Юлия Пульс.

Месть Черного Дракона



скачать книгу бесплатно

– Вы с Йоном сильно пожалеете о том, что сегодня произошло, – отдернул он ладонь и стиснул зубы. Дракон в мгновение ока оказался рядом и опалил мою руку пламенем. Я вскрикнула и выбежала из палаты.

Пока дошла до своей комнаты, боль стала почти невыносимой. Кожа покрылась волдырями, но я не спешила бежать к нянечке. Трэлл не может причинить физический вред человеку! Это невозможно! Никто не поверит в то, что со мной случилось!

Я подошла к лохани с холодной водой и опустила руку. Выдохнула с облегчением, наслаждаясь живительной влагой. Когда боль немного утихла, я отправилась в постель, но до рассвета так и не уснула.

С первыми лучами солнца отправилась к нянечке Салетт, и она намазала обожженную кожу мазью. Я отказалась идти к Целителю. Он обязательно спросит, откуда ожог, а я не смогу солгать и снова подставлю Лориана под удар.

Но все это было ничем по сравнению с известием, которое обрушилось на меня, как снег на голову. Йон умер этой ночью. Задохнулся во сне. Целитель так и нашел следов насилия на его теле, будто брат просто забыл, как дышать. Более нелепой смерти я и представить не могла! При этом лучший друг брата, Кайт, который участвовал в расправе над Лорианом, упал со скалы. Никто так и не понял, как он там оказался среди ночи и зачем. Я не верила в совпадения и сразу сообразила, чьих это рук дело. Вспомнила странного трэлла, который способен причинить вред, и все стало на свои места.

Казалось, у меня вырвали часть души. Я больше не могла находиться в стенах Обители. Меня снова со страшной силой потянуло в то место, которое любила. К заводи. Туман успокаивал, но не сегодня. Я смотрела в него и видела образ Йона. Капли крови на траве не давали забыть о том, что здесь произошло накануне. Я плакала, давая волю чувствам, кричала от боли, что терзала сердце. Вырывала кровавую траву с корнями и швыряла в воду. А в голове звучали слова Лориана о том, что мы с Йоном пожалеем. В эту секунду я возненавидела бастарда так сильно, что перестала испытывать к нему чувство жалости. Пусть сгниет! Пусть испустит дух здесь, в Обители, вне стен родного дома, как мой брат!

Под руку попалось что-то скользкое и холодное. Я стерла слезы, застилающие глаза и посмотрела на подарок бастарда. Захотелось тут же отправить его вслед за травой. Замахнулась, а потом разжала ладонь и вгляделась в Око Дракона.

– Приносит удачу, говоришь? – прошептала себе под нос и ухмыльнулась. Завернула подвеску в платок и покинула заводь.

Глава 1

В углу темной, едва освещенной свечами комнаты Обители, играла на арфе одна из прислужниц, чье имя я даже не знала. Играла отвратительно! Часто не попадала в ноты и при этом пела писклявым, но при этом громким голосом. Меня учили искусству игре на арфе с детства великие и именитые мастера, а тут такая халтура под носом! Я так и порывалась занять ее место и показать, что такое на самом деле красиво играть и петь.

Но я была вынуждена спокойно сидеть в кресле и наблюдать за тем, как Киара – учитель по соблазнению, крутится вокруг обрюзгшего конюха, что вывалил свое достоинство из штанов.

По его похотливому и липкому взгляду было видно, что он получает истинное наслаждение от урока. Меня же тошнило от этой картины и запахов благовоний, исходящих от свечей. До совершеннолетия остался ровно месяц и занятия, которые поначалу вызывали стыдливый румянец на щеках, теперь до жути опостылели. Я смотрела на прелестное, облаченное в соблазнительную прозрачную сорочку, тело Киары отрешенно. Она же не сводила с меня глаз, показывая, как нужно изгибаться перед мужчиной так, чтобы он захотел совокупиться со мной в ту же секунду. Я не удержалась от улыбки, когда конюх вцепился руками в ручки кресла и исторг из себя семя прямо на пол. Его взгляд заволокло пеленой, а губы подрагивали, выпуская прерывистое дыхание, похожее на свист.

