Улукбек Чиналиев.

Кыргызстан на пути к демократии. Трансформация политической системы



скачать книгу бесплатно

Таким образом, в современной политической науке понятие политической системы исследовано достаточно глубоко и всесторонне как в историческом, методологическим, так и в конкретно-прикладном плане.

Вместе с тем обращает на себя внимание то обстоятельство, что современная политическая наука не выработала единого подхода к определению понятия «политическая система». Очевидно, это связано с тем, что современные высокодинамичные общества, характеризующиеся постоянными изменениями баланса сил, интересов и ориентацией на прогресс, предъявляют противоречивые требования к политике. Их противоречивость состоит в том, отмечает А. Панарин, что, с одной стороны, политика понимается как разновидность социальной технологии, посредством которой люди надеются переменить свою судьбу и улучшить свой общественный статус; с другой – она же понимается как способ упорядочения общественных отношений и укрощения опасных стихий силами законной власти[24]24
  Панарин А.С. Политология. М., 1997. С. 42.


[Закрыть]
.

Различия в определении понятия «политическая система» зависят еще и от того, какой компонент системы или какая из ее функций рассматриваются в качестве основополагающего. Так, сторонники функционального или социологического подхода (Г. Алмонд, П. Пауэлл, Д. Истон, Р. Даль и др.) при определении политической системы во главу угла ставят возможность применения санкций, принуждения по отношению к тем, кто не придерживается правил, установленных в обществе. Однако, на наш взгляд, прав В. Бебик, который, анализируя функциональный подход к определению понятия политической системы, замечает, что политическая система все же не строится исключительно на принципах принуждения, ее функции и способы достижения целей гораздо шире, разнообразнее, хотя отношение к принуждению, насилию является важной характеристикой системы[25]25
  Бебик В.М. Політологія: теорія, методологія, практика. К., 1997. С. 86.


[Закрыть]
.

В противовес функциональному подходу сторонники институционального (или правового) подхода рассматривают политическую систему прежде всего как совокупность государственных и негосударственных институтов, социальных и правовых норм, посредством которых реализуются политико-властные отношения. Именно такой подход, как нам представляется, в значительной мере присущ определению политической системы, предложенному В. Мельником

Политология. 2" id="a_idm139916199273840" class="footnote">[26]26
  Мельник В.А. Политология. 2-е изд. Мн., 1997. С. 136.


[Закрыть]
. По его мнению, в качестве ведущего, основного признака того или иного элемента политической системы выступает отношение социального института или социальной нормы к политической власти. «Именно те социальные институты (организации, учреждения) и социальные нормы, которые так или иначе связаны с осуществлением политической власти, и выступают в качестве важнейших компонентов политической системы»[27]27
  Там же. С. 137.


[Закрыть]
.

На подобной точке зрения стоит А. Билоус. Правда, он оперирует понятием «политико-правовая система», но оно близко к понятию «политическая система». По его мнению, политико-правовая система – прежде всего совокупность политико-правовых институтов государства и общества, но эта совокупность упорядочивается связями между ними[28]28
  Білоус А.О. Указ. соч. С. 11.


[Закрыть]
.

Институциональный подход, как вытекает из вышесказанного, дает возможность детально изучить отдельные организации, их возникновение, развитие, функционирование, в определенной степени – их взаимосвязи. Однако политическая система как целое теряет свое значение в качестве предмета исследования. Кроме того, в стороне остаются неинституциональные формы (например, политическая культура общества, политическое поведение), а также взаимодействие таких субъектов политики, как личность, малые социальные группы, группы интересов и группы давления.

Наиболее продуктивным в понимании сущности политической системы является, по нашему мнению, системный подход. Он позволяет преодолеть определенную ограниченность функционального и институционального подходов и обратить внимание на всю сферу политической деятельности в обществе. При системном подходе главный предмет анализа – социальное взаимодействие между индивидами и группами, которые осуществляют определенные политические роли. Естественно, при этом не упускаются из виду и общественные институты, существующие в обществе правовые нормы, взаимоотношения между институтами, механизмы реализации власти, политическая культура и т. д.

