Юлия Леонтович.

Моя Равномерность. Фэнтези. Книга I



скачать книгу бесплатно

– Ага, а мы – дети окружения четырех стен и прочих коммуникаций, – последовало от отца.

– Нет, не обязательно, Николас. Я пытаюсь сказать, что не стоит расстраиваться из-за того, что попросту не может остаться, поскольку призвано быть свободным.

– Ты права, мам, – я вздохнула отчего-то, это далось мне тяжело, но я была согласна со словами мамы.

Позавтракав, мы стали обговаривать наш маршрут.

– Итак, вы готовы к маленькому путешествию в большом городе? – воодушевленно промолвила я.

– Еще бы, – ответили они вместе. – Это будет замечательный день.

– Потому что мы будем вместе, – дополнила я, и мы стали собираться.

Некоторые люди говорят, что Лондон пестр и велик своею красотою только летом да весною. Спешу заверить, это неправда, ведь и зимой в столице однозначно есть чем полюбоваться. В первую очередь, это имеет отношение к загородным поездкам, где можно восхититься настоящей живой красотой «по-зимнему».

После прогулки по Лондону мы посетили с экскурсией Вестминстерский дворец. Мне совсем не терпелось увидеть его изнутри (хотя однажды мы с Энни уже были здесь), то самое памятное место с фотографии, которое однажды осело в детских воспоминаниях, но спустя годы возвратилось ко мне вспять.

Мне вспомнился рассказ родителей о фотографии, и я задумалась над тем, могли ли далекие детские мечты повлиять на мои уже взрослые будни. Мечты, о которых я вообще не помнила, на количество тех знаний, которыми уже владела. Я затрудняюсь в ответе, и больше не вижу в этом смысла. Но сейчас я здесь, мои родители со мною и это самое главное. Время пролетело незаметно, к тому же, гид и вовсе не давал соскучиться, продолжая «утомлять» своими рассказами.

Когда мы с Энни пришли сюда впервые, была еще весна. Но уже с приездом родителей я почувствовала себя как будто мое путешествие к «сказочному замку», впрочем, и сама прогулка по Лондону, происходит впервые.

– Сколько раз ты здесь была? – заинтересованно спросил отец.

– Ты не поверишь, но только один раз с Энни.

– Думаю, это было первым местом, куда ты поехала, бросив чемоданы в аэропорту, – засмеялся отец.

– Практически.

Наша следующая остановка – район Гринвич. Он находится в юго-восточной части города, на южном берегу Темзы, где от причала курсирует речной трамвай. В наших планах посмотреть Королевский морской колледж, Квинс Хаус, Гринвичский парк (насколько это физически возможно) и Королевскую гринвичскую обсерваторию.

Уже с теплохода можно было наблюдать бескрайние взору просторы и ощутить своеобразную свободу, которой так недоставало в столице (несмотря на то, что мы по-прежнему находились в Лондоне).

Мы сошли на берег и последовали ранее протоптанною тропою. Несколькими минутами погодя туристы начинают разбредаться по сторонам, и экскурсовод пытается собрать их вновь, и затем только, чтобы начать свой очередной скучный исторический монолог.

На сегодня с нас достаточно монологов, и поэтому мы отдалились от группы, предпочитая прогуляться по Гринвичскому парку самостоятельно.

Словно малые дети, мы дурачимся, бросая друг в друга снежки, и играем в догонялки. Заканчивается наше путешествие уже в Обсерватории, где ко всему прочему через двор проходит нулевой меридиан, который делит Земной шар на западное и восточное полушарие. Не заметить меридиан довольно тяжело, он отмечен золотистой и впечатляющей полосой.

Но не только главная достопримечательность привлекла мое внимание, а и пребывающие на протяжении неизвестного мне времени пять голубков, блуждающих в небе.

«В свободном полете, – подумала я. В точности как прежде заметила мама».

Довольно странно, но они напомнили мне о моем вчерашнем госте, а еще мгновением дольше мне представилось, что он тоже среди них.

«Всего предположение…».

Игнорируя свои глупые и безосновательные предположения, я возвращаюсь к реальности и понимаю, что всему виной моя очередная отстраненность.

