Юлиана Чернышева.

Кривые дорожки к трону



скачать книгу бесплатно

– Отказные документы в порядке?

– Что ты имеешь в виду? – Кажется, моя реакция не совпадала с той, которую представлял себе отец.

– У королевы Шинтая двое детей – сын и дочь, – припомнила я, – но они оба младше меня. Поэтому я и спрашиваю, в порядке ли документы. Она ведь официально отказалась от меня, так?

– Так, – согласился отец, ожидая продолжения.

– Тогда все хорошо.

– Я подумал… если ты захочешь познакомиться с ней, я не буду против, – непривычно мягко проговорил папа спустя некоторое время.

– Зачем? – Я внешне спокойно пожала плечами, не чувствуя и малой доли этого спокойствия на самом деле. – Какая разница, кто меня выносил или родил – королева или повариха. Зайни Силета – вот кто моя настоящая мама. Это она заботилась обо мне, вытирала слезы и воспитывала настоящей лайди. И никакие факты этого не изменят.

– Я никогда не был горд тобой так, как сейчас, – признал папа, и это чувство на самом деле звучало в его голосе.

– Спасибо, что рассказал, – вместо ответа поблагодарила я. – Боюсь, такая встреча действительно могла оказаться слишком шокирующей. Но теперь я готова. Все будет в порядке, обещаю.

– Никому не говори. – Переживший секунды высшего напряжения отец усмехнулся. – Но когда я решал, рассказывать тебе или нет, меня меньше всего беспокоило – будет ли скандал или нет. Я волновался о том, каково при этом будет тебе. И хотел сделать хотя бы то, что от меня зависит. Я и так слишком многого вас лишил. Не думай, что я не осознаю этого.

– Но дал нам гораздо больше, – возразила я. – И поверь, ни одна из нас не желала бы отца лучше.

Папа молча кивнул, явно удовлетворенный услышанным.

Признаться, я думала, что разговор по душам закончен и сейчас меня вежливо уведомят, что нужно возвращаться к делам. Вместо этого отец по эхо приказал подать тай прямо в кабинет и принялся освобождать стол, бессистемно на первый взгляд складывая документы в стопки.

Кажется, всегда на моей памяти он выглядел так же, как сейчас. С морщинками на лице, сединой в волосах и совсем молодыми глазами, ярко-синими до нереальности. Такие разве что у дроу встретишь, ведь, по легендам, именно драгоценные камни – сапфиры, изумруды и рубины – использовала Демиург при создании своих любимых детей. Но папа был чистокровным человеком. Как и все его дочери, кроме Гвендолин. У четвертой по старшинству Гвен были способности, а также характер огненной демоницы. Не знаю, как Аддария свела папу с представительницей этой расы, но шанса он не упустил.

На самом деле о нашей семье ходила несметная уйма сплетен. И самая популярная из них – папа был проклят. Иначе, говорили сплетники, почему у него столько дочерей, но нет ни одного сына? Другие предполагали, что наследник конечно же существует, просто это нигде не афишируется. И приписывали этот статус то Бертрану, которого папа забрал буквально с улицы, то Мартину, надолго поселившемуся в нашем доме, пока писал портреты. Кто-то даже высказал мнение, что Ирвин Аратэр вовсе даже не племянник короля, а внебрачный сын Навастира Таури, которому его величество дал свою фамилию то ли в благодарность за папину службу, то ли в каких-то крайне засекреченных целях.

Причем мне больше всего нравился именно эпитет «внебрачный». Как будто хоть одна из нас была рождена в браке.

Тай уже принесли, и папа даже успел разлить его по кружкам, подсластив мою порцию тремя ложками меда. И это было безумно приятно – знать, что он помнит такие мелочи.

– Скажи, а почему Аратэр? – решилась я прервать уютную тишину, царившую в кабинете. – У меня были свои догадки насчет кандидатуры жениха, но предположить, что это будет Ирвин, не хватило ни фантазии, ни самомнения.