Именно такой подход обнаруживает Ф. Рудич. Он полагает, что политическая система общества – это совокупность государственных и негосударственных общественных институтов, призванных осуществлять власть, т. е. управлять обществом, регулировать отношения между гражданами, социальными и этническими группами, обеспечивать стабильность общества, соответствующий общественный порядок[29]29
  Рудич Ф.М. Україна і Австрія: політичні структури // Віче. 1995. № 10. С. 101.


[Закрыть]
. Развивая высказанную мысль, Ф. Рудич отмечает, что любая сложная система включает не только компоненты, но и отношения между ними, поэтому в структуру политической системы необходимо включать и политические отношения, т. е. отношения между индивидами, социальными группами, нациями, другими общностями, которые складываются в процессе осуществления политики государства или в процессе сопротивления ей[30]30
  Політичні структури та процеси в сучасній Україні: Політологічний аналіз // Ф.М. Рудич (керівник авт. кол.) та ін. К., 1995. С. 14.


[Закрыть]
.

На позициях системного подхода к анализу политического устройства стоят также В. Пугачев и А. Соловьев. Они в политической системе общества видят реальный сложный механизм формирования и функционирования власти в обществе. Этот механизм, по их мнению, включает государство, а также партии, средства массовой информации, политические объединения и их взаимоотношения, политическое сознание и культуру, политические нормы[31]31
  Пугачев В.П., Соловьев А.И. Введение в политологию. М., 1995. С. 183–184.


[Закрыть]
.

Еще одно определение политической системы общества предложил В. Бебик. По его мнению, политическая система – это совокупность политических организаций, норм, отношений, деятельности и сознания, которые обеспечивают господство правящего строя, сосуществование с ним других общественных групп, дают возможность отдельным общественным группам проявлять свои интересы, потребности и общественную волю через использование общих общественно-политических инструментов волеизъявление[32]32
  Бебик В.М. Указ. произв. С. 86.


[Закрыть]
.

Как любая сложная система, политическая система общества характеризуется рядом признаков, среди которых теория систем выделяет прежде всего наличие относительно самостоятельных элементов, отличающихся друг от друга, находящихся во взаимосвязях и образующих структуру системы.

Сразу же отметим, что некоторые политологи различают компоненты политической системы и элементы структуры[33]33
  Политология: Курс лекций / Н.П. Денисюк, Т.Г. Соловей, Л.В. Старовойтова и др. 2-е изд. Мн., 1996. С. 147–148.


[Закрыть]
. Все же преобладающей в современной политологии является точка зрения, выделяющая в составе политической системы ряд подсистем, а именно: институциональную (совокупность учреждений и организаций, связанных с функционированием политической власти, – государство с его институтами, политические партии, общественные организации и движения, лоббистские группы, средства массовой информации); нормативную (правовые нормы – конституция, законы, нормативные акты, нормы деятельности общественных организаций, традиции и обычаи, этико-моральные нормы); функциональную (формы и направления политической деятельности, способы и методы осуществления власти, т. е. политический режим); коммуникативную (совокупность отношений и форм взаимодействия, складывающихся между индивидами, социальными группами, классами, нациями по поводу их участия в осуществлении политической власти); культурную (комплекс типичных для данного общества стереотипов политических представлений, ценностных ориентаций и политического поведения)[34]34
  Общая и прикладная политология… С. 304.


[Закрыть]
. Все эти институты, нормы, отношения в их совокупности и взаимосвязи представляют собой элементы политической системы.

Надо отметить, что имеются и несколько иные взгляды на структуру политической системы. Например, авторы пособия «Государство, демократия, парламентаризм» считают целесообразным в структуре политической системы выделить идеологическую подсистему, которая представляет совокупность различных по своему содержанию политических идей, взглядов, представлений, чувств участников политической жизни[35]35
  Государство, демократия, парламентаризм / С.А. Глотов, Е.В. Макаренков и др. Краснодар, 1997. С. 66.


[Закрыть]
.

Отдельного рассмотрения заслуживает вопрос о личности как субъекте политики, хотя некоторые политологи (например, В. Мельник) связывают политическую систему прежде всего с теми субъектами политических отношений, которые носят институциональный характер[36]36
  Мельник В.А. Указ. соч. С. 139.


