Юлия Николаева.

Я тебя (не) прощу



скачать книгу бесплатно

Пролог


меня нельзя обвинить в постоянстве,

но я люблю тебя

больше, чем себе может позволить человек

в этот век

в этом просторе

в этом пространстве

ты – чистейшая нота,

услышанная мной, в детстве,

в церковном хоре.

ты – суббота,

когда просыпаешься

и у тебя только одно дело – море.

я не буду что-то доказывать,

я же не пастор, чтобы кричать "поверьте, поверьте" ,

но встретив тебя,

я начал бояться смерти.


Ес Соя

Глава 1


Их было трое: два молодых парня и девушка. На вид всем около тридцати, неместные, причем издалека. Они вошли в холл гостиницы в тот момент, когда я пыталась объясниться с Сергеем, так звали моего залетного неудачливого ухажера, приехавшего из Саратова в трехдневную командировку и закрутившего со мной мимолетный роман. Я верила в светлость наших трехдневных отношений, а он, как оказалось, проникся высокими чувствами. Командировка закончилась, он рьяно пытался остаться, а я объяснить ему, насколько глупо то, что он планирует сделать. В конце концов, мы дошли до апогея, и он кинул мне в лицо что-то не очень приличное, вроде дешевая потаскушка или нечто в этом роде. Я философски снесла оскорбление, но данная троица, вошедшая как раз вовремя, чтобы услышать сие, воззрилась на сцену с удивлением и интересом. Кто бы что ни говорил, но многие любят посмотреть, как трясут чужое грязное белье.

Покосившись на вновь вошедших, я сказала Сергею:

– Если вы закончили, то можете идти, у меня клиенты.

Он покраснел от злости, выпалил напоследок, что не смеет задерживать меня и что я могу обслужить каждого мужика, который тут остановится, и, наконец, покинул гостиницу. Надеюсь, навсегда.

Троица, между тем, неспешно приблизилась, приглядываясь ко мне, а я в ответ пригляделась к ним, стараясь выглядеть доброжелательно. Первым в глаза бросался блондин: было в нем что-то, приковывающее внимание. Лет тридцати пяти, высокий, отлично сложенный, он вальяжно шел к стойке, всем своим видом показывая, что сам черт ему не брат и что к человеческим созданиям он испытывает презрение. Короткие светлые волосы были поставлены наверх, на глазах солнечные очки, прямой красивый нос, волевой рот. В общем, привлечь внимание женщины для него не проблема. Я сразу поняла, что девчонка – его подружка. Она не показалась мне интересной: симпатичная, модно одетая, с небрежным хвостом. Вся ее внешность, благодаря все той же моде, создавала притягательный и загадочный образ, за которым на самом деле мало что таилось. Девушка, хоть и силилась выглядеть независимо, чувствовала себя неуверенно. Думаю, отчасти я была этому причиной. Третьему парню на вид было лет тридцать, он был очень симпатичный: густые темные волосы, карие глаза, обрамленные пушистыми длинными ресницами, правильные черты лица. Фигура у него была попроще, чем у его спутника, и сам он создавал впечатление мальчишки из соседнего двора, но мне понравился больше: мягкий взгляд и улыбка сразу располагали к себе.

– Интересные у вас нравы, – заметил блондин, кладя локти на край стойки, девушка встала возле него, а брюнет напротив меня.

Растянув губы в улыбке, я ответила:

– Если не нравится, можете не останавливаться.

– А не боитесь, что, правда, уйдем? – поинтересовался брюнет.

– Из единственной гостиницы в городе? – снова улыбнулась я, им мой ответ не понравился, но поделать было нечего.

Тут я решила, что повздорили, и хватит, в конце концов, они не виноваты в том, чему стали свидетелями.

– Будете снимать номер? – постаралась я спросить дружелюбно.

– Пожалуй, – сказал брюнет, разглядывая меня с интересом.

