Юлия Прим.

Replay



скачать книгу бесплатно

По-родственному приобнимает сзади склонившийся надо мной распорядитель отца.

– Спасибо, Павел Давыдович, – роняю тихо.

Отодвинув в сторону неприглядные мысли, пытаюсь вновь стать самой собой. Сбросить гнёт недавней встречи, вернувшись к привычному окружению и людям, милым моему взгляду.

– Поздравляю вдвойне, – произносит открыто. – И тебя, Вов, так сказать, с приобретением сына.

Добродушно пожимает руку отцу, похлопывая его по спине. Натянуто улыбаюсь, прослеживая его грустную мину. Он не настолько спорит с этим браком, позволяя мне выбрать самой. А родители Вани даже не пришли… будто им и вовсе безразличны наши отношения. Отворачиваюсь в досаде, слыша от этого человека, по обыденности говорящего то, что у него на уме, ещё более угнетающее слух:

– Жаль, что Астаховы в длительном отъезде. Объединение ваших семей в данный момент сыграло бы нам на руку.

Недовольно поднимаю на него глаза, пытаясь понять, о чём идёт речь. Рассматривать мою свадьбу в контексте бизнеса настолько пошло, фривольно и дико… Папа бы никогда не позволил считать мою жизнь удачно отмеченным пунктом на пути к той или иной высокой цели. А Павел?! Практически родной мне человек, которого помню с раннего детства… Чтоб его! Видит в этом выгоду в обход человеческих чувств. Сплошные нули, индексирующие сумму чека! Да, не спорю, этот веселый, даже милый на вид толстячок невысокого роста бесспорно верен отцу. Он бессменный руководитель, долгое время идущий с ним рука об руку, прекрасно знающий своё дело. Но пускать мою жизнь во благо бизнеса!

– Прекрати о работе, – резко останавливает его папа, поясняя жесткостью взгляда, что тема закрыта. – У меня пока только дочь. Одна.

– Понял, Вов, не дурак, – тушуется, плавно отступая назад, при этом мило обращаясь ко мне. – Ты, Кристин, не стесняйся, если что. Любая правовая поддержка и прочие нюансы. Обращайся. Брак – непростая штука. Тем более в вашем положении… А эти вопросы в фирме лежат на мне.

– Я подумаю, Павел Давыдович, – отвечаю тихо, перехватывая за долю секунды до этого руку отца, желающего вновь пресечь любые разговоры, касающиеся дел.

– Я, пожалуй, пойду, – и исчезает с поля зрения быстрее брошенных в воздух слов.

Поджав губы, смотрю на отца, не скрывающего своего недовольства.

– Папуль, – со всей нежностью в голосе, желая отогреть его сложный взгляд, произношу, глядя в холодный омут его глаз.

– Можно я тоже исчезну пораньше, не дожидаясь финальных титров этого празднества?

– Отчалишь с друзьями? – уточняет бесстрастно.

– Нет, – выдаю подобие улыбки, пряча за ней истинные чувства и желание побыть одной, скинув груз лишних эмоций этого дня. – Поеду домой, если ты не против.

– Конечно, милая, – смягчается, отогревая нотками теплоты, проскальзывающей в голосе. – Я вызову водителя, только вначале мне бы хотелось преподнести тебе наш с мамой подарок.

– С превеликим удовольствием распечатаю его, – смеюсь, искренне и нежно улыбаясь ему.

– Это сделать будет довольно трудно, – ухмыляется, оттаивая до того состояния, которое я столь сильно люблю.

Скидывая защитный слой непробиваемости. И вновь становясь знакомым, родным, именно моим столь неповторимым папулей.

Привстаёт, сжимая в своих пальцах мою руку, плавно утягивая за собой, заставляя подняться. Подчиняюсь, звонко смеясь, увлекаемая через полный гостей зал к выходу. Останавливается у дверей, вынимая из кармана серебристый телефон. Смотрю сквозь стекло на залитый огнями двор, украшенный десятками разнообразных цветов. Не вслушиваюсь в разговор, отрешившись от ситуации. Созерцая лишь приятную взгляду картинку.

