Юлиан Самарский.

Что есть душа?



скачать книгу бесплатно

– Целых три дня. Три дня без пива, нормальной еды и удобной постели.

– А ты думал, если мы отправимся, куда-нибудь в разрушенный город за сокровищами, то там будет харчевня и баня?

– Я на это надеялся. – Пошутил гном. – Ладно, я в таверну, ты идешь?

– У меня тут дела дружище, я присоединюсь к тебе позже.

– Как знаешь. – И гном направился к длинному зданию с веселой вывеской трактира.

Подойдя к двери своей клиентки, Демиан вежливо постучал и стал ждать, когда ему откроют. Немного подождав, он постучал посильнее и настойчивее, но ему так и не открыли. Он приложил ухо к двери и прислушался, все было тихо. Подождав еще немного, он достал ее контракт и уже хотел начать поиск своей клиентки, как вдруг он увидел бегущего ему на встречу Брумеля.

– Демиан! Быстрее. Там на поле за деревней собираются сжечь ведьм.

– Что? Ведьм?

– Да, в таверне мне сказали, что в городе была болезнь, от нее многие умерли, даже местный священник не мог помочь людям. Но Сара вылечилась. Она была местной травницей, но она не могла объяснить, как она излечилась и не могла помочь другим. И все решили, что она ведьма и сейчас за деревней ей готовят костер.

– Это плохо. Бежим. – И Демиан побежал по дороге, ведущей к противоположному выходу из деревни, Брумель, тяжело дыша, побежал вслед за другом.

Выбежав из деревни, они увидели большую толпу людей с вилами и факелами. Они стояли большим полукругом перед длинным шестом, к которому была привязана молодая женщина.

– Сжечь ведьму! Сжечь ведьму! – Кричали собравшиеся люди, размахивая факелами.

Местный священник подошел к приговоренной, и кинул факел в сложенный вокруг шеста хворост. Огонь моментально начал расти, жадно съедая приготовленный для него хворост, и набрав силы начал приближаться к женщине.

– Нет! Мама! – Раздался громкий плачь, и наши друзья увидели, что рядом с первым костром, люди ставят второй шест и несут к нему хворост. А около шеста держат маленькую девочку со связанными руками.

– Что эти изверги тут устроили? – Гневно прокричал гном, на бегу выхватывая из-за пояса небольшой топор и скидывая из-за плеча трехствольный мушкет.

– Брум, ты хочешь драться с толпой простых людей?

– Они хотят сжечь маленькую девочку. Я им этого не позволю. – И гном с ревом принялся откидывать в стороны столпившихся людей.

– Тут ты прав дружище, мы не можем им этого позволить. – Сказал Демиан уже ничего не слышащему гному и обнажил свою рапиру.

Опешившие люди, не ожидавшие внезапного нападения, отпрянули в стороны, но быстро сообразив, что происходит, двинулись на двух незваных гостей, выставив вперед острые вилы.

– Постарайся никого не убивать, просто оглушай. – Крикнул Демиан гному, который обрубал наконечники вил своим острым топором.

– Постараюсь. – Буркнул гном, и перехватив мушкет за дуло, оглушил очередного селянина прикладом.

– Помоги женщине на костре, а я освобожу девочку.

– Не успеем. – Гном посмотрел на уже вовсю бушующий огонь.

– Надо попробовать.

– А ты не очень-то похож на расчетливого бездушного перекупщика. – Гном усмехнулся в свои густые усы.

– Да, все демоны говорят, что я слишком человечный. – Он отбил выпад вил и, сломав древко, кольнул нападавшего в ногу.

Державшие девочку люди, глядя на происходящее, бросили вилы и бежали.

Подбежав к ней, Демиан разрезал веревки на ее руках и потянул за собой.

