Юлия Резник.

Похмелье



скачать книгу бесплатно

– Угу, ладно… Пойду я. – Олег подхватился резко, и тут же упал назад. К горлу подкатило. – Где туалет? – прохрипел он.

– Сразу за углом!

Мужчина вскочил и, прикрывая рукой рот, рванул к выходу. Здравствуй, Ихтиандр! В тридцать шесть, мать его, лет, он, как прыщавый школьник, обнимался с унитазом. И ведь не мешал ничего. Так, чистый вискарь. Очищенный. Американский. Прошедший уникальный процесс фильтрации древесным углем американского клена… Хреново-то как! Будь оно все проклято!

– Послушай… Олег, кажется? – Ну, надо же, оказывается, не только у него проблема с именами.

– Угу… – пробубнил мужчина, плеснув в лицо пригоршню холодной воды.

– Может, тебе душ принять стоит? И зубы почистить. Мне кто-то из мужиков говорил, что если зубы почистить, то лучше становится.

Олег кивнул. В душ и ему хотелось смертельно. Наверное, даже больше, чем просто уйти. Кивнул, соглашаясь.

– Я сейчас. Полотенце чистое принесу.

Ишь ты, какие церемонии. Полотенце чистое! Хорошая она все же девка. Хоть и бойкая на язык. Вера была не такой. И есть, да только не у него… У другого. Он вчера как раз отмечал первый месяц холостяцкой жизни. Тяжело это – праздновать, когда любишь. Еще тяжелее понимать, что сам виноват. Это ведь не она ему изменила, если уж говорить начистоту. Он… Он ушел, не справившись с гибелью сына. Оставил ее расхлебывать ситуацию, дезертировав с поля битвы. А она справилась! Его сильная Верка… И… не его.

– Вот, полотенце. Дверь на всякий случай не закрывай, – замялась хозяйка квартиры. – Вдруг тебе плохо станет…

Олег кивнул, забрался в душевую кабинку, включил прохладную воду. Хорошо. Вода смывала похмелье и прочищала мозги. Боль возвращалась. Мужчина устало прислонился лбом к холодному кафелю. Закусил костяшки пальцев, чтоб не завыть с тоски.

– Олег, с тобой все в порядке? – перекрикивая воду, обеспокоенно поинтересовалась Юля. Черт! Сколько времени он вот так простоял? Непонятно… В последнее время он все чаще выпадал из реальности. И только на работе ему удавалось хоть как-то концентрироваться. Он практически жил в офисе, не желая возвращаться в пустую квартиру. Вот недаром Вера хотела ее продать… Нужно было прислушаться к умному человеку, а не делать все на свой нос. От их дома, за который он так цеплялся, уже ничего не осталось. Ведь дом – это вовсе не стены. Дом – это то, что его наполняет.

– Все нормально. Я уже выхожу, – крикнул в ответ, и действительно закрутил краны. Это была не лучшая идея – занять единственную в квартире ванную, к тому же, совмещенную с туалетом, так надолго. Вдруг хозяйке по нужде приспичило? А он тут страдает. Выходи, Олег, выходи… Или Юлька и правда о нем беспокоится? Он уже и забыл – как это, когда кому-то не все равно, что с тобой. Забыл… А ведь когда беспокоились, то все воспринималось, как должное. А часто даже не замечалось.

Олег выбрался из душевой кабинки, обтерся принесенным девушкой полотенцем. Свою одежду надевать не хотелось – она воняла сигаретным дымом и чем-то таким, что невольно наталкивало мужчину на мысли о том, что блевал он не только утром.

– Юля! Йу-у-уль!

– Что? – Запыхавшийся голос за дверью.

И чем она там занималась, интересно?

– У тебя нет какой-нибудь мужской одежды случайно? Чистой…

За дверью воцарилось молчание, которое затянулось настолько, что Олег уже, было, решил натягивать свое… Вонючее.

