Юрий Чурилов.

Судебная практика. Прецеденты по спорам о праве собственности



скачать книгу бесплатно

© Чурилов Ю., 2018

© ООО «Издательство АСТ», 2018

* * *

Введение

Для чего нужно знать судебную практику, если она – не закон?

Дело в том, что закон многогранен, зачастую в силу неопределенности или противоречивости формулировок он может допускать множество толкований. Многогранна и наша жизнь, ведь невозможно все встречающиеся на практике ситуации описать в законе. Хотя казуистичное и детализированное описание присутствовало в древнейших памятниках права, но подобное изложение было показателем низкой юридической техники.

Отсюда вывод: судебная практика – это необходимая база для работы любого юриста. Ее нужно собирать, изучать, обобщать. К сожалению, такому важному аспекту юридической деятельности не уделяют внимание в вузах при подготовке юристов.

Несколько слов о принципах использования судебной практики юристам.

Во-первых, на нее целесообразно ссылаться в процессуальных документах (исках, жалобах, ходатайствах) с обязательным приложением копий судебных решений. Причем делать это следует даже в том случае, если судья заявляет: не нужна мне никакая практика – у меня своя практика!

Во-вторых, прежде всего нужно использовать судебную практику высших судебных инстанций (Верховного Суда РФ, Конституционного Суда РФ) и желательно обобщенную ими в форме «Постановлений Пленумов», «Обзоров судебной практики», «Вопросов по применению законодательства», а также судебную практику «домашнего» региона и конкретного суда. Дело в том, что к «чужой» судебной практике некоторые судьи относятся отрицательно.

В-третьих, следует помнить, что судебная практика противоречива. В ответ на судебную практику своего оппонента вы всегда сможете что-то противопоставить. В такой ситуации суд при разрешении спора может либо принять во внимание распространенность той или иной судебной практики, ее значимость, убедительность судейских формулировок, либо попытаться склонить стороны к миру.

Наиболее частые и сложные споры в юридической практике – это споры о праве собственности.

В сборнике представлены самые интересные, актуальные и необходимые для повседневной работы юриста правовые позиции судов по данной категории дел: в первую очередь, Верховного и Конституционного Судов РФ. Эти правовые позиции должны оказаться полезными и начинающим юристам, и профессионалам, а также всем читателям, интересующимся юриспруденцией, поскольку существенно сэкономят время в поисках нужной информации в сети Интернет и справочно-правовых системах, облегчат понимание непростых формулировок закона и помогут избежать ошибок в юридической практике.

Отзывы и пожелания, касающиеся настоящего сборника, просьба отправлять автору по адресу:

chur.j@yandex.ru.

Глава 1. Судебная практика по спорам о праве собственности супругов

 Требование о разделе имущества супругов может заявляться одновременно с требованием о расторжении брака
Проблема

Во многих судах сложилась практика, согласно которой споры о расторжении брака рассматриваются отдельно от иных семейных споров.

При подаче соответствующих исков работники аппарата судов нередко требуют от заявителей, чтобы в иске присутствовали стандартные формулировки об отсутствии у разводящихся супругов споров о детях и об имуществе.

Однако подобных ограничений в законе не содержится. Другой вопрос, что объединение нескольких требований в одном иске может затянуть разрешение спора по всем требованиям. Как раз этой хитростью пользуются ответчики по делам о расторжении брака, предъявляя встречные иски о разделе супружеского имущества.

Правовая позиция Верховного Суда РФ

В случае, когда при расторжении брака в судебном порядке будет установлено, что супруги не достигли соглашения о том, с кем из них будут проживать несовершеннолетние дети, о порядке и размере средств, подлежащих выплате на содержание детей и (или) нетрудоспособного нуждающегося супруга, а также о разделе общего имущества супругов либо будет установлено, что такое соглашение достигнуто, но оно нарушает интересы детей или одного из супругов, суд разрешает указанные вопросы по существу одновременно с требованием о расторжении брака.

Источник судебной практики: п. 11 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 05.11.1998 № 15 «О применении судами законодательства при рассмотрении дел о расторжении брака».

