Юлия Леонтович.

Моя Равномерность. Фэнтези. Книга I



скачать книгу бесплатно

Я повернулась к нему спиною, и совершила несколько шагов в обратную от него сторону, изначально в которую направлялась. Но он обогнал меня и остановил, перекрывая собою путь.

– Подожди, Мия. Прости, я не хотел тебя обидеть.

– Мне правда пора, – поспешила ответить я, мне хотелось просто уйти и поскорее.

«Когда я перестану быть такой наивной и видеть в каждом прохожем своего единственного и любимого человека! – негодовала я подсознательно. – Но и впредь я могла лишь согласиться с тем, что именно таким его и ощутила. О других же и вовсе не могло быть речи. И все же, чувство дискомфорта от этого отнюдь не стало меньшим, что вызывало еще больше размышлений на тему».

– Извини, пожалуйста, – он сожалел.

– Пойми, мне не нужна «эта» твоя помощь, – более выразительно промолвила я.

– Я не это имел в виду, – сожаление не покидало его голос и отобразилось на лице.

– Оставь меня.

– Нет.

– Да.

– Нет.

Он по-прежнему не давал ступить мне и шагу.

– Выслушай же меня, прошу. Мы неправильно поняли друг друга, – растерянность и убеждение пребывали в нем поровну. И хоть его сожаление было искренним, я все еще пребывала в замешательстве. Мне хотелось верить ему и его словам. Но были ли они едины?

– Разве, – только и промолвила я. Своевременно я осознала еще кое-что и задалась вопросом.

– Ты назвал меня по имени, – потерянно промолвила я. – Как ты узнал? – эти пятнадцать—двадцать минут нашего знакомства происходили словно во сне. Но в том, что я не говорила ему своего имени, была уверенна на все сто.

– Ты еще в обиде на меня? – последовало от него в ответ. – Я не хотел смутить тебя своим предложением, не хотел также обидеть.

– Откуда тебе известно мое имя, – я повторила вопрос, потому что поняла, что он не собирается мне отвечать на него.

– Разве у такой прекрасной девушки может быть менее чудесное имя, – промолвил он, смотря мне прямо в глаза. Его взгляду была присуща страсть, которая не давала мне покоя. Я понимала, что если поддамся слабости, то рискую раствориться в нем без остатка.

«Нет, нет, о чем ты думаешь, – здравый рассудок пытался обуздать затуманенное сознание. – Почему этот совсем не знакомый человек так притягивает меня к себе, и я испытываю по отношению к нему все эти чувства. Почему они столь сильны, и я не могу противостоять им, также как и контролировать себя, – одна за другой следовали мысли. – Так не должно быть».

Развожу руками, и мое внимание привлекает, а точнее, напоминает о своем существовании браслет на руке, свисавшие буковки которого говорят не много, не мало – «Мия».

«Моя очередная оплошность. Не первая и не последняя, – разочарованно подумала я».

– Браслет! Ты увидел мое имя на нем? – уже более снисходительно спросила я. – Ты внимательный, он практически незаметен.

– Видимо не настолько, и затем мне это удалось, – мы поменялись расположением тона, где его голос нес сосредоточенность и серьезность. – Прости за машину, – преисполненный решимости, сказал он.

– Послушай, – я хотела назвать его имя, но поняла, что не знаю его. – Давай на этом и закончим.

Я не та, за которую ты меня принял, а ты не тот парень, от кого я приняла бы помощь, если она и вправду была бы мне нужна, – мне хотелось поскорее покончить с этим странным знакомством, хотя оно и импонировало мне.

– Поищи себе девушку для развлечения в другом месте, – и вовсе сошла я на непозволительно низкий для себя тон только для того, чтобы он понял то, о чем я твердила ему несколько минут назад.

Я увернулась от него вновь, но совершив всего несколько шагов, он остановил меня опять.

– Нет же, Мия, как мне объяснить тебе. Я искренне прошу у тебя прощения. Пожалуйста, позволь мне исправить это недоразумение, – попросил он. – Давай поступим следующим образом. Я поймаю такси, и мы поедем, куда скажешь ты. Это будет твой выбор, и ты в любое время сможешь уйти.

Я смотрела на него и терялась в ответе. С чувствами была та же беда. Все разделилось на два.

– Пожалуйста, – повторил он, прося искренне. После его неоднократных попыток извиниться мне стало не по себе, и я подумала, может мы, и правда оказались вовлечены в недоразумение, образовавшийся круг которого он столь яро пытался разорвать. Что я могу сказать, мне на них везло. Такая себе сплошная череда недоразумений повсюду.