– Сейчас принесу, – вздохнула Юлька, и куда-то пошлепала. Квартира была совсем небольшой, поэтому девушка практически тут же вернулась. Дверь приоткрылась, и в образовавшуюся щелку ему просунули стопку белья. Так-так… Обычные растянутые трикотажные шорты на резинке, которые, скорее всего, были бабскими, и черная футболка с принтом всем известного виски округа Мур. Его-то он и пил… Вчера. Буль проклята эта бадяга! Футболку Олег натянул сразу, с шортами помедлил, но потом, все же, рассудил, что вряд ли его мужественность пострадает, если он их ненадолго наденет. В своей жизни он делал гораздо более немужественные вещи. Например, бросал женщину в беде, а потом подлостью и враньем пытался ее вернуть… Что ему какие-то бабские шорты?!

Голова снова закружилась, и вернулась тошнота. Покачиваясь, Олег вышел из ванной. Клубы пара вырвались наружу и проникли в небольшой коридорчик. Он действительно очень долго стоял под душем.

– Иди, приляг. Я перестелила тебе постельное.

И, видимо, не только это. Юлька еще и проветрила. И теперь Олега мелко-мелко потряхивало – похмельный озноб вернулся.

– Возьми одеяло, – снова вздохнула девушка, и даже помогла ему укрыться. Смешно. Он так сына прикрывал, когда тот был маленьким. Потом-то Димка отметал всякие нежности… Олег плотно сжал веки, чтобы невольные слезы не опозорили его еще больше, но Юлька расценила это иначе:

– Сейчас прикрою шторы. Будет не так ярко…

Олег молча кивнул, аккуратно переместился на бок. Солнце, и правда, вышло из-за туч, пока он принимал душ. Тут же шаркнули по карнизу шторы, и комната погрузилась в полумрак.

– Я выйду ненадолго в магазин, – донеслось до Олега сквозь дрему. Он кивнул, не потрудившись убедиться, что его реакцию заметили. Как Юлька уходила, мужчина уже не слышал, провалившись в сон, как в забытье.

Проснулся уже ближе к вечеру. В гораздо лучшем самочувствии, чем когда засыпал. Только вонь во рту и немного гудящая голова напоминали о событиях минувшей ночи. Юльки в комнате не было. Он встал, потянулся. Захотелось в туалет. На змеевике в ванной сушились его выстиранные вещи – синие джинсы и голубая рубашка в мелкую-мелкую клетку. Боксеры. Кхм… В пятницу в офисе у них был jeansday, и он, как и большинство его сотрудников, костюмом не озаботился. Хорошо. Джинсы с рубашкой привести в порядок гораздо проще. Да и выкинуть не жалко, в случае чего. Коснулся рукой одежды – сухо. Только на карманах штаны еще немного влажные – не смертельно. Прополоскал рот, переоделся. Вернулся в комнату, в которой переминалась с ноги на ногу хозяйка квартиры:

– Ты проснулся…

– Угу. Уже готов с вещами на выход…

– Хорошо, – с едва скрываемым облегчением вздохнула Юлька. – Только бульона выпей. Тебе нужно. Мне мужики сказали. И вот… – Кивок в сторону кастрюльки, – я сварила. Куриный. – Добавила неловко, просовывая руки в задние карманы джинсовых шорт. От этого движения, немаленькая грудь девушки выпятилась вперед. Она проследила за взглядом Олега, и тут же вынув руки из нычки, обхватила себя за предплечья – закрываясь от его взгляда. – Так ты будешь суп?

Олег пожал плечами и направился к столу у окна. Жрать, и правда, хотелось. А куда-то ехать поужинать – нет. Так почему бы не воспользоваться любезным предложением хозяйки? Юлька метнулась к шкафчику, извлекла из него тарелку, налила в нее пару половников, добавила рубленой зелени и подсушенных сухариков. Вкусно…

– С моей тачкой точно все хорошо? – активно работая челюстями, поинтересовался Олег.

– Даже лучше, чем могло бы быть, учитывая то, как ты ее заблевал.