– Высшая степень мастерства, если мужчина доходит до пика наслаждения, даже не касаясь женщины, – сделала вывод из урока Киара, хотя я заметила, что подобная пошлость в ней самой не вызвала ни малейшего отклика. Странно, что разрядку этого отвратительного существа она поставила мне в пример. Как по мне, так стоило просто показать ему оголенную грудь и триумф обеспечен, не обязательно было так старательно перед ним выплясывать.

– А что же женщина? Не имеет право на наслаждение? – рассмеялась я, откровенно потешаясь над учителем, что с таким серьезным видом преподносила свой предмет.

– Герцог Ларс в Драконьем Пределе обучался искусству соблазнения, как и вы, принцесса. У вас нет повода для беспокойства, – усмехнулась Киара и резко стерла улыбку с лица. – И все-таки хочу еще раз повторить. Вбейте себе в голову то, что муж на первом месте, так же, как и его наслаждение. Это важно для сохранения брака. Это позволяет предотвратить рождение бастардов. Верность, преданность, уважение и любовь. Все эти семейные качества полностью зависят от женщины.

– Я усвоила урок, спасибо, – поднялась я с кресла, собираясь уйти, но Киара жестом усадила меня обратно.

Как же хотелось закричать! Я больше не могла видеть этот разврат. Противно до одури! Но куда деваться? Пропускать занятия нельзя. Я постаралась отрешиться от происходящего, лишь делая вид, что внимательно наблюдаю за Киарой, сама же с головой ушла в свои мысли. Вспомнила размытый образ герцога Ларса. Он больше не казался мне таким прекрасным, как при первой встрече. Я ведь вообще ничего о нем не знала. Мне предстояло отдаться незнакомцу в брачную ночь после того, как приму ипостась дракона. Но выбора не было. Я обязательно выполню свой долг, как подобает наследнице престола, и буду ему верной женой. Сделаю все для того, чтобы мы хотя бы подружились. И все же сейчас не стоило думать о предстоящей свадьбе. Еще целый месяц до инициации. Жаль, что брат не увидит меня в белом платье, не подарит танец, не обнимет, не защитит, если вдруг муж посмеет обидеть. Я совсем одна. У меня есть только нянечка Салетт, ведь родителей я не видела почти шесть лет. Похоже, они вообще забыли о моем существовании, а последнее письмо от отца сквозило могильным холодом. Ни одного теплого слова. Все кратко и по делу. Мне не хотелось покидать Обитель и возвращаться в Ветреный пик. Здесь мой родной дом, а там я никого не знала.

Я пыталась не вспоминать тот черный день, когда погиб Йон, но почему-то именно сейчас не смогла избавиться от наваждения. Образ брата вновь и вновь всплывал перед глазами, как живой. Ком подкатил к горлу. Я сжала кулаки и проглотила боль. Принцессе воздушных драконов не подобает распускать нюни. Я стала сильной, как и учил брат. Йон гордился бы мной.

Я тут же вспомнила Лориана – проклятого убийцу, и жгучей лавой гнева обожгло мое сердце! Прошло столько лет, а рана все так же свежа! Я в подробностях помнила похороны. Помнила, как рыдала у каменной плиты над бесчувственным телом, как Йона сбрасывали в бездонную пропасть, чья огромная пасть поглощала испустивших дух люминов. Помнила каменные лица отца и матери, не понимая, почему смерть Йона не тронула их до слез. Но поняла это сейчас. Что бы ни случилось, владыки Дагайна должны оставаться беспристрастными и сильными.

– Принцесса Солара! Я понимаю, что ваша привлекательная внешность сможет все сделать за вас, но все же азы и вам не помешает знать. Поэтому обратите все свое внимание на стол! Не витайте в облаках!

