Юлия Пульс.

Испорченная



скачать книгу бесплатно

Лиона объявила, что девушки, участвующие в аукционе, прямо сейчас должны отправиться вслед за Пикси на второй этап осмотра. Где именно он состоится, она не сказала. Управляющая с вечно недовольным видом показала пальцем на нужных испорченных и махнула рукой в сторону прозрачного туннеля, из которого мы выходили на поверхность. Я шла по алой ниточке на песке, не поднимая взгляда, и, только ступив на лестницу, снова с интересом начала разглядывать тех самых красных рыб, что постоянно привлекали мое внимание.

Наш путь на второй этап отбора пролегал через крыло оши. Стройный ряд девушек остановился возле нашей комнаты. Мы смиренно ждали, пока управляющая выведет О27, но она вернулась ни с чем. Похоже, дело плохо, если даже Пикси не смогла поднять ее с кровати. Правда, по лицу старухи этого видно не было. Отрешенный и высокомерный, направленный вглубь коридора, взгляд. Взмах тонкой руки, приказывающий двигаться дальше. Легко и просто. Как всегда ни единого намека на жалость или раскаяние. Бесчувственная старая рыба! Интересно, как О27 будет проходить отбор? Или в ее положении разрешалось миновать этот этап? Так близко я еще не сталкивалась с подобной ситуацией.

Вскоре мы оказались на перепутье, но не свернули, как обычно делали, а остановились у черной двери, через которую я проходила в тот вечер, когда подменяла подругу на празднике. Тогда я проклинала все на свете, подвергаясь постоянным проверкам со стороны воительниц, охраняющих закрытую часть королевства. В15 давно к этому привыкла и не жаловалась, а я надеялась, что испытание не повторится, иначе застрянем здесь до ночи, и я не смогу попасть в темницу.

Я выдохнула с облегчением, когда вошла в просторный светлый холл и заметила, что Пикси свернула вправо, скрываясь в темном коридоре. В этой части королевства я никогда не была, поэтому с интересом разглядывала круглый потолок и темные стены, по которым золотистыми волнами расползался витиеватый медленно движущийся рисунок. Он едва освещал коридор мерцанием и действовал успокаивающе. На танец песчинок хотелось смотреть вечно, каждый раз находя знакомые очертания морских животных и рыб в их переливах. С интересом разглядывая постоянно меняющиеся рисунки, я даже не сразу заметила, что наш ровный строй оказался в огромном помещении с такими же стенами и потолком.

Старая сирена коснулась кончиком пальца завитка на рисунке, и комната наполнилась ярким светом, будто песчинки все это время только и ждали, когда их разбудят. Отбрасывая яркие желтые лучи, они осветили странное полупустое помещение. В центре находилась плотная ширма из чешуйчатой материи глубокого синего цвета. Из-за нее выглядывала голова молодой сирены со светло-голубыми волосами, собранными в высокий хвост. Я удивилась тому, что девушка улыбнулась, выходя из укрытия. На ней как влитой сидел белоснежный строгий костюм, состоящий из короткой юбки и блузы, полностью закрывающей шею и руки вместе с ладонями. Ткань повторяла форму перепонок между пальцев и смотрелась очень необычно.

Я уже привыкла видеть на руках лекаря синие перчатки, которые явно сминали перепонки, подтягивая их к основанию пальцев. А еще не менее странно было то, что молодая сирена работала с оши, ведь королева оберегала своих дорогих чад и взваливала работу лишь на пожилое население Ульмы.

– Привела, – заскрипела Пикси. – Пришлешь луч, когда закончишь, я буду в холле.

Сирена одобрительно кивнула и сделала шаг к нам навстречу. Дождалась, когда шаги управляющей стихнут, и только тогда заговорила, разглядывая каждую оши поочередно. Причем без презрения, присущего подобным особам.

– Мое имя Нида, – как и у всех молодых сирен, голос Ниды лился хрустальным водопадом. Это единственное, что объединяло оши с сиренами. Единственное, что испорченные унаследовали от магии созидания королевы и то далеко не все умели красиво петь. – Я проведу осмотр верхних покровов вашей кожи на наличие увечий. Процедура продлится недолго, даже учитывая то, что вас довольно много в этот раз, – я слушала ее с открытым ртом и поражалась вежливости, с которой она произносила каждое слово. – Я насчитала шесть, но судя по новому списку, должно быть семь, – смутилась Нида.