«Всего предположение,  вновь повторилась я, не позволяя себе лишних мыслей».

– Вам нравится? – не знаю, как им, но мне казалось довольно забавным оказаться в месте подобно этому.

– Здесь довольно, – спустя несколько секунд пристального изучения, промолвил отец, – довольно… – и он вновь не договорил.

– Необычайно? – я взяла инициативу на себя.

– Что милый, дар речи пропал? – засмеялась мама.

– Да и да, – улыбнулся отец. – Удивительно, что не был здесь раньше.

За разговором я перестала наблюдать за голубями, а когда посмотрела в небо, их уже нигде не было. Но меня начало томить уже совсем другое ощущение. Мне захотелось подойти поближе к Гринвичскому меридиану, и я не стала препятствовать своему желанию, хотя и не могла найти этому объяснения.

Движения формировались сами по себе, и мне стояло только довериться своей интуиции. Я оставила родителей позади и сделала несколько шагов на встречу. Но стоило мне только переступить линию разграничения, как перед глазами промелькнула вспышка света, а за нею наступила темнота. И я сразу узнала это место.

«По всей видимости, день никогда не наступит».

Не успели глаза привыкнуть к темноте, как я услышала знакомый голос. На этот раз, парень заговорил со мною первый.

– Ты вернулась? – в его голосе прозвучала обреченность.

Не знаю, сколько времени прошло с нашей последней встречи, но он по-прежнему сидел на краю обрыва.

– Как видишь, это от меня не зависит.

– Ты права.

– Кто ты?

– Это не важно.

– Что этому ворону от меня нужно?

– А ты как думаешь?

– Я у тебя спрашиваю!

– Я не знаю.

– Помоги мне разобраться в том, что происходит. Я так больше не могу.

– Будь смелее.

– Почему? Я ничего не понимаю.

– Осторожнее, – закричал парень. – Пригнись. Он уже близко.

Я не стала задавать следующий вопрос, потому что знала на него ответ. А еще за несколько минут будоражащее звучание ворона зазвучало в небе. Только он появился и стремительно направился в мою сторону.

– Ложись, – опять закричал парень.

Я упала наземь, и ворон пролетел надо мною, чудом не задев когтями голову. У меня захватило дыхание и мне пришлось сделать несколько глубоких вдохов, перед тем как подняться, но открыв глаза, я увидела под ногами полосу Меридиана.

Очередное видение закончилось, а я не узнала ничего нового. Я стала лихорадочно оглядываться в поисках родителей, мама шла мне на встречу.

«Неужели прошло так мало времени, но больше я склонялась к тому, что в моем видении течение времени имело свой собственный ход».

– Мия, все в порядке? – Софи подошла ко мне.

– Да, вполне. Почему ты спрашиваешь? – я все пыталась прийти в себя после видения и нападение ворона.

– Я хотела сказать, что мы уже возвращаемся домой, но ты не услышала моего обращения.

– Прости, я задумалась.

– О чем? – заинтересованно спросила мама. – Надеюсь о как-то симпатичном молодом человеке, с которым ты меня еще не познакомила, потому, что… – она не договорила, но ее улыбка дополнила не законченное предложение.

– Нет никакого парня мам, я же тебе говорила.

«А может и есть, но только один и во сне, а теперь преследует меня в видениях, которое только за последние дни повторялось уже несколько раз».

– Ладно, ладно, не злись, – обняла меня мама, – идем, отец сейчас станет искать нас.

– Идем.

Я постоянно думала об этом парне, что это все значит, но однозначно понимала одно, чувство обреченности теперь было присуще не только его голосу, но и моему состоянию.

Мы поспешили к речному трамваю. Все произошло равным образом, как и по пути сюда, только с одним различием – мы слегка утомились долгой прогулкой. Но даже это не помешало нам делиться впечатлениями, потому всю дорогу мы проговорили. Возвращаемся домой уже с наступлением вечера.