Место публикации: Бюллетень Верховного Суда РФ. 1999. № 1.


Сроки исковой давности для требований о разделе имущества супругов исчисляются со дня, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права, а не с момента возникновения иных обстоятельств (прекращение брака, неиспользование спорного имущества и т. п.).

Согласно ч. 7 ст. 38 Семейного кодекса (далее – СК) РФ к требованиям супругов о разделе общего имущества супругов, брак которых расторгнут, применяется трехлетний срок исковой давности. Ввиду того, что данная норма не конкретизирует порядок исчисления сроков давности, существует достаточно распространенное заблуждение о том, что по истечении трех лет после прекращения брака супружеское имущество не может быть разделено в судебном порядке.

Правовая позиция Верховного Суда РФ

Течение трехлетнего срока исковой давности для требований о разделе имущества, являющегося общей совместной собственностью супругов, брак которых расторгнут (п. 7 ст. 38 СК РФ), следует исчислять не со времени прекращения брака (дня государственной регистрации расторжения брака в книге регистрации актов гражданского состояния – при расторжении брака в органах записи актов гражданского состояния, а при расторжении брака в суде – дня вступления в законную силу решения), а со дня, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права (п. 1 ст. 200 ГК РФ).

Источник судебной практики: п. 19 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 05.11.98 № 15 «О применении судами законодательства при рассмотрении дел о расторжении брака».

Место публикации: Бюллетень Верховного Суда РФ. 1999. № 1.

Правовая позиция Верховного Суда РФ

Разрешая спор и удовлетворяя иск Благушиной Г. М., суд первой инстанции, руководствуясь нормами Гражданского кодекса (далее – ГК) РФ о недействительности сделок (ст. 166–168) и ст. 34 и 35 СК РФ, исходил из того, что оспариваемый договор дарения земельного участка нарушает права истца на общее имущество супругов, поскольку спорный земельный участок приобретен Благушиным К. М. в период брака с истцом, данное имущество является общей собственностью супругов, сделки с таким имуществом должны совершаться с соблюдением требований о получении нотариально удостоверенного согласия другого супруга. Такое согласие Благушиной Г. М. на отчуждение земельного участка по договору дарения получено не было, что служит основанием для признания договора дарения земельного участка недействительным в части, заявленной истцом (? доли земельного участка). С учетом того, что о нарушении своего права на общее имущество супругов Благушиной Г. М. стало известно лишь в феврале 2012 года после заключения договора дарения земельного участка, суд пришел к выводу о том, что предусмотренный для раздела общего имущества супругов п. 7 ст. 38 СК РФ трехлетний срок исковой давности, о применении которой заявлено ответчиком, Благушиной Г. М. пропущен не был.

Судебная коллегия полагает, что суд первой инстанции правильно определил обстоятельства, имеющие значение для дела, и истолковал нормы материального права, подлежащие применению к отношениям сторон, на основании чего пришел к правомерному выводу о том, что предусмотренный для раздела общего имущества супругов п. 7 ст. 38 СК РФ трехлетний срок исковой давности, о применении которой заявлено ответчиком, Благушиной Г. М. пропущен не был.

Отменяя решение суда первой инстанции и принимая по делу новое решение об отказе в удовлетворении иска, суд апелляционной инстанции указал на то, что с момента расторжения брака, то есть с 1996 года, истец земельным участком не пользовалась, в связи с чем пришел к выводу о том, что Благушиной Г. М. пропущен без уважительных причин предусмотренный п. 7 ст. 38 СК РФ трехлетний срок исковой давности. Этот срок, по мнению суда апелляционной инстанции, истек 1 октября 1999 года (начало течения срока исковой давности для требований о разделе спорного имущества суд исчислял с момента прекращения брака сторон – 30 сентября 1996 года). По причине пропуска срока исковой давности требования Благушиной Г. М. о разделе земельного участка суд апелляционной инстанции признал не подлежащими удовлетворению. Сделка по дарению земельного участка признана не нарушающей права и законные интересы истца.

