Юлия Пушнова.

Клеопатра

(страница 2 из 29)

скачать книгу бесплатно

Все поколения Птолемеев стремились расширить свои земли, ведь это означало расцвет державы. Клеопатра не была исключением.

Она гордилась Александрией. Величие этого города, величие Египта вскормили ее тщеславие, воспитали поистине царственные мысли. Она гордилась знаменитым Фаросским маяком и Александрийской библиотекой, пирамидами и сфинксами, богами и блистательными фараонами. Мусейон и библиотека превратились в научный центр Средиземноморья, где ученые жили и работали за счет государства, получая заказы от царей, которые и сами были образованными людьми.

Династия Птолемеев

Птолемей I не собирался ограничить свои владения землей Египта, так же как не намеревались делать это прежние египетские правители – фараоны. Он презирал существующие границы и завоевал Киренаику, восточную часть современной Ливии, Южную Сирию, Кипр и распространил свое влияние вплоть до крымского Боспора. Таким образом, он превзошел фараонов Тутмоса III и Рамсеса II – великих сокрушителей азиатов и других народов.

Сын его, Птолемей II Филадельф, отличался более миролюбивым характером и весьма увлекался науками и… женщинами. Однако это не помешало ему стать и стратегом, захватившим немало новых земель.

Птолемей III Эвергет (Благодетель) еще больше расширил пределы царства, завоевав, хоть и временно, всю Сирию. Его войска дошли до границ Индии, что дало ему право именоваться «Покоритель мира».

Его сын, Птолемей IV Филопатор, снискал себе дурную славу пьяницы и развратника, однако он тоже стал правителем – воином, отразившим наступление Селевкидов.

Птолемей V Эпифан (Знамение Божие), еще только получив трон, потерял огромную часть владений династии за пределами Египта. Может быть, это было связано и с тем, что на арену военных событий выходит Рим, победивший к этому времени Карфаген и претендовавший на роль ведущей державы Средиземноморья. Рим прислал в Египет представителя сенатского сословия в качестве опекуна малолетнего Птолемея V, и вскоре великая страна стала одним из государств-марионеток в умелых руках Рима.

Птолемей VI открывает ряд наиболее жестоких и коварных царей прославленной династии.

Особенной жестокостью стал печально известен Птолемей VIII Эвергет (Толстяк). Он дважды вынужден был обращаться к поддержке Рима, испугавшись восстания мятежных родственников. Это помогло ему удержать мир внутри страны. Знал ли Птолемей VIII, что римляне никогда не помогают только из «союзнических» чувств. Расплата подчас была очень жесткой.

Не раз Клеопатра задаст позже вопрос Цезарю, правда ли, что ее двоюродный дед Птолемей X занял у Рима крупную сумму денег и взамен завещал римскому народу Египет?

В 80 г. царем Египта стал двадцатилетний Птолемей XI. Он разделил трон с царицей Береникой, которая была значительно старше его и доводилась ему одновременно двоюродной сестрой и мачехой. Юношу заставили заключить этот брак. Такова была воля римского диктатора Суллы, распоряжениям которого подчинялись даже правители, казалось бы, независимых государств.

Впрочем, Сулла имел в виду прежде всего интересы самого Птолемея, долгое время жившего за пределами своей страны. Вернуть юношу в Александрию и восстановить его на престоле отцов можно было только посредством брака, потому что Береника не уступила бы трон. Легко было предвидеть, что супружеская жизнь и совместное правление двух столь не подходящих друг другу людей не сложатся благополучно. Оба были честолюбивы и стремились к единовластию. Слабая надежда, что они отнесутся к этому браку как к выгодному для обоих компромиссу, не оправдалась.

После девятнадцати дней супружества Птолемей XI чуть ли не собственноручно убил свою жену. В царской семье убийства были обычным делом, и подданные относились к ним совершенно равнодушно. Но этот случай вызвал бурную реакцию, потому что царица пользовалась симпатией у населения столицы, а молодой Птолемей XI сразу, как только его корабль вошел в александрийский порт, возбудил против себя ненависть горожан, которые не хотели терпеть правителя, навязанного Римом.

