Юлия Пульс.

Испорченная



скачать книгу бесплатно

ИСПОРЧЕННАЯ
Пролог

Давным-давно, в забытом богами Элсисе обитали лишь метаморфы – бесформенные существа, сгустки магических энергий, что скитались по пустынным землям крайнего мира, не находив покоя. Солнце одиноко согревало леса и поля, а луна освещала бескрайний океан. Так тихо и пусто было в Элсисе, что метаморфы решили вдохнуть жизнь в прекрасные, но дикие места. Долго они спорили о том, кого поселить в своих владениях. Кому оказать великую честь, подарив целый мир.

Так отчаянно и рьяно спорили метаморфы, что так до конца и не сумели договориться. И разделились они на два непримиримых лагеря. В результате противоборства возникли в мире две разные формы жизни. Мужчина – наг возродился из красного пламени в жарких песках, и женщина – сирена из изумрудной пучины на самом дне океана.

Даровали метаморфы своим первым созданиям вечную жизнь в истинных стихиях. Наделили их способностью возрождать новую жизнь из магии созидания. Но расы, вместо того, чтобы существовать в гармонии, стали ненавидеть друг друга за противоположность. Наги могли обитать лишь на суше, а сирены лишь в воде, но каждый из них был одарен правом находиться в чужой стихии не больше суток, обретая обличие человека.

Противоборство и ненависть создателей поселилась в сердцах новых видов. Мир разделился напополам. Вечное противостояние и борьба за власть над Элсисом не давали шанса на спокойное существование. И тогда метаморфы вмешались в войну нагов и сирен, пытаясь примирить враждующие расы. Но в жестокой схватке они поняли, что мечта о спокойствии так и останется мечтой. В наказание они покинули враждебный мир и отправились на поиски иного, оставив после себя лишь след в истории ожесточенных народов. Метаморфов перестали восхвалять, им перестали поклоняться. Лишь легенды и песни напоминали нагам и сиренам о создателях.

С тех пор прошел ни один век. Ненависть противоположностей и борьба за власть над целым миром переросла в такую холодную войну, что едва не истребила всех. Роковые сутки расы проводили в бою, пытаясь доказать, что именно их вид достоин абсолютной власти над Элсисом. Но когда наги и сирены поняли, что находятся на грани вымирания, правители впервые встретились на берегу океана и заключили соглашение о разделе мира. Выстроили магический барьер из стекла и дерева, который нарекли Великой стеной. Высоким ободом она опоясывала Элсис, отделяя водную территорию огромного океана от земной. Пересекать Великую стену можно было только по особому распоряжению правителей двух рас, что доставляли в королевства гонцы той или иной стороны, для которых королева сирен Лиона и король нагов Арлан открывали магический доступ к воротам. Воины королевств охраняли свои территории ни на жизнь, а на смерть, оберегая владения от незаконных вторжений, но всегда были те, кто находил магическую брешь и проникал на запретные земли. С такими преступниками наги и сирены расправлялись по-своему.

Наконец в Элсисе наступило великое спокойствие. Женщины создавали подводное королевство по крупицам.

Из прочного магического стекла они строили лабиринты воздушных коридоров, что вели в водные комнаты, которым не было ни конца, ни края. Просторные залы королевы располагали к созиданию глубинного мира. Обретая способность ходить по твердым поверхностям ногами, они устраивали пиршества, развлекаясь беседами о благах нового королевства, что нарекли Ульмой.

Один раз в сезон Лиона уплывала в самую дальнюю подводную пещеру и вершила магию, в течение семи дней зарождая жизнь своего вида из невесомых круглых оболочек изумрудного цвета. Крохотные сирены ждали часа, когда оболочка даст трещину и выпустит из своих прочных объятий в огромный океанский мир. Так было всегда, но один день нарушил спокойствие глубинных жителей.

Однажды Лиона на утренней заре вышла на берег полюбоваться восходом солнца. Но насладиться прекрасным зрелищем ей не позволил израненный наг, что незаконно пересек границу Великой стены. Ненависть к змею вспыхнула в душе королевы, подталкивая к убийству, но мужчина молил о пощаде, обещая отдать все за спасение своей жизни. И тогда она решила его пленить, заточив в самую дальнюю воздушную темницу своего подводного королевства.