И правда многовато оши для одних торгов. Обычно на аукцион выставлялись три или четыре девушки. Похоже, Ульма очень нуждалась в драгоценных земных камнях. Я нащупала свой в кармане платья и сжала в кулаке. Оставалось надеяться, что осмотр пройдет успешно и не придется тратить подарок Илара. Он может пригодиться для другой цели.

– Что ж, разберемся позже, – снова улыбнулась сирена и обескуражила меня обворожительным изгибом алых губ. Само совершенство! Я лишний раз пожалела о том, что не повезло родиться истинной сиреной. – Начнем, пожалуй, с тебя, – указала она на меня пальцем. Я стояла в конце ряда и думала, что буду последней, но девушка решила начать с конца. Я не привыкла быть первой, всегда стараясь избегать этого, предпочитая понаблюдать, как проходит осмотр у других. Тяжело вздохнув, бросила взгляд на подругу и поймала одобрительный кивок. Двигалась к ширме медленно, рассматривая плотную ткань, пока Нида раскладывала на прозрачном столике ракушки.

– Проходи за ширму. Снимай платье и маску. Бояться нечего, – глянула сирена на меня исподлобья и вернулась к специальной красной краске, переливая ее из колбы в каплевидную чашу. А я и не боялась. В руках Ниды не было устрашающих предметов, способных причинять боль. Скорее я стеснялась своего неказистого тела и переживала, что его не оценят на десять баллов. Шрамы после последней порки никуда не делись со спины и могли подпортить общее впечатление. А накануне я нашла несколько небольших синяков на ногах и правом плече.

Полностью обнаженная я стояла за ширмой, опустив голову и покорно дожидаясь осмотра. Нида не заставила долго ждать и предстала передо мной все с той же странной улыбкой на лице. Слегка хлопнула в ладоши, и ее руки окутало серебристое мерцание. Она потерла ладони друг о друга, и магия испарилась в воздухе.

Сирена начала осмотр с лица. Схватив меня за подбородок, стала вертеть моей головой в разные стороны, внимательно вглядываясь в кожу, мягко ощупывая ее пальцами. Спустилась к шее, провела рукой по затылку и наклонилась вперед, чтобы поближе рассмотреть грудь и живот. Я затаила дыхание. Для меня было дико, что кто-то так пристально осматривал мои интимные места. Как и в кабинете Гаванны я чувствовала себя неловко и скованно. Особенно, когда Нида стала ощупывать мои ноги вплоть до пят.

– Повернись спиной, – приказала она, и я развернулась на месте. Прикусила губу и зажмурилась. Хоть бы шрамы не испортили оценку!

– Ох, – выдохнула она, и мне захотелось взвыть от обиды. Похоже, все-таки придется потратить черный камень. – Шрамы бугристые. Понадобится больше зелья. А в целом не плохо, – я ощутила, как Нида провела рукой по волосам, изучая их структуру. – К волосам претензий нет. Есть с чем работать перед торгами. Скажи свой номер.

– Л49, – повернулась я к ней лицом.

– Что ж, Л49, не буду придираться к шрамам. Это поправимо. Ставлю десять баллов. Одевайся, освобождай место для следующей и возвращайся на свое место в строю.

У меня камень с души свалился. Казалось, что даже дышать стало легче. Никогда бы не подумала, что среди сирен могут встретиться такие, как Нида. Самое настоящее исключение! Но мой внутренний восторг прервался голосом девушки, которая вызвала на осмотр В15. Вот уж на ком живого места не было!

Глава 6

Я старалась не показывать волнения и спрятала дрожащие руки за спину, но губы все равно прикусывала в то время, когда Нида осматривала подругу. Сирена задавала ей вопросы о том, почему на первом этапе Гаванна поставила восьмерку. Похоже, не зря тетушка говорила, что ей придется отвечать за свой снисходительный поступок. Но сейчас судьба старухи волновала меня меньше всего. В15 заикалась от страха и бросала спутанные, ничего не значащие фразы, но Нида не смутилась. Вынырнула из-за ширмы и прошла к столику. Сейчас самое время подкупить сирену драгоценностью, но я не могла этого сделать на виду у всех. Вдруг кто-то из оши доложит на меня управляющей? Я очень боялась принять не правильное решение и навредить нам обоим, поэтому смирно ждала приговора сирены, надеясь на жалость к изувеченной девушке.

– Ставлю восемь. Раз уж Гаванна пропустила тебя с таким баллом… – пожала плечами Нида и вручила В15 ракушку. – Но работа над тобой предстоит сложная и кропотливая.