Олег оторвал взгляд от тарелки. Уставился прямо на девушку. Вот и объяснения вонищи…

– Сильно?

– Угу. В автомойке ребятам пришлось повозиться. Ты, кстати, торчишь мне деньжат.

– Так она уже чистая? – тупил Олег.

– Да, когда я тебя выгрузила – отогнала машину в мойку. Говорю же, ребятам пришлось повозиться.

– Я мою свою машину только в одном месте.

– Ну, извините! – вспылила Юлька. – Ты был не в том состоянии, чтобы мне об этом поведать. Смею заверить, что та автомойка ничем не хуже твоей. За работу парней ручаюсь.

– Ладно-ладно… Не кипятись, – примирительно поднял руки кверху Олег. Юлька насупленно зыркнула и отвернулась к раковине. Дальнейший разговор не клеился, и между ними снова воцарилась неловкость. Олег доел, поставил тарелку в раковину и пошлепал к выходу. Натянул ботинки. В дверном проеме показалась девушка. Он пристально на нее посмотрел, отвел взгляд, но все же вынудил себя поблагодарить свою вчерашнюю добрую фею. Неизвестно, чем бы закончилась его пьянка, если бы не она:

– Спасибо тебе, Юля, и прощай. Я не такая уж неблагодарная свинья, как ты могла бы подумать.

Юлька не стала заверять его в обратном. Кивнула неловко головой и попрощалась. Олег вышел за дверь и, не оборачиваясь, пошел вниз по ступенькам.

Глава 3

После ухода незваного гостя, который, как известно, хуже татарина, Юлька еще долго не могла прийти в себя. Как и в тот раз, после их первой с Олегом встречи, когда девушка случайно оказалась в здании суда. Просто вечно занятая мать попросила отогнать ее машину на СТО. Юльке помочь единственному родному человеку было несложно. Вот она и слонялась по коридору, в ожидании окончания судебного заседания, в котором мама была занята. Процесс затянулся, чему Юлька не особо-то и удивилась. Так случалось частенько. Мама была очень педантичной в своей профессии. Понятия истины и справедливости для нее не были пустым звуком, как для большинства коллег. Нину Васильевну Грановскую знали, как честного, принципиального и неподкупного профессионала. Именно поэтому ее не особо любили. И не сказать, что это хоть как-то ее задевало. Вдоволь находившись, Юлька подперла стену, и от нечего делать стала разглядывать потолок. Она действительно не пряталась, и не подслушивала тот разговор. Ну, разве девушка была виновата в том, что ее не заметили за раскидистым кустом китайской розы, который стоял в коридоре, наверное, для красоты? Так вот, еще тогда Олег произвел на Юльку неизгладимое впечатление. Хорошее, или плохое – девушка так и не поняла, хотя не одну ночь потом размышляла над поведением мужчины. На первый взгляд, например, могло показаться, что Олег – настоящий злодей. А как иначе, если он от ревности готов был сорвать суд над убийцей собственного сына? И причинить тем самым боль той, кто этого суда добивалась потом и кровью. Суд над Григорьевым был событием резонансным, и несмотря на то, что Юлька никогда не интересовалась делами матери, об этой конкретной ситуации девушка была прекрасно наслышана. Поэтому как-то сразу сообразила, что к чему. И даже поначалу разозлилась на Савельева, посчитав его подлым и даже жестоким. Но потом почему-то подумалось, что это как же нужно любить, чтобы вот так отчаянно хотеть вернуть женщину?! Ведь он же наверняка и сына любил. И тоже хотел справедливого наказания для человека, сбившего его насмерть. Так чего ему стоило этим наказанием пожертвовать? Впрочем, со временем, Юлька начала склоняться к мысли, что это вовсе не любовь была всему виной. А банальная жаба. Типичная мужская позиция – ни себе, ни людям. А значит, все-таки жили в Олеге всякие нелицеприятные качества. На этом Юлька остановилась в своих размышлениях, и больше о мужчине не вспоминала. До того дня, когда повстречалась с ним на стоянке. И вот теперь снова он занимает все ее мысли.