– Насколько хотите остановиться?

– Пока на пару дней, – ответил он, – с возможным продлением.

– Отлично, – улыбка держалась на моем лице, как приклеенная, – ваши паспорта, пожалуйста.

Они протянули мне паспорта, и я стала оформлять.

– Вам отдельные номера?

– Один одноместный, один двухместный.

Его звали Виктором, блондина Андреем, девушку Светланой. Все из одного областного города недалеко от Москвы, по крайней мере, по прописке. Они оплатили проживание, я вернула им паспорта, после чего повела показывать номера. Открыла двери комнат и отдала ключи. Мое предположение подтвердилось: блондин занял один номер с девушкой.

– Можете заселяться, будут вопросы, зовите, – сказала я с той же улыбкой, и они скрылись в своих комнатах.

Я вернулась к стойке регистрации и заняла свое место. Троица появилась минут через тридцать, держались со мной вежливо, но приязни не чувствовалось. Я разъяснила им, что к чему в нашем заведении и в какое время, а они умудрились ввернуть палу колкостей в мой адрес. В общем, взаимопонимания не намечалось, и я понадеялась, что компания покинет наш город через пару дней, как и планировала.

На следующий день ко мне заявился Степан, вот уж поистине редкое событие за последний год. Степан был лесником и жил уединенно в маленьком домике довольно глубоко в лесу. Насколько я знала, родных у него в городе не было, так что заезжал он сюда нечасто, чтобы его выловить, нужно было ехать в поселок, располагающийся возле леса, а там просить местных, чтобы привели к его дому, если, конечно, вы не частый гость там. Впрочем, не припомню, чтобы к нему кто-то вообще в гости приходил. Без важных дел мало кто к Степану наведывался, а важных как-то ни у кого не находилось.

Увидев его в холле гостиницы, я присвистнула и скинула ноги со стола, усаживаясь на стуле.

– Вот это гости, – буквально пропела, поднимаясь, – неужто соскучился?

Мы обнялись, и я провела его в маленькую комнатку за стойку, где стоял столик с чайником и диванчик.

Со стороны наша дружба со Степой могла показаться странной: бородатый мужичок пятидесяти семи лет, и девица в половину его моложе. Но несколько лет назад нас свела судьба, и мы привязались друг к другу. Степан знал лес, как никто другой, и показал мне его. Почти два года я жила, изучая природу последнего, его характеры и привычки, пока лес не принял и меня, не доверился мне. Понимаю, со стороны звучит диковато, но, скажите на милость, что еще делать девушке, живущей в маленьком провинциальном городишке, практически непролазно окруженном лесами? Естественно желание знать больше о родном крае. В общем, спустя два года я вернулась в наш, так сказать, город, и вот уже около года работаю в единственной его гостинице. Работаю посменно с Дашкой, здесь мы и познакомились, больше, в общем-то, никого. Так что мы главные, всем заведуем. Работа не пыльная, потому как потока туристов у нас не бывает, но мне нравится. Иногда становится скучно, и я завожу роман с каким-нибудь приезжим, правда, последний закончился не очень хорошо, поэтому на время лучше подвязать с этой деятельностью.

Но вернемся к Степе. Он с удовольствием выпил чаю, поговорил о жизни своей и выслушал про мою, а потом отставил чашку и сказал:

– Милушка, я ведь по делу.

Нахмурившись, я уставилась на него выжидающе. Если Степан пришел по делу, значит, случилось что-то из ряда вон выходящее.

– Приехали ко мне вчера трое, – начал он рассказывать, – два парня и девица. Предложили работу – проводником в лес.

Я тотчас поняла, о ком речь, и поинтересовалась:

– Куда хотят?

Степан кинул на меня взгляд:

– Далеко.

И я сразу поняла, куда. Лес наш хоть и мирный, но до поры, до времени. Стоит углубиться, так вокруг сплошь болота, а уж про просто заблудиться и говорить нечего.