Оборачиваюсь, слыша звук приближающихся сзади шагов. Тонких каблучков, звенящих в узком пространстве. Приобнимаю маму свободной рукой, плавно выдыхая и погружаясь в атмосферу спокойствия, присущую этим двум людям в момент нахождения вместе.

Выходим на улицу, минуя тех немногочисленных гостей, решивших, как и мы, покинуть на время столь душное пространство. Кто-то медленно курит, спрятавшись за выступом, кто-то ведёт неспешный разговор, вырвавшись из зала в тишину прохладного вечера.

– Закрой глаза, – тихо просит отец, слегка напрягая на моих свои пальцы.

Безропотно подчиняюсь, удерживаемая с двух сторон родными людьми. Слышу звук тормозов, раздающихся буквально в паре метров от нас. Непроизвольно вздрагиваю от повисшей вокруг паузы, различая тихое:

– Открывай, Кристюш. Уже можно.

Большой алый бант – первое, что притягивает взгляд на вершине белоснежного авто. Поджимаю губы, широко улыбаясь. Чувствуя объятия, усилившиеся с двух сторон, и нежное, практически в унисон, сплетение голосов:

– С днём рождения, родная.

Восторженно оглядываю седан, сверкающий в отблеске ярких огней, и буквально одними губами шепчу тихое:

– Спасибо…

Прикрываю освобожденными руками дрожащие губы. Мои слова не способны отразить и доли благодарности, переполняющей душу. Любуюсь приятной картинкой, замечая на её фоне профиль, который невозможно ни с кем спутать. Господин Баженов шествует статно. Неспешно. Словно выплывая из-за угла хитросплетенного здания.

Подходит практически впритык ко мне, стирая с губ застывшую доселе улыбку, произнося приторно сладко:

– Ещё раз поздравляю, юная леди, – прикладывается губами к моей руке, плавно переводя взгляд на застывшего истуканом отца.

– Спешу откланяться, Владимир Александрович. Был рад приглашению. Понимаете сами, дела, – отпускает мою ладонь, так и застывшую в воздухе, томно произнося, прожигая взглядом насквозь, глядя в глаза, – мой подарок не настолько масштабен, но, думаю, Вы легко найдёте его в груде других, распознав и без наличия карточки.

Напрягаюсь сильнее, ощущая охватывающую всё тело дурноту. Едва ли не пошатываясь, стою, отдавая этому последние силы. Не свожу глаз с удаляющейся фигуры, следующей к дорогому чёрному авто, припаркованному поблизости. Лишь на секунду перевожу внимание на статного блондина в классическом костюме, на короткий миг пересекаясь с его взглядом, выслужливым и надменно ухмыляющимся мне в ответ. Непроизвольно морщусь, наблюдая за тем, как он, продолжая скалиться, распахивает пассажирскую дверь при приближении хозяина.

Отворачиваюсь в сторону, уводя глаза. Ухожу в зал, едва выдержав отрезок времени, соответствующий допустимым нормам приличия. Стараюсь держаться спокойно. Не выказывая своего рвения вернуться назад. Устремляюсь к куче подарков, сложенных аккуратной стопкой на двух свободных столах. Перебираю цветные коробки, перевязанные аккуратными бантиками. Наскоро просматриваю карточки, подписанные красивым курсивом. Отбрасываю в сторону ненужное, устало потирая глаза. Света недостаточно, моргание ламп бьёт по сетчатке, заставляя периодически жмуриться.

Натыкаюсь на несколько неопознанных коробочек, разительно отличающихся по внешнему виду. Откладываю в сторону громоздкую ярко-розовую, пестрящую своей вульгарностью. Замираю, взирая на две небольшие, не имеющие прикрепленных карточек: золотая, переливающаяся в свете софитов, меняющих в тембр музыки свой цвет и белая, перевязанная алым бантиком.