Благушина Г. М. в обоснование своих требований о разделе общего имущества супругов указывала на то, что от своего права на земельный участок она никогда не отказывалась, с вопросом о разделе совместно нажитого имущества и выделе доли в праве собственности на спорное имущество она не обращалась в связи с отсутствием такой необходимости, поскольку могла беспрепятственно пользоваться земельным участком. Спор по поводу раздела совместно нажитого имущества начался в феврале 2012 года, после того как ей стало известно о дарении бывшим мужем Благушиным К. М. спорного земельного участка своему сыну Благушину М. К. Именно с этого времени Благушина Г. М. сочла свои права на это общее имущество супругов нарушенными, поэтому трехлетний срок исковой давности на момент ее обращения в суд в июне 2012 года за защитой своих прав ею не пропущен.

Ссылка суда апелляционной инстанции в обоснование вывода о пропуске Благушиной Г. М. предусмотренного п. 7 ст. 38 СК РФ срока исковой давности по требованию о разделе спорного имущества (земельного участка) на то, что с момента расторжения брака, то есть с 1996 года, Благушина Г. М. спорным земельным участком не пользовалась, поэтому у суда первой инстанции не имелось оснований считать ее права на это имущество нарушенными в 2012 году, несостоятельна. Срок исковой давности по требованиям о разделе общего имущества супругов, брак которых расторгнут, исчисляется с момента, когда бывшему супругу стало известно о нарушении своего права на общее имущество, а не с момента возникновения иных обстоятельств (прекращение брака, неиспользование спорного имущества и т. п.).

Источник судебной практики: Определение Верховного Суда РФ от 13.08.2013 № 4-КГ13–19.

Место публикации: СПС КонсультантПлюс.

Правовая позиция Верховного Суда РФ

Разрешая спор и отказывая в удовлетворении иска К. С., суд первой инстанции исходил из того, что с момента расторжения брака между супругами в 2009 году и до обращения К. С. в суд с иском о разделе совместно нажитого в браке имущества (исковое заявление подано в суд в апреле 2013 года) прошло более трех лет, то есть К. С. пропущен предусмотренный п. 7 ст. 38 СК РФ трехгодичный срок исковой давности, что в силу п. 2 ст. 199 ГК РФ является основанием для отказа в иске.

С данным выводом согласился суд апелляционной инстанции. Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ отменила состоявшиеся по делу судебные постановления, дело направила на новое рассмотрение в суд первой инстанции, указав следующее.

При рассмотрении дела в суде первой и апелляционной инстанций истец неоднократно указывала, что после расторжения брака с вопросом о разделе совместно нажитого имущества и выделе доли в праве собственности на спорное имущество не обращалась в связи с отсутствием такой необходимости.

Из представленного в суд первой инстанции письменного отзыва К. С. следует, что о нарушении своего права на закрепление за ней ? доли в праве собственности на спорную квартиру она узнала лишь в сентябре 2012 года, когда ответчик отказался признавать за К. С. право собственности на долю в совместно нажитом в браке имуществе. Исковое заявление подано в суд в апреле 2013 года, то есть в пределах установленного п. 7 ст. 38 СК РФ срока исковой давности.

Однако суды первой и апелляционной инстанций срок исковой давности по заявленным требованиям о разделе общего имущества супругов исчисляли не с того дня, когда К. С. узнала или должна была узнать о нарушении своего права на общее имущество супругов в виде спорной квартиры, а с момента прекращения брака между сторонами, указав, что с момента прекращения брака К. С. знала как о наличии в собственности ответчика спорной квартиры, так и о своем праве на раздел этого имущества как совместно нажитого.

Источник судебной практики: Определение № 5-КГ14-160 // Обзор судебной практики Верховного Суда РФ. 2015. № 2.

Место публикации: СПС КонсультантПлюс.


Если на момент раздела имущества оно продано одним из супругов, то при разделе имущества учитывается его стоимость.

В законе не содержится конкретной нормы о том, каким образом поступать суду в случае, если при разделе имущества будет установлено, что оно отчуждено одним из супругов после прекращения семейных отношений. Вместе с тем подобного рода ситуации весьма распространены на практике. Супруги иногда оттягивают развод, чтобы распродать имущество либо переоформить на своих родственников, а в договорах существенно занижают стоимость отчуждаемого имущества.