[Закрыть]
. Но ведь в конечном счете любой институт политической системы состоит из людей, любая ее функция осуществляется людьми и направлена на людей, они принимают непосредственное участие в решении вопросов завоевания, осуществления, удержания власти. В связи с этим нельзя не согласиться с К. Марксом, который писал: «…как само общество производит человека как человека, так и он производит общество»[37]37
  Маркс К., Энгельс Ф. Из ранних произведений. М., 1956. С. 589.


[Закрыть]
.

Однако, чтобы личность могла оказывать влияние на политические отношения и политические институты, в первую очередь на государство, она должна отвечать ряду условий.

Российский специалист в области теории и психологии политики Ю. Ирхин называет такие: социально-политическая направленность личности; наличие опыта общественного поведения; определенные психологические особенности; биопсихические свойства[38]38
  Ирхин Ю.В. Политология. 2-е изд. М., 1996. С. 82.


[Закрыть]
.

Считаем необходимым добавить, что личность, коль скоро она стремится стать субъектом политики, должна быть независимой, внутренне свободной, обладать достаточно высоким уровнем общей и политической культуры, понимать происходящие в обществе политические процессы, иметь объективную и полную информацию об этих процессах, возможности соединять свои усилия с усилиями других людей, объединяться с ними в партии, союзы и т. п. Важным также является наличие соответствующей правовой базы, обеспечивающей участие личности в политической жизни.

Естественно, степень участия личности в политике неодинакова. Политология различает такие типы политического поведения: личность с высокой политической активностью; личность политического наблюдения (проявляет интерес к политике, но лично в ней не участвует); личность критика (компетентного или некомпетентного); пассивная личность с нейтральным, отрицательным или аполитичным отношением к политике; аполитичная и отчужденная личность с негативным отношением к своему участию в политике. Конечно, пассивные, аполитичные и отчужденные граждане не могут быть подлинными субъектами политики, но именно они чаще всего становятся объектами политических манипуляций.

Каждая политическая система представляет целостное, устойчивое образование. Ее целостность и внутренняя устойчивость определяются наличием прочных связей между ее подсистемами и между ее элементами. Современные политические системы строятся по принципу множественности внутренних связей.

В политической теории и в реальной жизни существует множество политических систем, каждая из которых по-своему уникальна и специфична. В то же время политические системы обладают некоторыми общими признаками, что позволяет ставить вопрос об их типологизации.

Одним из первых предпринял попытку осуществить сравнительный анализ форм правления (а они принадлежат к ведущим характеристикам политических систем) Платон. Аристотель, развивая идеи Платона, предложил два основных критерия для оценки политических систем: когда властители руководят в интересах всего общества и когда они руководят в собственных интересах. В первом случае он выделил монархию, аристократию и «политию»; во втором – тиранию, олигархию и демократию.

В советской политической литературе утверждалось, что критерий классификации политических систем – общественно-экономическая формация, экономический базис общества. В соответствии с этим критерием выделялись рабовладельческая, феодальная, буржуазная и социалистическая политические системы. Однако политическая практика показала несостоятельность такой типологии. Например, известно, что однотипный экономический базис в США, Великобритании, Франции, Германии, Италии перед Второй мировой войной породил разные типы политических систем.

В зарубежной политической литературе типы политических систем классифицируются по разным основаниям и критериям, что позволяет более конкретно отличать политические системы как при одинаковых экономических структурах, так и при различных. В целом западные политологи вслед за Г. Алмондом выделяют следующие типы политических систем: политические системы англо-американского типа. Они опираются на рациональный расчет, терпимость и толерантность граждан и политической элиты, двухпартийные системы.

Они стабильны, эффективны, способны к саморегулированию. Здесь оптимально реализуется принцип разделения власти на три ветви: законодательную, исполнительную и судебную; континентально-европейские системы. Для них характерно существование и взаимодействие элементов старых и новых культур, политических традиций и форм политической деятельности, партии и другие объединения свободно функционируют в границах существующих конституционных норм, представительная и исполнительная ветви власти действуют на основе определенных законом регламентов и процедур; политические системы тоталитарного типа. Власть сосредоточена в руках немногочисленной политической номенклатуры; разрешена, как правило, только одна партия, которая контролирует деятельность всех элементов политической системы. Чрезмерно расширены функции репрессивных органов.