Слава метаморфам! Выше среднего! Осталось пройти последний этап и начнется подготовка тела к торгам. Я увидела на лице подруги радость и облегчение, хотя мертвенная бледность никуда не делась. Она встала рядом, и мы уставились на следующую кандидатку.

Нида объявляла оценки во всеуслышание и у меня в голове сложилась примерная картина того, кто станет венцом аукциона, а кто угодит в лапы низших нагов. Благо, в последнюю касту мы с В15 не вошли! Судьба О27 пока оставалась тайной, но я была почти уверенна, что девушку посылали на убой.

Кроме меня, десятку заслужили еще две оши. Признаться, я заволновалась. Вот уж кто заслужил высокие оценки! Одна – белокурая девица под два метра ростом с выдающимися формами, другая – рыжеволосая, аккуратно сложенная с миловидными чертами лица. Я не знала, что им поставила на ракушке тетушка Гаванна, но мало верилось в то, что десятку. Невозможно с такой внешностью в нашем мире остаться нетронутой сиренами!

Пока я размышляла над судьбой кандидаток, Нида закончила работу и направила светящийся луч в коридор. Не прошло и минуты, как Писки явилась за нами и повела за собой тем же путем, по которому мы добирались на осмотр. Уже в крыле оши она остановилась и отдала приказ всем жительницам комнат отправиться в душевую. Водные процедуры мы принимали один раз в три дня. Стабильно. С точностью до минуты. Для этого сиренам приходилось подключать магию. Неподвластная необъятная морская вода никак не хотела подчиняться законам Ульмы и умывать таких, как мы. Казалось, она противилась всему, что с нами связано. Но сирены перебороли напор океана. В крыле оши в единственной общей душевой комнате можно было смыть с себя всю ту грязь, что даровало испорченным королевство. Я всегда наслаждалась плотным потоком воды, что бил из основания стен и разбрызгивался повсюду, орошая свежестью каждую девушку. Я стояла на излюбленном месте напротив угла стены и тщательно смывала с себя грязь, когда услышала душераздирающие крики. Не просто крики очередной свихнувшееся оши. Я узнала голос подруги.

Комната свежести состояла из нескольких отсеков. Если не успел их занять, то добро пожаловать в общую душевую. С чем и столкнулась В15. Она угодила прямо в лапы озлобленных девиц.

Я вылетела из-за перегородки и вбежала в общий зал. Передо мной открылась картина, которую я видела не раз. Оши обступили слабую особь со всех сторон, глумясь над ее беспомощностью. Хватали ее за волосы, бросали друг другу, словно мяч. Смеялись. Хохотали. Получали удовольствие от издевательств. В15 плакала. Она не могла отбиться. Так было всегда. Она слишком добрая и слабая, чтобы сопротивляться. Слишком правильная, чтобы пожаловаться. Слишком наивная, чтобы предать. А я другая! Я всегда была другой! Я никогда не страшилась постоять за себя, хотя первая не нападала. Ради своей защиты могла пойти на многое, ничуть не жалея дерзких девушек. Чаще всего получалось справиться с нападками морально. Хорошо действовали угрозы и обещания подставить перед управляющей. На самом же деле О27 стала моей первой невольной жертвой. О чем я жалела и грызла себя изнутри. Но остальным знать об этом не обязательно. Иногда словами постоять за себя не получалось. Вот тогда я билась не на жизнь, а на смерть! В такие минуты я совсем себя не помнила. Становилась сгустком дикой злости, который сложно остановить. Однажды, в запале драки в той же душевой, я не рассчитала сил, оттолкнув от себя оши, которая упала на пол и разбила голову. Управляющая пришла слишком поздно. Все уже успели разойтись по комнатам. В тот день меня никто не сдал, а девушку отправили в больничное крыло. С тех пор оши обходили меня стороной. А те, кто был посмелее, старались задеть В15, зная, что мы с ней подруги. Это еще хуже! Она – глубокий омут чувств и переживаний, целая вселенная боли и отчаяния, светлая часть меня самой! Ну разве я могла не помочь единственному бескорыстному созданию в прогнившем темном мире?!

