Юлия Панина.

Девочки. Женщины



скачать книгу бесплатно

© Юлия Панина, 2017


ISBN 978-5-4483-7465-4

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

Любовь такая разная

Среди миров, в мерцании светил

Одной Звезды я повторяю имя…

Не потому, чтоб я Ее любил

А потому, что я томлюсь с другими.


И если мне сомненье тяжело,

Я у Нее одной ищу ответа,

Не потому, что от Нее светло,

А потому, что с Ней не надо света.

И. Ф. Анненский

Любовь взаимная, счастливая, разделённая. Пылкие взгляды, жаркие объятия, сладкое томление чувств. Нежность и страсть. Огонь в крови. Огонь в сердцах. Смотрим одновременно и друг на друга и в одном направлении. Понимаем друг друга без слов. Довольно полуслова, полувзгляда, полунамёка. Диалоги сводятся к междометиям и местоимениям:


– Ты…?


– Ой, я уже…


– А я…?


– Да, Да, конечно…


Мысли друг друга ловим на лету. Нравится и раздражает одно и то же. Полная сосредоточенность друг на друге. Всё остальное не имеет значение. Весь внешний мир идёт только фоном. Всё хочется делать вместе, всем поделиться, всем насладиться, всё отдать и получить. Черпаем силы и вдохновение друг в друге. Растём, развиваемся, всё нам на пользу. Всё нам-витамин. Даже в толпе только вдвоём. Примагничены накрепко. Других не замечаем вовсе или замечаем едва-едва по необходимости или случайно. Счастье безмерное, радость непреходящая. Мы – баловни судьбы. Мы на пике, на взлёте, на пьедестале. Ценим, бережём, боимся потерять. Благодарны друг другу. Мы – это всё. Всё, что вне нас, весь этот мир, населённый «львами, орлами и куропатками» -только вишенка на торте.

 
Я вас люблю, – хоть я бешусь,
Хоть это труд и стыд напрасный,
И в этой глупости несчастной
У ваших ног я признаюсь!
Мне не к лицу и не по летам…
Пора, пора мне быть умней!
Но узнаю по всем приметам
Болезнь любви в душе моей:
Без вас мне скучно, – я зеваю;
При вас мне грустно, – я терплю;
И, мочи нет, сказать желаю,
Мой ангел, как я вас люблю!
 
А. С. Пушкин

Любовь безответная, несчастная, безнадёжная. Всегда болезнь, всегда испытание на прочность. Без тебя невыносимо скучно, с тобой невыносимо горько. Ничто не радует. Состояние полного отчаяния и бессилия. Самые милейшие существа от такой любви превращаются в истовых злыдней и немудрено. Ищешь спасения во внешнем мире. Мир огромный. В нём столько ярких красок. Должно же в нём достать и для тебя спасения. Мучительно ищешь, но не находишь. Мир для тебя-серый. Ищешь спасения в объекте своего обожания и наталкиваешься на железо-бетонную стену отторжения. Ищешь спасения в себе-единственно правильный путь. Но и там пока только мрак, боль и такие качели над пропастью, что мороз по коже.

Ищешь, ищешь, ищешь-везде тупик, везде обман, туман, кривые зеркала, тотальное одиночество. Лодка судьбы дала опасный крен, а ты к тому же отпустил от бессилия вёсла. Теперь всё. Всё в руках того Главного, кто правит и твоей лодкой тоже. Остаётся молиться и уповать на милость его. Может не даст совсем погибнуть. Но и тут, как водится, гарантий никаких.

Раны болят и кровоточат мучительно долго. Шрамы остаются навсегда.

Что наша жизнь-игра

Что наша жизнь-игра. Этот изящный перл витиеватой словесности совершенно теряет свой аллегорический смысл в наше время. И понимается вполне конкретно. Игры официально завоевали мир. Играют все, играют всё время и наконец играют везде. Вход в игровое пространство доступен всем и не ограничивается как это бывало ещё лет двадцать тому назад коротким периодом детства.


