Юлия Рябинина.

Грех прошлого



скачать книгу бесплатно

В оформлении обложки использована фотография автора:

https://vk.com/club158710491

Цикл книг "Грехи прошлого"

1 книга "Грех прошлого" – история Артема и Виты

2 книга "Опасная любовь" – история Максима и Полины

Глава 1 Виолетта

Красный Ниссан мчался по ночной дороге. Глаза застили слезы. Фары выхватывали из темноты встречные машины.

«Как он мог? Разве можно так со мной? Я его люблю, дорожу им, а он?»

Опять перед внутренним взором всплывает воспоминание сегодняшнего вечера.

«Да, Жанночка, да… давай, девочка!»

Я захожу в приемную кабинета директора и слышу эти слова и непристойные звуки, и охи, и голос мужа. Это его голос. Не может этого быть! Тихо подхожу и заглядываю в приоткрытую дверь. Перед мужем на коленях стоит его секретарша. Эта милая девушка всегда приветливая и общительная, а что же на самом деле?

– Шлюха.

Слава поднимает голову и смотрит на меня, при этом голову девушки не отпускает, не дает возможности повернуться в мою сторону. Я сказала это вслух. Он смотрит на меня затуманенными глазами. И не останавливает это безобразие. Я отворачиваюсь и медленно иду к выходу. Что это только что было? Неужели это происходит со мной?

Я заехала за ним, чтобы отметить замечательный день, наконец-то, Эко после стольких неудачных попыток принесло результат. Надела красивое платье, девчонки в салоне сделали прическу. Все, как любит Слава. Даже заказала столик в ресторане, а теперь что? Теперь куда?

Я шла медленно к лифту. Наверное, ждала, что он догонит меня, попросит извинения или скажет, что это недоразумение, и я бы его скорее всего простила, потому что секса у нас уже давно не было. Мы активно готовились стать родителями, и в предписаниях репродуктолога было сказано, что нужно воздержаться от половой близости. Теперь, правда, понимаю, что готовилась, скорее, я одна.

Я зашла в лифт, меня никто не догонял. Обида вылилась слезами, которые хлынули по щекам. Лифт плавно спускался вниз. На выходе я даже не обернулась на оклик охранника. Вышла на улицу. Осень только вступала в свои права, и на улице было свежо, но не холодно. Прохладный ветер обдувал мне лицо.

Иду на парковку. Хорошо, хоть прохожих нет, не напугаю их своим видом. Хотя, что мне прохожие, что теперь делать? Как смотреть на Славу?

Сажусь в машину. Плавно выезжаю на дорогу. Телефон завибрировал в клатче. Достаю трубку. На экране высвечивается «Любимый».

– Да пошел ты нах… – кричу ему, не отвечая на вызов.

Выжимаю газ.

«Как же беременность? Что же теперь делать?» – запульсировала мысль в голове.

Трасса не успокаивает, а наоборот, захлестывает тоска. Лента дороги ровная, прямая, выводит из себя своей обыденностью. Бью сильно по рулю.

– Кобель, ну хоть бы куда на сторону сходил!

«Дорогая, у меня совещание, задержусь», – пел мне по телефону.

– Козлина! – разговариваю сама с собой. – Нет, надо думать сейчас, что сделать с ребенком.

Может, пока не поздно, аборт? – приходит неожиданно шальная мысль. – Нет, мне уже двадцать девять, какой аборт? Детей хочу, – мысли вслух.

Телефон не перестает звонить. «Любимый».

– Сука ты кобелиная, – огрызаюсь я в сторону экрана.

Слезы уже высохли, на место им пришла злость.

– Виолетта, спокойнее. Как-то для выброса гормонов маловато двух недель беременности, – успокаиваю себя.

На трассе мало машин. А куда, собственно, я еду? Может, махнуть к Наде? Она как раз уехала на дачу. Звоню подруге. Нужно срочно высказаться кому-то.

– Да, – слышу в трубке знакомый голос.

– Привет, Надин, – люблю ее так называть. – Ты еще на даче?