– Мама. Мама. Мама там. – Эвелина была как во сне, не обращая внимание на происходящее вокруг, она шла к костру, около которого уже суетился гном. Он откидывал в стороны охваченные огнем вязанки хвороста пытаясь добраться до шеста в центре, но он понимал что даже если и пробьется сквозь огонь, то мать девочки, скорее всего уже мертва.

– Держи девчонку. – Крикнул подбежавший Демиан, и закрывшись плащом прыгнул в огонь.

– Что тут происходит? Именем его Высокопреподобия приказываю вам бросить оружие. – Раздался уверенный голос.

Гном обернулся и увидел, что со стороны деревни к ним бежит отряд инквизиторов во главе с каким-то рыцарем в белых доспехах и странном шлеме, за спиной которого развевался такой же белый плащ. Брумель отодвинул девочку себе за спину и направив мушкет на инквизиторов, выстрелил. Но первый залп не достиг цели. Рыцарь вытянул вперед руку, и шрапнель отлетела от невидимого щита. То же самое случилось со вторым и с третьим выстрелами. Времени на перезарядку мушкета не оставалось, и гном откинул его в сторону и подхватил в освободившуюся руку наконечник от вил. Фигура в белых доспехах остановилась и властно сказала.

– Бросай оружие и сдавайся гном.

– Сыны гор никогда не сдаются. – Прорычал гном и поудобнее взял топор.

– Святые братья, взять девчонку живой, она подлежит суду инквизиции.

Инквизиторы в черных рясах сняли с плеч палицы и стали окружать Брумеля. Тут самый первый из них выронил палицу и упал, схватившись за ногу из которой торчал металлический болт. Брумель и Эвелина обернулись, и увидели в языках пламени силуэт. Это был Демиан, на плече у него лежала мать девочки вся покрытая тяжелыми ожогами, но к удивлению, была еще жива. Положив ее на землю, он подбежал к гному, который пытался удержать девочку, которая пыталась вырваться из его рук и броситься к матери.

– Ей не стоит видеть, что стало с ее матерью. – Грустно сказал гном, придерживая девочку.

– Знаю. Но у нас сейчас дела поважнее, чем ее нежные детские чувства. Нам не справится с отрядом святых братьев, если ты будешь отбиваться одной рукой, держа девчонку второй.

В этот момент инквизиторы уже приблизились к ним, и первый замах палицей прошел совсем рядом с головой Демиана, который уклонился от него в самый последний момент. Посыпался град ударов. Но тонкая рапира на удивление очень хорошо отражала удары тяжелых дубин. Гном скрипнул зубами от досады, но он должен был помочь своему другу, хотя и очень не хотел, чтобы маленькая девочка увидела, что стало с ее матерью.

Завязался бой. Демиан и Брумель стояли спиной к спине, чтобы избежать нападения с тыла. Инквизиторы окружили их плотным кольцом, а рыцарь направился к девочке.

– Справишься тут один? – Демиан подтолкнул друга.

– А ты что? Устал уже? – Пошутил Брумель.

– Мне нужна девочка, а ее сейчас заберет и отправит в застенки инквизиции этот белый истукан.

Гном на мгновение взглянул на плачущую девочку и приближающегося к ней рыцаря и кивнул. Демиан же уклонившись от очередного удара, нырнул под руку инквизитору, кольнул его бок рапирой и бросился наперерез белому рыцарю. Не дойдя пару шагов до Эвелины, рыцарь остановился.

– Эвелина, дочь Сары, ты подлежишь суду инквизиции за подозрения в неразрешенном колдовстве. Мне приказано привести тебя в Стоункрад на суд верховных кардиналов.

– Но сначала тебе придется пройти меня. – Демиан встал между девочкой и рыцарем.

– Демонический перекупщик Демиан, ты обвиняешься в покупке людских душ и последующей продаже их демонам, в оскорблении его преосвященства отца Янга и в незаконном проникновении в его покои, нанесении травм храмовым гвардейцам…

– Знаю, я хорош. – Он встал в стойку, готовясь к бою. – Может, покажешь, как ты владеешь мечем, а не языком?