Конечно, поигрывали взрослые и раньше и всегда, в картишки там, домино, шахматы, нарды… Играли и в игры посерьёзнее, играли на бирже, играли в казино, играли наконец, в любовь.


Но ныне впечатляет массовость побега в иную реальность. И вот задаёшься вопросом– и что же это мы так всем миром ринулись бежать в иную реальность. Или, кто же нас к этому поощряет. Раз бежим, и бежим, заметьте, массово и глобально, значит что-то в реале серьёзно не устраивает. Конечно, несправедливость жизни всегда человечеством смутно ощущалась.


Ну нет счастья для всех. Нет его и всё. Здоровыми, красивыми и богатыми рождается может один процент от общего числа мечтающих об этом. И если в прошлом удавалось этих мечтающих хоть как-то поощрять и подбадривать, то сейчас что-то старые методы плохо работают.


И вот опять гениальный ход всё-того же, надо полагать, элитного одного процента. Раз жить не получается как мечтается, так почему бы не поиграть. И вот, сработало, игровое пространство затянуло всех, за исключением надо полагать, одного элитного процента, у которого жизнь не просто похожа на сказку, а таковой и является.


Игры у вас на компе, в планшетнике, телефоне, дома у вас пара-тройка приставок, игры на ТВ, игры в бескрайнем интернете. От них никуда не скрыться, да и стоит ли. Ведь это опять придумано нам, менее везучим, в помощь.


Улучшения в судьбах человечества явно не ожидается.


Strange

No other love can take your place

Or match the beauty of your face


Дверь за ним захлопнулась, и что-то внутри оборвалось. Почему, почему так больно. Так нестерпимо больно. Ведь ещё минуту назад смеялась над его нелепыми обвинениями. Смеялась ему в лицо, а он строго, но как-то всё равно беззащитно сдвинув брови и наморщив лоб, продолжал говорить о каких-то своих подтвердившихся подозрениях.


Она даже не попыталась оправдаться, ерунда ведь, как всегда. Нет никого и не было для неё интереснее и нужнее его. Так сильно любила его, что даже себе самой боялась в этом признаться. Попала в зависимость, мука какая нестерпимая. Освободиться бы, но как. Клин-клином здесь не поможет. Кто сможет занять его место? И вот грустная правда-никто. Нет больше на свете таких красивых, ревнивых таких, бедовых.


Всё время с ним, как по лезвию ножа, как по узкой, извилистой тропинке над пропастью прогулка. Устала, измотал и её, и себя. Одни тени от них остались. Всю кровь друг у друга выпили и всё мало, мало им. И всё так же ранят слова в самое сердце, и всё так же она знает– одна ночь без него, и она с ума сойдёт окончательно. И всё так же ходит он, как раненый зверь, вокруг её дома круги наматывает. И не может не вернуться, не может… А она не может не ждать его и к шагам за дверью чутко прислушивается каждую минуту. И не живёт, просто не живёт без него. Так, как-то дышит, что-то видит, но ничего не чувствует и не замечает, кроме боли.


И он вернётся, он вернётся обязательно и опять, допивая до дна всю её любовь, он будет самым счастливым и самым несчастным на свете.

О любви и нелюбви

Что я люблю. Старые письма, в них строчки, пропитанные нежностью. Пусть и не ко мне. Фотографии в старомодных фотоальбомах, там все близкие ещё живы и вместе, и я люблю их улыбки. Люблю запах свежего кофе по утрам и солнечный лучик в окне. Люблю шум океана и его бирюзовый простор. Люблю белый песок, свежий теплый бриз и нежное касание волны. Осенние листья в старинном парке и первый снег. Люблю своих друзей. Их немного, но они настоящие. Влюблена в улочки Парижа и запах каштанов.