Политическая активность носит разрешительный и принудительный характер. В отличие от изложенной выше типологии многие российские политологи определяющим критерием, по которому они классифицируют политические системы, считают согласованность и соответствие идеалов и ценностей общества тем формам, в какие это общество организовано. По типам ценностей политические системы классифицируются как конституционные, либерально-демократические, авторитарные и тоталитарные[39]39
  Основы политических знаний. М., 1995. Ч. 2. С. 90–92.


[Закрыть]
. В соответствии с этой классификацией конституционной считается англо-американская политическая система (США, Великобритания, Канада, Австралия). Либерально-демократическая (или континентально-европейская) политическая система утвердилась во Франции, Германии, Италии и других странах. Авторитарные политические системы существуют в азиатских, африканских и латиноамериканских странах доиндустриального или частично индустриального типа. Типичными примерами стран, где существовали политические системы тоталитарного типа, считаются фашистская Италия, нацистская Германия, а также СССР (однако некоторые авторы не склонны однозначно политическую систему СССР определять как тоталитарную). Мы согласны с теми политологами, которые полагают, что, когда во главе государства стояли В.И. Ленин и особенно И.В. Сталин (1918–1953), советская политическая система была однозначно тоталитарной, а при Н.С. Хрущеве (1954–1964) скорее авторитарной. Определенные отличия имела советская политическая система во времена брежневского застоя (1964–1982) и горбачевской перестройки (1985–1991).

Политология выделяет также следующие типы политических систем: консенсусные – интегративные – общинные; открытые – закрытые; инструментальные – идеологические; традиционные (патриархальные) – смешанные – современные и др. Мы вслед за В.А. Мельником[40]40
  Мельник В.А. Указ. соч. С. 146–147.


[Закрыть]
полагаем, что для характеристики политических систем следует исходить из развитости форм политической жизни, которые определяются понятием «политический режим». Он обозначает тот или иной способ властвования, функционирования государства и других политических институтов, определяет качество политической жизни в целом. Индикаторами при характеристике политического режима выступают: 1) положение личности в обществе, состояние прав и свобод граждан, возможность выражения и реализации ими своих интересов; 2) степень и характер вовлеченности граждан в политику и управление обществом; 3) соотношение государственного управления и общественного самоуправления; 4) методы осуществления политической власти. В зависимости от состояния названных индикаторов выделяют тоталитарный, авторитарный и демократический политические режимы. Соответственно различают политические системы тоталитарного, авторитарного и демократического типов.

Рассмотрим их отдельно.

Тоталитаризм. Общий отличительный признак тоталитаризма – стремление к всеобъемлющей организованности общества и полному контролю за личностью со стороны власти. Государственное право стран с тоталитарным режимом часто не скупится на провозглашение многочисленных прав граждан, но реального значения эти права и свободы приобрести не могут, поскольку отсутствие независимого суда лишает их какой бы то ни было защиты. Органы государственной власти формируются на основе личной преданности режиму, а не на основе политической состязательности. Принцип разделения властей не признается. Права местного самоуправления сведены преимущественно к обязанностям исполнять волю центральных органов.

Российский философ Н.А. Бердяев связывал тоталитаризм с утопией. Идеи утопии, отмечал он, играют огромную роль в истории; они в большей части осуществимы, но непременно в извращенной форме. «Утопия всегда тоталитарна, враждебна свободе». Это объясняется тем, что утопия как закрытая, законченная система, обрисовывающая все стороны жизни идеального общественного устройства, не оставляет места для дисгармонии, противоречий, для утверждений и действий, отвергающих ее основополагающие постулаты[41]41
  Бердяев Н.А. Судьбы России. М., 1990. С. 329–331.


[Закрыть]
. Общественные утопии в большинстве своем привлекательны и пользуются поддержкой. Однако в тоталитарной модели привлекательная утопия отождествляется с абсолютной истиной. Это позволяет рассматривать все остальные теории и взгляды как заблуждения или как сознательную ложь, а их носителей – либо как врагов, либо как темных или заблудших людей, требующих перевоспитания.

