Юлия Юшкова-Борисова.

Прыжки с тарзанкой вглубь себя. или 33 истории про коучинг



скачать книгу бесплатно

Дизайнер обложки Алиса Щурова

Иллюстратор Алиса Щурова


© Юлия Юшкова-Борисова, 2017

© Алиса Щурова, дизайн обложки, 2017

© Алиса Щурова, иллюстрации, 2017


ISBN 978-5-4483-3949-3

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

Предисловие

Представьте себе, что вы прыгаете в тарзанкой в пропасть, глубина которой вам неизвестна, что там, на дне, никто не знает, вы сами туда никогда не спускались, и вообще там еще никто никогда не был.

Смелый поступок? О, да. Безбашенно смелый.

Коучинг – это почти что то же самое. Вы прыгаете вглубь своей личности, своего бессознательного, внутрь красоты и силы своей души, но также и внутрь своих страхов и странных представлений, неизвестно каким образом укоренившихся в вас.

Вам очень хочется прыгнуть, потому что там, в глубине, есть нечто ценное, что стоит прыжка. Вы надеетесь поймать эту ценность в полете и вытащить на поверхность сознания.

У вас есть тарзанка. Она надежна и крепка. Еще есть бортовой журнал и питание. Все это – ваш коуч. Он сопроводит вас в вашем прыжке, он проведет вас по заданному вами же маршруту аккуратно и бережно, фиксируя и анализируя детали. Он будет радоваться вместе с вами всем добытым вами ценностям, он отмоет их до блеска и вручит вам как ваш же подарок самому себе в финале сессии.

Так что ж такое коучинг? У него тысяча определений, я только что предложила вам своё. Могу добавить, что это особая разновидность бесед, близкая к психологическим, но кардинально отличная от них тем, что коуч не дает клиенту советов и оценок, не «раскладывает» клиента «по полочкам» и не направляет в какую-либо сторону. Он слушает и спрашивает. Только спрашивает. Но каждый вопрос должен быть хорош. Он должен помогать человеку понять, что есть самое ценное в нем, что есть его цель и что может быть его средством. Отвечая на него, человек двигается к лучшему, что в нем есть, к тому, что сегодня дорогого стоит для задач его жизни.

Коуч – профессиональный собеседник, «человек об которого думают», как говорят старожилы этой профессии.

Эта книга написана для молодых коучей и их клиентов. Она может помочь и тем, и другим спокойнее отнестись к тому, что будет и что может происходить в процессе сессии. О том, что удачи и неудачи могут чередоваться, и о том, что мы можем научиться этим чередованием управлять.

Книги мастеров помогут начинающим расти и совершенствоваться в искусстве коучинга. Я же в коучинге недавно, но все же надеюсь, что моя книга поможет выпускникам школ коучинга остаться в профессии. Поддержит их в тот момент, когда до шагов на следующую ступень еще очень далеко и задача дня – не слететь с той, которая только что открылась.

Остаться на ступени «я – практикующий коуч» поможет прощение. Прощение себе своих ошибок.

Когда за одним неверным вопросом следует другой неверный вопрос, когда клиент закрывается наглухо, говорит «не знаю» и замолкает надолго, когда кажется, что время остановилось и вся дальнейшая жизнь пройдет на этом стуле, когда страх и смущение затопили разум – надо просто попробовать еще раз.

Просто включить в себе самом коучинговое «ещё» и задать еще один вопрос. Он будет верным. Все пойдет иначе. Потому что за эти секунды вы стали мудрее.

Я не боюсь писать о своих глупостях и неудачах. Потому что простила их себе. И мои клиенты их мне простили, и пережитый нами опыт понимания и прощения сделал нас лучше. Мы очень часто неправы и очень часто ошибаемся, но если мы перестанем себе это прощать, мы перестанем работать.

Мои первые сессии были нелегки для меня. Они выматывали и порой обескураживали. В них было слишком много меня и слишком мало клиента. Осмыслять чужую жизнь под заданным другим человеком углом, полностью отказаться в этот момент от себя и своих убеждений было нелегким делом. Поскольку я мощный и доминантный лидер, коучинг стал мощнейшим вызовом, на который мне предстояло ответить.

Я не боюсь писать о своих поражениях, потому что за ними пришли победы. И я все меньше боюсь ошибок, потому что принимаю их неизбежность.