Правовая позиция Верховного Суда РФ

Стоимость имущества, подлежащего разделу, определяется на время рассмотрения дела[1]1
  В данной части не конкретизировано, как быть, если рассмотрение дела осуществляется в течение длительного времени, за которое стоимость имущества существенно изменилась, а оценка имущества представлена сторонами по состоянию на момент подачи иска.


[Закрыть]
. В состав имущества, подлежащего разделу, включается общее имущество супругов, имеющееся у них в наличии на время рассмотрения дела либо находящееся у третьих лиц.

Источник судебной практики: п. 15 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 05.11.98 № 15 «О применении судами законодательства при рассмотрении дел о расторжении брака».

Место публикации: Бюллетень Верховного Суда РФ. 1999. № 1.

Правовая позиция Верховного Суда РФ

Учитывая, что в соответствии с п. 1 ст. 35 СК РФ владение, пользование и распоряжение общим имуществом супругов должно осуществляться по их обоюдному согласию, в случае, когда при рассмотрении требования о разделе совместной собственности супругов будет установлено, что один из них произвел отчуждение общего имущества или израсходовал его по своему усмотрению вопреки воле другого супруга и не в интересах семьи либо скрыл имущество, то при разделе учитывается это имущество или его стоимость.

Источник судебной практики: п. 16 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 05.11.98 № 15 «О применении судами законодательства при рассмотрении дел о расторжении брака».

Место публикации: Бюллетень Верховного Суда РФ. 1999. № 1.

Правовая позиция суда

С 16 августа 1996 года по 5 августа 2008 года истица и ответчик состояли в зарегистрированном браке. По сведениям, предоставленным МОТОР ГИБДД г. Новороссийска от 15 апреля 2008 года, за П. зарегистрированы автомобиль «Ниссан Караван» 1999 года выпуска и автомобиль «Ниссан Серена» 2003 года выпуска, который был снят с регистрационного учета 12 февраля 2008 года. Согласно справке, выданной председателем гаражно-строительного кооператива (ГСК) от 28 июня 2005 года, П. является членом ГСК и имеет гаражный бокс, что подтверждается договором № 12 от 16 сентября 2006 года, заключенным между П. и ГСК.

Следовательно, вышеуказанное имущество приобретено ответчиком в период брака.

Судом установлено, что истица, как супруга ответчика, согласия на отчуждение имущества – автомобиля «Ниссан Серена» 2003 года выпуска и гаража в ГСК – не давала.

Все действия по самовольному отчуждению совместно нажитого имущества супругов ответчик совершил до подачи им иска о расторжении брака, скрыв данное имущество от раздела. В настоящее время это имущество принадлежит другим лицам, а не ответчику, и возвратить его в натуре не представляется возможным.

Согласно справке Новороссийской торгово-промышленной палаты от 25 декабря 2008 года об уровне цен на транспортное средство «Ниссан Серена» по состоянию на декабрь 2008 года, его стоимость составляет 427 841 руб.

По заключению экспертизы Экспертной организации «Независимый межрегиональный центр экспертиз» № 088/16.1 от 29 июля 2009 года, проведенной на основании определения суда от 6 июля 2009 года, рыночная стоимость гаража, принадлежавшего на праве собственности П., составляет 850 тыс. рублей.

Поскольку ответчик распорядился общим имуществом супругов без согласия супруги, суд правомерно взыскал с ответчика в пользу истицы ? долю отчужденного ответчиком совместно нажитого в период брака имущества, исходя из его рыночной стоимости, а именно ? стоимости автомобиля «Ниссан Серена» в размере 213 821 руб. и ? стоимости гаража в ГСК в размере 425 тыс. рублей.

Источник судебной практики: Определение судебной коллегии по гражданским делам Краснодарского краевого суда от 11 марта 2010 года.

Место публикации: Бюллетень Верховного Суда РФ. 2010. № 12.