– А ты чего?

– Отказался, – пожал он плечами, – стар я, чтобы туда ходить, да и потребности нет.

Степана деньгами не соблазнить, они ему в лесу ни к чему, а пускаться в дальний путь приключений ради… тоже не его стиль.

– Ясно, – кивнула я, – а мне, значит, рассказать решил?

Он помялся, потом сказал:

– Они меня так уговаривали… В общем, я сказал, что сам не пойду, но есть еще один человек, который знает те места. Если он согласится, то…

Степан выжидающе уставился на меня.

– Маловероятно, – лучисто улыбнулась я, и он покивал:

– Я так и подумал, Милушка. Да и неизвестно, есть ли там что в итоге, или все-таки все нашли и забрали… Но подумал, рассказать стоит. Может, тебе интересно станет. Опять же, какое-никакое, а развлечение.

Степан выжидающе уставился на меня, я задумалась. Развлечение, как он назвал данное предприятие, казалось мне весьма сомнительным. Точно я не знала, но была уверена в том, что рыскать по тем местам в поисках клада – бесполезно. Не те люди ходили там до этих ребят, чтобы после них можно было что-то найти. Однако само по себе мероприятие ни к чему не обязывало. В те места сейчас, по-моему, вообще никто не ходит. А у меня намечается отпуск, который можно провести таким странным образом. Тем более, что я бы просидела его дома перед ноутбуком, не показывая носа из квартиры. Степино предложение, конечно, было вызвано желанием спасти меня от неизбежной, на его взгляд, гибели со скуки. Будучи затворником, он по какой-то необъяснимой причине убеждал меня, что я должна, наоборот, вести активный образ жизни. Меня же все больше тянуло в социопатию, но я обещала ему с этим бороться и делала все, что могла. Поэтому я и задумалась над его предложением. Проводников в городе много, но так далеко в лес никто не пойдет, тут Степа прав. Он единственный, кто теперь те места знает, по крайней мере, так думают в городе. Правда, есть еще я, но я была там последний раз года полтора назад. Эту мысль я и озвучила.

– Так я же не спорю, Милушка, – откликнулся Степа, – отказывать так отказывать. Хотя тут ты лукавишь, ты и через двадцать лет пройдешь и ни в одно болото не угодишь.

Я бросила на Степу испепеляющий взгляд, но не выдержав, рассмеялась, и он следом за мной.

Отсмеявшись, тихо сказал:

– Вряд ли это может быть опасно, Милушка. Ребята вроде простые, хотя блондин мне не очень понравился, больно наглый.

Я кивнула, размышляя. Пару минут мы сидели молча, потом Степан поднялся и пошел к выходу. У двери остановился и, крякнув, спросил:

– Так что им сказать-то?

– Скажи, пусть в пять вечера ждут проводника в фойе гостиницы.

Степан кивнул, вроде как и не сомневался в ответе, а я углубилась в свои мысли. Не могу сказать, что подобные люди в нашем городе в новинку. Во время войны в здешних лесах прошло множество сражений, так что теперь, в мирную эпоху, эти места пользуются спросом у черных искателей и иже с ними. За проводниками приходят часто, особенно последние годы. До этого еще ехали в город на другой стороне леса, но года четыре назад случился ураган, после которого большую часть дорог с той стороны залило непроходимой топью. Соваться туда и проводники боялись, сейчас потихоньку лес осваивается заново, но ходить там все еще рискованно. Поэтому большинство стали приезжать к нам. Правда, наши проводники так далеко не ходят, потому как необходимости до этого не было. Степан раньше водил на приличные расстояния, и сейчас мог согласиться, если бы углядел для себя интерес, что в данном случае весьма сомнительно.

