Юлия Пульс.

Испорченная



скачать книгу бесплатно

А вот наги! Да! У пленных был шанс сбежать! Не без помощи извне, конечно. В тот миг, когда Лиона исполняла пеан наряду с воительницами, аркан снимался не только с оши. Все королевство, включая темницу, оставалось без магической подпитки. Даже морские комнаты сирен наполнялись водой до отказа. Я чувствовала этот момент четко, несмотря на то, что испорченная. Проблема состояла в том, чтобы оказаться в нужный час в темнице, открыть камеру и дать сигнал к побегу. Указать верный путь к водной комнате стражницы, через которую можно выплыть в открытый океан и перемахнуть через Великую стену. А еще самой успеть добежать до крыла оши и притвориться больной. Заболеть нужно заранее, подкупив тетушку Гаванну. Без ее освобождения на утренний пеан тащились даже тяжелобольные. А еще необходимо отвлечь или усыпить Шеолу, чтобы прошмыгнуть мимо незамеченной. В одиночку осуществить вымеренный годами план, не реально. Нужна помощь как минимум одной девушки, а драгоценностями для подкупа лучше запастись заранее. Неизвестно, кого еще по пути придется прикормить.

Но иногда мне казалось, что я придумала далеко не идеальный план побега. Риск быть пойманной на помощи нагам был слишком велик. За такое злостное нарушение сирены могли попросту меня убить.

Я отмела от себя тревожные мысли и сконцентрировалась на будущем.

– Как проходят торги, расскажи, Илар? – вкрадчиво поинтересовалась я.

– Спроси у Роина. Он лучше знает. Я никогда не покупал оши.

Я взглянула на побитого змея с немым вопросом.

– Однажды я участвовал в аукционе, – тихо прошипел Роин, и я замерла, прислушиваясь к каждому его слову. – Это было месяц назад. На торги выставили всего три лота. Ни одна из девушек не привлекла меня внешностью, и я ушел ни с чем. Что именно ты хочешь узнать?

– Я хочу узнать, что мне надо делать, чтобы не просто выжить, но и спокойно существовать в Велиморе, – выдала я, как на духу. На самом деле совсем неважно, кто из многочисленных нагов меня выкупит. Главное, не оказаться в положении худшем, чем у меня сейчас.

– Ничего. Ни одна оши не живет в Велиморе спокойно. Но если ты имеешь в виду жизнь с относительно добрым хозяином, который бережет своих дев от посягательств других, то тут сложно что-то посоветовать. Вкусы нашей элиты разнообразны, а порой странны. Если твое тело признают нетронутым, то торги ожидают быть интересными. Есть у нас в королевстве Дарен правая рука короля. Наг, который коллекционирует невинных оши. Богатство позволяет ему подобные вольности, но тебе лучше к нему не попадать. Ходят слухи, что девушки, оказавшиеся в его сетях, редко выходят из покоев живыми, – меня передернуло от подобного откровения, и страх вспыхнул внутри с новой силой. Какое место в Велиморе занимали Роин и Илар? Я никогда не размышляла об этом, но из речи нага поняла, что он отнюдь не низшего сословия, если являлся на торги и выбирал для себя привлекательную оши. Безумная мысль взорвала мою голову! А что если заключить с нагами сделку? Организация побега взамен на выкуп на торгах? При положительном исходе, это может стать отличным выходом из сложившейся ситуации для двух сторон.

Но лучше не рубить с плеча и хорошо обдумать все за и против. Время на это у меня оставалось. До аукциона еще шесть дней. И все же без помощи мне не обойтись, а доверять я могла только В15. Но для начала ее нужно поставить на ноги, а потом уговорить пойти на авантюру. Я сразу вспомнила сегодняшний осмотр у тетушки Гаванны и поежилась.

– А тех, кого… – протянула я, стараясь подобрать нужное слово. – Тех, кого успели опорочить? Что с ними?

– Тут сложнее. Исход их судьбы не предугадать. Скорее всего, отдадут рабочему классу на растерзание, если внешне не привлечет элиту.

Я тяжело вздохнула. Наружностью В15 блистала раньше, выделяясь выдающимися формами и милым личиком, но сейчас она больше походила на хладный изувеченный труп и вряд ли за столь короткое время, как шесть дней, что-то изменится. Помочь мне организовать побег – единственный шанс на спасение подруги.

Узники бесновались в своих камерах, требуя пищи, и я больше не могла заставлять их ждать. Лучше поспешить выполнить свою работу и вернуться к В15. Завтра будет новый день. С мыслями о туманном будущем необходимо переспать и решить, стоит ввязываться во все это или нет.