За ходом мыслей я даже не заметила, как прислужница и конюх покинули комнату, оставляя нас наедине с учителем. Хотелось вздохнуть с облегчением, но Киара начала доставать из сумки глиняные изваяния мужских достоинств разных размеров, выстраивая их на стол в ряд прямо перед моим носом. Я не удержалась от смеха и прикрыла рот рукой, пытаясь от него избавиться. Даже уголок губ учителя не дрогнул. Она оставалась серьезной. А когда поставила последний атрибут, то посмотрела мне прямо в глаза.

– Ничего смешного, Солара. Вы еще вспомните этот урок и не пожалеете о нем, когда впервые увидите обнаженного мужчину, который разделит с вами постель. Неизвестно каким окажется его достоинство…

– А какой у Ларса? – хихикнула я и скользнула взглядом по скульптурам. Никак не могла успокоиться, содрогаясь от смеха.

Киара глубоко вздохнула и бросила на меня озлобленный взгляд.

– Герцог Ларс у меня не обучался, ничего по этому поводу сказать не могу. Нужно быть готовой ко всему. От такого, – указала она на самое крохотное и невзрачное достоинство, – до такого, – коснулась Киара кончиком пальца вершины огромного и толстого фаллоса. Я невольно округлила глаза. Даже представить не могла, как сумею вместить в себя нечто подобное. Я плотно скрестила ноги и напряглась. Кровь тут же прилила к щекам. Я ощутила жар на лице и поспешила остудить себя прохладными ладонями. Резко стало не до смеха. – В первый раз будет больно. Боль часто провоцирует внутреннего дракона на пробуждение. Постарайтесь не принять драконью ипостась во время совокупления. Разрушения и жертвы никому не нужны. Не делайте вызов трэлла. Он только помешает. Перед первой близостью с мужем следует принять снадобье Монтикоры. Оно притупит боль и избавит от неприятных ощущений.

– Можно пить его постоянно? – я раньше не знала о таком снадобье и обрадовалась возможности ничего не чувствовать, исполняя супружеский долг.

– Лучше этого не делать. В больших количествах снадобье может нанести вред вплоть до смерти. В нем содержится яд Арахнида. Поверьте, принцесса, когда ваше тело начнет откликаться на ласки мужчины, оно не пригодится.

Ласки… О них я почти ничего не знала. Поцелуй с Лорианом выжгла из памяти и, казалось, что той странной близости никогда не было. Чувство стыда тоже перестало терзать. Пятнадцатилетняя наивная девчонка осталась в прошлом. Я научилась смотреть на мир иначе.

– Что делать если…

Я не успела закончить фразу, как в комнату ворвался запыхавшийся прислужник. Переступив порог, он перевел дух, отвесил поклон и пролепетал:

– Принцесса Солара, король Туллий и герцог Ларс прибыли в Обитель. Требуют немедленной встречи. Извольте пройти следом за мной, – указал на дверь прислужник.

Я с удивлением пожала плечами и поднялась с кресла. Они должны были явиться за мной в день рождения и отвезти в Храм Бога Дракона Воздуха для принятия ипостаси. Слишком рано жених и отец почтили меня своим присутствием! Слуга семенил впереди, а я шла за ним и пыталась понять, что привело гостей в Драконий Предел.

Двери в бальный зал были распахнуты. Я не стала останавливаться на пороге и смело двинулась дальше, замечая, как ярко освещают мне путь маслянистые лампы, расставленные на длинном столе. Тот, кто украшал когда-то этот зал, явно обладал талантом художника. На каждой из четырех стен застыли изображения драконов каждой из стихий. Отец восседал в ажурном кресле в конце помещения, а за его спиной на стене раскинул крылья Дракон Воздуха. Я невольно залюбовалась утонченными изгибами тела животного. Почти прозрачные крылья, напоминающие ткань, белоснежное брюшко и длинная голубая шея. Вытянутая морда с острыми ледяными шипами на голове. Совсем скоро и я смогу принять эту прекрасную ипостась. Как же я гордилась, что в моих жилах текла кровь люмина!