В пять вечера троица разместилась на диванах в фойе и принялась переговариваться между собой. Я немного понаблюдала за ними, Андрей, тот, что блондин, на меня не обращал никакого внимания, Светлана кидала презрительные взгляды, а Виктор посматривал изредка и с интересом. Меня их реакции никак не задевали, я просто хотела понять, с какими настроениями наша четверка отправится в поход. Если, конечно, мы куда-то отправимся. Понаблюдав еще пару минут, я все же покинула рабочее место и направилась в их сторону. Я даже слова сказать не успела, как Светлана заявила, весьма делано улыбнувшись:

– Нам ничего не надо, спасибо.

Улыбнувшись в ответ с куда большей искренностью, я задала вопрос:

– Мне казалось, вам нужен проводник?

Они быстро переглянулись и уставились на меня, чего-то ожидая. Видимо, что я сотворю из воздуха шляпу, а потом вытащу из нее проводника. Наконец, Андрей сообразил, что я намекаю на себя, усмехнувшись, откинулся на спинку дивана и сложил руки на груди, поглядывая на меня сквозь стекла солнечных очков. Они, кажется, были его продолжением. Ну или его стиля, если будет угодно. Его реакция вызвала приток умственной деятельности у остальных, потому что Виктор поинтересовался, уставившись на меня:

– Вы проводник? Серьезно?

– Что вас смущает? – осведомилась я, поправляя платок на шее и присаживаясь на диван рядом с Андреем и напротив Виктора.

– То, что ты девчонка, – хмыкнул Андрей и получил за это осуждающий взгляд приятеля.

– Дело ваше, – пожала я плечами, – вы прекрасно знаете, что никто больше не возьмется за эту работу, поэтому соображайте быстрее.

– Вы действительно можете провести нас туда? – задал вопрос Виктор.

– Могу, – пожала я плечами, – но прежде чем согласиться, мне бы хотелось узнать детали.

Они быстро переглянулись, и Виктор спросил:

– Что вы хотите знать?

– Что ищем, какие сроки, есть ли карты?

Немного подумав, он ответил:

–Сроки не критичны, но хотелось бы уложиться в месяц. Есть карта, но она не совсем верна. То есть само место указано, но дорога прописана с другой стороны леса. Мы были там, но после урагана местность затопило, и так далеко никто не осмеливается вести. Потому решили попытать счастья здесь.

Я кивнула и задала главный вопрос:

– А что ищем?

Виктор бросил очередной взгляд на Андрея, словно ища у него поддержки, но тот только пожал плечами. Тогда он, покачав головой, заметил:

– Мы сами точно не знаем. Для вас это имеет такое значение?

– С одной стороны нет, но с другой… Понимаете, Виктор, – я лучезарно ему улыбнулась, – сюда часто приезжают в поисках проводника. У одного бабушка припрятала драгоценности, у другого дедушка зарыл клад. Отвести человека к месту не проблема. Хотелось бы понимать, насколько все это законно и безопасно. Может, вас таких много на один кусок пирога.

Напоследок я снова сверкнула улыбкой, Виктор ответил:

– В данном случае все, действительно, законно. Не думаю, что об этой карте вообще кому-то известно. И мы, правда, не знаем, есть ли там что-то ценное. Мы хорошо заплатим за вашу работу, думаю, все останутся довольны.

Я встретилась с ним взглядом, мне казалось, он говорит правду. Интересно только, откуда у них взялась сама карта? Впрочем, всему свое время.

– Могу я взглянуть на карту? – спросила я Виктора. Пожав плечами, он вытащил ее из сумки, лежавшей рядом с ним, и протянул мне.

Я сразу узнала ее, несмотря на то, что видела только копию. Не знаю, какие эмоции испытывают люди, неожиданно сталкиваясь с прошлым? Я исключительно неприятные. Сразу хочется послать все к чертовой матери, пойти домой и лечь спать, свернувшись калачиком. Именно из-за того, что я последний год боролась с этим желанием, я осталась и даже виду не подала, что карта мне знакома. Бегло посмотрев ее, вернула Виктору, а он, убрав в сумку, сразу поинтересовался:

– Что скажете?