– Что же, попробуем, – промолвила я в полутоне уже более покладисто. – Но стоит ли? – продолжив, спросила я.

– Вот и такси, – он шел ускоренным шагом, постоянно оглядываясь назад и смотря, иду я за ним или нет.

За несколько минут мы оказались в такси, и водитель задал очевидный и простой вопрос «Куда вы направляетесь», но я затруднилась в ответе.

– Куда ты желаешь поехать, – спросил он. В его голосе пребывали нотки интереса.

– Без разницы, – ответила я, отчасти меня по-прежнему одолевало напряжение. Я не знала, что я делаю в машине с незнакомым мне парнем, но также осознавала, что именно он и никто иной был тем человеком, с которым в эту минуту мне хотелось оказаться в одном такси, от чего я еще больше погружалась в заблуждение и непонимание самой себя.

Всего несколько минут назад я была введена в смятение непонятных мне обстоятельств, и просила его оставить меня, но уже сейчас и вовсе не могла поверить, что просила его об этом. Сидя с ним так близко, странно и необычно, впервые за многие годы я чувствовала себя настолько хорошо и спокойно.

– Без разницы? – удивленно повторил он.

– Прости, не пойми меня неправильно, но мне просто поскорее хочется отсюда уехать, – в его улыбке появилась страсть и я затаила дыхание.

Авто трогается с места и мы едем в сердце Лондона. Путь не предоставляется долгим, но чувство неловкости и дискомфорта, а следом и постигшей тишины, не становится меньшим. И только голос водителя, оповещающего о прибытии, решительно разрушает тишину.

– Мы на месте, – промолвил таксист, – казалось, прошли какие-то крохи времени. Но может я попросту была поглощена присутствием своего таинственного незнакомца. И в это мне верилось больше.

– Благодарю, – промолвили мы в унисон.

Тайная поездка становилась все более близкой к разгадке. Выйдя из такси, мы оказались на центральной улице Бридж-стрит, а совсем рядышком находился один из местных пабов – «St Stephen’s Tavern Pub.

– Ты в порядке? – заботливо промолвил он.

– Еще не убежала, – ответила я в улыбке.

– Мне бы этого очень не хотелось, – он был очень милым в изречении, а его улыбка завершала совершенный портрет.

– Мне также.

Мы заходим внутрь и ищем свободный столик. Внутри славно, к тому же я здесь впервые. И затем, если бы я стремилась посетить каждый местный лондонский паб, мне потребовалось бы намного больше времени, чем я провела в Лондоне за последний год.

– Что предпочитаешь, – спросил он, продолжая внимательно за мною следить.

– Угадаешь?

Он улыбнулся, и мне это понравилось. Каждая его последующая улыбка представлялась маленьким чудом, которое было так приятно созерцать.

– Что-то мне подсказывает – это будет чай.

– С чего такое убеждение, – заинтересовалась я. – Я тебя явно недооценила.

– Не хочу тебя разочаровывать, но близится время традиционного чаепития, а его никогда не нарушают, – ухмыльнулся он.

– Отлично, одной причиной меньше тебя опасаться, – практически сразу я пожалела о сказанном, но этого было уже не изменить.

– Ты меня боишься? – последовал вопрос, его заинтригованность была очевидна.

– Боязнь и опасение – не одно и то же.

– Опасаешься? – промолвил он вслед. Его интонация по-прежнему выдавала немалый интерес, улыбка не переставала волновать, а в глазах было нечто загадочное, то, чему я не могла дать определения и растолковать.

– Есть основания? – спросила я, и уже была не рада тому, что завела разговор об этом. Едва я хотела признаваться себе в том, что действительно опасаюсь его, но быть может, и вовсе боюсь. Меньше всего я хотела, чтобы он об этом догадался. Так или иначе, я предоставила ему все причины, чтобы так полагать.

– Нет, я вполне безобидный, – засмеялся он, но голос его был преисполнен страсти, от которой мне невольно становилось горячо. Постигшее молчание можно было разбавить разговором, но в нашем диалоге заглавной составною были наблюдения и взгляды.

– Прости, мы не познакомились, как следует в аэропорту. Меня зовут Соул.

– Очень приятно, Соул, меня зовут Мия, – промолвила я в ответ. – Хотя ты это уже знаешь.

«Соул, Соул, Соул, – довольно странно, как некое имя, которому ты никогда не уделял внимания, в одно мгновенье может стать для тебя целым миром, в котором впредь уже столь будет недоставать этих нескольких слогов «С-О-У-Л».