Многие политологи считают, что возникновение и утверждение тоталитаризма обусловлено объективными причинами, рассматривают его как специфическую попытку решения обострившихся в ходе общественного развития реальных противоречий между усложнением социальной организации и индивидуальной свободой. Вероятность утверждения тоталитаризма, его привлекательность для масс резко возрастает в периоды острых социально-экономических кризисов. Это объясняется тем, что тоталитаризм, по мнению В. Пугачева и А. Соловьева, дает отчужденной, одинокой личности надежду с помощью новой веры и организации утвердить себя, преодолеть комплекс неполноценности и возвыситься над окружающими благодаря принадлежности к избранной социальной группе или партии[42]42
  Пугачев В.П., Соловьев А.И. Указ. соч. С. 188–189.


[Закрыть]
.

В массовом сознании тоталитаризм вызывает однозначно негативные оценки. Существует убеждение, что он в силу присущих ему внутренних противоречий и резко отрицательных качеств обречен. Но будем объективны: тоталитаризм позволяет (и это подтверждается историческим опытом) в довольно сжатые сроки мобилизовать необходимые ресурсы и энергию и направить их на решение определенных задач, которые могут носить прогрессивный характер. Назовем в этой связи хотя бы реализацию в СССР таких гуманных политических целей, как бесплатное медицинское обслуживание, высокий уровень образования, доступ к достижениям культуры, социальная защищенность населения, развитие экономики, резкое сокращение преступности и т. д. В годы тоталитаризма СССР смог выстоять в жесточайшей войне с фашизмом и выйти победителем.

Однако, отметим еще раз, в историческом плане тоталитаризм обречен. Авторитаризм характеризуется полным или почти полным отсутствием демократических политических отношений, реально все функции власти сосредоточиваются в руках одного лица (президента, премьер-министра, монарха) или группы лиц.

Власть и политика монополизированы, реальная политическая оппозиция не допускается. Партии, профсоюзы, другие общественные организации могут существовать только в том случае, если они безоговорочно поддерживают существующий режим либо подконтрольны ему. Власть не ограничена и не подконтрольна гражданам, она широко прибегает к средствам подавления, администрирования. Властные полномочия могут осуществляться с помощью законов, но власть сама их принимает по своему усмотрению. Выборы и референдумы если и проводятся, то под контролем властей. Формальным характером отличается само разделение властей, даже если оно провозглашено конституционно. Самоуправление практически отсутствует.

Политическая элита рекрутируется путем кооптации, а не конкурентной электоральной борьбы. В то же время авторитарный режим отказывается от тотального контроля над обществом, не вмешивается (или вмешивается ограниченно) во внеполитические сферы, прежде всего в экономику, а также в частную жизнь.

Одной из разновидностей авторитарного режима являются военные диктатуры разного вида. В последние десятилетия авторитарные режимы чаще всего носят переходный характер и ориентируются, хотя бы формально, на постепенный переход к демократии. Одновременно авторитарные политические режимы используют демократические институты (например, выборы, плебисциты, референдумы и др.) для придания себе респектабельности и легитимности в глазах международного сообщества и своих граждан (в ряде постсоветских государств конституции были приняты путем референдумов).

Во многих странах авторитарные политические системы демонстрируют сравнительно высокую эффективность. Они обеспечивают политическую стабильность и общественный порядок, способны мобилизовывать общественные ресурсы на решение определенных задач, преодолевать сопротивление политических противников. В ряде стран политическая стабильность сочетается с экономическим процветанием (Южная Корея, Чили, Китай, Вьетнам), здесь сопрягаются такие феномены, как сильная власть и свободная экономика, личная безопасность граждан и сравнительно развитый социальный плюрализм. Все это делает авторитарную политическую систему эффективным средством проведения радикальных общественных реформ. На этом основании некоторые политологи делают вывод, что для посттоталитарных режимов, в частности на постсоветском пространстве, предпочтительнее не переходить непосредственно к демократическому режиму, а остановиться в переходный период на авторитаризме с демократическими тенденциями, что создает более благоприятные условия для проведения объективно необходимых экономических, политических, социальных и других преобразований. Мы разделяем такую точку зрения.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7