После ужина и некоторого времени, проведенного вместе как одна большая, хотя и не совсем полная семья, родители начали готовиться к поездке и возвращению домой. Я, в свою очередь, пыталась гнать от себя мысли о том, что завтра вечером я останусь одна. Прежде мои родители уже навещали меня несколько раз. Но скорее выкраивали крохи времени, чтобы навестить меня, приезжая в Лондон по работе.

«Не одна в городе, но одна в своем собственном мирке, – неосознанно пронеслись следующие мысли. Через крепкую броню все же прорвались некоторые размышления».

– Я благодарна вам за то, что навестили меня. Мне будет очень вас не хватать, – одновременно в моем тоне пребывали радость и печаль.

– Я скучаю по тебе всегда, Мия. И не только я, мы все скучаем за тобой, – промолвила мама. – Может, ты хочешь вернуться домой? – в мамином голосе появилась немалая толика надежды. – Мы будем рады твоему возвращению, и ты это знаешь.

– Мам, моя жизнь здесь. Тут у меня учеба и друзья, и самое главное – мне здесь нравиться, – заверила я ее.

– А парень у тебя здесь есть? – она задела меня, но я не подала виду.

– Нет, но и там его не было. Да здравствует баланс во всем мире, – радужно воскликнула я.

«Не думала, что получится так реалистично…»

– Прекрати, Софи. У нашей дочери еще все впереди, – спокойно заметил отец.

– Николас, ты всегда встаешь на ее сторону, – тяжело вздохнула мама и покачала головой.

– Неправда.

– Правда!

– Нет, – промолвил отец. Его лицо растянулось в улыбке.

– Я просто хочу, чтобы наши дети были счастливы, – ее тон говорил моими чувствами. А именно, я чувствовала тревогу и обреченность.

– И я также, милая, – ответил папа.

– И я счастлива, – я прервала их маленькую дискуссию. – А еще мне кажется, уже пора спать.

По правде говоря, мне не столько хотелось спать, как свести этот разговор на нет.

«Помню, однажды услышала, что люди в Лондоне ранее полуночи не ложатся. Что же, не могу с этим не согласиться».

– Сладкой ночи, Мия, – напоследок услышала от родителей, и мы разошлись по комнатам. Не принимая во внимание свою усталость, я была уверенна в том, что уснуть мне не удастся. Но на удивление, уснула довольно быстро.

«Я счастлива, в сознании воспроизводились слова, и я думала над ними вновь и вновь. Я счастлива?».

О скоропостижно прошедшей ночи оповестил будильник. Этим он хотел сказать лишь одно – «пора». Поспешив к родителям, я успела к завершительным шагам, оповещающих об отъезде родителей. Складывалось впечатление, во сколько бы я не проснулась, они все равно проснутся раньше. Напоследок мы пьем латте и едим тосты.

– Вы готовы? – я пыталась не выдать предательски грустного настроения.

– Да, наш рейс скоро, нужно приехать раньше – сказал отец. Он всегда был в добром расположении духа, соответственным был и его тон.

Мы выходим из дому и ловим такси. А еще за несколько минут уже сидим в авто. Лондон смотрел нам вдогонку и прощался, оставляя позади улицы и силуэты, продолжавшие сопровождать наше мчащееся, удаляющееся такси, с каждым последующим мгновением ехавшее все быстрее и быстрее.

Аэропорт Хитроу.

Я томилась в ожидании посадки родителей, которую могли объявить в любое мгновение. Во мне царствовала целая гамма чувств, среди которых отчетливым пульсом отбивала грусть и сожаление, досада. Тогда, как на расстоянии их отсутствие тяжело переносилось мною, но я боролась с этим, то их столь близкое присутствие сейчас и вовсе забирало почву из-под ног, стоило мне упомянуть себе об их скором отъезде. Верно, отпускать их катастрофически не хотелось, но был ли у меня другой выбор. К осознанию пришло вполне приемлемое объяснение: «Мы не прощаемся навсегда, но разлучаемся на время».

– Пора, Мия, – ласково промолвила мама.

– Созвонимся, – подмигнул отец.

– Само собою, – я провалилась на еще одной неудавшейся улыбке.

– Люблю тебя, милая, – промолвила мама. Видимо улыбка получилась у меня неважная.

