Юлия Пушнова.

Клеопатра

(страница 3 из 29)

скачать книгу бесплатно

Сирийцы и лидийцы называют Тебя как Астарту, Артемиду, Анайю, Лето; фракийцы – как Мать богов; эллины – как Геру и Афродиту, как добрую Гестию, как Рею и Деметру; египтяне же – как Единую, ибо все эти богини, с такими разными именами, Ты, Единая.

Госпожа, не перестану прославлять Твое могущество, бессмертная избавительница, носящая много имен, благая Исида, охраняющая от войн города и людей. Все, ожидающие смерти в тюрьме, жестоко без сна страждущие, плывущие по морю во время страшной бури, когда гибнут люди и тонут корабли, все обретут спасение, моля Тебя, чтобы Ты пришла на помощь. Внемли моим молитвам, Госпожа великого имени, окажи свое милосердие, избавь от печалей!»

Когда отзвучало эхо в стенах храма, он взглянул на ту, которая, замерев, слушала вдохновенные слова. Священный трепет пробежал по телу служителя. Глаза Клеопатры светились счастьем, по смуглым щекам текли слезы, на приоткрытых губах застыла улыбка. Старик склонил голову перед девочкой. Он знал – она будет достойна той, чье имя со временем будет гордо носить. Она отомстит за разрушенные храмы и отстроит новые…»

Клеопатра была обожествлена при жизни, как и сам Птолемей. Александрийцы именовали ее «Наша великая богиня». Она стала богиней еще до того, как стала царицей.

Согласно традиции, которая в течение веков поддерживалась сторонниками Исиды на берегах Тибра, первая религиозная община, поклонявшаяся Исиде, возникла в столице римской державы во времена Суллы. Возможно, что какую-то роль в ее организации сыграл Птолемей XI.

Римские власти весьма враждебно относились к распространению культа, который находил приверженцев главным образом среди простонародья и рабов. Пытаясь расправиться с Исидой, римские администраторы уничтожали ее алтари. Но, как показали события последующих лет, это ни к чему не привело. Так, в 53 г. сенат, уже не в первый раз, постановил разрушить не только храмы Исиды в Риме, но даже и частные молельни. Через три года, в 50-м г., решили уничтожить храм Исиды и Сераписа. Однако ни один ремесленник не захотел приложить руку к этому злочестивому делу. Тогда сам консул, Эмилий Павел, схватил топор и первым вбил его в стену храма…

Не раз еще столкнется Клеопатра с жестокостью, коварством, продажностью римских политиков. Как много услышит она лицемерных фраз, за которыми будет прятаться борьба лишь за личные интересы. Хватит ли сил у тех, кто через много веков приоткроет страницы истории, осудить юную царицу за множество приписываемых ей нелицеприятных поступков?

Ненависть к римлянам египтяне не пытались скрывать. При каждом удобном случае они подчеркивали нежелание покоряться врагу. Девятилетняя Клеопатра хорошо запомнила рассказанный ей неприятный случай, произошедший в Александрии. Как известно, Египет извечно обожествлял животных. Одним из самых почитаемых была кошка. Египтяне почитали их не только живых, но и мертвых, посвящали им участки земли, доходы с которых шли на содержание и уход за этими животными. В случае болезни ребенка египтяне давали обет, что после выздоровления обстригут у ребенка волосы и пожертвуют богам столько золота или серебра, сколько они весят.

Эти деньги поступали в распоряжение попечителей священных животных. Для ястребов мелко рубили мясо, клали его на открытое место и кричали во весь голос, пока эти птицы не садились и не начинали клевать. Кошкам же и ихневмонам крошили хлеб в молоко. Другим животным тоже готовили подходящую для них пищу. Попечители священных животных гордились своим делом, считая его достойной службой богам. Они имели особые отличительные знаки. Уже издали можно было определить, за какими животными они присматривают. Всякий, кто их встречал, падал на землю и бил поклоны.

Когда какое-либо животное умирало, его, плача и бия себя в грудь, заворачивали в тонкое полотно и относили для бальзамирования. Их растирали кедровым маслом и другими ароматическими веществами, чтобы уберечь от тления, и хоронили в подземных коридорах. Человек, умышлено убивший какое-либо священное животное, карается смертью. За убийство кота или ибиса, даже если это произойдет случайно, полагалась смерть без суда. Виновник обычно был растерзан толпой. Страх перед наказанием так велик, что люди, случайно увидев издохшее животное, издали кричат и с плачем уверяют, что они нашли его мертвым.