В самые тяжелые моменты меня спасали результаты и инсайты, так в коучинге называют момент личностных открытий, моих клиентов. К счастью, они случались чаще, чем я ожидала. И за это я очень благодарна тем, кто доверился мне.

Легко ли мне сейчас? Нет. Порой еще труднее, потому что я берусь за более сложные случаи, занимаясь коучингом отношений и создания семьи, сферой тонкой, часто болезненной и лишенной надежды. Но сейчас я больше готова к тому, что может быть очень трудно. Так опытный спортсмен знает, как тяжело может быть на дистанции и воспринимает ее легче, чем новичок.

Записанные мной истории – реальные. Я записывала их сначала для себя, потом стала показывать клиентам в качестве техники «а верно ли я услышала, что…». Потом стала выкладывать их, с разрешения клиентов, в Facebook, а потом клиенты стали просить написать о них историю. Все говорили одни и те же слова: «Напишите, потому что я хочу, чтобы другие люди прочли, и у них появилась надежда. Может быть, кто-нибудь еще сейчас в такой же ситуации, пусть он поймет, что выход есть».

Выход есть всегда. Иногда он там же, где и вход, иногда совсем в другой стороне. Для того, чтобы его найти, нужно оглядеться вокруг, опустить или поднять голову.

Чаще всего, он выше, много выше того, где вы сейчас находитесь. Для того, чтобы подняться к этой двери, надо прыгнуть. Прыгнуть вверх. Над собой. А для этого сначала надо прыгнуть внутрь себя, к плотному ядру своего «я», оттолкнуться и, помогая себе натянутой в прыжке тарзанкой, выпрыгнуть в распахнутую ветром перемен дверь…

История первая. Учебная

Молодая красивая девушка озвучивает контракт на часовую сессию: расписать по шагам, что нужно сделать для того, чтобы в течение года добиться достаточно высокого положения в одной из публичных сфер. По своему предыдущему опыту работы я знаю, что цель, которую она сейчас озвучила, требует нескольких лет, минимум, а лучше нескольких десятков лет работы, редкого везения, наличия связей, отменного здоровья и жесткого характера. У девушки обветренные, чуть воспаленные губы, на её красивом лице выражение неуверенности и недовольства собой. В моей голове бьется, рвется наружу вопрос: «Вы в самом деле собираетесь достичь всего этого так быстро?!». Я борюсь с собой, поперхнувшись, «съедаю» вопрос, тут же теряю доверительный контакт и как будто проваливаюсь в какой-то туман. Я почти перестаю её видеть, словно издалека слышу её слабый голос.

Я задаю ей простой вопрос: «Что Вам надо сделать для достижения цели?», – в надежде, что она поймет, что на эту цель надо потратить большее количество времени и усилий, нежели она предполагает сейчас. Ничего не выходит. Она бодро разделяет цель на несколько столь же сомнительных с точки зрения достижимости подцелей. Основной этап предполагает участие других людей, которые не только не знают о том, что они будут вовлечены в её проект, пока ещё не знакомы с ней, но и вряд ли на это согласятся. «Туман» сгущается. Наверное, когда хирурги кричат: «Мы её теряем!» – они испытывают похожие чувства. «Насколько данная цель находится в зоне вашего контроля?» – задаю я вопрос, как будто выстреливаю осветительную ракету, – «На девять баллов», – быстро и слишком уверенно для правды отвечает она. Я промахнулась. Мы потерялись. Мне вспоминается мультфильм «Ёжик в тумане». Я чувствую себя медвежонком, тщетно зовущим Ёжика. Мне становится не по себе. Девушка начинает нервничать, чувствуя мое замешательство.

Чтобы не провалить сессию полностью, я решаю применить коучинг к себе. Прямо здесь и тут. Параллельно с идущей сессией. Смотря на воспаленные губы, я мысленно зову Милтона Эриксона. Милтон приходит быстро, худощавый, небольшого роста (откуда я знаю, каким он был на самом деле?). Он молчит, хитро смотрит, чуть улыбаясь, и я вспоминаю его слова: «Люди хороши такими, какие они есть», «Внутри каждого человека уже есть все необходимые ему ресурсы», «Человек всегда делает наилучший выбор из тех, что может сделать в данный момент». «С ней все будет хорошо», – говорит мне на прощанье Милтон и уходит. Я возвращаюсь в процесс сессии полностью, выхожу из тумана и как Медвежонок разжигаю костер на его краю. Если мой ёжик захочет выйти, он придет на свет и тепло моего огня.