Открываю поочередно, натяжно хмурясь над увиденным. В первой на мягком бархате лежит подвеска, мерцающая отблесками сотен разноцветных искр, присущих огранке чистейшего бриллианта. Во второй – идентичное по размеру, выполненное то ли в серебре, то ли в белом золоте подобие буквы "Л".

"Легко распознать без наличия карточки!" – пульсирует заезженной фразой в висках. Фыркаю тихо. Какой из них от него? Да и почему, чёрт возьми, это настолько меня волнует? Не могу объяснить. А коленки предательски начинают дрожать, словно в предвкушении чего-то плохого.

Вытаскиваю камень, закрепленный на бархатной подушке, замечая на дне вдвое сложенный мягкий листок. Просматриваю, отстраняя от себя по глади стола. Приковывая взгляд к странной букве или символу, не находящему отклика или распознавания в мыслях. Что это? Знак? Иероглиф? Ни с чем не сравнимо… Искаженное написание буквы, словно прототипом его выбраны плоскогубцы. Выкованные из сверкающего металла и обтесанные со всех сторон. Странный и непонятный подарок, нисколько не радующий глаз. Кулон, закрепленный на короткой цепочке аналогичного цвета, навскидку по своей длине едва не обтягивающей шею. Хмурюсь. Больше смахивает на удавку или короткую шлейку. Напрягаюсь, крутя безделушку в руках. Что она значит? Имеет ли вообще вложенный смысл? Кто б подсказал…

Укладываю в коробку, отодвигая в сторонку к груде многочисленных подарков, так и не поняв замысел подарка. Наверное, я не настолько эрудированна, чтоб прочесть послание, вложенное между строк… Быть может, его и нет вовсе, и вся эта гнетущая напряженность лишь плод моей бурно разыгравшейся фантазии?

Вздрагиваю от прикосновения рук, скрепляющихся вокруг моей талии. И медленно выдыхаю, почувствовав знакомый запах.

– Рассматриваешь подарки? – отзывается тихо, задевая губами оголённой кожи на плече.

– Павел Давыдович обещал удивить своим выбором в этом году, – произношу, натягивая на своих губах лучшую из своих улыбок. Пытаясь забыть мандраж, прокатившийся по телу ещё доли секунд назад. Вру не краснея, зная, что он не видит моего взгляда.

– Давай уйдём отсюда, – отвечает, запечатлевая на теле ещё один поцелуй. – Сбежим ото всех и скроемся подальше от лишних глаз.

– Вань, я устала, – сухо отзываюсь, съёживаясь под его прикосновениями. Ощущая холодный озноб каждой клеточкой тела. Отчего-то хочется скинуть с себя его руки, натыкаясь на навязчивые мысли о том, что до меня они могли так же обнимать кого-то другого… Хмурюсь, опуская уголки губ. Как абсолютно незнакомому человеку удалось, чёрт возьми, в одночасье зафиксировать в моём сознании эту мысль, не приходившую ранее? Я была уверена в том, кого выбираю в мужья? Нет! Я ему верила! Его глазам. Не искала подвоха. Не думала о том, с кем он был в те дни, когда мы не вместе… Почему? Ваня не давал повода? Или я просто не хотела их замечать… А этот дьявольский тембр, уверенный и надменный, заставил смотреть на то, чего я вовсе не хочу видеть. И это разъедает меня изнутри…

– Бросаешь меня одного? – разворачивает к себе, недовольно ухмыляясь.

Опускаю взгляд, высвобождаясь из рук.

– Отчего ж одного? В компании близких друзей и подруг, – ершусь в ответ, чувствуя нарастающую внутри злость на всю ситуацию в целом. Не хочу его ревновать, а веду себя как истеричка, видящая повод для скандала там, где его нет. Мне надо успокоиться… Надо остыть. Переосмыслить. Подумать. Ухожу в сторону, не слыша тех слов, что он сквозь грохочущие в висках басы музыки бросает мне вслед. Иду к отцу, заботливо вызвавшему водителя, не оборачиваясь к жениху. Чувствуя себя разбитой. Опустошенной. Взволнованной и … будто чего-то ожидающей. Словно это не конец долгого вечера и всех моих неприятностей, а ещё лишь их самое начало.