Случай, доказавший приверженность египтян традициям и так поразивший воображение Клеопатры, произошел, когда Птолемей XII еще не был объявлен союзником и другом римского народа. Египтяне тогда старались подчеркнуть дружелюбие и гостеприимство и старались угодить приезжавшим из Италии. Нельзя было давать повод к недовольству или войне. И вот в эти дни случилось так, что один из приезжих римлян непредумышленно убил кота. Весть об этом разнеслась фантастически быстро, и дом, где расположился римлянин, был окружен возмущенной толпой египтян. Они кричали и требовали смерти. Царь незамедлительно послал свои сановников, которые попытались увещеванием и откровенным запугиванием образумить народ. Но даже страх перед всемогущим Римом не спас неосторожного. Он был растерзан тут же на улице.

Потянулись томительные дни ожидания. Как отреагирует Рим на случившееся в Александрии? Вопреки ожиданиям, война не вспыхнула. Более того, наступил неожиданный перелом в политике Рима по отношению к Египту.

Предпосылки колонизации

Вот и теперь, как тогда, Клеопатра, как и вся ее страна, ждала с тревогой и нетерпением вестей из Рима, где продолжалась непримиримая борьба политиков. Если будет принят законопроект Красса и Рулла, как изменится судьба Египта? Все административные должности, безусловно, займут римляне, и это не сможет не отразиться на судьбе народа. Даже простые крестьяне, угнетенные и бесправные, ждали от новой власти только худшего, не до конца, может быть, иногда понимая суть происходящего. Ясно было одно – налоги, которые и так были непосильными, вырастут на порядок.

За этими тревожными событиями не могли остаться незамеченными события на востоке, в Дамаске. Именно сюда, в Сирию – новую провинцию Рима, прибыл после победоносного шествия по Малой Азии блистательный Помпей.

Между Птолемеями и Селевкидами, правителями Сирии, никогда не было искренних дружеских отношений. Военные конфликты возникали легко и часто. Однако гибель сирийской династии и завоевание Сирии наводили Птолемея на невеселые размышления.

Двести пятьдесят лет держался птолемеевский Египет, постепенно теряя свою самостоятельность и независимость. Всемогущий Рим не желал признавать нового царя. На основании злополучного завещания Помпей мог в любой момент направить войска в сторону Египта. Остановить его не сможет тогда никто. Единственной преградой между Сирией и Египтом была Иудея. Но она слишком слаба, чтобы стать надежным щитом соседу. Только какое-то неожиданное решение могло бы помочь египетскому царю. Птолемей понимал, что необходимо завоевать личное расположение великого полководца. В Дамаск отправляются послы. Они везут поистине царский подарок – венок из самого лучшего золота тонкой работы – плод труда десятков ювелиров, работавших под неусыпным глазом стражи. О стоимости венка – четыре тысячи талантов – знали только самые приближенные к Птолемею.

Помпей принял подарок и, благосклонно кивнув послам, сказал, что намеревается двинуться в Палестину. Не хочет ли царь Египта помочь ему в этом военном предприятии?

Птолемей не посмел отказать. Во время осады иерусалимского храма он содержал на свои средства целый конный корпус в армии Помпея – восемь тысяч человек и столько же коней; он снабжал армию Помпея провиантом, фуражом, деньгами. А когда Иерусалим пал и судьба Иудеи была решена, Птолемей пригласил римского полководца посетить Александрию. В качестве подарков он послал обмундирование солдатам и значительную сумму денег в войсковую кассу.

Помпей благосклонно принимал подарки и посмеивался над наивным египтянином. Он понимал, что, посетив Александрию в качестве гостя, покажет, что признает официально Птолемея правителем Египта. Вторгнуться же с оружием не позволяли ему ограниченные полномочия. Ведь сенат все еще не принял никакого конкретного решения по вопросу этой страны.

Решив не спешить с визитом в столицу Птолемеев, Помпей отправился в Рим пожинать плоды своих воинских успехов. Он рассчитывал на громкий триумф и заслуженную награду в виде достойной должности в правительстве.

Птолемей с ужасом смотрел в сторону удаляющегося войска Помпея. Своими щедрыми подарками он не добился благосклонности и дружбы римлянина, но зато катастрофически подорвал свой авторитет у народа. Египет еще раз убедился в том, что сидящий на троне царь не пользуется даже малой толикой уважения в мире.