– Да, самомнения тебе иногда и впрямь не хватает. – Папа покачал головой и дотянулся до шкафа, извлекая из-за дверцы бутылку с коньяком. Наверное, тай с такой добавкой устраивал его больше. – Тебе стоило бы взять пару уроков у Лизы, видимо, то, что предназначалось вам обеим, досталось ей одной.

– Папа! – Я рассмеялась, едва не расплескав содержимого кружки. – Ты ей, главное, не говори.

– Да, а то она загордится еще больше, – согласился он. – Я отвечу на твой вопрос, но сначала ответь ты. Так за кого, ты думала, я выдам тебя?

– Радаско, – не подумала скрывать я. И уточнила, потому что у Ладамира был вдовый и древний, но вечно бодрящийся отец. – Младший.

– Почему?

Это был уже второй вопрос. Но подоплеку его я понимала. Разумеется, папе были интересны даже не сами выводы – правильные или нет, а то, как я до них дошла. Ну что ж…

– Ты всегда стараешься подбирать тех людей, которых привлечь на свою сторону выгодно для страны. Ладамир состоит в оппозиции, но особых причин на первый взгляд для этого нет. Ну или мне они не известны. К тому же он молод, амбициозен, умен и достаточно одарен в магическом плане. Наши арлы граничат, и если предложить в качестве приданого часть лугов, на которые Радаско давно положили глаз, то едва ли он станет цепляться за мифическую вероятность приблизиться к трону. А ребенок укрепил бы взаимоотношения между родами и получил впоследствии арл, потому как Ладамир единственный наследник отца.

– Говорят, что у матери Радаско был роман с королем. Ребенок, которого она носила и родами которого умерла, был его сыном.

– И это правда? – Если так, то причины выступать против его величества у витте-арла определенно были.

– Нет, – качнул головой отец. – Но кто-то считает, что дыма без огня не бывает. Но ты права – Радаско действительно был бы хорошим вариантом. Возможно, он будет свободен, когда подрастет Клара. Отвечая же на твой вопрос… Гера, я не могу рассказать тебе всего – не потому, что не хочу, а потому что это небезопасно. Даже с этим браком я уже подвергаю тебя опасности, но лучшего варианта в данный момент нет. Сейчас в стране кое-что происходит. И нам приходится прилагать много усилий, чтобы если не предотвратить, то хоть частично контролировать процессы. А сделать это сложно, потому как нельзя быть уверенным, кому можно верить, а кому нет. Поэтому ты нужна мне рядом с Ирвином. Молодая жена старается быть поближе к мужу – это нормально. Постарайся так и делать. Приглядись, кто станет посещать ваш дом, кто из слуг появился в арле незадолго до вашего приезда или появится позже. Я доверяю твоей интуиции, используй ее.

Я тоже доверяла своей интуиции. Вот только не могла согласиться, что Ирвин – заговорщик. А отец сейчас сказал это практически прямым текстом.

– То есть тебе нужна шпионка? – Мысль показалась смешной. На эту роль куда лучше подошли бы Дениза или Лиза, но никак не я. Заучка? Обидные слова сестры были куда ближе к правде, чем мне того хотелось бы. Я не годилась для таких дел.

– Не шпионка. – Папа качнул головой. – Мне нужен человек, мнению которого я смогу доверять и который не станет мне лгать, не важно по какой причине. Ирвин хороший парень, но хоть и воздушник, бывает иногда слишком импульсивен. И чересчур самостоятелен. А ни я, ни Инзор не хотим, чтобы он натворил ошибок. Ты понимаешь, о чем я говорю?

Да, я понимала. Только что здесь зависело от меня? Что артефактор мог противопоставить стихийнику? Не говоря уже о том, что Ирвин банально сильнее меня физически. Да и как я могу предостеречь от ошибок, если даже не знаю, что он собирается делать. «Ирвин, что бы ты ни планировал, перестань»? Боюсь, этот способ не сработает.