Я взглянула на него в задумчивости, правда, думала о своем.

– Сколько вы мне заплатите?

Виктор назвал сумму, я мысленно присвистнула, сама бы запросила раза в два меньше. Не могу сказать, что это стало решающим фактом, к деньгам я, в общем-то, отношусь спокойно, но сам факт того, что вопросы были решены, подвигнул меня на согласие.

– Половину вперед, вторую половину по возвращении. – сказала я. – Идет?

Виктор снова бросил взгляд на Андрея, тот философски пожал плечами, выбора-то все равно не было.

– Мне нужно два дня на подготовку, – продолжила я, – поход предстоит длительный, нужно быть экипированным по полной. Я напишу вам список того, что обязательно должно быть у каждого. Выезжаем на третий день рано утром. Я закажу такси к гостинице, поедем до края города, оттуда только пешком.

Виктор кивал, а Светлана смотрела на меня, не отводя глаз. Их мнение обо мне явно начало меняться. Теперь оно стало настороженным. Вот и пойми, что у них на уме.

Следующие два дня я не работала, было время собраться и договориться об отпуске. Утром на третий день мы встретились у дверей гостиницы экипированные по полной. Андрей сел вперед, мы разместились на заднем сиденье, Виктор оказался посередине.

– Лес начинается почти сразу за городом, – рассказала я по дороге, – доедем до его начала, оттуда пешком. Идти по моим расчетам около недели, это время вместе с ночевками.

Они только кивали, напряженно слушая. Кажется, идея отправиться со мной в лес все же виделась им не самой удачной. Впрочем, понять их можно, я девчонка, многие представительницы слабого пола путаются в трех соснах. Я предложила перейти на ты, это было принято сразу.

Перед тем, как пуститься в долгий путь, я решила заскочить к Степе, благо, крюк был небольшой, и ребята все равно толком не знают, куда нам надо двигаться. Степа встретил меня так, словно ждал (может, и правда, ждал), оглядев моих спутников, отвел меня к себе в жилище и спросил:

– Уверена в том, что оно тебе надо?

– Ты же сам меня подвигал, – усмехнулась я.

– Так-то да… Но ребята мутные, таковы мои ощущения. Хотя темненький вроде ничего, только пацан совсем.

– Он, между прочим, старше меня.

– И что? Это не возрастом определяется, а… – тут он махнул рукой, – ладно, что мне тебе говорить. Думаю, вы ничего не найдете.

– Я тоже так думаю.

– То есть идешь просто так?

Я пожала плечами.

– Воспоминания такая штука… Иногда лучше, если их нет.

– Без тебя знаю, – я хлопнула его по плечу, – все будет хорошо.

Степа кивнул и обнял меня.

– У меня странные предчувствия, – сказал, отпуская, – что мы с тобой больше не увидимся.

– Не каркай, Степа, а то я начинаю волноваться.

Он усмехнулся.

– У тебя все будет хорошо. Ты этого заслужила. Ну хватит разводить тут. Давай в путь.

Выйдя из дома, я обнаружила троицу сидящими на бревне с рюкзаками между ног.

– Присядем на дорожку, – хмыкнула я, сев рядом с Витей. Степины слова вселили в душу смуту. Я привыкла доверять его ощущениям, и хоть сама от этого похода не ждала никаких пакостей, стала сомневаться в правильности своего решения. Но пути назад уже не было. Мы поднялись и, надев рюкзаки, отправились в лес.

Дорога шла на удивление неплохо. Конфликтов не возникало, передвигались мы бодро, первая ночевка состоялась там, где я и планировала. Ребята стойко сносили неудобства, Андрей даже проявил отличные способности в разбивке лагеря и приготовлении ужина. На мой заинтересованный взгляд, усмехнувшись, ответил:

– Я водил детей в походы.