Мысленно я произношу его имя вновь и вновь, и оно едино с тем, кому принадлежит. Легким осязанием оно осело в моей памяти, найдя свое извечное прибежище в моем сердце. Осмелюсь сказать, услышав его, уже впредь я больше не смогу забыть его никогда. Сознание содрогалось каждым разом от созвучного имени и сладостно повторялось во мне легким эхо.

– У тебя очень красивое имя, – промолвил Соул, и меня постигла дрожь. В подобных изречениях мне не приходилось купаться, скорее в моем мирке пребывала засуха, когда речь заходила об искренности слов, направленных в мою сторону от парня.

– Взаимно, Соул. Но, в этой истории есть продолжение. Не так ли?

– Есть, – произнес он непринужденно. – Но пусть это останется частью нашего дальнейшего знакомства.

– Хм, можно и так, – недовольно промолвила я.

– Это только означает, что нам нужно будет встретиться повторно, если ты по-прежнему будешь желать знать больше, – с явным лидерством заявил он.

– Ты умеешь интриговать, Соул, – но я, не собиралась уступать ему. – И все же, – продолжила я. – Что ты делал в аэропорту? Твое появление показалось для меня довольно неожиданным.

– Значит, у меня получилось, – в его тоне появилась неопределенность и сомнение.

Он повел рукой, и я заметила тоненький плетеный браслет цвета темной бирюзы. Выглядя довольно просто, он производил впечатление своеобразной необычности.

«Все гениальное просто».

– Что это, – спросила я, желая утолить свой интерес, взглядом указывая на браслет, красовавшийся на его руке.

– Ах, это? – вопросительно обратился он. Касаясь пальцами браслета, лицо его растянулось в легкой улыбке. – Что ты думаешь об этом? – обратился он вместо ожидаемого мною ответа.

– Ты всегда отвечаешь вопросом на вопрос?

– Нет, – посетовал он.

Дальше я могла рассмотреть браслет лучше. Это была определенно темная бирюза и тоненький плетеный ремешок.

– Выглядит обыденно и довольно необычно. Даже не знаю, что делает его таким.

– Я хотел такой как у тебя с буковками. Но видимо ты забрала последний, – промолвил он и едва сдерживал улыбку. – Знаешь, в некотором роде он имеет отношение к фамильным ценностям, и посему очень дорог мне, – он замолчал. – Знаю, звучит довольно глупо.

– Нет, я понимаю, – тотчас же ответила я. – Я нахожу это довольно милым. И затем, фамильные ценности не всегда должны представлять собою предметы особого материального наследия. Цена и ценность не есть сословием одного и того же.

– Это верно, он связывает меня со многими воспоминаниями и являет собою немалую ценность.

Я улыбнулась в ответ.

– Значит, ты носила прежде что-либо схожее с этим? – он вновь указал на браслет.

– Не считая этого, – я подвела руку верх. – Нет.

Выражению его лица была присуща несменная улыбка и некоторая загадка. А еще немалая толика харизмы. О, да. Определенно она была ему подвластна.

– Ты не ответил на мой вопрос, – продолжала настаивать я.

– Довольно странно, потому что я думал, что ответил, – он умело обращался со словами, и у него получалось красиво уходить от ответа. Вначале это ему удалось, и на мгновение я поверглась в заблуждение, но потом все стало на свои места.

– Нет, не говорил, – с небывалым убеждением сказала я.

– Что же, как я упоминал прежде, у меня были некоторые дела в Хитроу.

– В Хитроу? – переспросила я, это казалось довольно странным.

– Я думал, мы разговариваем о Хитроу, не так ли? – переспросил он.

– Да, только в аэропорту немногим можно быть занятым, например, провожать, либо встречать кого-то, – не унималась я допросами, и сама себе удивлялась. Во мне начали проявляться скрытые повадки Шерлока Холмса.

– Ты не поверишь, но у меня была встреча, – съязвил он.

– Верно. Прости, порою моя всесторонняя предосторожность и интерес доводят до нелепости, – я чувствовала себя виноватой.

– Доверие приходит не сразу, – понимающе кивнул он в ответ.

– Согласна.

– Но я увидел тебя и решил последовать за тобою.

– Почему?

– Ты привлекла мое внимание, – ласково вымолвил он.

– Ты явно шутишь, – меня постигло удивление.

– Это возможно, не так ли? – прозвучало в убеждение.

– Тебе решать, – молвила я, не желая указывать на очевидные факты.

– Я не мог упустить тебя из виду, – добавил он.

– Почему? – я потеряла всякое понимание, но вместо ожидаемого мною ответа он посмотрел в окно.