Не была в Париже. Люблю свои прекрасные иллюзии почти так же, как реальность. Мне нравятся красивые города, дома, костёлы, церкви и мечети. Кофейни, где меня знают по имени и совсем незнакомые, куда захожу в первый раз. Мне нравятся деревни, где есть река, как в моём детстве. Мне нравится, когда мой сын упрямо хмурит брови хотя, на самом деле, ему хочется рассмеяться. Он мне вообще очень нравится, подозреваю и надеюсь, что это взаимно. Так много ещё всего люблю.


Люблю и помню всех, кто ко мне с добром. А того, кто со злом, забываю быстро. Уважаю Сократа, гениальнейший был философ, но учиться у злопыхателей не согласна. Всегда найду другой источник мудрости.


А тебя я люблю странным образом-вопреки.

Сон

Сегодня я проснулась почти счастливой. Наконец-то ты мне приснился. Это ты научил меня когда-то поверью, что если тебе снится кто-то, то он о тебе думает. А я хоть и не очень верю в бабушкины сказки, но очень рада была увидеть и ощутить тебя во сне. Не очень верю в сказки, а в эту охотно бы поверила. Там, во сне ты был прекрасен, а я была я и не я. В этом странном сне я была гораздо смелее, чем в жизни и гораздо счастливее. Ещё я была в полном твоём подчинении, маг и повелитель мой. В жизни такое вряд ли возможно.


В жизни, в твоём таком правильном, приглаженном, причёсанном, гламурном мире нет места моей такой неудобной неправильности. Я устала стучаться в наглухо закрытые двери. Глупо. А мне не нравится ощущать себя дурой по собственному желанию. Ты не думаешь обо мне, я это знаю.


На самом деле, это я о тебе всё время думаю. Это ты меня не отпускаешь, а пора бы уже. Может быть, ты и приснился мне сегодня, чтобы отпустить и на прощание дал всё, о чём я и мечтать не смела. Может быть, теперь мы свободны оба, и я приветствую новое на моём пути. А тебе я благодарна безумно и надеюсь, ты счастлив тоже.


Только не снись мне больше, прошу…

Игры памяти

В очередной раз отужинав пластиковыми на вкус и цвет овощами, она вдруг задумалась. Ради чего всё это было спрашивается? Эти амбиции, эти бесконечные попытки пробить непробиваемые стены собственным лбом, эти обломанные на очередном куске гранита наук зубы. Ради того, чтобы задыхаться теперь в этих четырёх стенах бетоново-асбестовой коробки? Питаться производными химической промышленности. На прогулках дышать взвесью смога и копоти серого мегаполиса?


Боже мой! А память услужливо дразнит совсем другими запахами и вкусами, как– будто смеясь и подтрунивая. Ну что, мол? За что, как говорится, боролись? И хочется плакать от своей глупости.


Вот бабушкины летние пироги с абрикосом и ореховой посыпкой, яблочные, вишнёвые и даже, всем на удивление, с огурцами. Они пеклись, и в каждом соседнем дворе чувствовался их манящий, неповторимый аромат. Бабушка была знаменита на всю округу своими кулинарными шедеврами и не просто так. Там каждая хозяйка готовила так, что пальчики оближешь. Титулы даром не раздавались. А вот котлеты рыбные, золотисто-оранжевые снаружи и белоснежно воздушные внутри. Надо ли говорить, что судака и щучку для них дедушка поймал собственноручно ранним-ранним утром того же дня. Абрикосы, яблоки и вишни тоже свои, вишнёвая ветка густо усыпанная алыми, прозрачными рубинами стучится прямо в окно старого дома.


Надо ли говорить, что дом был тоже построен дедушкой и бабушкой, когда они были молодыми и сильными. Он просторный и уютный. Ранней весной он распахивает свои окна, радостно вдыхая ароматы белой и лиловой сирени, что растёт здесь же, у него под окнами. Сирень в этом доме любят. Её ветки срезают, и они стоят в красивой, синей с золотыми разводами вазе, в комнате с красными дорожками и высокими потолками. Окна всегда открыты весной, и от того запах сирени не удушлив, а свеж и приятен. Потом по очереди цветут другие цветы, которых во дворе в изобилии. Бабушка очень любила пионы и георгины. И они всегда удавались у неё на славу-сильные, яркие, сочные.


