Юлия Васильева.

Управлять дворцом не просто



скачать книгу бесплатно

Среди конюхов и уже подоспевшей стражи повисла трагическая тишина.

– Ну, что стоите? Отлавливать их кто будет? – прикрикнула я, и только тогда народ, сдвинувшись с места, пустился в погоню. – А вы, господин Ксавье, пойдете со мной! – Я схватила за рукав главного конюха, пока он не успел убежать вслед за своими подчиненными.

Гоняться за верблюдами дело неблагодарное, да и для меня совершенно необязательное, поскольку розы в безопасности, а если звери зажуют в парке еще какую растительность, вреда от того не будет, потому как растительности здесь избыток. Да рано или поздно верблюдов поймают и без моего чуткого руководства. Сейчас важнее совсем другое: каким образом наши караваны пустыни оказываются на воле, да еще так далеко от конюшен?

– Хочу осмотреть загон, который вы определили для верблюдов, – сказала я конюху.

– О, конечно, леди Николетта. С вашей стороны будет очень предусмотрительно и великодушно проверить работу подчиненных, – начал кланяться Ксавье, при этом пытаясь пятиться спиной в нужном направлении и одновременно показывать мне дорогу. – Идемте-идемте. Осторожнее, тут корешок.

У меня скулы свело от его подобострастия, но я стоически молчала, чтобы не вызвать волну очередного поклонения собственной персоне. От розария до загона идти пришлось более пяти минут, причем необходимо было обогнуть восточное крыло замка. Путь неблизкий, да еще с такими спутниками.

– Сэр Кит, вам что, делать нечего? С какого перепуга вы вдруг увязались за нами? – раздраженно спросила я, когда поняла, что повар решил не возвращаться на кухню.

– Действительно нечего. А с вами рядом, похоже, всегда интересно. Словно аттракцион в парке развлечений.

– Могли бы хотя бы не дерзить.

– Если вам угодно, я тоже умею лебезить и кланяться, а еще отменно целую пятки.

Нахал покосился на мои туфли, которые стали видны, потому что я все время была вынуждена приподнимать подол платья, чтобы перешагнуть через корни деревьев. Угодливость угодливостью, но к загону конюх шел практически напролом, нисколько не заботясь, как я преодолею этот путь в своих длинных юбках.


Загон оказался сколочен добротно, ворота открывались с трудом, а конструкция задвижки не оставляла сомнений: ее можно было открыть только человеческими руками. Либо верблюды научились летать, либо у нас появился вредитель. Что вероятней? Стадо верблюдов с выражением безмолвных мучеников смотрело на меня из-за брусьев забора.

– Как изволит видеть госпожа управляющая, с загоном все в порядке, уж я по вашему приказу расстарался. Не могли они сами вылезти, – озвучил очевидную истину конюх.

– Ага, а еще потом за собой щеколду закрыть, – хмыкнул сэр Кит.

– Леди Николетта, на вас одну лишь уповаю, – тоном заунывной молитвы начал Ксавье. – Покорнейше прошу приставить сюда стражника, пусть отгоняет татей.

Я постаралась не обращать внимания на его верноподданнические эпитеты.

– Нет, никакой охраны.

– Но как же?! – встрепенулся конюх, видимо считавший, что если передо мной хорошо прогнуться, то можно получить все что угодно.

– А так, будем следить, а не охранять.

Я решительно зашагала к караульной, где, скорее всего, сейчас находился начальник дворцовой стражи. Конюх подобострастно посеменил за мной. Сэр Кит присвистнул, чем изрядно взбудоражил верблюдов, но опять же от нас не отстал. Долго это будет продолжаться?

Честно говоря, до этого самого знаменательного момента в караульной мне бывать не приходилось, поэтому сказать, что я была поражена, значило бы не сказать ничего. Старое кирпичное здание, явно вот уже несколько десятков лет жаждущее капитального ремонта, стояло практически около самых дворцовых ворот. Снаружи все вроде бы было как положено: стражники с алебардами, развод караулов, тренировочная площадка, а вот внутри… Если бы мне не сказали, что это кабинет начальника стражи, я была бы в непоколебимой уверенности, что нахожусь в комнате какой-нибудь старушки – божьего одуванчика с несколько нестарушечьим оружейным хобби. Веселенькие занавесочки на зарешеченных окнах, каждая поверхность в помещении покрыта если не скатертью, то обязательно вязаной кружевной салфеточкой. На салфеточках тут и там лежало любовно начищенное холодное оружие. При нашем появлении начальник стражи торопливо вскочил с мягкого кресла и спрятал за спину нечто подозрительно похожее на спицы и моток пряжи.