– Верховные кардиналы приговорили тебя к смерти. И сейчас приговор будет приведен в исполнение. – Рыцарь вынул из ножен тонкий белый меч, который был немного шире рапиры Демиана.

Рыцарь святой инквизиции и перекупщик скрестили мечи. Демиан надеялся, как обычно парой быстрых выпадов ранить противника и выбить его меч, но это оказалось не так-то просто. Рыцарь очень умело владел мечем, мастерски отражая все выпады и резко шел в контратаку. Демиан был поражен, человек в белых доспехах ничуть не уступал ему, и даже начал его немного теснить. У гнома дела тоже были не очень, он пропустил удар в плечо, и теперь отбивался лишь топором не в силах поднять левую руку. Дело принимало скверный оборот. Брумель отбивался из последних сил, и рыцарь теснил Демиана.

– Хватай девченку и беги. – Закричал Брумель, отбросив топор и сняв с пояса небольшой мешок и бросив его в огонь костра.

Огонь поглотил мешочек из кожи и через мгновение раздался грохот. Порох для мушкета находящийся в мешке взорвался, оглушив инквизиторов с гномом, и осыпал их горящими головешками и снопами искр. Рыцарь обернулся на гром взрыва, чем Демиан и воспользовался. Сильным ударом он выбил меч из рук отвлекшегося противника и откинул его подальше. Следующим движением он оглушил рыцаря, ударив его рукояткой рапиры по шлему.

– Быстрее, бежим. – Он схватил Эвелину за руку и помог встать.

– Но как же мама?

– Прости, мы ей уже не можем помочь. Бежим.

– Нет, я не могу ее так оставить.

– У нас нет выбора. Через пару минут инквизиторы придут в себя и тогда уже и нам ни что не поможет. Бежим.

– Но…

Демиан резко подхватил ее и водрузил себе на плечо. Девочка замахала ногами, пытаясь освободиться, но ее попытки ни к чему не привели. Демиан хотел помочь Брумелю, видя, что тот пытается приподняться, но он не успевал. Инквизиторы тоже поднимались.

– Беги. – Закричал из последних сил гном. – Спасай ее, оставь меня тут, но спаси ее.

Он хотел крикнуть, что-то еще, но поднявшийся на ноги инквизитор ударил его по голове и гном упал. Демиан скрипнул зубами. Он не хотел бросать своего нового друга, но у него не было выбора. Он понимал, что не справится с инквизиторами, которые уже начали поднимать и неизвестного белого рыцаря. Нужно было бежать.


– Как ты мог? Как ты мог бросить там своего друга? – Кричала Эвелина, когда Демиан опустил ее со своего плеча, после часового бегства, по густой чаще леса. Он сел на траву, прислонившись спиной к толстому стволу дуба, и стал выравнивать дыхание.

– Как ты мог так поступить? – не унималась девочка. – Почему ты оставил его инквизиторам?

– У меня не было выбора. – Спокойно сказал он и достал трубку.

– Выбор есть всегда и у всех. – Уже спокойней сказала девочка.

– И Брумель сделал свой. Он выбрал спасти твою жизнь ценой своей. Как жаль, что тебе осталось тоже не долго. – Последнее он произнес так, что Эвелина его не услышала.

– Надо помочь ему. – Сказала она, подойдя ближе и посмотрев Демиану прямо в глаза. – Ведь друзья всегда помогают друг другу.

– Мы не сможем ему помочь. – Он тяжело вздохнул.

– Но может, стоит попытаться?

– Там целый отряд инквизиторов, многие конечно ранены, но они могут за пару часов исцелять свои раны магией. К тому же там этот белый рыцарь. – Демиан сузил глаза. – Интересно, кто он вообще такой.

– Но ведь ты же тоже можешь использовать магию. Как тогда, когда ты вылечил мою маму. – Девочка замолчала, и на ее синих глазах заблестели слезы. Сев рядом с перекупщиком, она обняла свои колени и тихо заплакала.