Осада Иерусалимского храма также повредила Птолемею в общественном мнении. Иудеи, живущие в Александрии, открыто выражали свое возмущение: «Храм Иеговы обесчещен. Помпей проник в святая святых, куда имеет доступ только верховный жрец, и то лишь в день великого праздника. Часть вины и проклятия падают на царя, который щедро кормил и одевал солдат богохульника!»

Коренные египтяне и греки поддерживали иудеев. Однако их мнение держалось на воспоминаниях о том времени, когда Палестина находилась в зависимости от Египта. Первые Птолемеи не допустили бы такой потери земель.

Жрецы читали народу древнейшие надписи, сделанные еще при фараонах на стенах больших храмов, которые прославляли победы, одержанные много веков назад войсками Египта. Покоренными оказались не только земли Палестины, а и просторы вплоть до берегов Ефрата. Сейчас эти земли оказались под властью чужеземцев. А помогли им в этом египетские хлеб и деньги.

4. Рука всемогущего Рима
Создание триумвирата

Клеопатра взрослела. Она все чаще и чаще засматривалась на свое отражение в воде бассейна, в зеркалах и даже в восхищенных взглядах своих служанок. Они любили свою маленькую царицу, хотя ее характер не был простым, как у детей того же возраста. Она была вспыльчивой, иногда слишком безрассудной, иногда откровенно грубой, но всегда оставалась царицей – великодушной и великолепной.

Отец уже не скрывал своего особого расположения к ней, и поэтому именно Клеопатра первой узнала от него о неприятных новостях из Рима. Одним из двух консулов стал Цезарь! Теперь для Птолемея не осталось никакой надежды на то, что его признают законным правителем. Скорее всего теперь Цезарь предпримет шаги к осуществлению своей мечты и покорит Египет, сделав его римской провинцией. Надежды на решение оптиматов уже не было. Консул оптиматов Марк Бибул слишком безволен и слаб. Еще некоторое время назад прошел слух о ссоре между Цезарем и Помпеем, но следом за этим пришло известие о том, что Цезарь, Красс и Помпей составили первый триумвират, который фактически стал управлять Римом. Для укрепления этого союза Помпей даже женился на дочери Цезаря – Юлии.

Гней Помпей происходил из знатного рода. Юность будущего полководца совпала с грозной эпохой гражданских войн в Риме. В этот период в столице противостояли друг другу две группы: бедняки, жившие только на государственные подачки, и аристократы, в руках которых была земля, богатства, рабы и государственная власть. Римская беднота уже давно не имела постоянного заработка: на него нельзя было рассчитывать потому, что везде – и в ремесле, и в сельском хозяйстве – рабовладельцы предпочитали пользоваться даровым трудом рабов. Свободным людям оставалась жалкая участь нищих. Однако они были римскими гражданами, и в народном собрании от их голосов зависели результаты выборов должностных лиц и принятые законы. Поэтому некоторые политики, стремясь к власти, боролись против преимущественных прав старой знати, обещали ослабить власть сената и улучшить положение бедняков.

Их называли популярами, или народной партией. С ними боролись оптиматы, во главе которых стоял удачливый полководец Корнелий Сулла. Помпей завоевал расположение Суллы после победы над полководцем Домицием, который поднял восстание в Африке. Ночью смело и неожиданно напал Помпей на врага и в жестокой схватке одолел противника. Сам Домиций пал в бою. После этого все города в Африке и местные цари подчинились Помпею. Сулла стал называть Помпея «Великим».

Теперь триумвиры всеми средствами добивались проведения выгодных для них законов.

Консульство Цезаря

Цезарь выставил свою кандидатуру в консулы в 59 г. Став консулом, он хотел провести одобрение распоряжений, сделанных Помпеем в Азии.

Цезарь не отступился от своих идей и насчет Египта и предоставил на рассмотрение проект земельного закона, который был повторением законопроекта Рулла. Против него тотчас же выступили Бибул и часть сенаторов. Однако маленькая хитрость Цезаря помогла подтвердить силу триумвирата. Цезарь ни слова не упомянул о Египте в своем законопроекте. Теперь никто в Риме не мог противостоять объединенным усилиям трех политиков. Оппозиция в лице популяров и оптиматов была полностью беспомощна. Откровенно и настойчиво проявляли недоверие триумвирату только очень немногие. В их числе был молодой Марк Катон.