Я вымученно улыбнулась и поднялась с пола, укладывая на поднос пустые тарелки.

– Спасибо, – шепнула я змеям и покинула их камеру.

Глава 4

В общей комнате оши царило нечто невообразимое для столь тихого и мирного народа, как испорченные. Настоящий бунт! Точнее, его зачатки. Девушки столпились у кровати В15 и кричали:

– Надо положить этому конец!

– Сколько можно над нами издеваться!

– Мало того, что продают, так еще и…

Бунтарки на миг притихли при моем появлении, а потом тирада неприглядных ругательств возобновилась. Я подобралась к кровати подруги, протиснувшись между двумя девушками, и присела на край, с болью разглядывая несчастную В15, которая громко всхлипывала, прижавшись лбом к колену. Я погладила ее по спутанным сбившимся в колтуны волосам, и она вскинула на меня взгляд опухших и красных от слез глаз. Я лишний раз убедилась в том, что нужно срочно ее спасать, иначе могу потерять близкое по духу создание в ее прекрасном лице. Хорошо бы дождаться, когда все уснут и подробно обговорить план. Вдруг она согласится и посоветует что-то дельное.

– Хватит кричать! – попыталась я угомонить заведенных до предела оши. – Если тетушка Пикси услышит, нам всем конец!

Тон возмущений понизился, но разговоры продолжились. Из них я поняла, что В15 во всех подробностях рассказала, как ее мучили сирены, как издевались и били в одной из комнат госпожи Афалины. Я сразу вспомнила тот день, когда обслуживала эту сирену на закрытом празднике королевы, как она отвесила мне оплеуху и оседлала Илара. Ее идеальное красивое лицо так и стояло перед глазами, вызывая отвращение к ее жестокой персоне. Я бы и сама с удовольствием поучаствовала в бунте против сирен, но в этом не было смысла. Никто и никогда не пожалеет оши! Для них мы позор! Отребья, не достойные обычной морской жизни. Такой же праздной и светлой, как у них. Ни одна из нас не способна повлиять на события в Ульме. Как издевались, так и будут издеваться, как продавали, так и будут продавать. Я уже давно для себя уяснила, что для сохранности чести и целостности тела, лучше не высовываться. Лучше качественно выполнять свою работу и ждать, что на торгах повезет. Я смирилась с участью быть проданной и старалась лишь ее смягчить, а они нет. Поддавшись порыву смешанных чувств, оши совершили непростительную глупость!

Как я и предполагала, шум заставил тетушку Пикси выйти из водной комнаты и направиться к нам. Ее дряблое тело и редкие волосы блестели от капель воды. Она так спешила, что не успела обсохнуть. Мокрые круги расползались по красному костюму, напоминающему наспех накинутую дорогую тряпицу из блестящей ткани, подпоясанную толстой коралловой нитью. Такие одежды носили только управляющие закрытого крыла королевства. Она была главной и редко посещала наши комнаты. Обычно только в том случае, если надо наказать за непотребное поведение, отвести на отбор или утренний пеан. В руках сирены красовалась хлесткая изумрудная плеть с зазубринами на раздвоенных концах, изготовленная из хвоста рыбы унги. Как-то раз мне довелось испытать всю «прелесть» этого орудия наказания. Опять же по вине глупой оши, что украла на кухне кусок редкой и вкусной рыбы кру. Когда ее поймали на поедании деликатеса, она сразу свалила всю вину на меня. Сказала, что это я выкрала блюдо и угостила ее. Ничего глупее я в своей жизни не слышала! Можно подумать, я стала бы делиться с кем-то подобной пищей! Но сирены предпочитали не углубляться в склоки испорченных. Не считая Пикси. Вот уж кто любил не только бить, но и угнетать морально. До сих пор на моей спине остались рваные шрамы от плети. Только после показательной порки управляющая разобралась в краже. Меня оправдали и отправили работать дальше, а девушку выставили на торги, не залечивая испещренное ранами тело. Я видела только, как ее вели по коридору в закрытое крыло, избитую и окровавленную.

Как же не кстати в оши проснулся дух воительниц! Завтра второй день оценки! Мне никак нельзя получать увечья! Сирены как раз будут осматривать кожу.

Я смотрела в озлобленные аквамариновые глаза управляющей и понимала, что ночь ожидается быть «веселой»! Зализывать раны и стонать от боли до рассветного пеана, я не планировала. Поэтому быстро переметнулась на свою кровать, замечая, что старушка не успела заметить меня среди толпы взбешенных девиц. Юркнула под одеяло и сделала вид, что недавно проснулась и не поняла, что происходит. Наверное, со стороны я выглядела довольно глупо и вряд ли эта махинация спасла бы мою шкуру, но попытаться стоило.