– Если что-то покажется тебе странным, или даже просто будут какие-то нехорошие предчувствия, стучи мне. Лучше нырнуть зря, чем оставить клад лежать под водой, боясь замочить ноги. И, Гера… – Он даже вздохнул как-то странно, словно решаясь, говорить или нет. – Не тяни с детьми.

О боги… Вот такой темы я точно не ожидала! Хотя и осознавала, что дело здесь вовсе не в желании папы поскорее обзавестись внуками – их у него хватало. Значит, было что-то другое, пока непонятное мне.

– Хорошо, я… хм… постараюсь. – Точнее, постараться придется Ирвину, а я лишь пообещаю мысленно не использовать никаких средств, этому противодействующих. Хотя сделать простенький амулетик для меня не составило бы никакого труда.

После этого разговор прекратился как-то сам собой, и тишина стала куда менее уютной. Нам обоим было странно и некомфортно из-за обсуждения этой темы, так что, допив вторую кружку тая, я сослалась на необходимость возвращаться к делам. А папа сделал вид, что мне поверил.

– Платье! – вдруг вспомнила я, уже открыв дверь и почти выйдя из кабинета.

– Платье? – не понял он.

– Да, свадебное. Я же не знала про… Аюми, – произнесла одними губами, хотя в приемной по-прежнему было пусто. – А оно сшито по шинтайской моде.

– Ну и что? – Папа пожал плечами. – Если оно тебе нравится, не вижу проблем.

– Хорошо. Светлого дня, папа.

– Светлого, Гера.

Глава 3

А в семерик[23]23
  Семерик – седьмой день недели, всего их девять – шесть будней и три выходных.


[Закрыть]
Нейни ворвалась в мою спальню, будто случился пожар.

– Гера, мы опаздываем! – Паника в ее голосе убедила бы любого другого, но меня тронула мало.

– Милая, куда опаздываем? – вынырнув из уютных объятий сна, поинтересовалась я, садясь на кровати. – Ты же сама сказала, что сегодня у нас по плану отдых перед «самым знаменательным днем моей жизни», чтобы завтра я была «свежа и прекрасна, как чайная роза». – Две ее цитаты были переданы дословно.

– Это было вчера! – Нейни метнулась к гардеробной и, судя по шороху ткани, что-то там стремительно искала. – А теперь посольства нескольких стран изъявили желание прибыть сегодня, так что через два часа ты должна стоять у трона независимо от свежести и прекрасности. Поэтому быстро в ванну, а я пока подберу платье.

Стоит ли говорить, что после такого заявления с кровати меня сдуло быстрее ветра? Даже темные мушки в глазах от резкого движения показались чем-то весьма незначительным.

И спустя полчаса я завтракала прямо перед зеркалом, пока Азира занималась волосами, что, разумеется, противоречило этикету, но уважаемая королевский распорядитель, маячившая неподалеку, эту вольность мне простила.

– Итак, – вещала она, устроившись на банкетке и сверяясь со свитком, извлеченным, не иначе, из воздуха, потому как ко мне Нейни явилась с пустыми руками. – Первым прибудет посольство Кассии – великий князь с супругой, двумя сыновьями и свитой. Затем еще через час завирийцы – калиф Арисман с тремя женами и старшим сыном. Затем… драконье посольство. Владычица с детьми – два сына, старший и младший, и дочь. Сам владыка Шэрритиэн приехать не сможет. Затем гномы – хранитель и несколько представителей из Совета глав кланов. Потом шинтайцы…

Я вздрогнула, отчего шпилька в руках камеристки больно царапнула кожу головы. Но сестра продолжила, совершенно этого не заметив:

– Королева с наследницей и сыном. Затем дроу и последними – эльроу. Эти как бы не передрались, – тише добавила она. – Итого – семь посольств с разницей в час. Принимать их его величество будет в тронном зале.