– Тяжело найти человека в большом городе, о котором ничего не знаешь, – как само собою разумеющееся ответил он.

– Я не видела тебя.

– Еще бы, по всей видимости, ты была погружена еще в те размышления, но из-за этого забавно выглядела, – произнес он, подстрекая меня. Более чем целеустремленно он снова посмотрел за окно.

– Что-то не так? – спросила я, не выдержав его поспешных взглядов, предназначенных окну, находившемуся за мною, но сама я за окном ничего необычного не увидела.

– О чем ты? – не понимая, спросил он.

– Ты постоянно смотришь в окно, – с убеждением сказала я.

– Всего несколько раз.

– Возможно, тебе пора уходить. Я пойму это.

«По крайней мере, постараюсь, – подумала я».

– Вовсе нет, я просто немного отвлекся, – прозвучал убедительный ответ. Его голос не выдавал сомнений, словам же хотелось верить, как и впредь. – Но я все еще ничего не знаю о тебе. И я с радостью выслушал бы твою историю жизни, – вылетели из его уст очередные слова.

– К примеру, что ты хочешь обо мне знать? – честно говоря, меня не очень забавила эта идея.

– Думаю, «все» будет удовлетворительным ответом, – улыбнулся он. – А также, чем ты занимаешься, как долго живешь в Лондоне, что тебя интересует, и что любишь, – продолжая, он задавал все больше и больше вопросов.

– Ого, и всё? – я изобразила гримасу удивления.

– Меня интересует все, что имеет какое-либо отношение к тебе. Более того, – мелодично промолвил он.

– Да? – я затаила дыхание.

– Мне довольно приятно находиться сейчас с тобою, – от его слов, у меня помутнело сознание.

– У тебя тонкое чувство юмора, – вымолвила я со смешком. На самом деле, моему удивлению не было предела. Честно говоря, такого мне еще точно не приходилось слышать от парня, от такого парня! Более это походило на розыгрыш, и мне хотелось спросить у бармена, где спрятана скрытая камера, в которую мне стоит улыбнуться.

В его голосе было нечто, что не давало мне покоя. Впервые услышав его, я больше не могла обойтись без него и мгновения. Мне не хотелось думать о том, что эта личность, этот человек, он вовсе не мой, но просто тот, с кем я имею радость провести хотя бы малый промежуток времени. Сладостный и нежный, веселый и страстный, добрый и незабываемый голос без остатка полонил меня и продолжал обжигать слух.

– Ты мне не веришь?

– Тебе? – постигла мгновенная пауза. – Тебе разве возможно не верить, – переспросила я.

– Но ты меня совсем не знаешь, – его пылкий взгляд волок меня за собою.

– И я ощущаю свою острую необходимость в этом, – жар распространился по моему телу. Подобное происходило со мною лишь однажды, и не столь давно я уже упоминала себе об этом. От воспоминаний было не уйти даже спустя годы.

Чувства перестали посещать меня, и казалось, покинули мою жизнь навсегда. Так и было. Сейчас же происходило все абсолютно по-другому. Я была с этим парнем и ощущала эту «потребность», она не могла состязаться ни с одним из бывалых во мне прежде чувств. Я ощущала ее по-другому, она была ментальной, физической и очень сильной. Она говорила о моей потребности в нем, но могла ли я на нее претендовать. Я прекрасно понимала, что еще находящийся рядом со мною человек через двадцать минут, а может спустя час может исчезнуть из моей жизни, также быстро, как и появился в ней совсем недавно. Это было сильнейшее чувство, которое я пыталась осознать. Чувство сильнее меня самой. Да, я не знала Соула и в этом отдавала себе отчет, но стоило мне посмотреть ему в глаза, и я больше ничего не понимала.

– Ты, правда, этого желаешь, – неспешно изрек он.

– Не передать как, – вырвалось у меня, прежде чем я смогла осознать значимость своих слов. Каждое слово имело свое значение, а еще за ними стояла немалая ответственность.

– Хорошо, но сначала ты.

– Может в следующий раз, когда ты повествуешь мне свое «surname».

– Это не совсем справедливо, тебе так не кажется, – в тоне намечалась игривость. – Твой акцент сейчас, ты не позволяла мне услышать его таким раньше, – он заинтересовался.

– Значит, нам есть о чем рассказать друг другу?

– Ты права.

– Знаешь, я не люблю долгих рассказов о себе. Тебе не кажется это своего рода формальной попыткой характеризировать себя. И затем, я вполне могу взять за основу ложные, но быть может и преувеличенные критерии относительно себя. Разве тебя это не волнует?