В глубине квартиры раздался щелчок стиральной машины – достирала. Не забыть бы развесить белье, до того, как уйдет на работу. Тут же зазвонил телефон. Простые, домашние звуки, которые сопровождали каждое ее утро.

– Доброе утро, мама.

– Привет. Я звоню предупредить тебя, что сегодня на улице будет холодно. Обещают ноль, стремящийся к минусу, и порывистый ветер. Одевайся потеплее!

– Хорошо. Спасибо, что предупредила.

– Не за что, Курочка. Ты позавтракала?

Юлька вздохнула. Отчиталась о съеденном бутерброде, и подошла к окну. Поджав ногу, уселась на подоконник. Ей нравилось, сидя в тепле собственной уютной квартирки, наблюдать за бушующей за окном стихией, за людьми, спешащими по своим делам. Юлька вообще была созерцателем. А погода и правда не радовала. Серое, будто фольгой затянутое небо, мелкий-мелкий моросящий дождь, и пробирающая до костей сырость. Выходить из дома категорически не хотелось, но работу никто не отменял. Да и нравилась она Юльке, чего скрывать? Нравилось копаться в машинах… С этими девочками у нее не было никаких проблем. Она умела с ними ладить так, как никто другой не умел. Даже парни, работающие с Юлькой бок о бок. Разве что дядя Леша. Тот вообще ее многому научил, когда девушка только пришла в профессию. Другие ее желания работать автослесарем не понимали, и советовали выбрать более подходящую для молодой девушки работу. Пойти на курсы парикмахеров, или что-то типа того. И только дядя Леша, ничему не удивляясь, целую неделю пристально за Юлькой наблюдал. А потом без всяких просьб взялся ее обучать – проверку Юля прошла. С тех пор она и трудилась в должности автослесаря. Последние два года – на себя. Дядя Леша помог ей выкупить небольшую автомастерскую, так что нынче они были полноправными партнерами вместе с еще одним талантливым парнем – Антоном. Тоха специализировался на электрике, и был специалистом от Бога. Отличная у них подобралась команда.

– Юлька, ты меня слушаешь вообще?

– Конечно, мамочка, – заверила Юлька, которая на самом деле пропустила половину рассказа матери мимо ушей. Только обмануть мать было не так уж и просто. Она насторожилась мгновенно:

– У тебя что-то произошло? Ты расстроена?

– Кто, я? – совершенно искренне удивилась Юлька. – Да нет, вроде. На работу по такой погоде не очень хочется шлепать.

– А я тебе предлагала купить машину!

– Да, ну, мам! Я сама куплю. Чуть подкоплю еще, и возьму автокредит.

– Ох, и самостоятельная ты дама, Юлька. Никакого сладу с тобой.

– Так это ведь хорошо! – улыбнулась девушка.

На том конце провода послышался шорох, а потом раздался громогласный голос дяди Леши:

– Нина Васильевна, кушать подано, идите жрать, пожалуйста.

Улыбка Юльки растянулась до ушей. Все-таки роман матери с дядей Лешей был поистине неожиданным. Менее похожих людей себе было трудно представить. Интеллигентная, застегнутая на все пуговицы мама, и улыбчивый работяга дядя Леша…

– Иду, сейчас, только с Юлей закончу… – Голос матери звучал приглушенно, будто бы она пыталась прикрыть трубку. Порой Юльке казалось, что мать даже стесняется своих отношений с дядей Лешей. И дело тут было вовсе не в кандидатуре жениха. А в том, что она в принципе не была готова к любым отношениям. Слишком долго была одна, храня верность покойному мужу.

– Я все слышу, ма… – не смогла удержаться от небольшого хулиганства Юлька. – Чем там тебя дядя Леша потчевать изволит?

– Яичницей. С помидорами.

– Ням-ням.

– Она на сале, и жутко калорийная.