– А я там?.. – вопросительно произнесла я, все еще не слишком понимая, зачем там я. Все, кто захочет полюбоваться на невесту второго наследника трона, вполне могут сделать это завтра.

– Сама удивлена, но меня отчего-то не проинформировали, – с несвойственной ей иронией откликнулась сестра. – Может, чтобы Ирвину было на кого опираться, когда ноги устанут?

– Очень смешно! – поймав ее взгляд в отражении, нахмурилась я. – А королевский распорядитель, случайно, там присутствовать не должен?

– Случайно, нет. Но если тебе будет легче, когда вместе с тобой будет страдать кто-то из родных, вспомни, что там будет папа.

Ну да, об этом я как-то не подумала. Естественно, придворный маг должен будет присутствовать, это не обсуждается. А это значит, можно немного расслабиться – в обиду он меня точно не даст.

– Азира, в футляре диадема, закрепи ее, – заметив, что камеристка почти закончила мою прическу, Нейни кивнула на обтянутую алым бархатом коробочку на краю туалетного столика.

– С каких пор ты даришь мне драгоценности?

– Это подарок от твоего жениха, – не поддалась на провокацию она.

Стоило взглянуть на оправленные в серебро крупные рубины, как становилась понятна причина выбора Нейни красного платья. Сама же я определенно выбрала бы что-то менее яркое и привлекающее взгляд. Лучше всего – черное. И шляпку с плотной вуалью…

Этой мыслью я поделилась с сестрой, отчего она как-то странно прищурилась.

– Гера, с каких пор ты стала такой трусихой?

– Я не трусиха, – возразила я, стараясь от возмущения не крутить головой, Азира как раз крепила диадему, – просто не люблю публичности. Это ты получаешь удовольствие, находясь в центре внимания, но не всем же быть такими!

– Привыкай, скоро это станет твоей почетной обязанностью. Как только вернетесь из шелкового алькова, у тебя существенно прибавится дел. Не забывай, что ты будешь единственной женщиной в королевской семье, так что отвертеться не получится. Азира, сделай ей губы ярче, они теряются на фоне платья.

Я впервые, с момента выпуска из академии, испытала желание стукнуться пару раз головой об стол. Эту часть супружества я как-то обошла вниманием. Мне представлялась полузатворническая жизнь в арле мужа, на деле же придется вливаться в дворцовую суету, а это было последним, чего бы мне хотелось. Радовало, что Нейни будет рядом, потому что без ее помощи мне придется туго. Сложно даже выбрать фрейлин, не говоря уже о чем-то более серьезном. Например, благотворительности.

– Все, не раскисай! – велела Нейни после того, как камеристка добавила по ее распоряжению еще несколько штрихов к макияжу. – Нам пора.

– Подожди, я кое-что забыла! – Едва она занесла руку, чтобы открыть портал, я вскочила с пуфа и направилась в спальню.

Именно там, в ящике прикроватной тумбы, с того знаменательного вечера лежал артефакт, который стоило благодарить за мое спокойствие и выдержку. И при сегодняшних обстоятельствах без него мне, чую, не обойтись.

Нацепив подвеску на шею и привычно упрятав ее вместе с цепочкой под личный щит, я буквально увидела со стороны, как расслабляются напряженные плечи. Ну вот, гораздо лучше. Отметила это и Нейни, стоило мне вернуться.

– Ты успокоительного настоя хлебнула? – с уже видимым мной ранее прищуром уточнила она. – Впрочем, хорошее решение. Все, пойдем.

Чуть дрожащая в воздухе рамка портала приглашающе распахнулась перед нами.