Представить данного человека за подобным занятием я просто не могла, но комментировать не стала. Я изредка бросала на него взгляды, но он предпочитал общество Светланы, сидел, натянув капюшон на кепку и уткнувшись ей в волосы. Менее подходящих друг другу людей я еще не встречала. То есть, что она в нем нашла, я вполне могла понять, а вот его интерес… Однако он был с ней нежен, так что заподозрить его в неискренности было сложно. Любовь, как говорится, зла. Светлана, разок поймав мой взгляд, направленный на Андрея, стала хмуриться и всем своим видом демонстрировать, что это ее добро, и мне сюда лучше не лезть. Меня это только насмешило. Девушке я, конечно, не нравилась, но меня это не удивляло, женщины меня почти всегда недолюбливают независимо оттого, есть нам что с ними делить или нет. Андрей внимания на меня не обращал, так что вскоре Света успокоилась, и они ушли в их палатку. Мы остались наедине с Витей, сидели молча, глядя на огонь. Я подумала, ситуация подходящая, чтобы добыть немного информации.

– Может, расскажешь, откуда у вас карта? – обратилась к Вите. Он, если и ожидал вопроса, то явно не этого. Немного растерявшись, пожал плечами.

– Я понимаю, что охотников за золотом много, но в данном случае все действительно законно. Карта принадлежала моему прадеду. Не знаю, сам он ее нарисовал или она попала к нему в руки, но в данном аспекте это уже не имеет значения.

– А ты ее как заполучил?

– Случайно. Я о ней и вовсе не знал, нашла ее Светка. Она моя двоюродная сестра вообще-то. Как мы выяснили, все имущество прадеда отошло к нашей бабушке, его дочери. На тот момент деда уже не было в живых, он рано умер, от сердечного приступа. После похорон бабуля стала распродавать некоторые ценные антикварные вещицы, имевшиеся у прадеда. Они тогда не очень богато жили, так что вырученные деньги им помогли. Ну а всякий прадедов хлам, как назвала его бабушка, был сложен в коробку, ее забрал Светкин отец, мой дядя, надеялся, там может оказаться что-нибудь интересное. Он и нашел данную карту. Так как сам он был в этом несилен, то стал обращаться за помощью, чтобы понять ее ценность, в итоге разведал только, что карта нарисована, скорее всего, во время войны. Прадед воевал как раз в обозначенных местах, но что таит в себе карта – неизвестно. Это может быть просто место дислокации войск. Сам прадед или забыл про карту, или не хотел о ней рассказывать. Так или иначе, дядька тоже положил ее в долгий ящик, со временем забыв. Не так давно Светка нашла ее, дядька в двух словах рассказал, откуда карта, и она принесла ее мне. Я историк по образованию, мне стало интересно. Так что с моей стороны это своеобразная попытка немного больше узнать о своей семье.

– Когда умер твой прадед? – поинтересовалась я и, услышав ответ, чуть ли не кивнула.

– Восемь лет назад. Я тогда как раз заканчивал институт в Москве, так что история с картой прошла мимо меня.

Он замолчал, я не спешила заводить разговор, расставляя мысленно все по своим местам.

По всей видимости, когда Витин дядька пытался выяснить имеет ли карта ценность, он и попал к тому человеку, который снял с нее копию, а потом продал ее. Расстояние между городом Вити и тем, где карта всплыла, около двухсот километров, но ведь можно отправить по электронке. Главное, чтобы были связи. Карта попала в нужные руки, а дальше закрутилась новая история. Оригинал оказался невостребованным, много лет лежал в шкафу, пока не был обнаружен очередным поколением. Те заинтересовались, имея время и деньги для экспедиции, решили, почему не попробовать, и вот, мы здесь. Я-то находилась в твердой уверенности, что ничего мы не найдем, но огорчать парня не хотелось, кажется, им реально двигали добрые мотивы, а не жажда наживы.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5