Мы с девушкой рисуем колесо принятия решений, шкалируем сектора, она расписывает проект по этапам, датирует каждый этап, находит оценки для понимания того, что он будет достигнут. Мне становится интересно, я уже почти верю ей, что она реально сделает то, о чем говорит.

Мы сидим у костра вместе. Можжевеловые веточки дают дымок. Я верю ей, безоглядно и полно!

Это срабатывает! Через несколько дней она пишет мне лист обратной связи, в котором сообщает, что переосмыслила цель. На следующей сессии её новая цель, её новый, амбициозный, но реальный проект полностью оконтуривается, обретает тёплую плоть и веселую жизнь! Я очень рада.

В следующих случаях я уже не бросалась на поиски заблудившихся «ёжиков» в самую сердцевину тумана, а разжигала костры и раздувала самовар…

История вторая. Быстрая

Молодой человек стремится к стабильному достатку на достаточно высоком уровне, но при этом оговаривает как условие, как подцель, продолжительность рабочего дня не более 2—3 часов в сутки. Я понимающе улыбаюсь. В «туман» мечтаний я больше не пойду.

Он вполне способен сам найти свою дорогу. Мы занимаемся тайм-менеджментом, считаем, как распределяется его время по часам, куда и на что оно уходит. Как я и подозревала, большую часть времени бодрствования, а спит он много, он проводит в так называемой «зоне разрушения», играя в игры и дружбу в соцсетях. Цифра времени, потраченного впустую, его ошеломляет.

Мы начинаем говорить по-взрослому. Через неделю он начинает новый бизнес и уезжает в трудную командировку.

Он не возвращается ко мне, как и многие бесплатные клиенты. Но я знаю, я уверена, что те несколько часов, что он думал под моим взглядом, уже изменили его жизнь.

История третья. Желчная

Он мне не верил. Он вообще мало кому верил. Он делал это ради меня и заявил мне об этом прямо с порога. Он злился, он кричал мне: «Зачем ты задаешь мне эти вопросы, прекрасно зная, что у меня нет на них ответа?!». Он искренне страдал, мучительно осознавая совершенные ошибки, он понимал, что мог бы жить лучше и не понимал, почему он так не жил.

Мне было сложно, мне было страшно, мне было тяжело, но мне было надежно. Под криками и закатывающимися глазами уже проглядывала новая цель, новый смысл, новое решение жизни как сложной задачи. Я держалась за свою стойкость и веру в лучшее. Я вообще считаю стойкость своим лучшим качеством. Подобно Колумбу я верила, что суша в этом море эмоций рано или поздно появится. Мне было легче, чем Христофору, поскольку моя команда состояла из меня одной. К тому же пресной воды на кухне стояло целых две бутыли.

У него разыгралась желчь. Гнев ранит печень. Уходя, он сказал, что больше никогда не позволит делать с собой подобное. Он вернулся через неделю. И еще через неделю. Все было также, даже круче. Потом он вошел в новый проект. Потом он начал писать книгу, что откладывал уже больше семи лет. Потом он похудел и стал бегать по лестнице без одышки.

Он не любит это вспоминать. Когда я зову его продолжить, он категорически отказывается. Стопроцентно категорично, а это значит, что его стоит ждать. Он – «несоглашатель». Я понимаю, что он вернется тогда, когда это ему будет нужно. Настолько, чтобы кричать: «Ты опять задаешь мне свои жестокие вопросы?»

Они не жестокие. Просто они голодные. Они так давно сидели взаперти в его голове и ждали, пока он их покормит своим вниманием.


P.S. Он вернулся год спустя и сказал, что я за это время я выросла как коуч: «Ты уже не смотришь так странно и не подбираешь вопрос так трудно, как тогда. Они у тебя как будто все уже заготовлены. А еще, знаешь, если бы у меня в молодости был хороший коуч…. Я бы так много сделал в своей жизни.… Да, вот еще… Ты – молодец!»

История четвертая. Одиночная

Она была красива, молода, талантлива, наивна, чиста, ранима, трудолюбива, любила детей и кухню. И безнадежно одинока. «Он может быть во мне уверен, в моей верности. Он мой король. Я всегда буду его ждать. Я буду принимать его любым, слабым и сильным, и не сбегу от него, если что-то пойдет не так. Я всегда поддержу его тотальной верой в него», – говорила она про воображаемого мужчину своей мечты.