Герцог Ларс стоял рядом с королем, скрестив руки на груди. Белоснежный камзол сидел на нем, как влитой и подчеркивал стройность фигуры. Ларс – абсолютно типичный представитель нашей расы. Белые с голубоватым отливом волосы собраны в хвост на затылке. От сизых глаз веяло холодом, а кожа мерцала серебром. Не могла не заметить их схожести с королем. Чистокровные люмины кардинально никогда не отличались друг от друга. Разнились только черты лица и цвет глаз. Мы с Йоном были рождены с небесно-голубым цветом радужки, но она могла становиться сизой в зависимости от настроения.

– Приветствую вас, принцесса Солара, – подошел ко мне Ларс, поклонился и учтиво коснулся губами руки. Слуга выбежал из зала, с грохотом закрывая за собой двери. Я улыбнулась герцогу и перевела взгляд на отца. Такое чужое и безучастное выражение лица! Казалось, Ларс больше короля был рад нашей встрече.

– Чем обязана, король?

Отец поднялся с кресла, завел руки за спину и обошел меня по кругу, вперив взгляд в пол.

– Алтар сегодня испустил дух.

Мне показалось или отец опечален известием о смерти врага?

– Завтра на закате состоится коронация принца Талоса. Мы приглашены на бал.

У меня все упало от этих слов. Сердце птицей забилось в груди, а дыхание перехватило. Меньше всего на свете я хотела бы посетить Пламенный дворец и столкнуться с бастардом!

– Не думаю, что смогу успеть так скоро прибыть в земли Стагмара. Бальные наряды остались в родовом замке…

– Ты можешь надеть любое платье, коих скопилось немало за все эти годы в Обители. Не хочешь ли ты укорить меня в том, что я редко одаривал единственную дочь?

– Нет, отец, – опустила я взгляд. – Я прикажу собрать обоз…

– Ничего собирать не нужно! Ты сейчас же отправишься в свои покои и облачишься в наряд. Полетишь вместе с герцогом. Мы с супругой прибудем позже. У меня есть дело в Рифтене.

Я потеряла дар речи! Полетим?! Спешку понять могла, ведь до Стагмара неделя езды, но отец не учел того, что после полета на драконе я буду выглядеть хуже любой прислужницы! Я не могла появиться на балу в таком виде!

– Но, отец…

– Это приказ, Солара! У меня нет времени с тобой церемониться!

Король покинул зал, оставляя меня в полном смятении наедине с Ларсом. Я смотрела в глаза герцога и пыталась представить, что меня ждет в Пламенном дворце.

– Принцесса, не стоит волноваться, – проурчал он ласковым голосом и улыбнулся краешком губ. – Я буду осторожен со столь ценным сокровищем, как вы. Мы прилетим в столицу огненных раньше коронации. Я позаботился о том, чтобы вам выделили отдельные покои и прислужниц, которые помогут подготовиться к балу. В нарядах тоже не будет нужды.

– Благодарю, – выдохнула я. Кажется, мой будущий муж далеко не черствый человек. Думаю, мы сможем подружиться. Внешне Ларс не вызывал отвращения, хотя был намного старше. Люмины, как и другие стихийные расы, располагали такой же продолжительностью жизни, что и обычные люди, но драконья кровь способна долго сохранять красоту и молодость. Лишь почти незаметные морщинки под глазами мужчины выдавали его истинный возраст.

– Я буду ждать вас на площади, принцесса.