Долго думала Лиона, что делать с пленным. Поддерживала его жизнь едой и питьем. Наблюдала за тем, как ему живется в глубинных просторах Ульмы. По крупицам злоба покидала ее сердце. Привязалась она к нагу. Но хранила эту тайну глубоко в душе. Никто из сирен не знал, где королева проводила долгие вечера. Странное чувство захлестнуло женщину. Она все чаще посещала пленника, не в силах ни на минуту отвести от его крепкого тела взор. Еще никогда Лиона не видела нага прекраснее Дарена. Еще никогда с таким удовольствием она не беседовала с представителем вражеской расы.

Но наг не разделил ее теплых чувств. Он мечтал выбраться из Ульмы целым и невредимым, чтобы поведать своему королю о том, как все устроено во владениях врагов и получить награду за ценные сведения.

Древние непознанные инстинкты толкнули представителей противоположных рас на близость. Наслаждаясь друг другом в человеческом обличие, они все чаще придавались плотским утехам, и сердце королевы смягчилось, а в голове появилась мысль о возможном перемирии народов. И казалось, что вражде между нагами и сиренами положен конец, но пленник сумел сбежать из Ульмы. Обернувшись змеем, он нашел брешь в лабиринтах глубин и выплыл на землю, навсегда покинув Лиону.

Долго плакала и металась обманутая королева, растеряв часть магических сил. Новая великая ненависть к мужчинам поселилась в ее сердце. Перестала она доверять чувствам и озлобилась. Пообещала самой себе, что впредь ее раса будет использовать нагов лишь в качестве развлечения.

Время шло, потеря сил и ненависть к нагам сказались на потомстве королевы. Из сезона в сезон в тайной пещере все чаще стали зарождаться испорченные ячейки жизни. Из них появлялись существа женского пола, что были не способны стать истинными сиренами. Они не умели жить под водой, не имели красивого рыбьего хвоста, всегда оставаясь в обличии человеческом. Лиона нарекла их «оши» и убивала раньше срока рождения, чтобы не навлечь на себя гнев народа за ошибку, что стала роковой.

Так продолжалось до тех пор, пока королева не нашла «испорченным» другое применение…

Глава 1

Сирены! Великий народ воинственных и красивых женщин, что способны превращаться в прелестных созданий с рыбьим хвостом вместо ног! Их густые волосы, большие аквамариновые глаза, изящные нити жабр за ушами и идеально сложенные тела с перепонками между пальцев всегда меня завораживали. Королева Лиона обладала сильной магией. Ее воле подчинялись существа, населяющие океан, да и сама вода! Истинные сирены тоже владели магией, но не такой всепоглощающей. Они могли создавать иллюзии, двигать предметы усилием воли и лепить водные скульптуры. Я мечтала походить на них! Необыкновенная раса! Независимая и бесстрашная! А королеве поклонялись все! Ее боготворили, ведь она даровала нам жизнь. Всем, без исключения. Каждой до единой девушке.

– В просторах изумрудной тьмы, на дне неведомых пучин, раскинулись владения Ульмы, баюкая в объятиях детей глубин… – так начиналась песнь нашей расы. Мы исполняли ее каждое утро. Когда солнце оголяло первые лучи. Когда океан был тих и спокоен. Раньше я любила те минуты, когда таким как я разрешалось покидать глубины Ульмы, чтобы воспеть о величии королевства. Но уже больше года я выходила на берег с тяжелым сердцем и не пела. Лишь делала вид, двигая губами, будто немая рыба, исполняла пеан. Даже странно, что когда-то мне нравилось наблюдать за ленивым восходом солнца, что медленно и плавно поднималось из недр синего океана, чтобы озарить светом Элсис. Поначалу у меня захватывало дух от красоты нашего мира, но я давно перестала им любоваться. Как сейчас помнила тот миг, когда на меня обрушилось осознание своей никчемности в Ульме, а сирены, что окружали повсюду, казались чужими и далекими. Словно моя изумрудная ячейка никогда не лежала с ними в одной пещере, а жизнь нам дала не королева. Все могло сложиться по-другому, но мне не повезло! Я часто задавала себе вопрос. Почему Я? Почему именно со мной судьба обошлась так жестоко?! Настолько жестоко, что и врагу не пожелаешь! По какой-то неизвестной мне причине я не стала сиреной. Я – оши. Не такая, как все. Не друг, и не враг. Никто. Просто пустое место. Испорченная! Негодная! Такие как я – хворь на безупречном лице общества сирен. Таким как я даже имени не давали. Только порядковый номер зародыша и букву времени года, в котором он был сотворен. Я – Л49. Неудачница! Самое низшее звено!