Хитрость Цезаря раскрылась сразу после принятия закона.

Посол Птолемея низко склонился перед консулом. Цезарь свысока, со снисходительной улыбкой рассматривал драгоценности, переданные ему в дар Птолемеем. Помпей презрительно прошипел: «Опять побрякушки. Ты скоро станешь похож на египетскую девчонку, если будешь все это носить».

Цезарь усмехнулся: «Если ты имеешь в виду дочку этого египтянина, то я не понял, ты смеешься или делаешь мне комплимент? Кстати, действительно она так хороша, как о ней рассказывают?» «Не знаю, – Помпей равнодушно крутил в руках золотой браслет тончайшей работы. – Говорят, у нее слишком крупный нос и не слишком густые волосы. Но она стройна, хорошо образованна, и еще очень много говорят о ее особом очаровании. Хотя по мне, так простая девчонка с Римской улицы даст ей фору». Цезарь рассмеялся и обратился к послу, который внимательно прислушивался к разговору. Интересно, понял ли он хоть слово из сказанного. Если понял, то непременно передаст это царю. «Передайте своему владыке, что мы довольны подарками и благодарим его. Мы также хотим сказать, что помним о его щедрости. Помощь Египта в войне с иудеями нами оценена. Мы довольны тем, что Египет считает себя нашим союзником, – Цезарь говорил медленно, так, чтобы посол запомнил и точно передал каждое слово. – Мы выступим в сенате, где скажем всем, что признаем нынешнего царя законным правителем. Наше соглашение будет составлено в ближайшее время и будет храниться в Риме. Мы также надеемся, что царь не откажет нам в маленькой просьбе. Нам в ближайшее время понадобится некоторая сумма на самые необходимые для Египта решения. Я думаю, шесть тысяч талантов не будут слишком обременительным для царя взносом?» Посол даже зажмурился от названной суммы. Ужас отразился на его лице. Он не пытался скрыть того впечатления, которое произвела на него названная сума. Шесть тысяч талантов – это доход Египта за время от одного разлива Нила до другого. Посол осторожно спросил: «Сколько времени есть у царя для сбора денег?» Помпей опередил Цезаря: «Немедленно!»

То, чего безуспешно добивался Птолемей XII двадцать лет, пришло само к нему в руки. Но стоимость признания его Римом была слишком велика. Настолько, что он даже не решился сразу собрать такие деньги со своих подданных. Птолемей занял всю сумму у опытного в таких делах римского ростовщика и финансиста Гая Рабирия Постума. Рабирий Постум считал, что совершает выгодную сделку. Ведь при помощи его денег Птолемей получит признание своих прав на трон и таким образом станет наконец платежеспособным. Тем временем Птолемей решил подготовить общественное мнение Египта к мысли о необходимости сбора денег, чтобы отдать долг и проценты. Подкупить население он попытался общей амнистией. Царю казалось, что эта мера закроет глаза тем, кто готов был обвинить его в том, что он нещадно грабит свою страну. Лишь к жрецам и храмам он был милостив и раздавал им привилегии, надеясь, что это косвенным образом повлияет и на отношение к нему народа. Однако Египет не мог забыть предательства Птолемея, когда он помогал Риму во время войны с Иудеей. Недостойный поступок этот возмущал и коренное население, и греков, живущих в Египте. В народе еще жило убеждение, что страна на Ниле – это великая держава, которая имеет право не только на полную независимость, но и на господство над соседними землями, некогда находившимися под властью фараонов и еще недавно зависевшими от первых Птолемеев.

Завоевание Кипра

Царь удерживал шаткое равновесие до весны 58 г. Именно тогда александрийцам стало известно о страшной участи Кипрского царства. Этот остров был собственностью младшего брата и тезки Птолемея XII. К сожалению, таинственное завещание Птолемея XI касалось не только Египта, но и Кипра. Птолемей Авлет, добиваясь около четверти века признания собственного законного правления, совершено не брал в расчет Кипр, тем более что усложнять свои дела проблемами брата не позволял эгоизм Птолемея. Даже купив себе расположение Цезаря, царь не подумал о судьбе Кипра и ни словом не упомянул его в договоре. Этим воспользовался молодой римский политик Клодий, согласно мнению которого Кипр должен был помочь Риму в решении огромных финансовых проблем. Еще в первые месяцы 58 г. Клодий добился принятия закона, согласно которому Кипр включался в состав Римской державы в качестве новой провинции. При этом личное имущество кипрского царя передавалось в казну республики и должно было пойти на покупку земли для наделения безземельных крестьян. Кроме этого, Клодий хотел загладить свою вину перед сенатом, когда, не рассчитав возможности казны, он провел закон о бесплатной раздаче хлеба городскому плебсу.