Я кивнула и покинула зал. Быстрым шагом направилась в свои покои. Распахнула шкаф и выбрала самое удобное и теплое платье. Пока собиралась, старалась не думать о Лориане, хотя все тело сотрясалось от страха, будто в ознобе. Рука сама потянулась к шкатулке, где все эти годы покоился подарок бастарда. С того дня я не надевала Око Дракона и сейчас не горела желанием это делать. Коснулась холодного камня кончиком пальца, ощущая его идеальную гладкость, а потом решительно завернула в платок и положила в карман мантии. Набросив на голову капюшон, покинула комнату и зашла в покои нянечки Салетт, чтобы попрощаться. Мне не хотелось расставаться с женщиной, которая заменила мне родную мать, но ослушаться приказа короля я не могла.

Глава 2

Так больно, как сейчас, наверное, мне никогда еще не было. Даже трэлл опустил голову, будто в поклоне перед телом по-настоящему великого правителя Стагмара. Костер разгорался быстро, с жадностью пожирая отца. Стоило пламени коснуться лица Алтара, как я уже не мог на это смотреть. Отвлекся на брата, который в такой тяжелый миг вел себя, как всегда отвратительно! Без стеснения флиртовал с гостем из королевства земных драконов. Трогал его за ягодицы и улыбался.

В Пламенном дворце ни для кого не секрет, что Талос имел особые интимные предпочтения, допуская в свою постель лишь юношей. Отец всегда гневался и презирал эту черту в характере сына, но ничего не смог изменить. Талос только делал вид, что увлечен очередной наложницей. На самом же деле его верный слуга и любовник вечно прятался под кроватью его покоев. Когда замок засыпал, у них начиналась оргия. Однажды мне случайно довелось лицезреть это действо, когда ходил по потайному ходу замка, пытаясь быть в курсе всех дворцовых интриг.

Талос настолько глуп, насколько добр. Я полюбил брата. Пусть он не вписывался в мое представление об истинном короле огненных драконов, но все же не вызывал такого уж сильного отвращения, даже после того, как через глазок я воочию увидел его развратную сущность. Сразу вспомнился фрагмент, который постыдно даже вспоминать! Я гнал от себя эту картину, но не сумел избавиться от наваждения даже во время похорон отца.

Тогда я еще не принял ипостась. Бродил по запретным лабиринтам замка и наткнулся на отверстие, что оголяло покои принца. Припав к стене лицом, начал наблюдать за тем, как ладонь прислужника принялась ласкать мужское достоинство Талоса, размазывая по всей длине белый крем. Талос вздыхал и извивался так, как ни одна наложница. Будто одно лишь прикосновение пробуждало в нем такую бурю наслаждения, что спрятать ее невозможно. Потом тихо застонал и стал подаваться навстречу ласкающим ладоням прислужника. Тот понятливо улыбнулся и чуть увеличил темп. Когда же Талос уже был готов излиться, слуга внезапно отпустил его. Спустил штаны и встал на четвереньки. Впился руками в меховой ковер и через плечо посмотрел на принца.

Набухшее от страсти достоинство Талоса жаждало ворваться в плоть юноши. Он вошел в узкое ущелье между ягодиц слуги, и тот задвигал бедрами навстречу своему хозяину. Еще пара быстрых движений и Талос излился в подрагивающую плоть прислужника. Я поежился и отпрянул от глазка. Тут же захотелось помыться, будто на меня опрокинули ушат с помоями.

Другие королевства называли Стагмар клоакой разврата, и в тот момент я понял почему, но со временем привык к пристрастиям брата. Его любовные утехи больше не вызывали во мне протеста и брезгливости.