Но даже для каждой «никто» была уготована своя участь, о которой сообщали позже. Не до конца окрепший юный мозг не сразу понял, для чего мне сохранили жизнь и почему не проткнули бракованную ячейку, не выбросили ее в пучину океана. Раньше так и поступали со всеми оши, что не обладали способностью плавать в морских глубинах и превращаться в настоящую сирену. Но со временем королева Лиона нашла и нашему бесполезному виду применение. До полного взросления мы трудились на благо королевства, взяв на себя выполнение самой грязной работы, а потом нам придавали товарный вид и продавали на торгах нагам в качестве рабынь, как отработанный материал, ведь мы были предназначены для жизни на земле, а не под водой. Содержать нас в глубинном королевстве было слишком накладно и трудно для сирен. Пришлось построить для нас отдельное, полностью лишенное воды, крыло. А совсем ни на что не годных, что даже внешностью не вышли, обменивали на таких же неугодных нагов-мужчин.

Из мужского королевства Велимор еще никто не возвращался!

Магия королевы из сезона в сезон давала сбой. Всякий раз на свет появлялись испорченные, поэтому каждая чистокровная сирена была на счету. Для них создавались поистине райские условия – жизнь в богатстве и роскоши. А таким как я оставалось лишь завидовать и обслуживать избалованных вниманием девиц, порой жестоких и похотливых. Они не чурались издеваться над нами, раздавая оплеухи налево и направо, могли избить до полусмерти и нередко придавались плотским утехам с оши, хотя и считали их грязью под ногами. Никто не мог их остановить или наказать за страшные бесчинства, ведь сама королева порой участвовала в оргиях. Я каждой клеточкой своего никчемного тела ненавидела этот, как они себя называли, «великий народ»! Даже наги, что попадали в плен, не вызывали во мне столько отвращения, как мои соплеменницы!

Где-то в глубине сознания я радовалась, что мне не пришлось прислуживать знатным сиренам, ведь я трудилась в темнице Ульмы, поддерживая жизнь пленным, над которыми издевались так, что порой смотреть было больно. Тех нагов, которых обменивали на торгах, держали в одиночных камерах, как и тех, кто незаконно пересек границу Великой стены. Это удавалось не многим. Чтобы прорваться через барьер, нужно найти брешь в охране воительниц или получить частичку силы короля нагов, что происходило крайне редко. И те, и другие – были вне закона! Я смутно представляла, зачем мужчинам намеренно идти на преступление? Какую цель все они преследовали? Почему стремились попасть в королевство сирен?

Не со всеми пленными мне удавалось наладить контакт. В основном, они неохотно шли на разговоры, особенно, если вопросы касались Велимора и истории их пленения. Но Илар – наг, попавший в Ульму незаконно и намеренно, с самого начала не чурался говорить со мной на запретные темы. Я понимала, что он многое не договаривал и часто уходил от прямых ответов, но о быте нагов мне все же удалось узнать хоть что-то. Этого было катастрофически мало для полной картины и понимания их уклада и жизни в королевстве, но лучше, чем ничего.

Я прикипела к Илару всей душой и старалась следить за ним особо тщательно, выкраивая лишние порции еды, убирая его камеру лучше остальных. Ему удалось невозможное! В своей змеиной ипостаси он сумел протащить и спрятать в углу камеры редкие драгоценные камни и украшения, которые дарил мне в благодарность за заботу. С помощью Илара моя жизнь в Ульме не стала такой трагичной, как у других оши. Тем страшнее и противнее было наблюдать за настоящей кровавой и порочной расправой над этим мужчиной.

В15 тогда приболела и попросила меня заменить ее. В подробностях рассказала, как именно нужно обслуживать высокородных сирен на закрытом празднике, где собиралась лишь элита, включая саму королеву, не менее жестокую и похотливую, чем ее подданные. Я облачилась в серое одеяние оши – неприметное платье с длинными рукавами, обтягивающее тело грубой колючей материей и надела специальную маску с небольшими прорезями для глаз, сотканную из чешуи сизой рыбы укли. Она надевалась на голову ободком и тряпицей свисала на лицо до подбородка. Покрывалась сверху капюшоном платья. Сирены часто заставляли нас скрывать лица, особенно тех, кто лично им прислуживал. Объясняли это диким отвращением к испорченным, и показывали тем самым нам же наше место в их обществе.