И вновь гневные протесты оптиматов не выдержали схватки с сильным триумвиратом. Цезарь откровенно потешался над бессилием оппонентов. Он сумел доказать, что царь Кипра никогда не был надежным союзником и истинным другом Рима, что он поддерживал врагов республики и даже оказывал помощь пиратам. Клодий с удовольствием повторял позорную историю своего плена на Востоке. Тогда, попав в руки к пиратам, он попросил помощи у Кипрского царя. В ответ на униженные мольбы царь предложил… два таланта. Откровенная насмешка была страшеннее издевательств пиратов.

Если бы не флот Помпея, вся эта история закончилась бы трагически, и теперь Клодий во всем поддерживал своего спасителя.

Исполнение решения по Кипру поручено было Катону, противнику Клодия, который выступал против захвата острова. В ответ на его протесты выдвигали следующий аргумент: Катон – единственный человек, который может гарантировать сохранность кипрских сокровищ и доставку их в Рим. Это был откровенный выпад против всех остальных государственных деятелей Рима, лишнее подтверждение их коррумпированности и продажности.

Катон отъехал из Рима весной 58 г. Оптиматы были в отчаянии, ведь совсем незадолго до этого Цицерон тоже покинул столицу.

Цицерон в изгнании

Причиной этого стал очередной законопроект Клодия, которым он наносил давно задуманный удар. Он был направлен против Цицерона, хотя имя его не называлось. В законопроекте говорилось о наложении кары – «лишении воды и огня», то есть изгнании, – на тех магистратов, которые повинны в казни римских граждан без суда. Направленность закона, конечно, была ясна для всех, прежде всего для самого Цицерона. Цицерон после опубликования законопроекта впал в отчаяние. Он облачился в траур и униженно просил защиты у Писона и Помпея, которому даже бросился в ноги, но в обоих случаях получил категорический отказ. Помпей в своем решении ссылался на Цезаря. Цицерон в грязной бедной одежде ходил по улицам Рима и, останавливая случайных прохожих, просил поддержки и сочувствия.

Ходатайства друзей не принесли результата, и сам Катон посоветовал в создавшейся обстановке сдаться, чтобы сохранить жизнь. Цицерон должен был покинуть Рим.

Устранение Цицерона окончательно развязало руки Клодию. В день принятия закона дом Цицерона в Риме был сожжен, его виллы разграблены, и Клодий заявил о своем желании не месте разрушенного дома воздвигнуть храм Свободы. Затем, чтобы превратить добровольное изгнание в акт, имеющий юридическое значение и силу, Клодий провел новый закон, уже открыто направленный против Цицерона. Под страхом смертной казни запрещалось предоставлять убежище изгнаннику в том случае, если он окажется на расстоянии менее 500 миль от Рима, и запрещалось когда-либо в будущем ставить вопрос о пересмотре или отмене закона.

Воплем отчаяния звучит письмо Цицерона брату Квинту: «Брат мой, брат мой, брат мой! Неужели ты мог опасаться, что я под влиянием какого-то гнева отправлю к тебе рабов без письма или даже вовсе не захочу тебя видеть? Мне сердиться на тебя? За что же? Значит, это ты нанес мне удар, твои враги и их ненависть погубили меня, а не наоборот? Нет, это мое прославленное консульство отняло у меня тебя, детей, отечество, достояние. Но я хотел бы, чтобы у тебя оно ничего другого, кроме меня, не отняло…

Вести такую жизнь дольше не могу. Никакая мудрость, никакое учение не дают столько сил, чтобы выдержать такое страдание».

Бесславно закончился и поход Катона на Кипр. По дороге он задержался на острове Родос и начал оттуда переговоры с кипрским царем. На что надеялся Катон? На силу убеждения, которая заставит царя отказаться от сопротивления силам Рима? Скорее всего Катон боялся открытых стычек с Кипром. Ведь в сопровождение ему предоставили только чиновников для поручений. В этом тоже была насмешка Клодия.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29

Поделиться ссылкой на выделенное