– Тебе линий вес уж точно не грозит! – рассмеялась Юлька, и ничуть не покривила душой. Если сама она фигурой пошла в отца, и была довольно сбитой, то мать даже с возрастом не прибавила в массе. По словам дяди Леши, вес у нее был бараньим. Юлька не знала, сколько весят бараны, и не бралась бы судить, имеет ли под собой почву такое сравнение, но то, что мама весила меньше дочки на добрых семь килограмм, знала наверняка.

– Нина Васильевна, ваше сиятельство, вас еще долго ждать?

– Ваша честь, вообще-то! – Снова не в трубку, но Юлька все прекрасно слышит и так.

– Ваша честь, звучит как-то… С намеком. Не находишь?! – ухмыльнулся мужчина.

– Лешка! – шикнула мать на жениха. Тут уж Юлька не выдержала и, засмеявшись в голос, оповестила мать о своей готовности завершить беседу.

Пребывая в весьма благодушном настроении после разговора с мамой, Юлька развесила постиранное белье и, быстро одевшись, пошла на станцию. А там уже вовсю кипела работа, суетились мужчины, позвякивал инструмент, и пахло машинным маслом. У Юльки этот запах не вызывал никаких отрицательных эмоций. Она его даже не замечала. Наверное, это было нетипично для существа женского пола, но уж такой она уродилась. Юлька вообще во многом отличалась от других представительниц дамского сословия, возможно, именно поэтому у нее никогда не было подруг. Проблемы большинства женщин для Юли были непонятными и даже странными. Да и вообще она была невысокого мнения о большинстве из них. В противовес этому у Юльки были замечательные отношения с мужчинами. Она очень быстро находила с ними общий язык и темы для разговоров, поэтому и чувствовала себя в своем мужском царстве, как рыба в воде.

Рабочий день выдался очень напряженным. Три гламурных кисы за каких-то восемь часов стали перебором даже для терпеливой Юльки. Парни-то сразу от них открестились, и даже дядя Леша сбежал, невнятно бормоча что-то в кусок ветоши, которой без особого успеха пытался оттереть масло с лица. Юлька хмурилась, но оборону держала! Гламурные кисы были едва ли не самыми худшими клиентами. У них разнились масти, марки машин и степень загара. Единственное, в чем они были похожи – так это в своем подозрительно-брезгливом взгляде. Ну и объяснения на вопрос «что случилось?» – как-то тоже не отличались разнообразием. Как правило, автомобиль у них страдал довольно распространённой неисправностью: «у меня там что-то стучит, трещит, грохочет…» – нужное подчеркнуть. Где – «там» – понятно тоже не было. Гламурное кисо не слышало о таких понятиях, как стойки, или опора. А всякие дополнительные наводящие вопросы, как правило, нагоняли на них тоску. Юлька сатанела от таких мадам. А тут целых три, и все в один день!

– Когда вы свечи меняли в последний раз?

– Эээ… Не знаю.

– А топливный фильтр?

– Эээ…

– Когда регулировались клапаны, вы, наверное, тоже не в курсе?

– Эээ… – Юлька, в принципе, уже поняла, что толку не будет, но все же с надеждой спросила:

– Сколько раз вы меняли масло?

– Машинное?

Нет, мля! Олейну… Юлька тяжело вздохнула, и под уже далеко не таким презрительным взглядом горе-водителя полезла проверять уровень масла. Как она и думала, под капотом – страх господень, масла – на кончике щупа, подтекающие шланги, ну и, Юлька была уверена, много чего еще. Как можно было довести в общем-то не старую Шкоду до такого состояния, оставалось загадкой.

– Мне нужно хорошенько здесь все осмотреть. Вы можете пока подождать в комнате отдыха.

– А вы точно понимаете вот в этом всем? – вдруг озарило кисо.

– Конечно, – пожала плечами Юлька. Блондинка смерила своего механика недоверчивым взглядом, и на всякий случай достала телефон. Юля, которая уже отошла к машине, этого маневра и не заметила бы, если бы не ухмыляющийся Антон:

– Смотри-смотри, сча папику начнет звонить… А ведь мы ей еще даже стоимость ремонта не озвучили. Слабонервная дамочка оказалась.