Будто призрак я сновала между столиками, разнося еду и напитки. Помещение глубинного зала считалось самым красивым и помпезным в Ульме. Оно полностью состояло из прочного стекла и напоминало огромный шар. Красота океана заставляла почти безотрывно смотреть на стены, улавливая взглядом все богатство подводного мира. Одинокие красные рыбы, что плавали за стеклом, лениво огибали внешний круг зала. Полосатые сбивались в стайки и резко отплывали от стекла. На прозрачных столиках причудливых, совершенно невообразимых форм, стояли колбы с водой, где обитали морские звезды, цветы из алых кораллов и кучерявые водоросли цвета песка. У трона королевы располагались круглые аквариумы, в которых плавали электрические скаты – любимые существа Лионы. Сам же трон был полностью усыпан белым жемчугом и мерцал в холодном свете медузообразной люстры, которая парила в воздушном пространстве, медленно двигаясь по внутреннему кругу центра зала. Огромная водная скульптура в виде акулы, будто произрастала из прозрачного пола и возвышалась почти до потолка, отбрасывая мелкие брызги на ближайшие к ней столики. Сотканная магией, она блестела переливами чистейшей воды, что циркулировала по кругу, четко очерчивая изгибы животного.

Засмотревшись на красоты зала, я не сразу услышала, что меня окликнула госпожа. Я подбежала к столику и виновато склонила голову. Тут же получила затрещину, и едва удержалась на ногах. Ухо загорелось от боли, а щека засаднила. Тонкая маска не уберегла от удара.

– Оглохла?! – закричала девушка звонким, настолько пронзительным голосом, что я сморщилась. Она поправила локоны золотистых волос изящными перепончатыми пальцами, и ее жабры зашевелились.

– Простите, – шепнула я и зажмурилась, ожидая еще одной оплеухи.

– Быстро неси мой заказ! – отмахнулась она и вперила взгляд в центр зала, где резко сконцентрировался свет люстры. Я засеменила на королевскую кухню. Взглянула на доску с заказами и поставила на поднос горячительные напитки вкупе с легкой морской закуской. Кухарка так зашивалась в этот вечер, что не видела ничего вокруг. Я быстро это смекнула и выудила взглядом почти нетронутое экзотическое блюдо из детенышей осьминога в соусе из красных водорослей, что стояло на краю стола, и рисковало оказаться в помойном ведре. Нужно было как можно скорее отнести заказ и возвращаться, пока кто-то из оши не опередил меня. Я была слишком голодна для того, чтобы думать о чем-то другом, кроме еды. Не хотелось потом в конце пиршества копаться в помоях в поисках съестного. Я и вышла то на замену В15 только ради возможности вкусно поужинать. В моей работе в темнице был большой минус. Кормили там ужасно! Частенько и вовсе забывали это делать. Иногда приходилось голодать.

Вынырнув из кухни, я быстрым шагом направилась к столику госпожи. Поставила фужеры и закуски на прозрачный стол и застыла на месте от странного шума. Под льющуюся спокойную мелодию воительницы втащили в центр зала огромного змея. Его гладкая кожа цвета шторма блестела. Массивная голова с угрожающим капюшоном выступала над глазами с узким черным зрачком и была закована в металлический ошейник, который искрил молниями всякий раз, когда наг пытался броситься на сирен. Я отошла на несколько шагов назад и прижалась спиной к стене, стараясь сделаться невидимой для окружающих. Все оши разбежались, ведь нам запрещалось присутствовать на празднике в момент представления. Но я не могла оторвать взгляд от нага, хотя понимала, что если меня заметят, наказания не избежать. Я сразу его узнала. Илар! Мой друг и помощник стал десертом на пиршестве сирен!