Вдруг вспомнился свой первый культурный шок, когда прельстившись февральской клубникой в супермаркете, она случайно уронила пластиковую корзиночку с клубникой. Пока клубника падала прямо на кафельный пол, в голове промелькнуло, ну всё, ей конец, клубнике имеется в виду. Но нет, подняв корзиночку с пола, она заметила, что клубника совсем не пострадала от удара, ну вот, ни грамма сока и ни вмятины на ягодах не оказалось. Тогда она поняла, что эта клубника и та, из её детства, ничего общего друг с другом не имеют.


Клубника из детства поспевала в конце июня, и была такой нежной, сочной и пахучей, что собрав стаканчик нужно было тут же её съесть. Она не хранилась долее

пары часов и совсем не годилась для продажи и каких либо перемещений.


А бабушкин борщ! Ах Боже Мой! Боже Мой! К нему бабушка лично покупала мозговую кость и особый, только ей ведомый сорт мяса. Самым вкусным он был в середине лета, когда разом поспевали помидоры, (ах помидоры, но они заслуживают отдельной повести),свёкла, морковка, болгарский перчик, острый перчик, лук, чеснок, капуста, укроп и пастернак. Борщ варился долго, суета вокруг него была большая, ароматы разносились на всю округу. Ожидание его казалось бесконечным. И дедушка начинал демонстративно греметь ложками и тарелками, грозясь перекусить чем попроще.


Наконец, борщ готов! Он отдохнул, «отпыхнул», сделал всё, что от него требуется и вот торжественно предстал теперь перед ними во всей своей рубиновой красе. Его посыпают зеленью и чесноком прямо в тарелках и… бабушка, последней пропустив первую свою ложку, многозначительно и лукаво смотрит на дедушку. Ну что мол, не пожалел, что дождался?


Никто, никто не пожалел об ожидании! По лицам растекается блаженное тепло. Летний день перемахнул за послеобеденную пору. Всё ещё жарко, но свежий ветерок уже чувствуется. Стол накрыт, как принято на юге, прямо во дворе, под навесом из дикого винограда.


А бабушкин мясной пирог к борщу? А пирог со свежей рыбой и капустой к астраханской ухе?! А чай из самовара с мятой и смородиновыми листьями?!А летние пироги к нему пахнущие ванилью и абрикосом. А дыни, а арбузы, персики, виноград?!


Боже мой! Боже Мой! А память всё дразнит и дразнит волшебными запахами и вкусами, явно издеваясь. Ну что, мол? За что, как говорится, боролись? И хочется плакать от своей глупости…

Игромания. Или сон не в руку

Маргарите приснился страшный сон. Проснувшись, она с облегчением подумала, что завтра вторник, а не пятница и немного успокоилась. Сон был настолько реальным, что она ещё полдня проверяла замки и выглядывала в дверной глазок при каждом шорохе на площадке.


Во сне обшарпанного вида злодей ломился в её квартиру. Ему удалось выломать дверь, все замки оказались вывороченными, и Маргарита полночи упиралась в дверь, не давая негодяю попасть в квартиру. Так они и боролись-преступник напирал извне, а Маргарита изо все сил ему сопротивлялась, удерживая оборону с обратной стороны. При этом, в какой-то момент, Маргарита вспомнила, что её взрослый сын дома, в другой комнате, играет на компьютере.


«Антоооон! Антооооон! Антон!» -кричала Маргарита, но безуспешно. Её это даже не удивляло, она понимала, что он, как обычно, в наушниках и просто кричать нужно громче, ну или дольше, как получится.


Наконец, сын вышел из своей комнаты, и Маргарита обрела надежду на спасение.


– Звони в полицию срочно, – сказала она.


– ????


– Не видишь?! Нас грабят!!!


Сын, нехотя, взял телефон и протянул ей.


– Сама звони, я дверь подержу.