В городе начались волнения. Разъяренная толпа ворвалась в царские покои. Царя выволокли из дворца и учинили над ним кровавую расправу в здании гимнасия. По-видимому, лишь немногие сознавали в тот момент, что египтяне теряют последнего законного представителя царской династии. Трон оказался свободен. Кто его займет? Необходимо было срочно найти преемника, иначе страной завладели бы римляне, а Египет стал бы новой римской провинцией. А судьба подвластных Риму государств была весьма незавидной. Правда, Птолемеи тоже нещадно грабили население, и хозяйство страны, особенно в последние десятилетия, пришло в упадок. Если бы Египет оказался под властью Рима, налоговое бремя стало бы еще тяжелее, а деньги потекли бы в казну чужеземного государства и в кошельки римских наместников, дельцов и ростовщиков. Богатые и влиятельные александрийцы стали лихорадочно искать человека, которому они могли бы предложить корону. Кроме потомков по женской линии, было два сына Птолемея XI от наложницы, которые в то время находились в Сирии. К ним и обратились с предложением занять опустевший престол. Братья с радостью согласились. Старший стал царем Египта, а младший получил во владение остров Кипр, издавна входивший в состав государства Птолемеев.

Прибавив к своему имени титул Филопатор, новый царь подчеркнул, что он сын царя и законный представитель династии. В его положении это было разумно и необходимо.

Затем он пожелал именоваться еще и Филадельфом. Он хотел подчеркнуть, что убитая царица Береника была его единокровной сестрой и что он – ее прямой наследник и ближайший родственник. Свой третий титул, Новый Дионис (или Молодой Дионис), Птолемей XII, наверное, ставил выше первых двух. Он так мечтал, чтобы его называли воплощением греческого бога, олицетворяющего экстатическую радость жизни и победу над смертью. Дионис был покровителем виноделия и театра, он обещал своим приверженцам, участвовавшим в мистериях, вечную жизнь. Символом власти Диониса (римского Вакха) был жезл, увитый плющом, с сосновой шишкой на верхушке. В глазах древних Дионис обладал огромным могуществом. Он был источником мощного религиозного чувства, доходящего до экстатического фанатизма. Посвящение проходило через множество сложных мистических ритуалов, в процессе которых человек становился духовно все ближе и ближе к своему божеству. Заканчивался обряд ритуальным воссоединением с богом.

Эллинистический мир освобождался от реальности и уходил в глубокий мистицизм, старался выйти за пределы возможностей человека. Дионис обещал вознаграждение и спасение в загробном мире и затмевал собой все ранее существовавшие культы. Дионис побеждал смерть и давал надежду человеку. Его назвали могущественным, победоносным божеством, покорившим весь обитаемый мир.

В пантеоне египетских богов Дионису издавна соответствовал Осирис, таинственно воскресший супруг Исиды, повелитель тех, кто ушел в страну Запада.

3. Школа дворцовых интриг
Завещание Птолемея

Через шесть лет после возвышения Птолемея XII родилась будущая величайшая из цариц – Клеопатра. Совсем ребенком она оказалась втянута в центр сложных политических событий. Ее прекрасная, богатая и щедрая страна оказалась завещана римлянам, которые теперь желали получить обещанное. Рвались вперед к завоеванию Египта Красс, Помпей и молодой Юлий Цезарь.

Вдохновляли римлян оглушительные победы Помпея над Митридатом Понтийским в Малой Азии и над Селевкидами. Причем все старались забыть о том, что государство Селевкидов ко времени завоевания пришло в упадок, а жители его практически не имели сил сопротивляться.

Военные успехи Рима должны были стать серьезным предупреждением Птолемею XII.

Завещание Птолемея публично обсуждалось в Риме. Со своими предложениями по поводу завещания выступил Марк Красс, богатый честолюбивый политик.

Марк Лициний Красс родился в знатной семье (115 г. до н. э.) Его отец одно время играл заметную роль в политической жизни страны, занимал государственные должности и однажды удостоился триумфа.

Детские и юношеские годы Красса протекали в бурное и тяжелое время. Внутренняя политическая борьба между аристократической и народной партиями переросла в кровавую гражданскую войну.

Подобно молодым людям своего круга, Марк Красс готовился к политической карьере. Он не обладал блестящим красноречием, но был трудолюбив и упорен. Для того времени публичные выступления в суде в роли адвоката были обычным началом карьеры политического деятеля.