– Леди Николетта, чем обязан? – Вояка был еще нестар, отлично сложен, подтянут, обветрен – все как полагалось. Но при этом, словно игрушечного солдатика, его совершенно невозможно было представить на реальном поле боя.

– Добрый вечер, сэр Картос. – Я присела в церемонном реверансе. – Вы наверняка знаете, что у нас сегодня небольшие проблемы с верблюдами.

Начальник стражи искренне расхохотался:

– Да уж, наслышан.

– Я уверена, что кто-то специально выпускает животных. Поэтому хотелось бы узнать кто.

– То есть вы хотите, чтобы я этим занялся.

– Прошу вас лишь найти достаточно сообразительного стражника, чтобы он смог некоторое время незаметно последить за загоном и поймать злоумышленника.

– Я, кажется, знаю такого, – хитро улыбнулся сэр Картос и, забывшись, вынул руку из-за спины и почесал спицей висок.


При мысли о том, что начальник королевской стражи собственной персоной будет выслеживать верблюжьего вредителя, мне почему-то становилось не по себе. Так и вижу этого атлета лежащим в парадном мундире под кустом около загона. Но поняла я, почему меня так беспокоило это видение, только когда при входе в замок меня атаковал вездесущий сэр Мэлори.

– Леди Николетта, почему вы еще не переоделись? – Он настолько внезапно выскочил из-за ближайшей колонны, что я чуть не начала заикаться.

– Для чего?

И почему всем так не нравится мой гардероб?

– Ну как же! Вы просто обязаны присутствовать на ужине с посольством Сабаку! Лорд Дансэн и леди Карпила – оба такие зануды, одному мне нипочем не вытянуть нормальной беседы. Я просто погибну. – Сэр Мэлори скорчил несчастную бульдожью мордочку.

И вот тут стало ясно, почему мне не нравилась мысль о сэре Картосе, лежащем в засаде. Я просто-напросто ему завидовала. Ему не надо было быть на скучном приеме, он мог развлекаться поимкой вредителя. Кстати, а что мешало мне заниматься тем же самым?

– Сэр Мэлори, – я сделала страшные глаза, – скажу это только вам и строго по секрету. У нас возникли некоторые неприятности с верблюдами посольства, поэтому для меня сейчас на первом месте решение именно этой проблемы, иначе может случиться скандал.

Ха! Я откручусь от скучнейшего ужина и преотличнейше развлекусь сегодня вечером.

– О боже! Я и подумать не мог! – всплеснул руками церемониймейстер, всегда воспринимавший все близко к сердцу. – Ну тогда не буду вас задерживать и постараюсь сделать все, что от меня зависит, чтобы никто не заметил вашего отсутствия на ужине.

Я церемонно присела, а затем развернулась и вихрем слетела вниз по лестнице, уже не пряча улыбки. Сейчас надо переодеться во что-нибудь, чего не жалко, и вперед!


Интересно, где залег сэр Картос? В парке было уже темно хоть глаз выколи, а под ногами метались какие-то юркие зверьки. Я аккуратно кралась через кусты к загону во взятых у отца штанах и сапогах. При мысли о комичности происходящего хотелось, как девчонке, хихикать в кулачок.

– Прекратите пыхтеть, вас слышно на весь сад. – Из-за ближайшего дерева раздался хорошо знакомый голос, обладателю которого я с удовольствием повыдергала бы рыжие усы.

– Сэр Кит, какого лешего вы здесь делаете? – прошипела я.

– Того же лешего, что и вы.

– Вы же сказали, что не работаете даром.

– Это я поваром даром не работаю, а сторожем верблюдов – всегда пожалуйста, – противненько захихикал голос.

– Заткнитесь оба! – не выдержал бдивший где-то неподалеку сэр Картос. – Простите, леди Николетта, сорвалось. Но вам здесь совсем не место.

– Я тихонечко тут, за деревом, посижу, никому мешать не буду. – Прикидываться смирной овечкой мне всегда удавалось с блеском.

Обидно, конечно, что присутствием повара начальник стражи нисколько не возмущался.

– Как же, не будете! – едва слышно прошептал сэр Кит. – Заставь женщину молчать.

– Я не глухая. – Мой ответ сопровождался попытками нащупать на земле какую-нибудь веточку или камешек, чтобы запустить в то место, откуда на меня поблескивали глаза нахала.

– Я в курсе.

– Тш-ш-ш, – зашипел сэр Картос. – Кажется, этот гад появился.