– И я тебя, – неосознанно пролепетала я. Во мне пребывал переизбыток чувств, и я не поспевала за ними. – Привет сестренке.

Чувства смешались с эмоциями и отыграли не последнюю роль в дрожании моего голоса.

Мгновением позже я стояла в стороне и наблюдала за тем, как родители подают билеты, а после окончательно скрылись с поля зрения.

Глава IV
Неожиданная встреча

Полдень двадцать первого декабря. Сопровождает опустошение и острое ощущение разлуки. А еще совсем скоро Новый год.

«И снова этот Новый год, – проносятся мысли. – Как по мне, это не больше, чем переход времени на год больше».

Довольно морозный день «возвращал» на землю и не давал подолгу витать в облаках. Я начала замерзать, в моих планах было поскорее поймать такси, тем самым убежать от жуткого холода и пронизывающего ветра. В попытке высмотреть такси моя походка напоминала более бег трусцой, нежели умеренный шаг неспешного человека. Но машины то и дело отъезжали с места, и мне только оставалось смотреть им вдогонку, в то время как они все дальше отдалялись от меня. Своевременно мой взгляд перенесся на другую, еще свободную машину, и я поспешила к ней, но обернулась на произносимый голос, который, как мне показалось, обратился именно ко мне.

Передо мною стоял молодой и обаятельный, а также ко всему прочему незнакомый парень, двадцати – двадцати трех лет. Довольно странно, однако я совсем не видела, чтобы за мною кто-то шел, вдобавок была озадачена собственными размышлениями, чтобы что-то замечать вокруг.

Скоропостижной украдкой я продолжила смотреть на него, но мне крайне не хотелось показаться невежливой. Это оказалось не так просто, поскольку его внешность воспроизводила в моем сознании не короткие фразы, но целые слоги и изречения. А воображение напрочь отказывалось работать, продолжая я на него смотреть. Бледная кожа и утонченные, похожие на аристократические и производящие незабываемый эффект черты его лица, вызывали во мне состояние аффекта.

«Наверное, англичанин, – подумала я. – Моя бледность напротив его, кажется мне смуглым загаром, но они принимают это за норму».

Я все еще не могла отвести от него взгляд и продолжала смотреть, видя то, от чего потрясало сознание и будоражило ум. Это выгравированные скулы и четкий подбородок, изящный нос, отдающие морским бризом потрясающие сознание серые глаза и прекрасные брови. Все это всецело характеризовало его. Не могла я миновать и губы, они сочны и румяны, стоило только на них посмотреть, и они вдохновляли на жизнь, от них замирало сердце и сбивалось дыхание. Его шесть футов противостояли моим пяти. Он выглядел довольно просто, но создавалось впечатление, что таким вовсе не является, а еще он выглядел достаточно грациозным. Немного отросшие темно-каштановые волосы создавали вид своеобразной неухоженности, но при этом выглядели аккуратно и, более того, забавно. А еще время от времени в них играло солнце, пробиравшееся сквозь облачность, присущую второй половине дня.

«Скорее это природное, – подумала я».

Время от времени он касался волос, проводя по ним рукою. Довольно странно, какое впечатление могут воспроизвести обыкновенные, ничем не примечательные волосы. Опять мой взгляд вернулся к его глазам и они не оставили мне выбора как остановиться и смотреть в них так долго, насколько это возможно. Я пыталась побороть в себе желание, найти силы и отвести от него взор, но не могла. В его глазах жила Вселенная, в которой я видела бездонный океан, погружаясь в который, терялась сама.

«Эти глаза я искала всю свою сознательную жизнь, – неосознанно воспроизвелись следующие мысли».

За краткое время в его глазах я увидела столько, сколько мне не приходилось видеть еще никогда и ни в ком прежде. За одними размышлениями следовали другие, и все они говорили только одно: «Посмотри, вот он, обладатель тех прекрасных глаз, с которыми ты желала встретиться всю свою жизнь, в существование их обладателя ты так непоколебимо верила, и сейчас настал этот миг, он стоит перед тобою. Нет, не уходи. Встреча двух нитей в один моток, вот он и свернут. Но, что это, что со мною происходит? Я вижу это, и это ты. Спасибо уже и теперь навсегда».