Я все пыталась изъясниться, но слова так и метались в голове, а на слух, то и дело выходила ерунда несуразная.

– Может лучше самому узнать, чем доверять мне это непосильное дело, – по-прежнему я пыталась увильнуть от скучных рассказов о себе, и потом, рассказывать собственно было нечего. Всего несколько слов и рассказ мог окончиться, еще не начавшись.

– У тебя это не получиться при всем желании. И потом, меня это никаким образом не волнует. Мия, ты не похожа на девушку, которая станет ложно себя оценивать.

– Ты не можешь это знать наверняка.

– Мне кажется, ты плохо себя знаешь либо недооцениваешь, – в убеждении промолвил он.

– Ты не знаешь меня достаточно хорошо для того, чтобы делать столь поспешные выводы.

– Твои глаза, они говорят за тебя. Я смотрю в них и вижу твою сущность, но не могу понять лишь одного, – вымолвил он, прервавшись.

– Чего именно? – я была увлечена его словами, они действовали на меня словно волшебный эликсир.

– Зачем ты скрываешь в себе настоящее и искреннее. Почему не выносишь этого на поверхность. Разве отстраненной и непроницаемой быть проще, – недоумевая, произнес он.

– Мне стоит ответить, – ответила я, задумавшись над его словами.

– Если ты этого желаешь?

– Говоришь, я отстраненная, – задалась я вопросом. – В таком случае, кто кого должен опасаться? – после выдав звук, похожий на рычание.

– Тебя? Ну, уж нет! – со смехом, воскликнул он. – Только не тебя. Но я возьму это на заметку.

Он вновь бросил поспешный взгляд к окну. Также оглянулась и я, вновь ничего там не увидев.

– Что же сам попросил, теперь слушай…

– Благодарю.

– Лондон не первый город, который стал для меня родным домом. Я выросла в Оттаве, но родилась совсем в другой стране. Поэтому у меня акцент, но я практически не использую его, скорее предпочитаю не выделяться среди других. Когда моя семья переехала в Оттаву, я была еще совсем ребенком, и считаю английский своим вторым, родным языком, – кратким мигом меня постигли воспоминания. – В Лондон я приехала учиться зимой. Но время от времени мне кажется, что я живу здесь уже не первый год. А еще мне здесь действительно нравиться.

– Я с радостью встретил бы тебя в этом большом городе раньше, но сейчас понимаю, что мог никогда не познакомиться с тобою, поэтому рад нашему знакомству сегодня.

– Тяжело заметить человека, который ничем не отличается от других, – обыденно произнесла я.

– Ты не права, – заверил он меня.

– А ты очень вежлив в изречениях. Но что относительно тебя, незнакомец, – меня манил интерес.

– Я по-прежнему остаюсь без ответов, – подмигнул он. – Без твоих ответов.

– Я предупреждала, – за разговором я потеряла счет времени, и последующим разом к окну обернулась уже по своей инициативе. Темные краски упали на город, это был вечер.

Кажется, мы пришли совсем недавно. На самом деле, прошло достаточно много времени, и меня повлекли за собою раздумья. Видимо, это не осталось незамеченным, и последовавшие в мою сторону вопросы только подтвердили это, вернув меня в реальность.

О чем я думала. До самого вечера мы провели время вместе, но были незнакомыми друг другу. Едва я могла дать этому «здоровое» объяснение, но даже некоторых знакомых мне людей я чувствовала по отношению к себе более чужими, чем его после нескольких часов знакомства.

Впервые за достаточно долгое время я смогла забыть обо всем, даже не задумавшись об этом. А еще мои чувства, одновременно, они были не свойственными мне, и такими родными. Я ощущала легкость и непринужденность, свободу.

– Все в порядке? – приятный голос вернул меня в сознание.

– Прости, я задумалась.

– Я утомил тебя своими вопросами? – в его голосе ощущалась забота.

– Отнюдь, ты помог мне забыться.

– Прости за то недоразумение в аэропорту, – промолвил он следом. – Получилось действительно нехорошо.

– Это в прошлом, – его и вовсе не хотелось ворошить. – И затем, я рада, что ты меня остановил.

– Ты уверенна? – его голос имел странное свойство, скорее это было подвластно его обладателю. И заключалось оно в его умелом обращении не одними только эмоциями, но тоном, говорившим о том, что его владелец желает показать в произносимом, а что сокрыть от других.

– Больше, чем когда-либо в жизни, – моя искренность говорила сама за себя, порою меня об этом забывая спросить.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10