Красс охотно брался за любое дело в суде, даже самое маленькое и ничтожное, от которого отказывались другие. Он был обходителен с людьми независимо от их звания и положения. На улицах Рима Красс любезно отвечал на поклоны каждого встречного, будь то даже самый незначительный человек. Постепенно увеличивалась известность Красса, и к нему стали охотно обращаться за помощью.

С юношеских лет Марк Красс стремился к наживе. Жажда богатства стала основной чертой его характера. Он рано обнаружил блестящие способности дельца и спекулянта, умеющего из всего извлекать выгоду.

Состояние Красса постепенно росло. Он арендовал земли, участвовал в торговых и откупных компаниях, а также скупал рабов для продажи. Под его наблюдением молодых рабов обучали различным наукам, искусству, ремеслам. Обученных рабов продавали втридорога, либо Красс отдавал их в аренду.

Красс использовал все, даже недостаток жилья в Риме. Город, куда стекались тысячи людей со всех концов Италии и из провинции, был переполнен. С каждым годом жилищный кризис усиливался. Многоэтажные дома были лишены удобств, часто обваливались, разрушались. Из-за скученности зданий возникали пожары, опустошавшие целые кварталы. Это создавало благоприятные условия для спекуляций. Красс создал пожарные команды из специально обученных рабов. Они за плату тушили пожары, предохраняли от огня соседние дома. Красс покупал сгоревшие дома за бесценок, а затем на их месте сооружал многоэтажные доходные дома и сдавал их в аренду.

Заговор Красса и Цезаря

Заправляя крупными делами, Красс не брезговал и мелкими, стараясь извлечь доход из всего и экономя на всем. Так, когда в холодные дни он одалживал плащ своему учителю, постоянно сопровождавшему его в разъездах, Красс никогда не забывал потребовать его обратно. Однако, когда ему это было выгодно, Красс становился щедрым, гостеприимным и даже ссужал деньги тем, кто мог ему пригодиться, не требуя за это процентов.

Теперь Красс предложил приравнять Египет ко всем остальным провинциям, вплоть до взимания с него таких же податей. Заботился при этом Красс не столько о благе республики, сколько о своих собственных корыстных интересах. Цезарь, союзник Красса, поддерживал его в желании превратить богатейшую страну в колонию Рима. Их объединяла не только дружба, а еще и участие в грандиозном государственном перевороте. Цезарь, Красс и разорившийся аристократ Катилина запланировали убийство консулов и наиболее влиятельных сенаторов. В случае успеха переворота Красс стал бы диктатором, а Цезарь взял бы на себя командование конницей. По традициям начальник конницы был и заместителем диктатора. Удивительно, но Красс – бесстрашный воин – испугался в самый последний момент. Цезарь призывал его идти до конца, но Красс не смог довести до победы намеченный план.

Теперь имена Краса и Цезаря вызывали противодействие не только в консервативных кругах, но и в умеренных группировках. Говорили, что, обещая большую прибыль государственной казне и всем гражданам, оба политика надеются провести закон о Египте, а в случае его принятия больше всего выиграют они сами, потому что при создании новой провинции он захватят все богатства египетского царя, ограбят храмы, отнимут состояния у богатых людей, обобрав их до нитки. С такими грандиозными планами они могли бы претендовать на все, вплоть до египетского трона.

Вопрос был только в поисках подлинного завещания Птолемея XI. Где оно хранится? Все о нем слышали, но никто никогда не читал его. Планы по поводу завоевания Египта основывались только на предположениях и недомолвках.

Особенно сомневался в надежности Красса и Помпея Марк Туллий Цицерон.

Марк Туллий Цицерон

Великий оратор, писатель и политический деятель Марк Туллий Цицерон родился близ города Арпина в состоятельной семье всадника (3 января 106 г. до н. э.). Прозвище рода Туллиев – «Цицерон» («Горошина»). Предположительно, что у одного из предков великого оратора была бородавка на носу, напоминавшая горошину. Полагали также, что какой-либо его предок был знаменитым огородником и выращивал хороший горох. В роду Туллиев никто не занимал высших государственных должностей, и потому, когда Цицерон достиг поста консула, представители знати называли его презрительно выскочкой, «новым человеком» (хомо новус).

Еще в детстве Цицерон показал блестящие способности в учении. Он отличался такой поразительной понятливостью и памятью, что родители его товарищей приходили в школу посмотреть на это маленькое чудо.