Что, казалось бы, еще им, этим мужчинам, надо? Все было на месте: ноги, волосы, юбки, пироги и желание заботиться о семье. Но постепенно стало понятно, почему ее жизнь складывается именно так, а не иначе. Она боялась одиночества. И она притягивала к себе то, чего она боялась. Дыхание одиночества распространялось по радиусу трех метров вокруг нее и если мужчины и проходили этот круг, то лишь из любопытства или спортивного интереса. Никто не хотел остаться и жить в этом кругу.

Я начала цикл сессий, твердо зная, что наши страхи и есть причина «страшных» событий нашей жизни, и что если мы шарахаемся от ветра и дуем на воду, то, для доказательства полезности своих усилий, мы время от времени планомерно обжигаемся молоком и падаем со стула, сдутые сквозняком распахнувшейся форточки,

Мы честно, вдвоем (о, это искушение для начинающего коуча подменить клиента собой!) пытались выловить ее страх одиночества, обрисовать в виде некой субстанции, мысленно положить ее в сундук и запереть там. Наверное, с таким же успехом можно ловить запах в воздухе комнаты. Страх был рядом, здесь, но ускользал от нас и инструментов нашего мышления. Когда нам казалось, что мы его уже поймали и держим, он менялся у нас в руках, утекал и в сундуке не запирался. Или он делал вид, что лежит в сундуке, а на самом деле гулял поблизости.

Не столько осознав, сколько почувствовав тщетность усилий, я решила изменить тактику. Попросила ее обрисовать противоположность одиночества. На том конце линии встали Свобода, Любовь и Гармония. Они были связаны между собой. В горшке Свободы, на земле Гармонии рос цветок Любви. Тогда еще не умение, а наитие подсказало мне вопрос: «А что происходит дальше?». А дальше горшок Свободы, сжимаясь, выдавил землю Гармонии и повредил Любовь. Она сбежала из горшка голыми корнями по сухой земле.

И только тогда я поняла, что это был не страх, а сильная потребность остаться одной, а боялась она своей и чужой Свободы. Это был страх неудачной совместной жизни, страх своего собственного эгоизма, эгоизма партнера и его давления на себя.

Я попросила внимательнее посмотреть на Горшок Свободы и подумать, что с ним можно сделать. Постепенно Свобода стала приобретать гуттаперчивость. «Ей присуща гибкость, – говорила она. – Корни, земля всегда остаются в горшке, а он постоянно меняет форму, захотел – стал вазой, стеклянной вазой, захотел – перестроился, стал широким горшком». Сбежавшая было Любовь согласилась вернуться на землю Гармонии, уже не опасаясь быть раздавленной Свободой.

Осознав желанность и полезность одиночества для себя, она перестала его бояться. Она научилась гулять одна, чего раньше не умела, и даже смогла поехать одна в дальнюю поездку, что раньше было немыслимо. Полтора года спустя она все еще не замужем и у нее никого нет, но ни ее, ни меня это совершенно не беспокоит, хотя целью работы было замужество. Она стоит на верной дороге, она движется к нему. Теперь вокруг нее много друзей, и женщин, и мужчин.

Как только Любовь хорошо приживется на земле Гармонии в горшке Свободы, она начнет цвести. И тогда на ее запах прилетит Опыляющий Шмель.

История пятая. Неприятная

…Было грязно. Грязновато в буквальном смысле и грязно по взглядам, словам, намерениям. Никто никому не доверял, никто никого не поощрял, все зорко следили, как бы кто кого не надул, и как бы жизнь не показалась кому-то июльской малиной.

Было не столько трудно, сколько противно. Несколько пар цепких, сверлящих глаз. Провоцирующие вопросы, «захлопнутые» лица.

Очень хотелось уйти. Болела голова. Стало так неинтересно, как бывает неинтересен плохой фильм, снятый по хорошо известному и любимому роману.

Уйти было нельзя. Это были люди. Такие, какими их сделала их жизнь, и какими они желали остаться. Это была их грязь.

Она была им удобна. Они хотели жить именно так. Но надо было все-таки показать им другие варианты.

Они их увидели. И отвергли.

В голове зажглась надпись: «Уходя – тушите свет»…

Принять, простить. И немного подождать. Позовут. Когда захотят чистоты.