Королева поднялась с трона, и я сумела рассмотреть ее наряд во всей красе. Платье из гладкой блестящей ткани полностью обтягивало тело сирены и доходило до середины бедра. Сзади падало на пол длинным и пышным шлейфом, напоминающим хвост лучеперой рыбы, сотканный из разноцветных кружев. Откровенный вырез наряда был украшен драгоценными камнями, а тонкую талию подчеркивала нить из черного жемчуга. Распущенные светло-бирюзовые волосы легкими волнами доходили до пояса. Голова украшена венцом из того же черного жемчуга с блестящим нефритовым камнем в середине короны. Лукавый взгляд глубоких аквамариновых глаз был обращен на пленника. Тонким каблуком аккуратной туфельки Лиона наступила на хвост Илара и проткнула его змеиную кожу. Я вздрогнула от страшного шипения змея и от картины лужицы крови, что расползалась по прозрачному полу. Кончик его хвоста бился в конвульсиях, брызжа алыми каплями на ноги девушек. Будто обезумевшие от запаха и вида крови акулы сирены смотрели на жертву в предвкушении расправы. Казалось, еще мгновение и они всей толпой набросятся на нага и разорвут его на части, упиваясь кровью мужчины. От страха, вместо того чтобы бежать подальше от неприглядного зрелища, я окончательно приросла к полу. От затылка по позвоночнику пробежал противный холодок. Не моргая, я наблюдала за действом, что разворачивалось очень стремительно. С помощью острого и тонкого ножа, на конце которого искрился тот же разряд, что и на ошейнике, воительницы заставили змея принять истинный земной облик.

Тогда я впервые видела как болезненно и медленно с нага слезала змеиная кожа. Как сморщенными лохмотьями падала на пол, оголяя стать мужчины. Лишь глаза остались змеиными. Круглыми и синими с вертикальным зрачком. Он казался мне божеством невиданной красоты и силы. Мускулистый, обнаженный, воинственный. Он встал с колен, превозмогая боль, и посмотрел в глаза королевы. По его ноге стекала кровь, а рана казалась глубокой. Я еще никогда не видела мужчину в земном облике. Нагам не разрешалось принимать человеческую ипостась, когда те сидели на цепи в камерах темницы. Любая попытка пресекалась мощным разрядом ошейника. Теперь я понимала почему. Сирены скрывали от оши все, что было связано с мужчинами, чтобы мы не понимали, на что идем во время торгов.

Илар стоял ко мне спиной. Я заворожено ловила каждое движение его головы и рук. Невольно любовалась упругими ягодицами. О! Великие метаморфы! Зачем сирены воевали с такими прекрасными существами? Почему не смогли существовать в мире с нагами? В15 говорила, что испорченные не испытывают ненависти к нагам, а вот у сирен она в крови. Инстинкт, который невозможно перебороть. Только этим можно было объяснить ту жестокость, с которой королева ударила мужчину в живот. Он слегка согнулся, но поспешил выпрямиться. Бросил ей в лицо фразу, слов которой я не сумела разобрать. Лиона дала знак воительницам в бурых одеждах, и одна из них вонзила в смуглую кожу нага острие ножа прямо в плечо. Начала медленно его прокручивать, заставляя мужчину опуститься на колени от боли, что причиняли разряды.

– Кто в этот раз осмелится первым получить удовольствие? – провозгласила королева и обвела помещение взглядом. Я еще сильнее вжалась в стену, чтобы никто не заметил моего присутствия. Сердце затарахтело в груди от страха. Я боялась, что этот громкий стук услышат сирены.

Надо было уходить, пока не стало слишком поздно! Незаметно сползти вниз по стене и выползти из зала, подобно змею. Но я так и не смогла оторвать взгляд от темной шевелюры часто дышащего Илара. Что они хотели с ним сделать? Какое удовольствие получить? Меня распирало одновременно и от любопытства, и от жалости к нагу. Чувства смешивались в странный коктейль, от которого кружилась голова. Возможно, я первая оши, которая осталась на закрытом пиршестве. Мне будет, что рассказать подругам, ведь В15 никогда не делилась со мной происходящим на празднике королевы.

– Я хочу, – раздалось так близко, что мое дыхание оборвалось, а кончики пальцев похолодели. Госпожа Афалина, которую я недавно обслужила, вздернула руку к потолку и медленно встала из-за стола. Залпом осушила фужер и грациозной походкой направилась к пленнику. Взгляды всех сирен были прикованы к ней. Мой тоже. Не моргая я смотрела, как она обходит мужчину по кругу и останавливается напротив его лица. Берет за подбородок, поднимает его и улыбается, сверкая аквамариновыми глазами. Вместе эта странная пара смотрелась настолько гармонично, что можно портрет писать. Два божества! Метаморфы хорошо постарались, создавая прелестных существ. Но я видела в них не только красоту тела. Я видела иную сторону, их тьму, что жила в душе каждой. Ощутила всю порочность и жестокость сирен на собственной шкуре. Поэтому наги всегда казались мне хорошими. Ни один змей, что находился в плену, никогда меня не оскорбил и даже не попытался сделать мне больно!



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7