Когда Цицерон подрос, его отец переселился в Рим, чтобы дать ему и брату Квинту образование. В столице молодой человек изучал римское право, занимался греческой философией, теорией риторики. Здесь же собрались виднейшие представители греческой философии.

В обществе греческих ученых и писателей Цицерон основательно изучил греческий язык и литературу. Греческий поэт Архий привил будущему оратору вкус к изящной литературе и поэзии: Цицерон в юности и даже в зрелом возрасте писал стихи (правда, довольно плохие).

Особенно заинтересовался молодой человек диалектикой, то есть искусством спора и убеждения. Одновременно с этим он упражнялся в декламации – составлении речей на греческом и латинском языках. Знаменитый актер Росций Галл учил Цицерона произношению, постановке голоса и ораторским жестам.

В республиканском Риме незнатные юноши могли выдвинуться, лишь выступая в каком-нибудь громком судебном процессе в качестве защитника или обвинителя. Тут представлялся удобный случай изложить свои взгляды на те или иные вопросы общественной жизни, обратить на себя внимание, получить известность у граждан-избирателей.

Теперь он прославился уже несколькими серьезными выступлениями на судебных процессах и сумел помешать планам Цезаря и Красса. Рим верил ему. Он не был аристократом по происхождению, но в 64 г. даже исполнял должность претора.

Победа оптиматов

Заседание сената было назначено на следующий день после того, как Цицерон приступил к обязанностям консула (1 января 63 г.). Как долго он ждал этого дня, как долго пришлось ему добиваться поддержки оптиматов, униженно улыбаться старым немощным политикам, сопровождая их в термы, выслушивать их пьяные рассуждения вперемешку о политике и продажных женщинах.

А хотя... Не идентичны ли эти понятия, если вдуматься?

Он все превозмог. Он жертвовал сном и отдыхом, он предавал и уничтожал, он везде, где только можно, совершенствовал свое ораторское мастерство. И вот результат. Он стоит в сенате. Он сумел раскрыть коварнейший заговор Катилины, и этот подвиг был оценен оптиматами и всадниками. Человека, которого еще недавно они презрительно называли выскочкой, теперь осыпали неумеренными похвалами и даже поднесли ему почетный титул «отца отечества». Сын захудалого провинциального всадника сделался вождем сената!

Сегодня он решит сложный вопрос о земельной реформе Публия Рулла. Этот народный трибун потребовал создания нового закона, в котором бы предусматривались закупка новых земель и широкая колонизация. Решать вопросы по закупкам должна была бы специальная коллегия десяти – децемвиры. Цицерон зло улыбнулся. Глупец! Он хотел обмануть всех, но только насмешил сенат. Ведь понятно, что в этот законопроект попадал и Египет. Опять эти пустые разговоры о завещании. Опираясь на подлинное или подложное завещание, децемвиры могли захватить Египет и выставить на продажу имущество царя и все владения. Не обошлось здесь наверняка без ненавистных Красса и Цезаря. Эти выскочки! Как раскрыть глаза сенату на их лживость и корыстолюбие? Как заставить отклонить законопроект? Хватит ли у него красноречия? Будет ли его речь достаточно убедительной? Цицерон вдруг понял, что волнуется. Египет привлекал и его тоже, но не порабощенный, разграбленный и униженный, а великий и загадочный, как и много сотен лет назад. Что это за безотчетное волнение? Цицерон исподлобья взглянул на лица сидящих перед ним людей.

Он – консул, и к его мнению должны прислушаться даже те, кто еще вчера спорил бы и, может быть, победил в этом споре.

Цицерон поднялся, его голос зазвучал твердо и уверенно: «Раньше этого добивались открыто, теперь к тому же стремятся тайно, путем подземных ходов. Децемвиры скажут то, что и теперь утверждается многими, и прежде говорилось часто, – что со времени консульства тех же самых мужей по завещанию александрийского царя его царство стало собственностью римского народа. Что же вы отдадите Александрию тайным вожделениям тех же людей, открытым требованиям которых вы оказали сопротивление? Скажите ради бессмертных богов, как мне назвать эту затею? Предложением трезвого человека или бредом пьяницы? Мыслью разумного или мечтой помешанного?