– Прости. – Демиан нарушил молчание, нависшее над ними. – Мне бы хотелось спасти твою мать, я пытался это сделать, но я не успел… Прости меня.

– Я понимаю. – Тихо отозвалась девочка, смахнув с глаз капли влаги.

– И ты права, я оставил там своего нового друга. Но у меня не было выбора. Если бы я попытался ему помочь нас всех бы схватили.

– Но ведь ты ему поможешь?

– Помогу. Но для этого нам надо добраться до маленького городка у подножия северных гор, до Нортвинда.

– А зачем нам туда? Инквизиторы, скорее всего, поведут гнома в Стоункрад.

– Эвелина. – Демиан вздохнул. – Для того что бы сотворить волшебство, мне нужен пепел из Инферно, а его у меня нет. А в Нортвинде живет мой старый знакомый алхимик, которому я доставал части разных экзотических созданий. У него должен быть пепел.

– Тогда пошли. – Девочка поднялась на ноги.

– До этой деревни два дня ходу, если пойдем через этот лес.

– А по дороге не будет быстрее?

– Дорога от твоей деревни до Нортвинда огибает этот лес. Пойдем по ней, на дорогу уйдет дней пять. Через лес самый короткий путь.

– Тогда нам надо поспешить, чтобы успеть спасти твоего друга. – Она улыбнулась.

– Да, ты права, пошли. – Он поднялся и определив по растущему на деревьях мху направление зашагал строго на север.

Но очень скоро ему пришлось сбавить шаг, Эвелина не поспевала за ним. Так они шли до вчера. И когда лес подернулся вечерними сумерками, решили остановиться. И место оказалось подходящее – небольшая ровная поляна. Демиан собрал дров и принялся разводить костер. Спустя пару минут поляну озарили пляшущие язычки пламени. Порывшись в своем заплечном мешке, Демиан достал остатки вяленого мяса, пару сухарей и наполовину пустую флягу с водой.

– Вот и скромный ужин. – Он протянул девочке часть сухарей и мяса.

– Спасибо, но мне не хочется есть. – Она снова обняла колени и не отрываясь смотрела на танец огня.

– Мы почти весь день шли через лес, тебе надо поесть и как следует отдохнуть, если мы хотим завтра к вечеру добраться до Нортвинда.

Девочка взяла еду и стала медленно жевать, при этом продолжая наблюдать за огнем в костре.

– Почему? – Она тихо спросила скорее у огня, чем у Демиана.

– Что? – Демиан повернулся к ней.

– Почему они убили мою маму?

– Они посчитали ее ведьмой. – Тихо ответил он.

– Но ведь это не так. Она же не была ведьмой. Да, она знала какие травы нужно смешивать, чтобы лечить болезни, но она не была злой ведьмой. Она всегда помогала людям. Всем. Лечила больных, принимала роды. И никогда не просила денег за помощь.

– Но вдруг во время смертельной болезни она не смогла никому помочь, но сама вылечилась.

– Но что в этом такого? Это же не значит, что она была злой?

– Не значит. Но людям все равно.

– Почему? Они же всегда благодарили ее, все были с ней приветливы и добры, как и она со всеми.

– Но тут все, кто заболел, умирают, а твоя мать единственная излечилась.

– Но разве это веская причина для того что бы убить ее? – На глазах Эвелины снова начали проступать слезы.

– Это была не причина, а повод. – Демиан вздохнул. – Такова природа людей. Они боятся и ненавидят всех, кто от них отличается. Вспомни кровопролитнейшую войну людей против гномов и эльфов, которая остановилась лишь когда сам Термион вмешался и приказал прекратить распри. С тех пор открытых войн не было, но мелкие стычки на границах уже стали нормой. После этой войны ненависть людей перешла на орков, троллей и гоблинов, которые были вынуждены уйти с обжитых мест на отдаленные территории. Сейчас же люди переключились на своих же соплеменников. Тех, кого называют ведьмами и колдунами, которые не зарегистрировались у инквизиторов, считаются злом и врагами народа, и подлежат сожжению на костре. И я уверен, когда все незарегистрированные маги переведутся, люди обязательно найдут, кого ненавидеть. Ведь всегда есть кто-то не похожий на остальных.