Глава 2

Со дня моего дня рождения совсем незаметно промелькнула неделя. Жизнь планомерно вернулась к привычному ритму. Дом. Учёба. Театр… Суета, царившая вокруг меня в течение последних недель, рассеялась сама по себе. Устрашающие ожидания неизбежности сгинули, уступив в душе место смирению. От меня не ожидали невозможного и, казалось, вовсе не напрягали излишним вниманием.

Полное затишье… Ваня всё чаще появлялся в доме родителей, принимающих его с долей теплоты и открытости. Я всё больше удивлялась отцу, ведущему себя в эти моменты вполне естественно и свободно. Не сверля, по привычке, рентгеновским взглядом моего избранника, а спокойно беседуя с ним на отвлеченные темы. Мама закармливала Ваню пирожками собственного приготовления и потчевала историями из моего детства, подкрепляя рассказы многочисленными несуразными фото, вгонявшими меня в краску.

И вроде бы всё хорошо. Отчасти хочется сплюнуть через левое плечо, боясь саму себя сглазить… А сердце отчего-то стучит в нервном ритме, предчувствуя, не веря, что буря после затишья стабильности минует, не заставив себя ждать. Всё слишком гладко. Идеально. Не естественно. И от этого хочется взвыть… То ли я слишком мнительна, то ли… не могу поверить в то, что достойна тихого счастья. Или моё внутреннее состояние зависит от того, что я не чувствую и доли этого радостного отклика в своей душе?

Брожу по бесчисленным магазинам торгового центра, пытаясь скоротать свободное время. Кривлюсь своему отражению в зеркальных витринах. Если хоть немного быть честной с самой собой, просто не желаю раньше положенного возвращаться в эту тихую гавань, напрягающую спокойствием и показным уютом. Словно каждый из трёх близких мне людей пытается ежеминутно выставить напоказ свои лучшие качества, смиренно принимая друг друга и не выражая истинного восприятия, дабы не обидеть или не задеть им меня. Натянуто улыбаюсь им в этот момент, ощущая себя маленьким ребенком, пред которым разыгрывают дешевый спектакль. Сказку, в которой все вокруг счастливы…

Хмурюсь от странности своего восприятия. Я знаю на себе отношения, преобладающие в закулисье, и они отнюдь не схожи с разыгрываемой перед зрителями картинкой. Утопия слишком зыбка, несопоставима с действительностью. Она рушится одним неловким движением или вскользь брошенным словом. Этого ли я жду? Объяснения действий? Выяснения правил непонятой мною игры?

До свадьбы чуть более трех недель. Папа всё чаще заводит разговоры о том, что неплохо бы было остаться жить с ними. Мотивируя тем, что квартира Вани расположена не так близко к месту моей учёбы, да и мне с помощью родителей будет проще срастись со своей новой ролью… Ролью! Именно так он именует смену моего статуса. И это слово всё больше выводит меня из себя! Впервые за долгое время я не хочу играть на публику. Моя жизнь – не прописанный сценарий к дешевому сериалу! В ней нет заученных диалогов и фальшивых улыбок… Нет. Хотя и искренних не так много… Но я не живу так, как предписано кем-то свыше… Хочется твердить это день ото дня, повторяя избитую фразу самой себе. Только отчего-то уверенности в истине этого заключения во мне не прибавляется. Как и ощущения счастья…

Хожу заторможенная, словно глядя на всё со стороны и абсолютно не чувствуя себя участником происходящего. Мама сетует на предсвадебный мандраж, замечая изменения в моем настроении, хотя, как по мне, я играю свою роль хорошей дочери вполне достоверно. Идеально. Играю. Вместо того чтобы жить и наслаждаться долгожданным моментом. И всё это происходит с того самого дня…

Глупости! Надо брать себя в руки! Никогда бы не подумала, что замужество может настолько изменить образ мыслей, а ведь фактически я ещё свободна… Или дело здесь вовсе не в свадьбе…? Хмыкаю себе под нос, качая головой. Какая дурь только не затмит разум от безделья!