– Привет, Ви. Да. Что с твоим голосом? – слышу взволнованные нотки. – Что-то случилось?

Понимаю, за что она волнуется. Ведь вместе со мной проходила все этапы Эко. И когда я узнала сегодня, что эмбрион прижился, набрала ей первой.

– Все в порядке. Хочу к тебе приехать. Пустишь? – хоть и знаю ответ, но все равно спрашиваю.

– Что за дурацкие вопросы? – грозный голос в трубке.

– Не злись, я еду, – кладу трубку.

Авто катится по дороге. Включаю музыку, чтобы не слышать, что говорит мое сердце, проникаюсь мелодичной песней, льющейся из динамика. Сколько прошло времени? Смотрю на часы – одиннадцать вечера. Очередной звонок «Любимого», и я за каким-то чертом поднимаю трубку.

– Где ты есть? – такой спокойный и властный голос.

У меня даже руки задрожали. Что же я боюсь? Накосячил он, а я боюсь.

– Что, Жанночка закончила? – дерзко, слишком дерзко ответила я.

Но не могу сдержаться. До этого никогда не дерзила ему.

– Я тебе задал вопрос, а не ты мне. Ты где? – сталь. В голосе распознаю раздражительные нотки.

Он что, вообще стыд потерял?

– Слава, а не пошел бы ты? – задаю вопрос и тут же отключаюсь.

Я с ним не справлюсь, поэтому-то и сбегаю к Наде. Он всегда подавлял меня морально. Всегда во всем прав он и только он. Я, конечно, как мудрая женщина, никогда не перечила ему, подстраивалась под него. Потому что с самого начала так повелось. Но сегодня это был предел. Так нельзя поступать ни со мной, ни с моими чувствами. Тошнота подкатила к горлу. Я остановилась на обочине и выскочила из машины. Еле успела.

Да что же такое? Слезы опять потекли по щекам. Вытираю их тыльной стороной ладони. Сажусь за руль, врубаю музыку на всю, чтобы не слышать, как трезвонит телефон. Представила, что будет дальше.

– Да пусть сначала найдет, – говорю вслух.

До Нади остается километров двадцать. Вижу впереди придорожное кафе. Вина. Хочу напиться. Торможу. Внутри кафе все тихо, посетителей нормальных нет. Сидят одни забулдыги. Я, стараясь на них не смотреть, подхожу к стойке бара.

– Вечер добрый, – здоровается со мной приятной внешности женщина.

– И вам тоже, – отвечаю ей, а сама рассматриваю полку со спиртным.

– Может, подсказать? – спрашивает женщина.

– Подскажите, – соглашаюсь я. – Вино есть у вас хорошее?

Та рассматривает меня оценивающе.

– А сколько Вам надо?

Неужели по мне видно, что не одну? Потом вспоминаю, что у меня заплаканные глаза, возможно, с подтеками от туши.

– Две, – говорю я.

– Фэирвью Гоутс до Роум Ред потянете? – опять оценивающий взгляд по мне.

Достаю из клатча пять тысяч, кладу на стол.

– И в довесок к вину соберите что-нибудь вкусное, – прошу.

Через десять минут выхожу на улицу и сажусь в машину. На сидении звонит оставленный мной телефон. Надя. Беру трубку.

– Ви, вы поругались со Славиком? – спрашивает она.

– Почти, приеду – расскажу, – отвечаю ей. – Уже осталось немного.

– Давай, жду, он меня уже зазвонил. Я ему сказала, что не знаю, где ты, – пояснила она и отключилась.

Я вздыхаю. И вздрагиваю от того, что в руках опять вибрирует телефон. Слава. Нажимаю отбой. На душе уже не так плохо, как было два часа назад. Понемногу дошло до сознания то, что я его прощу. Немного попсихую, но прощу. Конечно, внутренний голос мне подсказывает, что нужно взять трубку и поговорить с ним, но не могу, не готова пока к этому моя душа. Завожу мотор и начинаю выезжать на дорогу.