Я присмотрелась. Верблюды в темноте светились, словно призраки. А в пустыне они бы не были так заметны, потому что песок там тоже белый. Вроде никого.

Хотя нет, подождите. Мимо загона кралась темная тень… Очень знакомая тень – эту замечательную кожаную жилетку не забуду никогда. Я тихонько засмеялась, и на меня снова зашикали из кустов мои коллеги.

Понятия не имею, как зовут этого садовника в жилетке, но мозг у него работает достаточно своеобразно и изощренно. Наверняка ему не понравился обновленный образ главного садовника: Митич гонял своих подчиненных с рассвета до самых сумерек, пытаясь за неделю переделать всю ту работу, которую он старательно игнорировал предшествующую пару лет. Не сомневаюсь, что и до этого предпринимались попытки подпоить главного садовника, но, видимо, тот отказывался, потому как теперь пить у него не было причины. И поэтому наш голопузый гений решил эту причину создать с помощью так удачно подвернувшихся верблюдов. Правда, его смекалки хватило только на то, чтобы собственноручно не выкапывать кусты.

Тем временем садовник, немного поозиравшись для успокоения души, стал открывать щеколду. Не хватало нам еще в третий раз за сегодняшний день отлавливать верблюдов.

– Сэр Картос, не дайте ему, пожалуйста, выпустить животных. Думаю, все уже и так понятно. – Я подала голос, уже нисколько не заботясь о том, чтобы сохранять тишину.

Начальник стражи не ответил, но кусты с его стороны зашуршали.

В дальнейшем останется только определить наказание. Ну в самом деле, не увольнять же такой изобретательный кадр. Я кровожадно потерла руки.

Глава 3
Борьба с паразитами подручными способами

– Милая леди, а вы абсолютно уверены, что так уж необходимо травить крысолаков? – Профессор Хлеб смотрел на меня сквозь толстые линзы круглых очков, отчего его голова напоминала некоего гигантского ракообразного. Мы торжественно стояли над одной из многочисленных нор, вырытых прямо около парадного входа во дворец.

– А что мне еще остается? По всему парку развелись, спасения от них нет, – посетовала я, как заправская кумушка. – Травить быстрее всего, ведь через несколько дней их тут уже быть не должно.

– Не думаю, что вам понравятся дохлые крысолакские тушки, разбросанные по всему парку. – Профессор трагически протер свою розовую от летнего солнца лысину в обрамлении пушка седых волос. – Знаете ли, эти твари имеют дурную привычку при смерти выбрасываться из нор.

Я категорически замотала головой, представив себе усеянные трупами дорожки, – впечатления у иностранных гостей будут неизгладимыми. Профессор с достоинством почтенного ученого протирал линзы своих очков батистовой тряпочкой и, кажется, вовсе забыл о моем существовании. Ну почему травлей королевских крысолаков должен заниматься не меньше чем профессор зоологии местной академии? Это полное безумие! Мне бы было куда проще общаться с обычным работягой, но против традиций трудно выступать.

– А нельзя ли найти какое-нибудь другое средство? – заискивающе пролепетала я, изобразив гримасу «благородная дама в беде». Между прочим, иногда срабатывает.

Старичок-профессор слегка смягчился (видимо, «благородная дама в беде» была довольно убедительной):

– Ну а как же! Думаете, случайно я профессор зоологии вот уже более тридцати лет? – Он водрузил очки обратно на нос. – Есть у меня одно изобретение, которое помогает избавиться от крысолаков, правда, при этом оставляет их в живых.

– И это устройство кто-то уже использовал на практике? – подозрительно спросила я, чем явно не прибавила себе баллов.

– За кого вы меня принимаете? – Его брови изумленно подпрыгнули. – Впрочем, если сомневаетесь, то вполне можете нанять какого-нибудь уличного шарлатана. Наверняка он сделает эту работу лучше университетского профессора.

Я задумалась, чем привела его в еще большее раздражение. Ну правда: какая-то пигалица осмеливается сомневаться в его знаниях! Молодые люди моего возраста должны в аудиториях, раскрыв рты, слушать, что он вещает с кафедры. Никто же не сказал ему, что я сомневаюсь во всем и вся. Значит, снова возвращаем на лицо «благородную даму в беде».

– Простите, если обидела вас своим недоверием, но на меня в последнее время свалилось столько ответственности. – Я картинно заломила руки.

– Ладно, ладно, только не плачьте. – Профессор ободряюще похлопал меня по руке. Вовремя, ибо я уже всерьез собиралась пустить слезу. – Избавимся мы от ваших крысолаков, духу их в парке больше не будет.

