Юлия Набокова.

Свадьба моей мечты



скачать книгу бесплатно

– Все уладил!

А вот и добрый гном! Не иначе, родственник или папаша. Даша не успела восхититься отеческой заботе, как мужичок собственнически обвил красотку за узкую талию и чмокнул в губы, сообщив:

– Поженимся в двенадцать, как и хотели! – А затем обвел самодовольным взглядом других мужчин. Видали, мол, неудачники, какую я себе принцессу отхватил?

На миг глаза девушки сделались совсем больными, словно ей сообщили о смертном приговоре. Но уже в следующую секунду она медоточиво улыбнулась коротышке, который едва доставал ей до плеча и годился в отцы:

– Ты мой герой!

Даша с жалостью посмотрела вслед паре. Жизнь – не сказка. И современные Белоснежки выходят замуж за богатых гномов, а не за прекрасных и обычно нищих принцев. Наверняка свадьбу устроят пышную, а невеста, на зависть подругам, будет блистать в шикарном белом платье от знаменитого дизайнера и в дорогих бриллиантах. Только когда рядом гном вместо принца, удел Белоснежки – глухая тоска и невыплаканные слезы.

Даша спохватилась, что стоит посреди коридора с незаполненными анкетами в руках, и присела за стол к русской красавице, которая уже заполнила один бланк и принялась за следующий. Девушка солнечно ей улыбнулась и сдвинула бумаги в сторону, освободив половину стола.

Даша положила анкеты, достала свой паспорт в легкомысленной морской обложке с ракушками, который странно смотрелся рядом с паспортом Феликса в прозрачной пластиковой обложке. «Не пара, не пара, не пара», – пронесся в голове обрывок песенки. Даже паспорта у них с Феликсом не подходят друг другу. Сумеют ли они сами построить счастливую семью? Крепкую и надежную, как Феликс, и веселую и яркую, как Даша.

– У вас ручки нет? – У русской красавицы был медовый голос и юное свежее лицо без косметики. Вблизи она казалась совсем девчонкой. Ей едва ли исполнилось двадцать.

– Что? – вздрогнула Даша. – Ах да, ручка! А ведь ручки у меня нет, вы правы.

– Возьмите, у меня есть запасная. Я на всякий случай четыре взяла. Как знала, что пригодятся.

– Спасибо. – Даша улыбнулась, вспомнив старый анекдот про предусмотрительного пассажира, который в автобусе компостировал пять билетов – опасаясь, что потеряет их. А на случай потери пятого у него был проездной. Похоже, девушке так хочется замуж, что она запаслась обоймой ручек. А может, у нее и запасные женихи имеются, на случай, если первый передумает? Девушка ясно улыбнулась ей и продолжила увлеченно заполнять анкету. Даша тут же устыдилась своих мыслей и уткнулась в свой собственный бланк. У таких открытых и чистых девчонок, как ее соседка, жених может быть только один-единственный. И судя по сверкающим, как озера, голубым глазам, красавица уж точно выходит замуж по большой любви за прекрасного принца, а не за богатого толстосума.

Даша механически заполняла сведения о себе – возраст, паспорт, адрес, отметив, что путевка в семейную жизнь мало отличается от визы в другую страну, которые ей приходится оформлять постоянно.

Вот только при въезде за границу таможня поинтересуется целью поездки (работа, учеба, отдых, другое) и ее продолжительностью, а в загсе никого не волнует, с какой целью люди вступают в брак (любовь, расчет, месть, фиктивный брак и еще миллион самых разных и неожиданных причин) и как надолго планируют там оставаться. Может, оно и к лучшему, решила Даша. В противном случае, она бы так сразу и не нашлась, что ответить на два этих простых вопроса.