Громкий гудок сигнала заставляет повернуться в сторону звука. Неожиданно яркий свет бьет по глазам. Я на несколько секунд теряю зрение и отпускаю руль, чтобы загородить глаза от яркого света. Сильный удар в машину. Я задохнулась от удара по грудной клетке, который выбил из легких воздух, голова запрокинулась назад так резко, что хрустнула шея, и в глазах потемнело. Сознание ускользнуло от меня.

Глава 2 Вячеслав

– Никуда она не денется, Вячеслав Константинович, – говорил молодой человек, сидя на диване и глядя, как его начальник ходит из стороны в сторону, меряя метровыми шагами кабинет. – Чип, поставленный на ее машину, определит, где она есть, стоит только подключиться к DPS.

– Так я не пойму, Дима, в чем же проблема, почему на моем столе до сих пор нет распечатки ее местоположения? – он в который раз смотрит на дисплей телефона. – Три часа прошло. Три часа! А ты так и не подключился к этому гребаному DPS?

– Да не могу связаться со спутником, говорит, связь потеряна, но такого не может быть, – удивляется парень.

Мужчина резко разворачивается, подходит к столу и с размаха садится в кресло.

– Дима, иди, работай. И скажи Жанне, пусть принесет кофе.

Парень махнул головой и вышел из кабинета, прикрыв за собой дверь, снаружи которой красовалась табличка в позолоченной оправе: «Директор ООО «СоваКомБанк» Романов Вячеслав Константинович».

Сидя в кабинете, Вячеслав думал о своей жене. Вот красивая девка, все при ней: и фигурка точеная, и грудь третьего размера, и подтянутая попка, и стройные ноги. Вся она, будто кукла, русые волосы ниже лопаток, их мужчина любил накручивать на кулак, занимаясь с ней сексом. Но вот с детьми у них как-то не получалось.

Ему уже тридцать шесть, и нужен ребенок. Хоть он к этому и не готов, но все его коллеги и друзья уже обзавелись потомством, а он – нет. И необходимо было исправить эту оплошность в глазах своих соучредителей. Поэтому они с Виолеттой год активно старались, но на второй он решил, что это все мутотень, и отправил жену на Эко. Несколько попыток было безрезультатных, и вот, сделав Эко в последний раз, на днях они должны были получить результат.

Перед глазами в который раз за эти три часа опять встал образ Виолетты, которая выглядывает из-за двери, а в этот момент секретарша, делает ему минет. Ее расширенные в удивлении глаза и искаженное брезгливостью лицо не подействовали на него никак. Ему было все равно, но, конечно, если бы она ему не надоела за последнее время, он бы догнал ее, поговорил с ней, и, как всегда, она бы его поняла и постаралась бы забыть то, что видела. Но нет, она его уже достала, поэтому он остался стоять на месте. Сегодня же дома разберет ее поведение на части. Сказал, что занят. Нахрен приперлась? Он поставит все точки над «и», и если Эко будет отрицательным, разведется. А если все-таки результат будет положительным, пусть родит, а потом разберутся. Но вопрос о свободных отношениях будет открыт, не хочет он больше ее, не хочет.

Хоть и в постели она устраивала его полностью, и выполняла все его желания и прихоти, но тот огонь, который вспыхнул в нем три года назад, когда они познакомились, незаметно так угас, и воспринимать он ее стал, как мебель. И сексом уже не хотелось с ней заниматься, а когда после процедур Эко врачи сказали, что нужно с этим повременить, так он вообще вздохнул с облегчением и сразу нашел себе молоденькую любовницу – длинноногую брюнетку, которая разжигала в крови пожар, растекающийся по венам и вызывающий животное желание. А Виолетта с тех пор стала для него старым диваном, на который просто невыносимо больше смотреть. И его срочно хотелось выкинуть.

Все сейчас он точно определился для себя. Отрицательный ответ – развод.

В который раз набрал ее номер, но это скорее лишь потому, что она задела его самолюбие, не послушала его и бросила трубку, послав.

– Сука, вообще страх потеряла, – стукнул он телефоном об стол, когда тот в который раз после длинных гудков выдал ему, что абонент занят.