История шестая. Разочарованная

Ей еще не было тридцати. Она была здорова, образована, симпатична, счастливо замужем, имела хорошую работу и жилье. Ну, вы уже догадались, что она была несчастна, а иначе зачем бы я перечисляла всё предыдущее. Она действительно была в достаточно трудном положении духа, если можно так выразиться. Душевные неурядицы уже дали видимые следствия. Разладился сон, а вслед за нм и все здоровье.

Ей хотелось другой жизни: другой профессии, другой страны, другой квартиры и так далее…

Но она молчала об этом. Потому, что иначе пришлось бы это обсуждать с близкими. И даже, более того, пришлось бы что-то делать. Самой! Взять на себя ответственность и совершать поступки! О, ужас! И не просто ужас, а ужас-ужас-ужас!

Тогда в ее голове родился план: стать совсем больной и очень несчастной, озаботить этим мужа и всех вокруг, чтобы они сами обо всем догадались и предложили ей выход из ситуации, сами начали действовать и сами же несли за это ответственность. Нельзя сказать, что этот план был тщательно ею обдуман, но неосознанно она действовала строго в соответствии ему.

У нее ничего не вышло. Муж намеков не понимал, отправлял к гастроэнтерологу, родители обижались на кислую мину, а на работе просто ничего не замечали.

Тогда она решилась на крайний шаг – подключить к делу меня. Чтобы я, поняв все без слов, объяснила окружающим, как им следует жить и обращаться с ней.

А я все разрушила! Я вытащила из нее на свет божий ее собственные желания. Она призналась в них так, как, очевидно, под давлением доказательств на суде признаются в убийстве невинной старушки.

Со слезами на глазах она уверяла меня, что с ее жизнью ничего поделать не удастся, но потом собирала информацию о новой профессии. Она отрицала полезность наших с ней встреч, но сумела поговорить с мужем. Каково же было ее изумление, когда он ее полностью поддержал! Это означало, что только она сама теперь может быть виновна в собственном счастье, как и в собственном несчастье, ей самой придется выбирать себе жизнь и принимать последствия собственного выбора.

Она была горько разочарована этим! И прервала занятия…

История седьмая. Таксистская

В самом начале, только получив коучинговые инструменты, я испытывала дикий зуд применить их немедленно. Клиентов еще не было, поэтому я задавала вопросы всем, кто хотел со мной говорить. Чаще с пользой для обеих сторон, но не всегда. Порой результат был весьма спорным.

Мы ехали на вокзал. Она недавно работала в такси, до этого у нее было небольшое кафе, но оно разорилось. Ей было около сорока, может меньше, может больше, на вид нынче уже не определишь.

– И вот моя мать говорит мне: «Найди себе мужчину! Что ты все одна?»

Она проверяла на мне эту идею.

– А зачем Вам мужчина? – спросила я, – что Вы можете ему дать?

– Дать? Мужчине? Это он должен мне давать!

– В обмен на что?

Она молчала целую минуту, что для неё было невероятно долго.

– Ну да, – протянула не очень уверенно. – Моя подруга ходила на тренинг и там им говорили, что мужчины женятся не на тех женщинах, кого могут сделать счастливыми, а на уже счастливых. А вдруг все так и есть? – в ее глазах появился маленький ужас. – И чего же мне теперь? Быть одной?

– А кто хотел бы быть с Вами?

– Да уродов-то полно вьется!

– А кто нужен Вам?

– Мне нужен мужчина, чтобы помогал мне, чтобы сыну моему помогал, чтобы не одной все тянуть!

– А Вы ему что можете предложить?

– Им предлагать не надо, они сами все возьмут! … А с вас двести рублей! Приехали!

Мне стало жаль её. Потому что она тоже «приехала», уже давно, но все никак не могла найти дом самой себя и все кружила, кружила вокруг, попадая в тупики и улицы с односторонним движением.

Я протянула ей деньги. Она взяла, внимательно всматриваясь в меня, как будто хотела что-то спросить. Я молчала, ждала.

– Не забудьте сумку! – сказала она коротко, быстро отворачиваясь.

Да, конечно, мой вопрос можно считать до определенной степени нападением, поскольку мы не договаривались о сессии, не заключали соглашения, не обговаривали цель. Но она так сильно хотела, чтобы я с ней поговорила о ее личной жизни!

Ну я и поговорила…



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2