Она быстро заполнила все графы и споткнулась на пункте о смене фамилии. Крылатова или Смирнова? Смирнова или Крылатова? Не предаст ли она саму себя, взяв фамилию Феликса? Но ведь она ему уже пообещала… Крепко стиснув ручку, Даша вывела в воздухе над листком букву С и уже собиралась повторить ее на бумаге, как вдруг…

– Ну что, ты еще готова стать моей женой? Надеюсь, я отсутствовал не слишком долго, чтобы ты меня забыла?

Ручка дрогнула в сантиметре от бумаги. Даша подняла глаза и остолбенела. Перед ней стоял Антон Задорин, первый парень в 11-м «Б» и ее первая и самая незабываемая любовь.

– Дашка? Крылатова, ты? – поразился он, и его губы тронула улыбка, которая когда-то свела ее с ума, а теперь лишила дара речи.

Даша молча пялилась на Антона, отмечая произошедшие в нем перемены.

Вопреки ее надеждам на спасение, Задорин не подурнел, не располнел и не обрюзг, как большинство их одноклассников. Напротив, симпатичный мальчишка, который вскружил Даше голову, повзрослел и стал на десять лет интереснее. Такого Антона – с выгоревшими добела на солнце волосами, въевшимся в кожу тропическим загаром, с трогательно-белыми морщинками у глаз, с глубоким, словно Марианская впадина, взглядом и с необычной татуировкой-ящерицей, убегающей от запястья к локтю, – Даша не знала. Но безумно хотела узнать. Открыть его заново, как другую страну, в которой раньше бывал только ребенком. Пробежаться по старым улочкам, отмечая произошедшие с ними изменения, и надолго застрять на новой площади, которой еще не было в твой прошлый визит, но которая так удачно дополняет облик города, отражая его современность, что невозможно не влюбиться. Хотелось схватить Антона за руку, убежать в цветущий парк, болтать обо всем, что случилось с ними за эти годы, остановиться у куста сирени, взглядом спросить: «Помнишь?» – а потом решиться задать самый главный вопрос, который мучил ее все эти годы: почему Антон уехал из города, не простившись с ней?

– Дашка, вот это встреча! – Первое изумление в глазах Антона сменилось жадным любопытством. Антон разглядывал ее так, словно фотографировал, подмечая малейшие нюансы.

Выгляжу, как замарашка, запаниковала Даша. Если бы она только знала, что встретит Антона, то обязательно накрасила бы ресницы погуще, мазнула по губам блеском, надела что-нибудь поженственнее привычных футболки и джинсов и ни за что бы не стала собирать волосы в хвост, как школьница.

– Тебя обратили в вампира? – внезапно спросил Антон, его яркие синие глаза насмешливо сверкнули.

Похожа на покойницу, еще больше смешалась Даша и не смогла вымолвить ни слова.

– Ты не изменилась ни на день, – заметил Антон, продолжая гипнотизировать ее взглядом. Родинка рядом с бровью, которую Даша так любила когда-то, озорно ей подмигнула. – Выглядишь так, как будто сбежала с урока физики.

От этого намека Дашу бросило в жар, словно прохладный холл загса вдруг заполнился полуденным египетским маревом. С уроков физики она сбегала дважды. Вместе с Антоном. Они гуляли в парке и целовались у пышно цветущих кустов сирени. Потом ветки сирени, обломанные Антоном, стояли у Даши на кухонном столе. Рядом лежали раскрытые учебники, но вместо того, чтобы готовиться к экзаменам, девушка мечтательно таращилась на цветы. В таком виде ее и застала вернувшаяся с работы мать. Лилия Александровна тогда неодобрительно косилась на сирень и бубнила, что добром это не кончится. А Дашина душа парила от счастья, и она бы ни за что и никому не поверила, если бы ей тогда сказали, что совсем скоро Антон исчезнет из ее жизни, даже не простившись.

– Так вы знакомы? – внезапно вмешалась русская красавица.

Ей-то какое дело, раздраженно покосилась Даша.

– Аленушка, это Даша, моя одноклассница, – белозубо улыбнулся Антон, приобнимая девушку за плечи.