Перед глазами тупик. Не заметив, я прошла весь длинный коридор торгового центра, напичканного десятками разносортных магазинов. Впереди яркая надпись на белом фоне, гласящая вызывающе "Love Forever".

Свадебный салон, притягивающий взгляд красиво обставленными витринами. Белыми пышными кружевными платьями, затянутыми на темно-красных манекенах, и неброским декором молочных тонов, разбавленным россыпью алых сердец. Улыбаюсь, глядя на манящую красоту. Если это не знак, тогда что же? Глубоко выдыхаю, делая уверенный шаг в приоткрытые прозрачные двери. Прохожу вглубь, цепляя взглядом различные фасоны платьев. Строгие, нежные и кричащие своей броскостью.

– Хотите примерить что-то определенное? – мягким оттенком раздаётся за моей спиной голос.

Рассеянно улыбаюсь, неловко кивая в ответ.

– Можно вот это, – указываю поворотом головы и взмахом ресниц на нежное, тонкое, невесомое кружево, до бедер обтягивающее манекен, а ниже рассыпающееся волнами неброско переливающегося фатина.

– Мой размер… – затихаю, не успев произнести до конца, сбитая с толку едва ли не нежностью в голосе, наполняющей речь консультанта.

– Проходите в примерочную, я всё сейчас Вам принесу.

Застенчиво улыбаясь в ответ, следую в сторону подсвеченного теплыми огнями подиума и ниш, отделенных от общего пространства салона плотной белой драпировкой. Раздеваюсь, критически осматривая своё отражение в зеркале. Поджимаю губы, хмуря брови, не находя отклика предвкушения в пустоте глаз.

Ведь я хотела этой свадьбы? Мечтала о ней… Скептически фыркаю, взъерошивая непослушные волосы. Почему сейчас эта мысль приходит на ум лишь в прошедшем времени? Правильнее было бы дрожать от скорого приближения столь приятного жизненного момента и думать о настоящем. Утверждать, что именно этого я и хочу..!

Слышу мягкий стук о перегородку. Выдавливаю из себя улыбку, поворачиваясь в сторону милой блондинки, протягивающей мне витиеватую вешалку, на мягких плечиках которой висит платье, похожее на мечту. Невесомое. Сотканное, словно из паутины. Выдыхаю, слегка смыкая ресницы. Покорно принимаю в свои руки драгоценный наряд. Расстёгиваю молнию, которая ползёт вниз настолько легко, "разрезая" надвое материал, словно она смазана маслом. Аккуратно сминаю в руках ткань, надевая податливое кружево. Оно льнёт к телу, ложась по изгибам точно вторая кожа. Нежно. Бархатисто. Приятно.

Поворачиваюсь спиной к широко улыбающемуся консультанту, помогающему застегнуть платье. Тихо приподнимаю уголки губ, ловя отблеск удовлетворения в своём отражении. Любуюсь, плавно поворачиваясь к зеркалу боком.

Это… всё та же я, что и пару минут назад. Только… в глазах появилась некая поволока таинственности, утонченности… обольщения.

Сглатываю, собираясь с мыслями, едва не шепча, медленно произношу:

– Оно…

– Идеально, – с улыбкой завершает блондинка.

– Вы правы, – довольно смеюсь, одобрительно кивая в ответ. Сердце восторженно отбивает ускоренный ритм, а мне в этот момент хочется обнять весь мир, поделившись хоть толикой этого магического момента. Неужели мне удалось урвать хоть немного того настроения, в котором должна пребывать поистине счастливая женщина?

– Пройдите в зал: там больше света и зеркала отражают все достоинства этого платья.

Послушно шагаю вперёд, осекаемая глухим звонком мобильного, доносящегося из сумки.