Мы еще некоторое время пообменивались заверениями во взаимном восхищении, после чего разошлись в разные стороны: профессор – травить крысолаков, а я – продолжать свою ежедневную инспекцию.

Данная инспекция каждый раз давала удивительные результаты: вчера в саду, например, наткнулась на кучку заботливо расставленных капканов. Вероятнее всего капканы эти предназначались для пресловутых крысолаков, пусть им икается, но это вовсе не значит, что туда не может попасть кто-нибудь другой. Я, например, оставила в одном из них изрядный кус материи своего платья и была несказанно рада, что отделалась так легко. В замке и вовсе после того как заглянула в одну из комнат, из-за двери на меня выпал скелет. Я орала как сумасшедшая, переполошив половину прислуги, пока до меня не дошло, что это чулан, а выпала на меня всего-навсего модель скелета человека, которую использовали для уроков анатомии, когда нынешний монарх был еще долговязым подростком. Скелет по моей исключительной просьбе мы презентовали школе при Королевской медицинской академии во избежание повторения подобных казусов.

Около ограды парка мне пришлось остановиться: по ту сторону слышались странные звуки и непонятное бормотание. Я подобрала подол платья и тихонько, на цыпочках, приблизилась к стене – теперь все было слышно достаточно отчетливо.

– Полегче, папенька, все юбки помнете. Чай не мешок картошки поднимаете, – раздраженно сказал девичий басок.

– Не учи жить, Малашка. Меньше плюшек за обедом жрать надо было, сейчас бы уже на той стороне была, – урезонил мужской голос.

– А вы еще и плюшки считать будете? Родному дитяте кусок хлеба жалеете. – Малашкин ответ закончился подвыванием.

– Не слушай старого дурня, доча, – раздался второй женский голос, – ты лучше ручками за зубцы цепляйся, а мы уж подтолкнем.

– Подтолкнешь ее, как же! Вон кака кобыла вымахала!

– Помолчите, папаша. Посмотрим, как заговорите, когда я королевой сделаюсь.

Мне стало невыносимо любопытно посмотреть на этих непрошеных гостей. Благо рядом со стеной со стороны парка росло несколько удобных раскидистых деревьев. Пользуясь их ветвями как своеобразной лестницей, я быстро взобралась на верхушку каменной ограды. Лезть было невысоко, потому как ограда делалась скорее для красоты, нежели для защиты: вот уже в течение нескольких сотен лет в Греладу не вторгался никто мало-мальски вызывающий опасения. Подозреваю, что наш кусок суши просто-напросто никому не был нужен. Пожалуй, даже та троица, которая сейчас штурмовала препятствие, представляла собой первых внешних интервентов за многие годы. Наверное, их надо было встречать хлебом и солью. Я добралась до конца ограды и не без труда втиснулась между двумя каменными зубцами. Кажется, теперь каждый лишний кусок пирога за обедом будет угрожать моей маневренности.

Передо мной предстала живописная картина. Пожилой мужчина с пышными усами и не менее пышными бровями, одетый по моде городского купечества, пытался подсадить на ограду упитанную барышню, своим нарядом больше напоминавшую ведущую танцовщицу местного варьете. Вокруг суетилась худая женщина в чепце в зеленый горошек, с таким количеством кружева, что ее лица я так и не смогла разглядеть.

Я схватилась покрепче за зубец и торжественно произнесла:

– Дамы и господа, попрошу секундочку внимания.

Услышав сверху подобное обращение, девица взвизгнула и, завалившись назад, упала плашмя, придавив обоих родителей. С мостовой на меня уставились три пары удивленных глаз. Такой эффект льстил моему самолюбию.

– Мне жаль вас огорчать, но королевские смотрины только на следующей неделе. – Я покачала туфелькой, едва не уронив ее с ноги. – К тому же пускать на них будут по приглашениям, иначе вы рискуете быть с позором выставленными за ворота дворца.

Первой очнулась худая женщина, у которой теперь из-под чепца можно было разглядеть вытянутое лисье лицо. Она поднялась на ноги и взяла под локоть своего мужа, пытаясь привести того в такое же вертикальное положение.

– Пойдем дорогой, нам здесь не рады. Счастья своего не знают.

Мужик поднялся, плюнул на мостовую.

– А ты чего, дуреха, слезы размазываешь? А ну поднимайся! – скомандовал он своей дочери, которая уже обиженно поджала губы и, казалось, была готова разразиться фонтаном слез. – Папенька обязательно что-нибудь придумает!