– Что за шум среди ночи?! – прокричала она надсадным, сухим и скрипучим голосом, будто ногтем по стеклу провела.

Запал оши быстро потух, и они разошлись по своим кроватям. Бестолковые! Зачем вообще затевали бунт, если при первой же опасности, опустили концы в воду?! Я так злилась на них, что хотела придушить каждую за такую откровенную глупость!

Никто не ответил на заданный тетушкой Пикси вопрос. В15 стерла слезы с лица и натянула на ноги одеяло. Казалось, что страх оши сгустился в и без того затхлом воздухе. Я кожей ощущала, как липкими когтистыми лапами он вцепился в мое горло, медленно сжимая тисками. Волосы на затылке зашевелились, когда концы плети с мерзким звуком упали на пол. Сирена гневно сжимала в ладони рукоять и прожигала свирепым взглядом каждую девушку поочередно. Когда дошла до меня, я вообще перестала дышать, ожидая скорой расправы.

– Кто затеял шум?! – вытягивала она окончание каждого слова. Это означало, что старуха достигла высшей степени гнева и не выйдет из комнаты, пока не накажет виновного. Если мы будем продолжать молчать, не выдав жертву этой старой акуле, то пострадаем все. Я мысленно проклинала девиц, но не хотела никого подставлять. На весы упали совесть и будущее. Страх перед поркой в какой-то миг пересилил благородство, но я тут же уничтожила предательскую мысль. Будь, что будет!

Я прикусила губу, наблюдая, как Пикси расхаживает по комнате, накинув плеть на плечи, словно шаль. Остановилась напротив кровати О27 и подалась вперед, заглядывая в перепуганные глаза девушки. Сирена смотрела на нее безотрывно так долго, что оши не выдержала напряжения. Она подняла дрожащий палец и указала на В15. У меня сердце ухнуло в пятки, а мир пошатнулся перед глазами. Подруга в таком состоянии, что даже один удар может стать роковым! За секунду В15 побледнела, хватая ртом воздух в попытке что-то сказать, но страх сделал ее немой рыбой, трепыхающейся в узкой сухой колбе. Всего несколько минут назад О27 распылялась в защиту несчастной и что в итоге? Подлая и гадкая сущность выползла наружу при первой же опасности!

Без выяснений истины и причин шума, сирена схватила В15 за волосы и стащила с кровати. Волоком поволокла на середину комнаты и сняла с плеч плеть. Я заерзала на месте.

Это не справедливо! Она не виновата!

Пикси занесла руку для удара, и я поняла, что не смогу молча смотреть на то, как мою верную подругу, что всегда была рядом и поддерживала, убивают!

Я вскочила с кровати, будто ошпаренная и закричала:

– Это не она!

Управляющая так и застыла со вздернутой рукой. Потом плавно ее опустила, а В15 потеряла сознание от пережитого стресса. Я сглотнула ком в горле, ощущая, как кончики пальцев леденеют.

– А кто? – вкрадчиво спросила старуха, двигаясь ко мне медленными шагами. Я бросила мимолетный взгляд на О27 и посмотрела в глаза сирены. В них плескался интерес и жажда крови. Она правильно расценила мой выпад и переключила все свое внимание на О27. Подошла к дрожащей девушке и вцепилась в ее подбородок тонкими пальцами с морщинистыми перепонками. Жабры задвигались за ее ушами на почти лысой голове.

– Вздумала дурить меня, отродье! – закричала она так громко, что я сжалась от противного слишком высокого звука ее голоса. Отвесив оши пощечину, сирена толкнула ее на живот и вспорола воздух свистом плети. Ударила так сильно, что ткань порвалась на спине девушки, пропитываясь кровью. Крик ужаса и боли наполнил комнату. Я попятилась назад и рухнула на кровать, прижимаясь к ее спинке. Закрыла рот рукой и отвернулась, чтобы не смотреть на зверство разъяренной управляющей. На третьем ударе чувство вины стало причинять мне не меньше боли, чем оши. Я впервые так осознанно подставила кого-то. Но О27 не оставила мне выбора. Мы жили в слишком жестоком мире, где понятия о благородстве и чести – лишь пустые слова. Я защищала подругу и скорее всего, этим поступком спасла ей жизнь.