Сейчас, когда подругу били эти твари, у меня налились кровью глаза. Я резко перестала думать о том, что завтра новый этап отбора. Я бросилась в толпу, ворвалась словно вихрь, растолкав почти всех оши и закрыв В15 собой. Расставила руки в стороны и с яростной готовностью посмотрела в глаза зачинщицы, которую боялся весь корпус. Голубые глаза З5 сверкнули зловещей тьмой. Я сразу поняла, что целыми нам с подругой из душа не выбраться. Она приближалась. Медленно. Издевательски томно. Ее лицо не выражало ничего. Она единственная оши, которая внушала моей душе страх. Я знала, на что она способна, поэтому боялась вместе с подругой. Дрожала вместе с ней, но даже взглядом не выдала страх. Как на войне! Как в жестоком бою! Как в последней битве! За З5 пошли многие. Коршунами слетелись на мясо. Первый удар пришелся по лицу. Всего лишь пощечина, от которой не останется синяка.

– Смерть предателям! – закричала она и набросилась на меня всем своим весом. Подмяла под себя так, что я не смогла дышать. Я пыталась посмотреть в сторону подруги, но увидела лишь скопление обнаженных девушек. Теплая вода била из стен мощным потоком, источая пар, что застилал глаза. Я едва сфокусировалась на лице З5, заглатывая кровь, что вытекала из внутренней части щеки, которую я сильно прикусила при ударе. Пыталась что-то выкрикнуть, но тщетно, удары сыпались со всех сторон. Я даже не понимала, сколько девушек разом на меня набросилось. Мне приходилось уворачиваться, полагаясь на интуицию. Я закрыла голову руками и прижалась лбом к коленям. Молилась метаморфам о том, чтобы выжить. О том, чтобы на теле не осталось непоправимых увечий. Принимала удары молча, понимая, что все равно никто не придет на помощь. Терпела до тех пор, пока не услышала голос Пикси…

Глава 6 (2)

– Прекратить!

Со свистом плеть прорезала воздух, и я ощутила легкость. Оши резко перестала давить на меня своим телом. Я отняла руки от головы, чтобы посмотреть на управляющую, и тут же едва не оглохла от дикого крика З5. В глазах прояснилось. Пар исчез. А Пикси избивала ее беспощадно и остервенело. Так близко от меня, что брызги крови, которые разлетались во все стороны, орошали мое лицо. Казалось, это никогда не закончится. Я сидела на голом полу в луже воды и крови и дрожала, наблюдая за тем, как меняются лица зачинщиц. Каждая испытывала дикий ужас. От страшного зрелища расправы я сама потеряла способность мыслить. Страх переполнял душу, сковывая леденящими тисками. Я смотрела на изуродованную побоями девушку, которая перестала дышать еще до того, как Пикси остановилась.

– Я предупреждала! – прокричала запыхавшаяся сирена. – Еще раз увижу драку, каждую ждет та же участь!

Ополоснув любимую плеть в струях воды, управляющая повесила ее на шею и вышла из комнаты свежести, оставляя нас наедине с испустившей дух девушкой. Я отпрянула от лужи крови и вжалась спиной в стену, не в силах оторвать взгляд от мертвой З5.

Только спустя время ощутила теплые руки подруги на плечах и начала приходить в себя. Щека заныла противной тупой болью, а кожа на руках засаднила от глубоких царапин. В15 тоже досталось. Из ее носа текла кровь, а переносица опухла. Клок волос был вырван у виска, а губа треснула, и из нее тонкой струйкой сочилась кровь. Оши столпились у выхода, посматривая на нас с опаской. Они не решались подойти к нам и даже словом не обмолвились. Урок Пикси усвоен! Впервые я была рада скорому появлению старой сирены. А еще я впервые не испытала ни капли жалости к девушке, с которой проживала в одном крыле ни один год. Странное хладнокровное чувство отрешенности. Наверное, нечто подобное ощущали сирены, которые убивали оши за непослушание. Отсутствие сострадания к ненавистным девицам. Их с детства воспитывали в ненависти к испорченным, а нас держали в постоянном страхе перед смертью.

Воительницы ворвались в комнату и склонились над телом З5. Одновременно провели по воздуху ладонями, очерчивая овал, и мертвая оши оторвалась от пола. Зависла в воздухе и полетела вслед за сиренами, из капель крови прокладывая дорожку к выходу из комнаты. Плотные струи воды, что забили из стен и потолка, вмиг смыли остатки ужаса со скользкого стеклянного пола. По слухам, всех умерших оши просто выбрасывали в необъятные просторы океана на корм рыбам.

Я поднялась на ноги, стирая с лица капли воды и посмотрела на В15. Глубоко вздохнула и пожала плечами. Она выдавила из себя вымученную улыбку, и мы поняли друг друга без слов. Пора воплотить наш план побега в жизнь и чем раньше, тем лучше. Полученные в драке травмы могли сыграть на руку, когда пойдем к Гаванне за освобождением. А сейчас каждую из нас ждала работа.