Жанночка зашла в кабинет без стука.

– Вячеслав Константинович, ваш кофе.

Не идет, а пишет, он опять засмотрелся, как ее бедра сексуально покачиваются из стороны в сторону. В брюках тут же напряглось.

Она лукаво на него посмотрела. Подошла к столу и, нагнувшись, чтобы поставить чашку, открыла его взгляду свои округлости четвертого размера.

– Жанна, ты меня толкаешь на грех, – он протянул руку и хлопнул ее по попке.

– Ну что вы, – хихикает она в ответ, а сама ластится, будто кошка.

Стук в дверь заставил ее отскочить от стола. Дверь открылась, и в кабинет вошел Дмитрий. Вячеслав заметил, как облизала свои пухленькие губы Жанночка при виде почти двухметровой ходячей горы мышц – начальника охраны. А тот на нее даже не взглянул, уткнувшись в планшет.

– Я пойду, – пролепетала Жанна.

– Иди, – ответил Вячеслав.

– Вот, смотри, Вячеслав Константинович, – Дима положил перед ним планшет. – Здесь ее спутники видели в последний раз. Эта трасса ведет к дачному поселку «Приозерский», а там, насколько мне помнится, живет Надежда.

Он это произнес с таким теплом, что стало бы ясно даже дураку, что здесь что-то не так. Или так, ведь Надя свободная женщина. Правда у нее двое детей, но видимо это начальнику охраны никак не мешает.

– Накажу, – пообещал себе Слава. Еще и врать ему начала. – Совсем оборзела.

Дима глянул на него укоризненно, но ничего не сказал.

– Так вот, здесь, именно в этой точке, – помолчав, опять ткнул он в экран, – и потерялся сигнал, – он сделал паузу. – Там придорожное кафе. И оно как раз в двадцати километрах от Нади.

Вячеслав опять взял трубку, начал искать контакт, недобро усмехаясь.

– Я уже позвонил ей, – сообщил ему парень, – она сказала, что ваша жена звонила ей минут сорок назад, но до сих пор не приехала и телефон не берет. Какое-то нехорошее предчувствие у меня. Нужно бы поехать, посмотреть.

Это уже не нравилось и самому Вячеславу. Так. Время уже почти двенадцать. Нет, что он будет ходить налево, это одно, он мужчина, но чтобы она бегала от него, так не пойдет. Они еще пока женаты, а измену он не потерпит.

– Собирайся, – вставая из-за стола, сказал он, – и скажи, чтобы Жанна вызвала такси.

Дима вышел из кабинета. Вячеслав зло начал водить по экрану телефона, в который раз набирая номер Виолетты. И в который раз после длинных гудков телефон сбросил вызов.

– Убью.

Они ехали уже по трассе на Ленд Ровере, когда раздался звонок. Незнакомый номер.

– Да, – рявкнул Вячеслав в трубку.

Кому еще вздумалось звонить в такое время? Если это что-то не срочное, разнесет все.

– Романов Вячеслав Константинович? – вежливо интересуются из трубки.

– И дальше что? Говорите, что нужно? – рычит он в ответ.

– Вы не грубите, Романова Виолетта Валерьевна – ваша жена?

Что же происходит за херня? Откуда он знает про Виолетту?

– Да, моя жена, что-то случилось? – а в голове уже сложилась картинка того, что могло произойти.

– Ваша жена попала в аварию, и ее повезли в больницу.

В это время Дима уже подъезжал к тому самому кафе, и фары уже выхватили из темноты скопление машин на дороге.

Вячеслав отключил вызов. Он, конечно, хочет развестись в Виолеттой, но чтобы вот так все получилось…

Дима остановился на обочине. Они быстрым шагом направились к месту аварии. Фура перегородила дорогу, стояла на двух полосах, а пройдя чуть вперед, они увидели искореженный Ниссан, водительская сторона которого была вмята в пассажирскую сторону.

– Водители при таких авариях обычно не выживают, – сообщил им инспектор ДПС, когда Вячеслав подошел и представился стражам порядка, – но вашей жене повезло, она не успела пристегнуться, и ее сработавшая подушка безопасности выбила с места.

