившего душу и сердце в дорогое дело, достопочтенного отца Михаила, который призван продолжить святое дело всех гостей. Приветствую также законоучителя Александра Николаевича Воинова, старшего учителя Димитрия Феодоровича Бажанова, и всех вас, чьими трудами построена школа и содержится в достойном порядке старинный Храм.

– Тех, кто будет радеть дальше за нашу веру и Отечество».

Ах, как же красива была выстроенная школа! Она будто всегда стояла рядом с древнейшим Храмом в окружении старых лип и дубов! Храм духа и Храм знаний стояли рядышком, как мама с любимой деточкой, на крутом возвышенном берегу речушки Альбы, несущей свои чистейшие воды сначала в Клязьму, потом в Оку, а оттуда уже – в великую русскую реку Волгу.

Течение этих рек и есть суть и олицетворение духа русского народа.

Собираясь помалу родничками да ручейками, озерами, и реками малыми, большая полноводная река превращается в мощный поток, который уже никому и никогда не остановить.

Как не остановить дух русского народа, который произрастает душами деревень и церквушек, стоящих на российских берегах!

Пока живы церкви – Россия не умрет.


Храм во имя Троицы Живоначальной села Чашниково


Пока живы ручейки и роднички – морям и океанам не о чем беспокоиться.

Главный южный фасад школы, обращенный к церкви, украсил ризалит – выступающая за основную линию фасада часть здания. Центральную часть здания увенчали высокой палатной кровлей, прорезанной слуховыми окнами в наличниках. Возле школы устроили бревенчатый, крытый железом погреб, деревянное на каменном фундаменте, крытое железом, здание для бани с полным внутренним устройством и бассейном. На дороге, идущей по школьной земле, соорудили каменный мост через овраг и сделали под ним плотину для подъема уровня воды, потребной для бани и школьного сада.

Освятили школу, как полагается, и затем, как водится, отметили это событие за большим столом, накрытым прямо под сенью многолетних деревьев.

Миром решили, что отказов в приеме детей не будет, и обучение было бесплатным.

Дай Бог, чтобы вечно стояли школа и Храм и несли неокрепшим и заблудшим душам светлое, доброе и вечное!

Отец Михаил, после того, как стал настоятелем Храма и заведующим школой, взял ко всему прочему, на себя заботу о церковном саде и за два года превратил его в один из лучших в России.

Уж очень полюбил батюшка после ратных дел на Кавказе садовую работу!

Выписывал специальные журналы, сам ухаживал за деревьями, прививал их, защищал от вредителей, закладывал новые сорта.

На удивление многим, в специальной теплице подрастали разные диковинные растения, выращенные из семян и черенков, которые привозили прихожане и товарищи по садоводству.

Но самым важным занятием батюшки, после духовной работы, было все же врачевание людей.

Такой дар ниспослал ему Господь! Не было такой болячки, вылечить которую батюшка бы не взялся.

Слух об его даре мгновенно распространился далеко за пределы губернии.

К батюшке потянулись сотни страждущих и стремящихся к излечению.

Пришлось даже открыть при Храме странноприемный дом, больницу, нанять работников.

Не справился бы батюшка со всеми заботами, если бы не делил их с благодетелем Храма – архимандритом Никоном, теперь еще и почетным Председателем созданного недавно Приходского Троицкого попечительства о бедных.

Деньги на попечительство давали прихожане и люди, исцеленные от всяких болезней, душевных и телесных.

Губернатор, у которого отец Михаил вылечил от жуткой болезни единственную дочь, своим указом повелел построить при Храме не только больницу, но и новую колокольню, выделив необходимую недостающую сумму из казны.

Сыновья часто наблюдали за тем, как отец исцеляет.

Это им, в отличие от остальных, не только не возбранялось, но и даже входило в круг обязанностей.

Лечение происходило всегда в отдельном доме, посещать который можно было только с разрешения батюшки.

Смотреть за происходящим во время лечения было ребятам иногда интересно, но чаще скучновато.

Интересно было видеть, как человек больной, часто не способный даже сидеть, после одного сеанса вдруг поднимался и уходил на своих ногах.

Скучно, потому, что никакого явного волшебства в процессе излечения не происходило.

Все было похоже на обычную службу в Храме, только молитвы отличались от обычных, церковных.

Отец почему-то называл их «стихи», хотя это были совсем не стихи, рифм в них не было.

Каждый «стих» читался при определенной болезни. При болезни ног – про церковь Святой Богородицы на острове Буяне, при болезнях глаз – про собак: «…шел раб божий через мост, а навстречу ему бурый пес…»

«Стихи», запоминались на слух сразу и навсегда, как «Отче наш» или «Верую…» и никогда не забывались, хоть слышать их удавалось не так часто, как ежедневные вечерние или утренние молитвы в Храме.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11

Поделиться ссылкой на выделенное