Глава 5

За всю ночь я так и не сомкнула глаз. Когда тетушка Пикси, насладившись расправой, ушла, на смену ей явилась Гаванна. Она брезгливо осмотрела раны О27 и наложила повязки. Привела в чувство В15, дав ей бодрящее и обезболивающее снадобье, и покинула комнату. Как только она заступила за порог, возмущения девиц возобновились. Теперь они бросали на меня злобные взгляды и осуждали за предательство, обступив избитую оши со всех сторон, жалея ее.

Мы с подругой многозначительно переглянулись. Она перекочевала со своей кровати на мою, и шепнула мне на ухо:

– Изобьют, если уснем.

Я прекрасно понимала, о чем говорила В15. В соседней комнате недавно произошла подобная история. Девчонку, которая заложила одну из обитательниц нашего крыла, ночью до смерти избили толпой. Я лично видела, как ее бездыханное тело выносили в коридор. Сирены даже не стали разбираться в преступлении! Одной меньше, одной больше – не важно! Вот почему мы боялись засыпать. Не хотелось умереть во сне, а будучи в сознании мы могли поднять крик и вовремя разбудить управляющую. Как я только могла даже подумать о том, чтобы подбить соплеменников на бунт?! Мне хотелось рассмеяться себе в лицо! Самый настоящий бред сумасшедшей! Ведь мы топили друг друга, предавали, убивали! Каждая оши пеклась лишь о своей паршивой шкуре! Я тоже не стала исключением! Противно и больно это осознавать, но на правду не стоило закрывать глаза. И так будет всегда! Из года в год, из века в век несчастные оши будут прислуживать сиренам, облизывать подошвы их туфель и пресмыкаться. Сирены никогда не признают нас равными себе! Потому что мы испорченные. Не такие, как все. Мы магическая ошибка королевы. Ее позор и проклятие. Игрушки нагов, которые не достойны счастья. От того и паршиво на сердце, от того мне безумно хотелось вырваться из этого общества. Я старалась. Старалась, как могла! Из последних сил билась рыбой об лед! Искала выход и увидела проблески света лишь в пленных, закованных в ошейники королевы. Стоило рискнуть! Пусть на кону стояла жизнь! Пусть!

Я посмотрела на подругу и обняла, положив ее голову себе на плечо. В такой позе я могла тихо донести до нее мысль, которую вынашивала так долго и тщательно.

– Помнишь, я рассказывала о змее? – начала я издалека. Она кивнула. – Сегодня схватили еще одного. Они сидят в одной камере. Похоже, они из элиты. Последний уж точно! Значит, они способны на торгах выкупить любую оши.

– К чему ты клонишь? – пожала плечами подруга.

– К тому, что надо устроить им побег до аукциона. Если все получится, и они согласятся, то мы вырвемся отсюда в лучший мир.

– Ты в это веришь? – содрогнулась от смеха она.

– Только в это и верю. Посмотри на них. Они не угомоняться до тех пор, пока не расправятся с нами. Не считая конвоя в виде управляющих.

В15 вздрогнула и внимательно осмотрела разъяренных оши. Кивнула и вкрадчиво проговорила:

– Рассказывай. Если снадобье и дальше будет так на меня действовать, я помогу тебе во всем.

– Будет, – расплылась я в улыбке. – Гаванна на нашей стороне, хотя сама этого не знает.

Подруга хохотнула, прижимая ладонь к губам. Она знала о моей деятельности среди старых сирен и всегда удивлялась той прыти, с которой я могла влезть в душу каждой. О подарках Илара я не рассказывала даже ей. До этих пор молчала. Но обстоятельства вынудили открыться, как на духу. Я выдавала правду мощным потоком, во всех подробностях, под гомон освирепевших оши, что поглядывали на нас похлещи кровожадных сирен.

Никто не уснул этой ночью. А когда заверещал магический шар под потолком, извещая о сборе на рассветный пеан, мы облачились в серые одежды и накинули маски на лица. Выстроились в ровный ряд напротив выхода и покорно ждали, когда за нами придет управляющая. Мы с В15 стояли в хвосте, продолжая тихо обсуждать план побега, перекидываясь ничего не значащими для окружающих фразами. Только мы с ней понимали, что означало то или иное слово. Подруга поняла, что появился шанс убежать подальше от госпожи Афалины, и яро поддерживала мой план, выказывая готовность броситься в любую авантюру с головой. Осталось дело за главным! Поговорить с нагами. После пеана и проверки на втором этапе отбора, меня должны послать в темницу. Вот тогда я и собиралась озвучить свой план змеям.

– Вперед! – закричала где-то впереди Пикси, чей голос невозможно было спутать ни с каким другим.

Оши подчинились, склонив головы, мелкими шажками продвигаясь по темному коридору. Мы с подругой не выделялись из толпы, соблюдая правила. По пути к нам присоединились испорченные из других комнат.