Только Даша, все чувства которой были обострены до предела, заметила секундную заминку, с которой Антон обозначил ее место в своей жизни. «Моя одноклассница, – так же молниеносно пронеслось в голове Даши. – Не моя первая любовь. Не девушка, которую я целовал под кустом сирени. Всего лишь одна из множества лиц в школьном альбоме». Вот кто она для того, о встрече с кем Крылатова мечтала все эти годы. Как больно! Но еще не настолько сильно, как услышать вслед:

– Даша, а это Аленушка, моя невеста.

Наверное, когда вампиру вбивают в сердце осиновый кол, это не так мучительно, как смотреть в сияющие глаза невесты Антона. Аленушка, механически отмечает Даша, ну, конечно, какое еще имя может быть у русской красавицы?

– А вы тоже замуж выходите? – безоблачно улыбается Аленушка, не подозревая о том, какая гроза бушует в сердце Даши. – Вот здорово, поздравляю!

– А где твой жених? – добивает Дашу Антон и смотрит куда-то ей за спину, откуда доносится унылый бубнеж: «Унитазы, гарантия пять лет, монтаж и установка бесплатно».

– Нет-нет, – отмирает Даша, оглядываясь на лопоухого продавца сантехники. Как Антон только мог подумать, что она собралась замуж за этого хоббита!

– А я его видела, – встревает Аленушка. – Интересный такой мужчина. Он в банк ушел квитанции оплачивать.

– А я уже все оплатил, – Антон с победным видом трясет бумажкой с чеком, и невеста радостно целует его в загорелую щеку с крошечными светлыми щетинками.

Даша не может унять нахлынувшей ревности: когда она целовалась с Антоном, он еще не брился, и теперь ей мучительно хочется коснуться губами этого нового, непривычного ей, но по-прежнему желанного мужчины с глазами цвета моря. Просто наваждение какое-то!

– Так что же мы стоим! – торопится его невеста, оглядываясь на кабинет, откуда выходят довольные студенты. – Пойдем скорей, сейчас уже наша очередь.

Сладкая парочка исчезает за дверью, нарядная кокетка с недовольством косится на будущего мужа, который оглашает стены загса низкими разговорами об унитазах, а Даша возвращается за стол к своим бумажкам.

Какая ирония в том, что именно невеста Антона дала ей ручку, чтобы заполнить анкету для бракосочетания с Феликсом! Даша механически заполнила оставшиеся графы, потом анкету Феликса. Из кабинета вышли Антон с невестой. Аленушка сияла, как будто выиграла миллион, и приветливо махнула Даше рукой.

– А мы все!

– Поздравляю, – с фальшивым энтузиазмом откликнулась Даша, избегая смотреть в глаза Антону, и вернула его невесте ручку. – Спасибо, очень выручили.

– На двадцатое июня записались, на одиннадцать, – радостно сообщила Аленушка. – А вы когда хотите? После нас на 11.20 время свободное. Давайте в один день поженимся, вот будет здорово!

Даше было невыносимо смотреть в ее сияющие глаза, озаренные ожиданием будущего счастья, слышать ее звенящий от радости голос. Аленушка даже не подозревала о том, как крепко когда-то были связаны Даша с Антоном. Они целовались под сиренью, когда сама Аленушка только ходила в младшие классы. И вот теперь эта искренняя и непосредственная девочка с голубыми глазами-озерами и роскошной косой Рапунцель отнимает у нее Антона. Уже навсегда.

– Аленушка, милая, – поумерил ее пыл Антон, – у Даши свои планы…

– Почему же, отличная идея! – Даша с вызовом вскинула голову. – Пригласим всех наших одноклассников, очень удобно для них – две свадьбы сразу в одном месте.

От взгляда Антона, задумчивого и откровенного, Даше сделалось не по себе. Так Антон смотрел на нее в тот памятный день у него дома, когда его тетка уехала на дачу, а Даша пришла к нему с полной сумкой учебников. Даша тогда только успела открыть учебник и прочитать две строчки, а потом рука Антона нетерпеливо скользнула ей под майку, и учебник упал на пол. Нельзя так смотреть на другую женщину, когда у тебя на локте висит законная невеста… и щебечет, и щебечет!