– Меня тут на куски будут резать, а он и не почешется, -обиженно подумала Маргарита.


Она судорожно схватилась за телефон, с трудом вспомнила правильный номер, набрала его и срывающимся голосом стала объясняться с дежурным полицейским.


Говорила она сбивчиво и очень испугалась, что её не поймут, или адрес не разберут.


– На, ты ещё раз адрес ему назови, на всякий случай, -протянула она телефон сыну.


Дверь снова пришлось подпирать ей самой. Сын спокойно взял телефон и назвал своё имя и адрес. Офицер, видимо, тоже представился. И тут началось самое интересное. Сын и полицейский оказались виртуальными знакомыми по игре. Они очень обрадовались друг другу и, забыв и о преступнике, и о маме, и о службе стали с азартом и удовольствием обсуждать детали и ходы игры.


Маргарита так удивилась, что даже перестала сопротивляться взломщику и отошла от двери. Взломщик, видимо, тоже либо удивился, либо просто, устал, но и он ушёл.


Молодые люди продолжали оживлённо беседовать, а Маргарита только и смогла проронить:


– Сэр, а машину-то вы выслали?


– Да, Мэм, не беспокойтесь. Машина давно уже в пути и будет на месте с минуты на минуту.


– Всё хорошо, что хорошо кончается, -подумала Маргарита. – Вот и игромания сына оказалась полезной, её звонку дали статус срочного. И всё-таки хорошо, что завтра вторник, а не пятница.


Возвращаясь домой на следующий день, Маргарита заметила, что её больше не раздражает надпись на входной двери её многоквартирного дома. Надпись, отражающая канадский национальный характер, казавшаяся ей всегда глупой и забавной, теперь читалась вполне рациональной: «Это может казаться невежливым, но не открывайте дверь незнакомцам.»

И вес тут ни при чём

С моего голубого и плоского экрана милая ведущая с необычайным сочувствием в голосе, объявляет:


– Сегодня у нас в гостях Леночка, ей всего 53, но её вес составляет более 120 кг!


– Да, это ахромная проблема, – вздыхает озабоченный Геннадий Петрович.


– Скоро лето всем дамам хочется быть в хорошей форме, чтобы нравиться мужчинам. Лишний вес мешает устроить личную жизнь, усугубляет депрессии, а самое страшное ведёт к возникновению диабэта, атеросклероза, проблем с сосудами и сердцем, суставами и позвоночником!


Тень грусти ложится на лицо милой ведущей.


– Леночка перепробовала все возможные диеты. Она истязала себя голоданием и никак, никак не может справиться со своей бедой в одиночку. Давайте же поможем Леночке все вместе!


– Геннадий Петрович, ведь вы поможете Леночке, правда?


Она с тоской и надеждой смотрит прямо в глаза Геннадию Петровичу.

Добрый Геннадий Петрович смущен, взволнован, воодушевлён


– Конечно, конечно я помогу Леночке, и… специалисты в студии помогут. -Чуть помедлив добавляет он с лёгким раздражением в голосе.


На сцене появляется дама весомых достоинств в красном платье, с пышной причёской, в симпатичных туфельках, с улыбкой на светящемся радостью и довольством лице. Она присаживается на диванчик, заметно потеснив Геннадия Петровича, он крепче прижимается к подлокотнику.


– Леночка, ну расскажите же нам о своей проблеме. Мы все, все, здесь вот и Геннадий Петрович готовы вам помочь.


Геннадий Петрович максимально выгнувший свою тренированную спину, проклёвывается откуда-то из-под дамы с возгласом:


– Да, да у вас, Леночка, всё, всё наладится! И будете вы у нас здоровенькая, красивая, худенькая такая, и мужчина у вас появится!


Леночка вспоминает вдруг зачем она здесь и вздыхает полной грудью.


– Первое, что я вам предложу, Леночка, это зарядка. Делаете ли вы зарядку, Леночка?


Леночка устремляет на него негодующий взгляд.


– Как же я могу в таком весе.