Все трое удалились, не удостоив меня даже взглядом. Я пожала плечами и начала слезать с ограды, пока кто-нибудь меня не увидел. Говорят, что во время смотрин деда нынешнего короля, Ратмира I, девицы всех сортов и мастей буквально штурмовали замок, в результате чего начальник охраны вынужден был выставить по часовому через каждые несколько метров дворцовых стен, чтобы хоть как-то отпугнуть настырных невест. Особо не помогло, королевой в результате стала дочка бакалейщика, которой хватило ума и расчетливости, чтобы обойти все преграды и соблазнить короля. Не скажу, что Грелада особо пострадала от такой королевы из народа, скорее даже наоборот. Но теперь вся знать зорко следила, чтобы подобного казуса больше не повторилось.

Задумавшись о судьбах сильных мира сего, я сделала неосторожное движение – тут же раздался противный треск рвущейся материи. Рогатый леший! Так никакого гардероба не хватит! Платье разодралось почти по всей длине юбки и висело живописными лохмотьями. Придется до дома пробираться кустами мимо дворца. И что меня дернуло лезть на стену? Сказала бы стражникам, они бы живо шуганули эту троицу. Все-таки страсть издеваться над убогими разумом людьми до хорошего не доводит.

Я зажала в руке разорванный подол и осторожно, постоянно оглядываясь, пошла по тропинке. Горький опыт подсказывал, что именно в такие моменты судьба никогда не бывает ко мне благосклонна.

Половину пути я прошла без особых происшествий. Свидетелями моего конфуза оказались только крысолаки, но этим тварям и дела не было до разодранного платья. Оставалось только проскочить мимо служебных пристроек да восточного входа во дворец.

– А я вас везде ищу, – раздался позади голос.

Мое сердце тут же упало в пятки и попыталось затеряться в пальцах. Я медленно повернулась боком к говорившему, стараясь не показывать испорченный подол. Сэр Кит улыбался во все тридцать два зуба. Уход Кларины нисколько не убавил его спеси, а наоборот, дал почувствовать некоторую власть в замке. Ну, погоди! Когда съедутся все гости, работы будет столько, что этой ухмылке придется исчезнуть. Я про себя хмыкнула.

– Доброе утро, сэр Кит. Насколько понимаю, завтрак уже готов, раз у вас есть свободное время расхаживать по парку?

– Да как вы могли подумать, что мне взбредет в голову бегать от работы? Уж не считаете ли меня никчемным лодырем?

Именно так и считаю. Я улыбнулась еще шире.

– Рада за вас, вижу, вы даже можете найти свободную минутку, чтобы есть деликатесы на свежем воздухе. – Я кивнула на вазочку с каким-то сиреневым десертом в его руке.

– О, вы совсем не так поняли. – Он протянул мне креманку с устрашающего вида нагромождениями взбитых сливок. – Это для вас.

Я в восторге. Знаю, этот дармоед просто нашел наилучший способ, чтобы поизмываться надо мной.

– Сэр Кит, вы же знаете, что мне не нравятся десерты, к тому же управляющая слишком занята, чтобы тешить ваше самолюбие подобным образом. – Я стала стратегически отодвигаться дальше по дорожке. Еще несколько шагов – и можно будет спокойно скрыться в кустарнике. Только он меня и видел!

– Я понимаю, что вы спешите сменить это разорванное платье. – Парень свободной рукой подкрутил рыжий ус. – Но стоит вам уделить мне всего лишь секунду, и во дворце никогда и ни у кого не возникнет вопросов, что госпожа управляющая делала с утра в столь непристойном виде.

Я зашипела от досады, что еще больше позабавило сэра Кита. Нахал рассмеялся так, что у меня мурашки пошли по коже. Кажется, мне «посчастливилось» нанять на работу Мировое Зло. Именно так, с большой буквы.

– И на кой лад я вам сдалась? – Взяв из его рук злосчастную вазочку, мне не удалось подавить стон отчаяния.

– Видите ли, я не привык, чтобы женщины воротили нос от моих десертов. Это задевает самолюбие.

По его усмешке было ясно, что самолюбие его настолько велико, что вряд ли даже целый полк девиц на диете мог бы его задеть.

– Почему оно такого странного трупного цвета? – пробормотала я себе под нос, подозрительно принюхиваясь к десерту.

– Там ежевика. – Судя по голосу повара, высказывание все же его задело.

– Верю на слово. – Глубокий вздох, и отправляем ложку с фиолетовой массой в рот.

Главное – держаться, иначе этот кошмар никогда не кончится. Боже, ну какая же все-таки гадость, и не запьешь! Я натянуто улыбнулась.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6

сообщить о нарушении