Феликс появился как раз вовремя, чтобы спасти Дашу от этой невыносимой пытки – взглядами Антона и чириканьем его невесты.

– Даша, ну как ты тут? – Ее жених запыхался от быстрой ходьбы и нетерпеливо махнул рукой с оплаченными квитанциями. – Все заполнила? Наша очередь еще не подошла?

– Феликс, познакомься, это мой одноклассник Антон, – вложив в голос как можно больше равнодушия, представила Даша, – и его невеста Алена.

Невозможно было удержаться, чтобы не сравнить двух мужчин – из ее прошлого и настоящего. Антон был эффектней, привлекательней и обаятельней. Она бы не заметила в толпе такого, как Феликс, но непременно обратила бы внимание на такого, как Антон. Однако в Феликсе чувствовались уверенность и благонадежность мужчины, который станет для своей избранницы каменной стеной, чего не скажешь об Антоне. И, чувствуя это, Аленушка взглянула на Дашиного жениха с явной симпатией.

– Место встречи изменить нельзя, – неуклюже пошутил Феликс, пожимая Антону руку.

Феликс был старше Антона всего на год, но казался взрослее лет на десять. Короткая стрижка, рубашка с галстуком и брюки придавали ему солидности депутата. Дашу всегда удивляла эта любовь Феликса к деловому стилю. Стоматолог, не связанный дресс-кодом и проводящий смену в халате врача, вполне мог позволить себе неформальные джинсы и джемпера. Однако Феликс был ярым приверженцем строгих костюмов, как и его отец-юрист. Антон на его фоне выглядел мальчишкой: волосы у него были средней длины, как у киноактера, одет он был в джинсы и футболку, а татушка на руке, с которой невозможно было представить Феликса, придавала загадочности.

– А вот время выбрать можно, – встряла Аленушка. – Разве это не чудесно – пожениться в один день?

– Ну все, Рапунцель, угомонись.

Антон чмокнул невесту в щеку, а у Даши зашлось сердце от боли. Это у нее когда-то было прозвище сказочной героини, которым ее ласково называл Антон. И вот теперь у Антона другая девушка, невеста, которой он по старой привычке придумал нежное прозвище, взяв имя модной диснеевской мультяшки. И ведь как оно ей идет, подчеркивая ее наивность, неискушенность в жизни и открытое сердце, какие бывают только у домашних девочек не старше двадцати лет.

– Рад был тебя повидать, – во взгляде Антона читалось гораздо больше, чем в дежурных словах. Аленушка, по своей наивности, разумеется, этого не заметила. А Феликс, к счастью, отвлекся на выходящих из кабинета. – И поздравляю. Рад, что у тебя все хорошо.

Как бы Даша хотела, чтобы слова Антона были правдой!

– Идем, милая, – Феликс нетерпеливо подтолкнул ее к кабинету.

Из кабинета вышла фиктивная парочка: джигит с Бабой Ягой, каким-то образом умудрившиеся проскочить вперед них. Феликс придержал дверь, пропуская Дашу. «Что же мы делаем? – панически подумала она. – Чем мы лучше их? Я ведь не люблю Феликса, пора в этом признаться. Зато он меня любит. А в любви всегда только один любит, а другой позволяет себя любить. Антона я любила – и к чему это привело? Уж лучше пусть меня любит Феликс».

С решительным видом Даша шагнула к столу служительницы Купидона, положила анкеты и паспорта и смиренно присела на стул, пока дама проверяла документы. Феликс держал невесту за руку, словно боясь, что она убежит.

– Дарья Андреевна, вы фамилию мужа будете брать? – строго поинтересовалась у нее служительница Купидона.

– Буду, я же там написала, – раздраженно ответила Даша.