– Извините, – произношу, смутившись, ища на дне вибрирующий аппарат, ускользающий из дрожащих, непослушных пальцев. Хмурюсь, взирая на неизвестный номер. Плавно нажимаю ответ, медленно прикладывая телефон к уху.

– Кристина Владимировна, – уточняет озорной голос, имеющий настораживающий нахальный оттенок. – Не могли бы Вы подсказать, где находитесь в данный момент?

– Я.... – напрягаюсь, пытаясь вспомнить, кому принадлежит столь слащавый тон. Никто из знакомых не стыкуется с образом, что вырисовывается перед глазами в представлении оппонента.

– Перед кем, скажите на милость, я обязана отсчитываться? – заявляю не менее дерзко.

– Хм… – выдаёт тихий смешок, не скрываемый шумным дыханием, доносящимся из трубки. – Позвольте представиться, Левицкий Кирилл Леонидович, – важно проговаривает каждое слово, не меняя издевательский тон.

– Я Вас не знаю, – буркаю в ответ, занося палец в желании нажать отбой.

– Да и я тебя не особо, – одергивает нагло. – Говори, куда ехать. Мне велено передать тебе небольшой презент.

– От кого? – настороженно уточняю, гадая, стоит ли говорить незнакомцу адрес или всё же прервать разговор?

– Не приеду – не узнаешь, – саркастически вторит в ответ.

Молча злюсь, борясь с самой собой. Какого чёрта он мне "тыкает"? Да кто это вообще такой? И что за странные подарки от неизвестных людей? А может…? Нет. Ваня не привлекает людей со стороны в желании сделать какой-то сюрприз. И… он уверен, что до позднего вечера я занята.

– Кристина… – заминается на полуслове, точно нехотя произнося, – Владимировна… моё время довольно дорого стоит и терять его на глупые уговоры мне не с руки.

– Планерная, – отвечаю, непроизвольно напрягаясь. – Я в торговом центре на втором этаже.

Отключается, едва бесстрастно произнеся:

– Буду через десять минут. Я совсем рядом.

Обречённо поджав губы, смотрю на своё отражение в зеркале, подзывая тактично отошедшую в момент разговора девушку-консультанта.

– Помогите, пожалуйста, мне его снять, – потеряв былой задор, обвожу усталым взмахом руки столь приятно сидящее на теле платье.

– С ним что-то не так? – грустно уточняет, убирая улыбку с губ.

– Нет, – приободряю с толикой ласки в ответ. – Платье бесподобно… – усмехаюсь, опуская в пол пустые глаза, тихо завершая, – это со мной что-то не то…

Не успеваю переодеться назад в свои вещи, настигаемая новым звонком. Нажимаю кнопку, слыша в ответ менее елейный тембр, словно тому, кто скрывается по ту сторону аппарата, надоело быть "милым" и деликатным. В голос проникает более естественная, жесткая, деловая манера общения. Без очередного приветствия слышу строгое, словно команда:

– Уточни, в какую сторону мне идти.

– Прямо, до упора, – проговариваю быстро, рывком натягивая на бедра узкие джинсы.

– Свадебный салон, – фыркает в голос, – мог бы и сам догадаться.

Недовольно откидываю в сторону телефон, пытаясь, как можно быстрее накинуть на плечи рубашку и застегнуть бессчётное количество мелких пуговиц. Кривлюсь, не попадая пальцами в петли. Угораздило же меня выбрать сегодня столь неудобный наряд!

– Чем я могу вам помочь?

Слышу совсем близко ставший медовым голос блондинки, старательно обхаживающей нового клиента.

– В другое б время, в другом месте, красавица, очень бы помогла… – сладко протягивает ставший уже знакомым голос. Повышаясь на несколько тонов выше, произносит насмешливо, – милая, ты здесь?

Резко одергиваю занавес кабинки, раздраженно вылетая в зал. Стопорюсь, едва не отступая назад, натыкаясь взглядом на лукаво прищуренные глаза.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14