И в самом деле, до кого из вас не дошла молва, что это царство в силу завещания царя Алексы стало принадлежать римскому народу? Насчет этого я, консул римского народа, не только не стану выносить решения, но и не скажу даже и того, что думаю. Ибо по этому вопросу, мне кажется, трудно не только принять постановление, но даже высказаться. Я вижу, найдутся люди, которые станут утверждать, что завещание действительно было составлено. Я согласен, что существует суждение сената о вступлении в права наследства, вынесенное тогда, когда мы после смерти Алексы отправили в Тир послов с поручением получить для нас деньги, положенные там царем… Что касается человека, который ныне занимает там царский престол, то, по-моему, почти все согласятся, что он не царь – ни по своему происхождению, ни по духу.

Другие же говорят, что никакого завещания нет, что римскому народу не подобает добиваться всех царств, но наши сограждане готовы туда переселяться ввиду плодородия земли и всеобщего изобилия. И об этом столь важном деле будет выносить решение Публий Рулл вместе с другими децемвирами, своими коллегами? Будет ли он судить справедливо? Предположим, он захочет угодить и присудит Египет римскому народу. И вот он сам в силу своего закона распродаст Александрию, распродаст Египет; над великолепным городом, над землями, прекраснее которых нет, он станет судьей, арбитром, владыкой, словом, царем над богатейшим государством.

Но допустим, что он не будет столь притязателен и алчен; он признает, что Александрия принадлежит царю, а у римского народа ее отнимет! Почему же решение о наследстве, достающемся римскому народу, должны выносить децемвиры, когда вы повелели, чтобы о наследствах частных лиц решение выносили центумвиры?» Цицерон замолчал. Судя по восхищенной тишине, воцарившейся вокруг него, он вновь одержал победу в сложном споре. Слава богам, подарившим ему великий талант…

Цицерон и оптиматы одержали победу. Это произошло не только благодаря речам консула, но и вследствие того, что широкие слои римского населения в сущности совершенно не были заинтересованы в новых землях и колонизации. Удобнее было жить в столице. Деньги, хлеб и зрелища можно было получать без всяких усилий, продавая свои голоса во время выборов или дебатов в народном собрании.

Проект Красса и Цезаря провалился. Вопрос о захвате Египта был отложен. Птолемей XII удержался на троне. Как ни странно, но именно такой исход дела и стал наиболее выгоден Юлию Цезарю.

Маленькая Клеопатра и не подозревала, какие жесткие споры ведутся по поводу ее Египта. Она слышала обрывки разговоров, иногда эти разговоры велись на очень повышенных тонах. Она прислушивалась, пытаясь понять, но Рим был так далеко, а здесь, рядом, – покой и высокое небо с огромными звездами по ночам, здесь свитки папирусов, которые так интересно изучать. Здесь – тихие песни служанок и бесконечные рассказы о богах и о ее возлюбленной Исиде.

Клеопатра-Исида

Старый служитель в храме Исиды уже давно заметил маленькую хрупкую девочку. Она стояла перед прекрасным изображением богини, и ее глаза были широко распахнуты. Подслеповатый служитель даже издалека смог разглядеть прелесть лица ребенка. Нежная слегка смуглая кожа, вьющиеся волосы, заколотые золотым гребнем, тонкая ткань одежды, стройный стан, царственная осанка… Маленькая царица. Служитель согнулся в поклоне. «Подойди ко мне, – тихонько позвала Клеопатра. – Прочитай мне, что здесь написано?»

Старик, не оглядываясь на стену храма, чуть прикрыв глаза, нараспев стал читать знакомые уже много лет слова: «Дарительница богатств, царица богов, всемогущая, счастливая судьбой, Исида, великая именем, создавшая все сущее! Ты подумала обо всем, чтобы дать людям жизнь и мир. Ты установила законы, чтобы царил порядок, изобрела искусства, чтобы жизнь была хороша. Ты создала прекрасный цвет всех плодов. Благодаря Тебе существуют небо и земля, веяние ветров и сладкие лучи солнца. Благодаря Твоему могуществу осенней порой волны Нила выходят из берегов, и кипящая вода заливает все вокруг, чтобы было вдоволь плодов. Все народы, какие живут на бескрайней земле, эллины, фракийцы, варвары – все прославляют Твое прекрасное благое имя, хотя на родном языке каждый зовет Тебя по-своему.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29

Поделиться ссылкой на выделенное