Я вошла в раздевалку без сопровождения подруги. Она все еще стояла под потоком теплой воды, упершись ладонью в стену, не отрывая взгляда от пола. Я даже знала, о чем она думала, пока находилась в одиночестве. Я и сама в сотый раз прокручивала план у себя в голове и до конца не верила, что мы сможем такое провернуть.

Облачившись в серое платье, набросив маску на лицо, я шла по коридору, ощущая, как противно к спине липнут влажные волосы. Меня все еще трясло от шока после побоев и развернувшейся на глазах расправы, а окровавленное тело оши так и стояло перед глазами, но я гнала от себя жуткую картину, стараясь внимательно смотреть под ноги, чтобы не оступиться. Я знала каждый закуток темницы, каждый поворот и неровность полов, но мысли о предстоящем разговоре выбивали из колеи. А от страха подгибались колени.

Шеола как обычно сидела за пустым столом, балуясь магией, которая прорастала из ее рук в виде кучерявой мерцающей серебром водоросли. Растение то и дело подрагивало или исчезало вовсе. С возрастом сирены становились слабее, а вместе с этим слабела и магия, хотя окончательно не пропадала.

Я остановилась напротив стражницы и поклонилась ей. Шеола махнула мне свободной рукой, пропуская вперед, и вновь занялась «важным» делом. Я прошла узкий коридор и привычно замерла у окошка кухарки. В рассветные часы пожилая оши всегда присутствовала на пеане. Одним свидетелем будет меньше!

Она выдала мне стандартный поднос с тарелками вязкой каши. В этот раз на одну больше. Я медленно направилась к камерам. Нужную решила посетить в последнюю очередь. Посчитала, что увлеченные едой наги не будут пристально прислушиваться к нашим с Иларом разговорам.

Так и получилось. Пока змеи, увлеченные трапезой, гремели тарелками, я вошла в камеру к мужчинам и закрыла за собой дверь. Опустилась на привычное место и поставила еду на пол. Не стала дожидаться, пока наги начнут есть, сразу заговорила о главном:

– Завтра на утреннем пеане я помогу вам сбежать отсюда. Но вы оба должны пообещать, что если доберетесь до Велимора, то примите участие в торгах и выкупите нас с подругой.

Змеи застыли, будто статуи. Не шелохнувшись, смотрели на меня в четыре глаза. Первым очнулся Роин:

– Заманчиво, но рискованно для каждой из сторон. Даже если получится покинуть Ульму, даже если будем участвовать в торгах, нельзя обещать того, что мы сможем перебить ставку более влиятельного нага и выкупить вас с подругой.

– Я понимаю. Осознаю весь риск, но лишний шанс не повредит. Просто пообещайте, что сделаете все возможное, чтобы выкупить нас.

Я посмотрела сначала на Илара, потом на Роина. Наги переглянулись и одобрительно кивнули. Я была почти уверена в том, что они согласятся. Слыть игрушкой для извращенных утех сирен не хотелось ни одному мужчине. Каждый мечтал выбраться из Ульмы.

– Что от нас требуется? – прошипел Илар, и я наклонилась к самой кромке белой линии. Начала тихо озвучивать план, который так долго вынашивала. Наги кивали и соглашались со всеми пунктами, хотя и вносили уточнения. Они решили, что Шеолу придется убить, иначе она быстро смекнет, кто стоит за побегом, и я не доживу до торгов. Что ж, мне было совсем не жаль старую сирену!

Я подробно описала внешность подруги и озвучила ее номер. Обозначила ее роль в побеге и попросила Илара отдать мне все камни, которые ему удалось припрятать. Насчиталось целых четыре к тому, что у меня уже лежал в кармане.

После долгого обсуждения плана побега, я молча смотрела на то, как наги с аппетитом поглощали зеленую кашу. Запоминала каждую чешуйку на мощных змеиных телах, любовалась угрожающего вида капюшонами и поражалась сходству этих двух нагов. Мужчины отличались друг от друга лишь глазами. Со смущением я думала и даже на миг начала представлять, как выглядит Роин в земном облике. Какие у него волосы, черты лица, какой формы губы? Загадка, которую мне хотелось разгадать прямо сейчас, но мысли о неопределенном и возможно темном будущем не позволяли с головой погрузиться в фантазии. Зато я хорошо запомнила Илара и на торгах обязательно его узнаю. Вспомню атлетическое тело, черную гриву и воинственный взгляд.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7