Мне и шестнадцати не исполнилось, когда Алтар привел наложниц в мои покои. Я мог выбрать любую, а предпочел ту, в чьих жилах текла кровь воздушных драконов. Когда впервые овладевал женщиной на глазах отца, вспоминал поцелуй Солары. Дерзкий и в то же время томный. Страстный и невинный. А небесно-голубые глаза, подернутые сизой дымкой, отпечатались в памяти так явно, что не сразу получилось от них избавиться. Когда принцесса пришла ко мне в Храм Обители, я не увидел в ее глазах раскаяние. Она не могла не знать о том унижении, которому меня подверг ее брат. И это сухое: – «Прости»… Мой трэлл с яростью опалил ее руку, напугав до смерти. А мне хотелось кричать от злости! Убивать! Мстить! До сих пор во мне плескалась эта ярость. Еще тогда в палате Храма я решил, что смерть для Солары будет слишком гуманным наказанием. Я желал наблюдать за ее мучениями, ведь знал, на что можно больно надавить. Знал, что придет тот день и час, когда она пожалеет о том, что заговорила тогда с бастардом!

Прошло уже немало времени и казалось, что боль притупилась, а ярость потухла. Мы с ней были всего лишь заложниками традиций. Все можно простить, но не наглую ложь!

Никогда не забуду покорный взгляд и легкий кивок, что подписал мне смертельный приговор, ведь после того, что произошло потом, во мне умерла душа. Она умирала с каждым движением внутри моего тела. С каждым ударом камня, что разрывали мою плоть. Прислужники были сильнее и наглядно показали, что такое насилие. Мои раны со временем затянулись, а вот душа…

Самое противное, что я полюбил Солару в тот день, когда она впервые со мной заговорила. Эта невинная красота воздушных драконов опьянила так, что я жил от встречи до встречи. Горделивая, недоступная, но все же нежная и покорная. Солара… Я засыпал и просыпался с ее именем на устах. Я мечтал провозгласить ее своей женой. Я заведомо проклинал герцога Ларса.

Она не могла стать моей женой! Не могла стать моей любовницей! Титул принцессы не позволял даже смотреть на нее! И я старался не смотреть. В те редкие встречи у заводи, я забывал о том, что ее теплую и гладкую руку сжимает бастард огненных. Будучи мальчишкой, я больше всего на свете хотел порадовать принцессу. Ощутить себя мужчиной, способным обойти герцога Ларса. Она говорила о нем постоянно. Ставила в пример. А что я?! Я ничего не мог ей дать! Будущее в изгнании и презрении! Солара всегда была достойна той правильной жизни, которую ей выбрали родные.

Но я никак не мог забыть того унижения! Йон и Солара – одно лицо! Когда она пришла ко мне в палату, я понял, что не прощу. Никогда! Смотрел в ее глаза и видел звериный оскал Йона. Она навсегда останется для меня олицетворением мучителя. Этого не исправить! Даже сейчас у кострища, поглощающего моего отца, я ненавидел Солару всем нутром. Я хотел отомстить и знал, как это сделать. Знал, что она пожалеет о том, что не умерла вместе с братом в Обители. Единственная наследница престола Дагайна падет так низко и мерзко, что захочет умереть! Сейчас, когда Талос взойдет на престол, их воздушное королевство рухнет под натиском Черного Дракона! Я имел над братом власть. Такую безграничную и вездесущую, что даже отец порой удивлялся.

Смерть Алтара вызывала у меня немало подозрений. Великий правитель и заядлый охотник не мог так просто погибнуть от лап зверя. Я чувствовал, что это подстава, но доказать не получилось. Талос не пошел бы на такое ради трона. Он слишком глуп! Слишком добр! Он вообще ничего не видел дальше своего носа и постели. Вино, юноши, балы – все, что ему нужно в этой жизни.

Отец готовил меня к тому, что все важные для королевства решения буду принимать я. Талос обязан подчиниться! У него нет выбора! Он и сам прекрасно понимал, что не сможет править королевством так, как отец. Стагмар потеряет свое величие. Огненных перестанут уважать в тот же день, когда Талос откроет рот и начнет нести чушь в присутствии далеко не глупых королей. Поэтому я лично написал ему речь для коронации и уговорил на людях не показывать своего развратного нутра, потерпеть один лишь вечер. Мы не ударим в грязь лицом, не упадем в глазах других королевств!



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6

Поделиться ссылкой на выделенное