– Фамилия вашего мужа Смирнов, а вы написали – Задорин, – дама вопросительно взглянула на нее поверх узких очков.

На миг Даше почудилось, что регистраторша все про нее знает: начиная от продавленного дивана в комнате Антона, где семнадцатилетняя Даша лишилась майки и джинсов, до встречи с бывшим возлюбленным в коридоре загса. Ну, конечно, она догадалась, поняла Даша. Не про диван, а про ее роман с Антоном. Не надо быть мисс Марпл, чтобы сложить два и два. Не прошло десяти минут, как сотрудница принимала документы у Антона Задорина и его невесты, а теперь в кабинет ввалилась полуобморочная Даша, которая выходит замуж за Смирнова, а в анкете пишет чужую фамилию.

– Милая, ты что, ошиблась? – удивился Феликс.

Дама выжидающе посмотрела на девушку, глаза за стеклами очков блеснули, словно призывая Дашу к смелому решению.

– Конечно, ошиблась! – смалодушничала Даша. – Я волновалась, а в коридоре такой шум. Тот тип, с унитазами, все повторял эту фамилию, несколько раз, по слогам. Я и не заметила, как написала ее!

Дама поскучнела, словно разом потеряв к Даше интерес. Будто бы она ждала от Даши, что та заберет заявление и не станет выходить замуж за Феликса.

– Бывает, – кивнула регистраторша, протягивая Даше новый бланк. – Заполняйте. А с вами, Феликс Аркадьевич, давайте пока выберем дату бракосочетания. Вот, например, замечательное время – двадцатое июня, суббота, 11.20.

Даша оторвалась от анкеты и бросила на служительницу Купидона подозрительный взгляд: она что, издевается? Видит же в своем листе, что в одиннадцать будут бракосочетаться Задорины.

– Очень удачно, – выдержав ее взгляд, женщина продолжила нахваливать время Феликсу: – Не слишком рано вставать придется, и на прогулку по городу после регистрации успеете съездить до ресторана.

– Нам это подходит, – уверенно заявил Феликс. Даша даже рта открыть не успела.

Прекрасная ее ждет свадьба: она с Феликсом в загс, а им навстречу – Антон в черном костюме жениха с Аленушкой в свадебном платье, наверняка еще и на руках невесту вынесет! Она раздосадованно взглянула на служительницу загса, подстроившую такую подлянку, и ей показалось, что в глазах той мелькнули понимание, сочувствие и сожаление. Словно когда-то давно женщина пережила то же, что и Даша сейчас. И словно бы хотела помочь ей, только не знала, как.

На выходе из загса Феликс ее удивил – внезапно подхватил на руки.

– Что ты делаешь? – ахнула от неожиданности Даша.

– Тренируюсь! – счастливо объявил жених, спустился с ней по ступеням и направился к припаркованным машинам.

– Ну все, пусти! – взмолилась Даша. Но Феликс донес ее до самой машины. Проезжающий по дороге автомобиль прогудел им, как молодоженам, из окошка высунулся веселый лысый водила и прокричал:

– Горько!

Феликс с готовностью потянулся к Даше, но та ловко уклонилась от поцелуя и скользнула в салон:

– До свадьбы нельзя!

Феликс сел за руль, шутливо проворчав:

– Ну и скромная же мне попалась невеста!

– Вот уж повезло так повезло! – поспешно отшутилась Даша и, боясь, как бы Феликс снова не вспомнил о поцелуях, раскрыла журнал со свадебной рекламой, который вручили в загсе.

Машина плавно тронулась с места, а у Даши все поплыло перед глазами: с глянцевой странички на нее смотрел смеющийся Антон в смокинге жениха, который удивительно шел ему, делая похожим на голливудского киноактера на церемонии вручения «Оскара». Но куда удивительней оказалось другое: Антон обнимал невесту в белом платье, и этой невестой была сама Даша!

– Что ты там такое увидела? – Голос Феликса отрезвил, как стакан ледяной воды прямо в лицо.