 Расторжение брака между супругами не изменяет режима общей совместной собственности супругов на имущество, приобретенное в браке, в связи с чем бывший супруг имеет право требовать получения денежной компенсации за отчужденное после расторжения брака имущество

Весьма важный прецедент Верховный Суд РФ принял в отношении общего супружеского имущества, реализованного одним из супругов после расторжения брака, когда возможность раздела имущества в судебном порядке была утрачена.

Правовая позиция Верховного Суда РФ

А. обратился в суд с иском к О. о взыскании неосновательного обогащения. В обоснование иска А. указал, что с 1994 по 2005 год состоял в браке с О. В период брака на имя О. по договору купли-продажи, заключенному в 1998 году, была приобретена двухкомнатная квартира. После расторжения брака по договору купли-продажи 2008 года О., не получив согласия истца и не поставив его в известность, продала квартиру, в связи с чем истец просил взыскать с О. компенсацию неосновательного обогащения в размере денежной суммы, полученной ею по договору купли-продажи квартиры.

Разрешая спор и отказывая в удовлетворении исковых требований, суд первой инстанции исходил из того, что после расторжения брака спорная квартира не была предметом раздела между бывшими супругами, с требованием о выделе своей доли в праве собственности на квартиру А. не обращался, право собственности на квартиру сохранено за О., которая была вправе распорядиться принадлежащим ей имуществом, при этом сделка купли-продажи А. оспорена не была.

Суд апелляционной инстанции согласился с выводом суда первой инстанции. Рассмотрев дело в кассационном порядке, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ 2 июня 2015 года установила существенные нарушения норм материального права, выразившиеся в следующем.

В соответствии с п. 1 ст. 34 СК РФ имущество, нажитое супругами во время брака, является их совместной собственностью. Общим имуществом супругов являются, в том числе, приобретенные за счет общих доходов супругов недвижимые вещи и любое другое нажитое супругами в период брака имущество независимо от того, на имя кого из супругов оно приобретено либо на имя кого или кем из супругов внесены денежные средства (п. 2 ст. 34 СК РФ).

В силу п. 1 ст. 39 СК РФ при разделе общего имущества супругов и определении долей в этом имуществе доли супругов признаются равными, если иное не предусмотрено договором между супругами.

Согласно п. 15 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 5 ноября 1998 года № 15 «О применении судами законодательства при рассмотрении дел о расторжении брака» (в ред. от 6 февраля 2007 года) общей совместной собственностью супругов, подлежащей разделу (п. 1 и 2 ст. 34 СК РФ), является любое нажитое ими в период брака движимое и недвижимое имущество, которое в силу ст. 128, 129, п. 1 и 2 ст. 213 ГК РФ может быть объектом права собственности граждан, независимо от того, на имя кого из супругов оно было приобретено или внесены денежные средства, если брачным договором между ними не установлен иной режим этого имущества.

Раздел общего имущества супругов производится по правилам, установленным ст. 38, 39 СК РФ и ст. 254 ГК РФ. Стоимость имущества, подлежащего разделу, определяется на время рассмотрения дела.

Судом по делу установлено, что спорная квартира была приобретена на имя О. по договору купли-продажи в период брака с А.

Таким образом, в силу положений указанного закона и разъяснений Пленума Верховного Суда РФ данное имущество является общей совместной собственностью супругов.

Суд, придя к выводу о том, что полученные ответчиком О. по сделке денежные средства от продажи спорной квартиры неосновательным обогащением не являются, исходил из того обстоятельства, что сделка по продаже спорной квартиры, которая никем оспорена не была, осуществлена ответчиком после расторжения брака.

Между тем суд не учел, что расторжение брака между супругами не изменяет режима общей совместной собственности супругов на имущество, приобретенное в браке, в связи с чем бывший супруг имеет право требовать получения денежной компенсации за отчужденное после расторжения брака имущество. Размер компенсации подлежит определению исходя из полагающейся доли в праве собственности на это имущество. После продажи спорной квартиры О. должна была выплатить А. долю от полученной по договору купли-продажи денежной суммы, как супружеской доли, однако ею этого сделано не было.

Указанные обстоятельства не были исследованы судом при разрешении данного спора. Источник судебной практики: Определение Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда РФ от 02.06.2015 № 5-КГ15–47.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6

Поделиться ссылкой на выделенное