– Да, ну тебя! – отмахнулась Юлька и приступила к осмотру. О-хо-хо! Девушка, милая, ну кто же так с машиной обращается? Шарниры клацают, резинки потрескались, колодки скребут железом по железу, и даже провода искрят! Здесь точно без Тохи не обойтись… А Тоха – парень нервный, на гломурную кисо его нервов точно не хватит. Значит, Юльке одной отдуваться, а тут еще с минуты на минуту подтянется подмога в лице папика. И все – тушите свет. Это, конечно, если мужик не окажется вменяемым. Ведь и такое случалось. У глупых барышень зачастую бывали вполне себе неглупые папики. Стоило рассказать, показать, что его блондинко сделало с машиной – и все, мужик понятливо качает головой, кисо наказана, и надувает накачанные какой-то хренью губки в сторонке. Хоть бы и в этот раз подфартило!

Мужик кисо оказался не то, чтобы подарком, но и не совсем безнадежным. У них на станции таких называли «знаток». Мина у него не менее презрительная, чем у блондинки, взгляд решителен и всезнающ. Такому обычно жалко денег на фирменный дилерский сервис, и поэтому он, вроде как, снисходит до абсолютно не понтовитого СТО. Знаток, как исходит из самого определения, знает все! И, что бы ему ни говорили, считает, что его непременно пытаются развести на лишние траты. Знаток обожает присутствовать при ремонте, сыпать никому не нужными рекомендациями, то и дело заглядывая в яму. Для таких товарищей у них на станции висел специальный плакат: «Ремонт в присутствии клиента + пятьдесят процентов от прайса, ремонт с советами клиента +100% от прайса». Плакат был хорошим, но, как и любой оберег, не всегда помогал.

С кисой и ее папиком Юльке удалось расстаться нескоро. Машину дамочке пришлось оставить, и Юлю этот факт прилично огорчал. На прощание мужик пообещал самостоятельно привезти новые амортизаторы, посчитав их ценник слишком завышенным. Юлька только вздохнула. Знатоки – они такие. Всегда знают, где есть запчасти подешевле, разбираются в том, какие детали лучше, а какие *овно (цитата), и демонстрируют удивительную стойкость своих взглядов. Например, переубедить такого в том, что привезенная запчасть – это запчасть от совершенно другой модели, задача трудновыполнимая и крайне нервирующая. В общем, Юлька была уверена, что и в этот раз ей привезут совершенно не то, что нужно.

– Ну, че? Замучили тебя? – заглянул в подсобку жизнерадостный Антон.

– Угу… Тош, закажи мне все-таки на завтра эти чертовы амортизаторы, а то ведь фигню привезет, и к бабке не ходи…

– Вот как привезет, так и закажу.

– Ага, а мне потом еще один день их терпи?! Нет уж. Закажи. Пусть будет.

– А что ты будешь с ними делать, если папик все-таки угадает?

– А что, такое когда-нибудь бывало? – рассмеялась Юлька, провожая напарника взглядом. Тот развалился на диванчике и уставился в свой телефон.

– Что-то не припоминаю, – отвлекся на ответ. – Нужно у дяди Леши спросить, может, он когда-нибудь и встречался с таким чудом.

– Что-то он рано сегодня убежал.

– А его мать твоя в театр тащит. Бедный мужик даже на маникюр записался, ручищи свои отмыть. Во мужики ржали, ты бы слышала! – закатился Тошка. Юлька тоже улыбнулась.

– Могу представить.

– Радуешься, что Нина Васильевна с тебя на дядю Лешу переключилась?

– Если бы так. В пятницу мы собираемся на балет. Че ржешь, придурок? – беззлобно поинтересовалась Юлька, швырнув в приятеля смятой бумажкой. – Тебе, между прочим, еще предстоит прочитать мне либретто.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5