– Я не верю. Это не правда.

– Поверь мне, я повидал много людей за свою жизнь.

– Но ведь во многих людях есть добро, сострадание и любовь.

– Которые легко вытесняются страхом.

– Я не хочу в это верить, так не должно быть.

Демиан хотел что-то сказать, но взглянув на расстроенную маленькую девочку, передумал. Вместо продолжения спора, он снял с себя плащ и протянул его Эвелине.

– Уже поздно. Нам пора спать, утром рано вставать. Вот, возьми. Укройся им, хоть немного, но он тебя согреет.

– Спасибо. – Тихо отозвалась Эвелина, беря плащ. – А как же ты? Ты не замерзнешь?

– Не беспокойся за меня. Я привык спать в лесах, так как часто приходится путешествовать. Спи.

– А ты разве не идешь спать?

– Я еще немного посижу у костра. Мне надо подумать.

– Хорошо, приятных снов. – И девочка, укрывшись плащом, быстро уснула.

– Азриэлла была права, сказав, что это самая светлая и чистая душа из всех, что ей приходилось чувствовать. – Размышлял перекупщик, глядя на огонь. – Да, мне приходилось встречать и благородных воров, которые грабили богатых и помогали бедным; и убийц, которые умирали, защищая беззащитных людей. Но все же. Все, кто заключал контракт, просили, что-то для себя. Богатства, власти, силы, чего угодно, но всегда лишь для себя. Эта девочка, она первая кто отдал свою душу, самое дорогое, что есть у человека, чтобы попросить что-то не для себя, а для кого-то другого. Интересно. – Под эти мысли Демиан и заснул.

С первыми лучами солнца Демиан открыл глаза, посмотрел на соседнее место где на кануне спала Эвелина и увидев, что на земле лежит его плащ резко вскочил. Быстро подошел к плащу, и убедившись, что девочки под ним стал внимательно оглядывать поляну. И к его облегчению, он увидел, как девочка выходит из-за деревьев. Заметив его взволнованный вид, девочка смутилась и подойдя ближе показала содержимое своего немного подогнутого платья. Там были ягоды и какие-то травы.

– Вот, я собрала ягод, чтобы хоть немного подкрепиться перед дорогой, и нашла кое-какие лечебные травы, которые мне показывала мама. Возможно, пригодятся.

– Умница. – Демиан улыбнулся и одобрительно погладил девочку по голове. – Давай поедим ягод и двинемся в путь.

После легкого завтрака они направились на север. Шли довольно бойко, и через пару часов вышли к Летней реке, которая получила свое название за то, что вода в ней всегда была теплой, поэтому она являлась некой границей между центральным теплым регионом и вечно снежной северной территорией.

Около воды Демиан решил дать Эвелине немного передохнуть. Сам же он наполнил флягу, и сняв сапоги зашел в реку что бы попробовать поймать рыбу, так как запасы еды у них кончились. Он зашел в воду по колено и замер. Эвелина с интересом наблюдала за ним с берега. Демиан же стоял, не двигаясь, и был сосредоточен. Вдруг резким движением он опустил руку в воду и вытащил дергающуюся рыбу, а девочка захлопала в ладоши.

– Вот и обед. – Улыбнулся он. – Ягоды конечно вкусные, но ими особо не наешься. Сейчас перекусим и пойдем дальше. Принеси веток для костра, а я пока поймаю еще.

– Хорошо. – Девочка поднялась и весело побежала к деревьям.