Даша моргнула, и наваждение прошло: теперь парочка моделей, натужно скалившихся со страниц журнала, ничем не напоминала ее и Антона.

– Ничего, – Даша торопливо закрыла журнал, – просто как представлю, сколько всего предстоит, голова кругом. Платье, ресторан, тамада… Может, обойдемся без всего этого? – Она умоляюще повернулась к Феликсу.

– Даш, мы же обо всем договорились, – терпеливо напомнил Феликс. Наверное, таким же голосом он уговаривает своих маленьких пациентов открыть рот, убеждая, что лечить зуб совсем не больно.

– Да, конечно, извини, – поникла Даша, отвернувшись к окну.

Она подумает об этом, когда-нибудь, только не сегодня. Невозможно планировать свадьбу с Феликсом сразу после встречи, разбередившей душу. Нужно остыть и очистить голову от старых воспоминаний, прежде чем забивать ее фасонами платьев и праздничным меню.

– Я понимаю, что взваливаю на твои плечи кучу хлопот, и готов по мере сил в них участвовать, – пообещал Феликс и, остановившись на светофоре, включил радио.

Даша его не слышала: широко раскрытыми глазами она смотрела на юную парочку, которая шла вдоль обочины, держась за руки. Парень что-то оживленно рассказывал, а девушка смотрела на него влюбленными глазами, не замечая ничего вокруг. Эти двое были Даше прекрасно знакомы – это она сама и Антон, семнадцатилетние, увлеченные друг другом. Словно граница между современностью и прошлым на миг стерлась, дав Даше заглянуть на десять лет назад.

– Даш, да где ты витаешь? – Голос Феликса снова привел в чувство, и Даша поняла, что перед ней не призраки прошлого, а двое старшеклассников, которые свернули к ее школе. За окном мелькнуло знакомое красное здание, обнесенное зеленым забором.

– Извини, – выдавила она и, повинуясь минутному порыву, выпалила: – Можешь высадить меня здесь?

– Зачем? – удивился Феликс. – Ты разве не торопишься на работу?

К счастью, Даше не пришлось врать: у жениха зазвонил телефон, и, чмокнув Феликса на прощание, она выскользнула на тротуар. Сзади нетерпеливо засигналила машина, и Феликс уехал. А Даша торопливо шагнула за ограду, навстречу воспоминаниям, которые хлынули к ней кадрами кинофильма.

Вот Даша и Антон, крадучись, выходят на крыльцо. У Даши замирает сердце: никогда раньше она не сбегала с урока. Оказывается, это так весело и волнующе, когда рядом – Антон Задорин. Они вприпрыжку сбегают с крыльца, заговорщически перемигиваясь и пригибаясь, пробегают под окнами директора и торопливо минуют дорожку до калитки – ура, свобода! Даша запрокидывает голову, подставляя лицо тусклому осеннему солнцу, которое сейчас пылает ярче миллиона светил. А Антон тянет ее к ларьку с мороженым, чтобы отметить ее первый в жизни побег самым сладким в мире пломбиром. Пломбиром со вкусом первого поцелуя.

А вот Даша, замечтавшись, бредет по школьному двору темным зимним утром, мимо пушистых, как белые облака, сугробов. Вместо того, чтобы повторять правила перед контрольной, она думает о том, как встретит Антона. Она не видит парня, который затаился за сугробом, как не видит снежка, который летит прямо в лицо, залепляя глаза и тая мороженым на губах. А потом розовощекий, широко ухмыляющийся Антон называет ее Снегурочкой, смахивает снежинки с ее ресниц, а снег на губах тает под его смелым и горячим поцелуем. Губы потом будут гореть всю контрольную, которую девушка, к огорчению учительницы, напишет на тройку. Но Даше не будет до этого никакого дела. Пусть хоть весь дневник отличницы заполнят тройки, разве это важно, если у нее есть Антон, а вместе с ним – все счастье мира?



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5