То ли мои сборы заняли больше времени, чем мы думали, то ли мужчины решили ожидать нужного часа уже на месте, но факт остается фактом – к этому моменту в тронном зале собрались все трое Аратэров, отец с Бертраном и церемониймейстер. Точнее, это были лишь те, с кем я знакома лично. Еще четырех мужчин, советников его величества, я знала лишь по именам, а остальные, скорее всего, были не более чем массовкой.

– Светлого дня, лайдис, – ожидаемо заметивший дочерей первым отец что-то сказал королю, так что тот поспешил громогласно поприветствовать нас, разумеется, обратив на это внимание всех присутствующих. Моя надежда затаиться до поры до времени разлетелась на осколки.

Мы с Нейни приблизились и синхронно присели в реверансах. И я не могла не отметить, что в движениях сестры было то, чего вновь не хватало мне, – легкости. Техника техникой, но когда отпадает необходимость делать это по сто раз на дню, воздушность движений очень быстро исчезает. Кажется, еще один пункт, на который стоило обратить внимание в будущем.

– Кажется, вашим придворным дамам будет чему поучиться, – уже не повышая голоса, так что слышали его лишь стоящие рядом, заметил его величество и, совершенно не скрываясь, рассматривал меня. – Такое короткое время на подготовку и столь поразительный результат!

– Думаю, за это стоит благодарить Венейну, – не стала умалять достоинств сестры я.

– Лайдис Венейна, – король перевел взгляд на нее, отчего мне сразу стало как-то легче дышать, – я с каждым днем все больше убеждаюсь в правильности своего решения.

– Благодарю, ваше величество. – Нейни и без всяких успокоительных была сама безмятежность. – Я постараюсь оправдать ваше доверие.

– Несомненно. Думаю, вы не откажетесь составить компанию супругу?

Я даже испытала некое злорадство, наблюдая за тем, как сестра подтверждает горячее желание остаться в зале и направляется к мужу, который, очевидно, и сам только пришел. Относилось это чувство конечно же к тому обстоятельству, что теперь еще одной представительнице рода Таури (пусть и в далеком уже девичестве) придется участвовать в приеме высочайших гостей.

– Ирвин, предложи невесте присесть, – продолжил меж тем король, отрывая племянника от разговора с одним из тех, кого я отнесла к советникам. – Юная лайди имеет право отдохнуть, пока у нее есть такая возможность.

Ирвин молча двинулся ко мне, не высказав недовольства, но и не особо обрадованный таким раскладом, судя по всему. Очевидно, его оторвали от чего-то более важного и интересного, чем навязанная супруга. А я, принимая предложенную им руку, не могла не отметить того, как ловко его величество играет словами. Тасует их, как карты в колоде. Сначала он во всеуслышание обратился к нам с сестрой «лайдис», тем самым подчеркнув замужний статус обеих, а затем назвал меня невестой племянника. Понятно, что все, кто хотел и умел слышать, сделали нужные ему выводы, но вот какие именно? Этого понять я не могла.

– Благодарю за подарок, – расправляя юбки так, чтобы они не мешали Ирвину присесть рядом, произнесла я. И, встретив его недоуменный взгляд, подняла руку, касаясь кончиками пальцев украшения в волосах.

– А, подарок… – словно ожидая чего-то другого, кивнул он. – Я рад, что вам понравилось. – Радости, впрочем, на лице жениха видно не было. Скорее желание вернуться к прерванному разговору, а еще лучше – и вовсе покинуть зал.

– Несомненно, – так же безэмоционально подтвердила я.

– Вы не любите украшения? – по-своему понял мою реакцию Ирвин.

– Разве существуют женщины, которые их не любят? – Ответный вопрос показался мне поначалу лучшим вариантом, но затем решила продолжить: – Я просто не слишком ценю их сами по себе. Куда интереснее то, во что можно превратить любое изделие или какими свойствами его наделить.

– И какими же свойствами вы бы наделили… – взгляд жениха скользнул по моим рукам с несколькими кольцами, браслету на левом запястье, почти мимолетно – по колье на шее и поднялся к диадеме, – например, мой подарок?