Он не верил своим ушам и глазам. Неужели все это происходит сейчас с ним. Разве бывают такие случайности? А вдруг она останется инвалидом, и как тогда быть? Но, пожалуй, тогда еще проще, наймет сиделку.

«Стоп, стоп, куда-то меня не туда понесло», – подумал он.

– Куда, вы говорите, ее отвезли?

– В городскую первую, – ответил ДПС-ник и ушел заполнять протокол дальше.

– Куда? В больницу? – спросил Вячеслава начальник охраны.

Тот, немного задумавшись, устало ответил:

– Домой.

Глава 3 Артем

Визг тормозов разлился внутри, будто сладкий сироп, заглушая выброс адреналина. Я пару минут сижу в машине, отхожу от гонки.

Следом подкатывают остальные тачки, и я выбираюсь на улицу.

– Твою мать! Артем, ты просто восходящий бог стритрейсинга. Мать твою. Я чуть не нагадил в штаны от восторга, когда ты заходил на такой скорости в поворот! – рукопожатия судьи и поздравления всех остальных эхом отдавались от стенок сознания.

Я сам был до сих пор в прострации.

– Да хорош, Сыч. Хотя, – втягиваю в себя воздух, морщу нос, и все начинают ржать.

– Не, ну ты и урод все-таки, – смеется сыч. – Так, это тебе, как победителю, – протягивает мне увесистую котлету денег.

Я ее забираю, сую в карман.

– Ну, ребятки, к Тихону? С меня всем пивас! – кричу я и разворачиваюсь, чтобы идти к авто. Слышу, как со всех сторон раздается одобрительное улюлюканье.

– Темчик, привет! – обнимает меня со спины за талию обладательница бархатного голоса.

Опускает ладони ниже к ремню, я накрываю ее руки своими и тяну в сторону, чтобы посмотреть на нее. Высокая блондинка, ноги от ушей, такими можно обнять и еще раз обнять вокруг туловища.

– Привет, красотка.

Она тут же льнет ко мне, повторяя позу, в которой я стою.

– Угостишь даму? – кокетливо прикрывает глаза и надувает пухлые губы.

Я бы ее послал. Затрахали они меня, вот ей-Богу. Что ни гонка, то новые цыпы, так и норовят залезть в штаны, не такой стабильности бы я хотел. Но и в удовольствии потрахаться с такой телкой тоже не могу себе отказать.

– А почему бы и не угостить такую принцессу, – отвечаю ей, прижимая к себе теснее и впиваясь в ее рот жестким поцелуем.

Она от неожиданности всхрапнула.

– Я надеюсь, с продолжением? – задаю вопрос, после которого…

– Темыч, ты придурок, – хлопает она меня по плечу, вырывается и уходит в сторону.

Я ухмыляюсь. Вот и все бабы. Всем подавай что-то долгосрочное, а сами?

– Привет, красавчик.

Не успеваю сделать шаг, как ко мне подкатывает еще одно чудо, но уже другой масти. По ней сразу видно, что трах на одну ночь – это ее. Жгучая брюнетка, полная противоположность только что подошедшей блондинки, но неизменно длинные ноги, затянутые в кожаные штаны и ботинки на высокой платформе. Вот то, что мне сейчас нужно, никакой ванили. Я оглядываю ее оценивающим взглядом, она, не стесняясь, демонстрирует мне все свои прелестные формы.

– Прокатить? – спрашиваю, выгибая бровь.

– Я не против прокатиться не только на твоей тачке, но еще и на… – она опускает взгляд чуть ниже моего ремня.

Бля, если бы не обещал ребятам пива… Но никогда не нарушаю своих обещаний.

– Только сначала заскочим в бар, – киваю ей на дверь своей малышки Ауди RS4.

Это моя вторая любовь, после одной суки, которую еле вырвал из сердца. Спасибо этой красавице. Любовно провожу рукой по крыше.

– Милый, жду тебя, – слышу голос из салона.