– А давайте попробуем! Вместе! А! Леночка!


Он с мольбой и воодушевлением заглядывает Леночке в глаза.


– А давайте.


– Первое упражнение, Леночка, это выпады. Становимся в позу рабочего и крестьянки и… начали!


– Ой, а это легко, – радостно восклицает Леночка на десятом повторе.


Великий гуру, заметно запыхавшись, смахивает пот с мудрого лба и…


– Достаточно, я вижу вы, Леночка, подустали.


Леночка пытается возразить, она только вошла во вкус, но милая ведущая нежно, под руку отводит её обратно к диванчику. Геннадий Петрович еле-еле добирается до диванчика сам.


– Нет, отдышавшись, – скорбит он.


– Вам гулять показано, тихонько, не торопясь, хорошо бы чтобы кто-нибудь вас под руку при этом поддерживал.


– Но Геннадий Петрович, кто же будет Леночку поддерживать. Ведь лишний вес мешает устроить личную жизнь.– С укором в голосе говорит милая ведущая.


– Да, – вздыхает Геннадий Петрович


– А что, Леночка, есть у вас бой-фрэнд, или сосед может есть? -Безнадёжно вопрошает он.


Леночка с удивлением вскидывает свои длинные ресницы.


– У меня муж есть, Геннадий Петрович! 35 лет живём в счастливом браке.


Милая, стройная ведущая, личная жизнь которой трещит по швам в который раз, нервно покашливает.


– А что же говорят вам ваши близкие по поводу лишнего веса? Приходит на помощь специалист.


– А они каждый день говорят мне, что любят меня такой, какая я есть.– Говорит сияющая Леночка и окидывает гордым взглядом восхищённый зал…

Планетарное

Он-стройные формы, строгие правила, чёткие системы, нерушимые классификации, шаблоны, планы. Животные инстинкты, экономическая составляющая, прогресс, развитие, стремление к совершенству. Расчёты, выкладки, директивы, дивиденды. Сила, напор, жёсткость, безаппеляционность. Махровый домострой, патриархат по сути в современном, гламурном камуфляже.


Она-свобода, независимость, полёт, вода и воздух, всё течёт-всё изменяется, нет ничего безусловного, всё относительно, всегда есть место чуду, светлая печаль, тихая радость, вечный и бесполезный поиск истины, любви, гармонии.


Сбой в магнитных полях, редко, но бывает. Встретились на секунду, и разлетелись в разные стороны две планеты, каждая на свою орбиту, к себе домой, чтобы никогда больше не столкнуться.

Ты мне снилась

– Привет)


– Привет, соскучилась?))


– Да.


– Как Наташа? Максимка поправился? В школу на следующей неделе уже ведь.


– Я знал, что ты напишешь. Ты мне снилась сегодня.


– Шутишь?


– Нет.


Как с этим справиться? И… чтобы понизить градус, наполнившего душу счастья вперемешку со страхом, и чтобы сбить температуру вдруг возгоревшегося тела, и чтобы унять дрожь бледных пальцев… потирая виски, буднично, обыденно, по-дружески:


– Ну, конечно, ты знал, что я напишу)) Ты же меня знаешь.))


Дурацкие улыбочки, маскирующие отчаяние. Дурацкая гордость. Дурацкие фобии. Откуда же это ощущение, что несмотря на все её уловки, он видит её насквозь. Каждый шаг её, каждый грех ему знаком. Каждая мысль о нём по невидимым линиям судьбы прямо к нему, на всех парах и не спрятаться, не укрыться. Не получится быть не смешной.


Но попытаться надо.)) И вот, весь последующий разговор-ни о чём, о пустяках не интересных ни ему ни ей. А в голове пульсирует одно– «я ему снилась? Дразнит, шутит, издевается?» И ответ она знает– он не шутит. Ему не до шуток. И ещё один ответ ей известен тоже. Это конец. Больше они не встретятся ни в жизни, ни в вирте. Останутся только сны. Но и это, пожалуй, много. Не правда ли?



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2