Скоро на берегу реки горел небольшой костер, и на нем жарилась рыба. Сняв с огня рыбу и попробовав на готовность, Демиан протянул ее девочке, сняв вторую себе.

– Эвелина. – Демиан обратился к девочке. – Я видел твою маму, но не видел отца. Где он?

– Папа… Папа был кузнецом. Лучшим кузнецом и механиком во всей округе. Но однажды, когда я была еще маленькой, к нам приехали инквизиторы из столицы и сказали, что сам Термион требует моего папу к себе. И они увели его. Через месяц нам пришло письмо от отца. Он писал, что он и другие выдающиеся мастера трудятся в столице, и создают доспехи для святых рыцарей Термиона.

– На том белом рыцаре, скорее всего, были одни из этих доспехов.

– Да, папа писал, что металл этот не похож на те, что он видел в кузнице. Он был белый как снег. Металла этого было немного, но обрабатывать его было очень сложно, за месяц они не сделали и одного полного доспеха. Он писал, что старший мастер отпустит работающих на неделю к родным, как только они закончат хотя бы одну броню. Папа говорил, что очень скучает по нам с мамой и хочет скорее нас увидеть. К письму он так же прислал мешочек с золотыми монетами, он сказал, что им хорошо платят за работу, поэтому никто не думает убегать. Каждый месяц папа присылал нам письма и мешочки с золотом.

– А сам он к вам приехал?

– Да. Через полгода после того как его забрали.

– Они делали один комплект брони полгода? – Демиан удивился.

– Папа говорил, что эти доспехи произведение искусства. Что они прочны, но при этом легки и не стесняют движения. Он пробыл с нами неделю, а потом опять уехал в Стоункрад.

– А что было потом?

– Он приезжал к нам каждые полгода, но потом вдруг перестал. И писем от него тоже не было.

– И вы не знаете, что с ним стало?

– Позже нам пришло письмо от святых отцов. Они сообщили, что на фабрике где работал отец и другие мастера произошел сильный взрыв алхимических элементов и все здание обрушилось. И все, кто был там, погибли. – Девочка заметно расстроилась от грустных воспоминаний.

– Но ведь возможно он не погиб. Может, в тот момент его не было на фабрике.

– Я тоже надеюсь на это, но от него не было вестей уже почти год.

– Слушай, я задам тебе еще вопрос? – Демиан решил сменить тему, чтобы не отягощать свою юную спутницу дурными воспоминаниями.

– Да, конечно. – Девочка смахнула подступающие к глазам слезы.

– Эвелина, а что есть душа для тебя?

Немного подумав, девочка сказала. – Душа это то, что побуждает нас делать добро и помогать другим людям. Это все самое светлое и доброе, что есть в нас.

Ответ маленькой девочки удивил перекупщика, впрочем, она вся удивляла его. Она была так не похожа на всех, кого Демиан встречал до этого. Обед они закончили в тишине, и продолжив путь каждый думал о чем-то своем.

Перейдя реку на мелководье, путники заметили, что лиственные деревья начали уступать место хвойным, а густая трава стала уступать место мхам и небольшим кустам. К вечеру Демиан развел небольшой костер, набрал веток и сухих осыпавшихся иголок, и положил на них свой плащ.

– Тут и заночуем.


К вечеру следующего дня, как Демиан и рассчитывал они добрались до Нортвинда. Это была скорее большая деревня, чем небольшой город. Тут было около двадцати жилых домов, таверна, кузница и лесопилка, да пара лавок торговцев, в одной из которых как раз и жил алхимик. Располагалась эта деревня прямо у подножия скал, в которых располагались шахты, где местные горняки добывали уголь. С трех других сторон городок был обнесен частоколом. Подойдя к воротам, Демиан постучал.

– Кто там еще? – С небольшой деревянной вышки светя факелом, на них посмотрел страж.

– Я Демиан, охотник. Пришел к своему другу алхимику Маркури по делу.

– А кто с тобой? – Страж указал на девочку.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6