Сажусь за руль, снова смотрю на спутницу, она оглядывает меня похотливым взглядом. Черт, сколько этой дамочке лет?

– Ну что, долго еще будем в гляделки играть, малыш?

Сегодня будет жарко. Я аж вспотел. Хоть уже давно и не ребенок, но она на меня действует как-то очень зажигательно.

Я надавил педаль газа, и машина нас понесла по пустынной дороге.

– Как тебя зовут? – почему-то вдруг этот вопрос возник у меня именно сейчас, спустя столько времени.

– Ви, – ответила она улыбаясь.

А мое сердце пропустило удар, я сбросил скорость, а моя спутница, заметив перемену, озадаченно посмотрела на меня.

– В чем дело? Если тебе не нравится, можешь меня называть, как хочешь, я не обижусь.

Но я уже ее не слушал, в голове мелькали картинки из прошлого и четко остановились на том дне, когда я еще не думал, что моя Ви, которую я любил и которой был готов отдать без остатка всего себя и то, что у меня было на тот момент, так жестоко растопчет мои чувства.

Открываю входную дверь и вижу, как Виолетта мечется по квартире и собирает вещи.

– Мы переезжаем? – спрашиваю ее шуточным тоном.

Она, наверное, не ожидала меня увидеть так рано дома, поэтому застыла, как вкопанная, после моего вопроса. Поворачивается ко мне лицом и смотрит с таким пренебрежением, будто перед ней стоит не тот человек, который любит ее, и которого, по ее же словам, любит и она, а вонючий бомж с городской помойки.

– Переезжаю я, – отвечает.

– И куда, если не секрет? – все еще пытаюсь шутить.

– А знаешь…

Опять взгляд холодных синих глаз, теперь чужой, не родной совсем, да и вздернутый кверху подбородок меня как-то насторожил, что она задумала?

– Я решила, что нам нужно расстаться.

Вот как, она решила. Она решила, ни хрена не мы.

– А ты, может, спросишь у меня или хотя бы объяснишь, с чего ты, блядь, решила это за нас? – начинаю закипать я.

– А потому, что заколебалась я делить тебя с твоей истеричной мамашей, потому что заколебалась выслушивать от нее постоянный негатив в мою сторону! – она говорила на одном дыхании, наверное, боялась, что я это не так пойму, если она будет говорить с расстановкой. – И знаешь, что самое главное?

Я смотрю на нее вопросительно.

– Я тебя больше не люблю.

Задерживаю дыхание. Пять, десять, пятнадцать секунд, выдох.

– Забери свои слова обратно, – делаю к ней шаг, она вскидывает руку перед собой, второй достает телефон и нажимает какой-то номер.

– Слава, да, я. Я уже скоро. Да, – быстро говорит она, потом кладет трубку. – Если хоть еще шаг сделаешь, тебя порвут и размотают по кусочкам.

Она мне угрожает? Я останавливаюсь и не подхожу к ней не из-за угрозы, нет, я не могу понять, где моя Ви, и что эта незнакомая тварь делает в ее обличии?

Следом до меня доходит все то, что только что услышал. Слава?

– Какой Слава? – голос не мой. Подавленный какой-то выхлоп слов.

– Это тебя не касается, – бросает она пренебрежительно и продолжает собирать вещи. – Знаешь, давай разбежимся нормально, Тем, без сцен. Вот как, помнишь, в «Иван Васильевич меняет профессию»? Это будет просто изумительно, ни себе не тратишь нервы, ни мне.

Она так буднично об этом говорит, а у меня пелена опускается на глаза. Злость, гнев, чувство необратимой потери – все в одном флаконе. В голове тут же всплывают слова матери: «Тем, вот попомнишь мои слова, шлюха она. Из-за нее ты хамишь своей матери». Вспоминаю, как ответил ей тогда, чтобы она закрыла свой грязный рот, и что нас с Ви она больше не увидит в своем доме. Помню, как она тогда мне звонила и плакала. А я ее заблокировал. Отправил в черный список.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5

Поделиться ссылкой на выделенное