Коридор из черного стекла сужался, упираясь в туннель с лестницей, ведущей на сушу. Она была такой же прозрачной и невесомой, как и само королевство Ульма, окруженная необъятным простором океана. Я заметила справа от себя тех самых красных рыб, на которых любовалась во время закрытого пиршества. Рука так и тянулась прикоснуться к стеклу и дотронуться до морских обитателей, но любое неловкое движение могло нарушить строй колонны, а это недопустимо. Оставалось лишь исподтишка из-за прорезей маски наблюдать за ленивыми рыбами. Я их так полюбила! Но даже не знала, как они называются! Морской мир был так близок, но настолько далек от оши, что никчемность нашего вида одолевала все сильнее.

Восхождение по лестнице заняло немного времени, ведь нам помогала магия, которой владели сирены. Наконец, я переступила последнюю ступеньку и оказалась на песчаном берегу океана. Алая лента очертила наш путь к солнцу. Песок забивался в сандалии, проникал между пальцами ног, царапая кожу, а свежий морской бриз подхватывал песчинки и бросал их в лицо. Благо тонкая ткань спасала и не давала песку забиться в нос, рот и глаза. Увы, маска не позволяла полноценно насладиться особым характером летней природы сегодня. Мы видели земной мир так же ограниченно, как и глубинный. А вот первые лучи солнца не сдавались, стараясь обнять наши тела теплом и светом. Ему было неважно, обладали оши магией или нет.

Мы выстроились в дальнюю от воды шеренгу, и я посмотрела на волны, что жадно облизывали золотистый берег, создавая приятный слуху шорох. Из бурлящей пучины океана появилась королева Лиона. Волны подхватили ее прелестный зеленый хвост и понесли к берегу. Плавно опустили на сушу и аккуратно отступили, будто в реверансе. Сирена коснулась своих бедер, и прелестный рыбий хвост на глазах начал превращаться в стройные ноги. Чешуя отлетала от гладкой кожи королевы, растворяясь в воздухе серебристыми блестками. Новое платье из алой материи обволокло ее тело, а аквамариновые глаза заблестели. Как только показался третий луч палящего солнца Элсиса, Лиона запела чудным льющимся голосом:

– В просторах изумрудной тьмы, на дне неведомых пучин, раскинулись владения Ульмы, баюкая в объятиях детей глубин. Их красота и сила, их благородство и душа не будет познана мужчиной никогда…

С первого слова я ощутила облегчение, что душной удавкой спало с шеи. Я открывала рот, но не пела. В мыслях считала секунды. Одну за другой, загибая пальцы на руках. Двенадцать оборотов рук и аркан вновь впился в кожу. Ах! Как же мало! Но возможно, если действовать быстро. Нагам главное попасть в просторы океана и добраться до ослабленной стены.

После восхваляющей великий народ песни, королева начала раздавать подданным указания. Наконец очередь дошла до оши. На сей раз я не витала в облаках, а внимательно слушала каждое слово королевы. Она говорила о том, как плохо мы выполняли свою работу, что недостаточно трудились и нужно стараться из последних сил, чтобы наше королевство процветало. Я не помнила ни одного дня, когда бы Лиона похвалила оши! Поэтому уже давно перестала обращать внимание на речи королевы о нашей никчемности.

В итоге она пополнила список выбранных для торгов девушек еще одним номером. Когда я услышала, что О27 затесалась в наши ряды, то не удержалась от истерического смешка. Подруга толкнула меня локтем в бок, но я не отреагировала. Мы не имели право отводить взгляд или говорить в то время, когда королева вещала. Но думать-то не запрещалось! Для того чтобы экстренно попасть в «счастливый» список, было несколько причин. Так поступали с депрессивными, склонными к самоубийству личностями, или со слишком буйными, попадающими в неприятности девушками. А иногда с теми, кто уже физически не мог работать и находился при смерти. Их ставили на ноги с помощью особых зелий, приводили в порядок и продавали куда дешевле, чем остальных. Наверное, О27 включили в список по последней причине. Управляющая забила оши так, что та не смогла подняться с постели на утренний пеан. Я лишь на миг представила, что на ее месте могли оказаться я или В15, как в горле пересохло от страха. Быть уцененным товаром на торгах – верная мучительная, хоть и быстрая, смерть. Илар рассказывал о том, как безжалостно и быстро низшие наги расправлялись с такими девушками. Хорошо хоть без подробностей обошелся, но моя бурная фантазия такого в голове наворотила, что больно было даже подумать о воспоминаниях того дня, когда я все узнала.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7