– О! – Любимая тема вкупе с пришедшей в голову идеей, как слегка уязвить мужчину, буквально наполнила меня энтузиазмом. – Вы знаете, считается, что рубины лучше всего предрасположены к «сердечным» заклинаниям. Так что я, пожалуй, наложила бы на два крайних камня неотразимость и концентрацию или усиление на центральный.

– И что бы это дало? – Разумеется, стихийник подобные вещи в академии изучал едва ли, но теперь в его голосе звучала хоть толика интереса.

– Вложи я в это весь свой резерв и замкни заклинания на себя? Единожды бросив на меня взгляд, вы уже не смогли бы отвести его. И, без сомнения, стали считать самой неотразимой женщиной в этом зале. – В непосредственной близости от нас никого не было, так что ничего не мешало мне слегка поиграть тоном, добавив флиртующих ноток. А затем, вновь став серьезной, поинтересоваться, словно у самой себя: – Может быть, хотя бы тогда, разговаривая со мной, вы и смотрели тоже на меня?

Будь рядом Лиза, она бы осталась мной довольна. Мне определенно удалось пробить защиту Ирвина, заставив его на мгновение снять маску, скрывающую эмоции. А в том, что это действительно была лишь маска, а не сочетание черт его характера, теперь можно быть уверенной.

– Скажите, ваша светлость, – спеша закрепить успех и пользуясь тем, что Ирвин не просто обратил на меня взгляд – даже повернулся всем корпусом, – я настолько неприятна вам? Или напоминаю кого-то ненавистного? Или же вы узнали обо мне что-то настолько мерзкое, что знать теперь не желаете?

– Что вы имеете в виду? – Растерянность, это была именно она. А затем Ирвин резко мотнул головой: – Конечно нет! С чего такие предположения?

– Я просто пытаюсь как-то обосновать ваше отношение ко мне, но пока не могу, – припомнились и пришлись весьма кстати слова Нейни. – Да, я не ваш друг, с этим не поспорить. Но и врагом тоже быть не хочу. И да, я не сильна в подобных вопросах, но разве супружество не предусматривает хотя бы попытку достигнуть взаимопонимания?

Будучи совершенно спокойна, я могла говорить искренне, не боясь скатиться к обидам или тем паче оскорблениям. Ирвин не мог этого не видеть. Но поймет ли он то, что я пыталась донести, – вот в чем вопрос.

– Дело не в вас, – наконец произнес он, но я поспешила не согласиться:

– Нет, дело во мне! Извините, но это действительно так. Потому что именно мне завтра называть вас мужем в храме, именно мне жить с вами в одном доме, и именно мне ложиться в вашу постель. – Последнее было смело, но шагать назад смысла я не видела. – Я не требую от вас любви, всего лишь прошу о человеческом отношении. Хотя бы этого я достойна, лайд Ирвин?

– Ирвин. – Усмехнувшись уголком рта, он поправил меня через несколько секунд тишины, за которые я с трудом заставила себя дышать ровнее.

– Простите?

– Ирвин, Илгерта. Просто Ирвин. – И, поднимая мою ладонь к губам впервые за время знакомства, уточнил: – Мы же теперь одна семья, верно?

– Верно, – кивнула я, улыбаясь в ответ. Радоваться победе было рано, но на этом этапе однозначно вела я.


За несколько минут до начала прибытия делегаций его величество первым прошел к своему месту, подавая тем самым пример остальным. И хотя я с бо?льшим удовольствием присоединилась бы к сестре, права выбора мне никто не давал. Но частично исчезнувшее напряжение между мной и Ирвином уже было существенным плюсом. Потому как стоять нам предстояло рядом – слева от трона. Трон же поменьше, скорее походивший на щедро украшенное кресло, занял, как всегда довольный чем-то, Истар, а советники во главе с отцом расположились за их спинами.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8