Его одежда говорила о неплохом вкусе, элегантности и утонченности, подчеркивая индивидуальность. Я могла бы сказать, что он не выделяется из ряда других, что его одежда повседневна и проста, но это не так. В этом выражалось его преимущество, и он окончательно полонил мое внимание.

– Здравствуй, – наконец-то произнес он. Скорее, мне просто показалось, что он достаточно долго ничего не говорил, ведь стоило мне обернуться ему вослед, и я была буквально поглощена им. И дальше только созерцала его, словно картину живописи, также прекрасную и естеством природы не обделенную. Да, я отдавала себе отчет в том, что с моей стороны не совсем вежливо смотреть на него до такой степени целеустремленно и продолжительно, но это ничего не меняло.

«Надеюсь, он не заметил того, как я на него пялилась, – подумала я. – Хотя это было очевидно».

– Здравствуй, – ответила я, но все еще пребывала под странным влиянием чувств, которые были навеяны его присутствием.

– Я могу тебе чем-то помочь? – спросила я и недоумевала.

«Зачем он обратился ко мне,  спрашивала я сама себя».

Здравые размышления говорили о том, что такой парень не подошел бы ко мне и за версту, но предпочел бы мне гламурную красотку. Ошибаюсь? Ну, уж нет!

Выводы сделать не тяжело, и затем всяческие тому доводы не заставляли себя ожидать. Об этом говорила моя жизнь, не раз подтверждая мои умозаключения. Прежде чем полюбить сердцем, парни хотели любить глазами. Что касается меня, то тут особо любить нечего. Хотя Энни и категорически была со мною не согласна.

– Уже, – лишь промолвил он, улыбаясь. Его улыбка стоила многих звезд ночного небосвода, но была гораздо ослепительнее.

– Не понимаю, – в тоне путались растерянность и непонимание.

– Я могу тебе чем-то помочь? – повторил он мои же слова.

– Я не нуждаюсь в помощи, – уверенно и отчужденно ответила я.

– Все нуждаются когда-либо, – продолжил он свою непонятную мне речь.

– А я нет, – тоном прошлась отчужденность, но я по-прежнему не могла уйти от влияния, пленившего меня, влияния, не отталкивающего от незнакомца, задающего странные вопросы, но притягивающего к себе чем-то, чему не могла найти объяснения. Хотелось быть рядом, держась на расстоянии, но доверяя.

– Я верю тебе, – ласково промолвил он, у него был обаятельный голос.

– А я не знаю тебя, – отстраненно продолжила я.

– Это легко исправить, – лицо его отразилось в мимолетной улыбке, непосредственной и доброй.

– И ты этого хочешь? – удивление взяло верх.

– А ты нет? – ответил он вопросом на вопрос. – Прости, ты видимо спешишь, и я тебя отвлекаю? – последовал его очередной вопрос. Мужественный и невесомый голос вновь полонил мое сознание и казался мне столь знакомым, но едва это было возможно.

– Нет, – протянула я так, словно у меня недоставало сил подать голос, и это походило больше на отзвук.

– Нет? – переспросил он так, словно не поверил моим словам.

– Уже нет.

– А спешила? – еще один вопрос и еще одна его улыбка в продолжение разговора.

– Спешила убежать, но только от холода.

– Судя по тому, что ты одна, ты не встречала гостей, – продолжал он расспрашивать меня, в тоне его присутствовал небывалый интерес.

– Ты прав, я провожала родителей.

– Они были по делам, – предположил он.

Нас продолжали обходить люди; будучи же погруженной в разговор, я не замечала их, словно на неопределенное время в этом огромном месте мы остались одни, едины и более ни шороха, ни звука. Но нет же, мы по-прежнему находились в одном из самых шумных и многолюдных мест, в аэропорту.

– Не совсем, в предновогодние праздники они приезжали погостить у меня. Они скучают по мне, и за время их отсутствия, я тоже не меньше соскучилась по ним. Они славные и я их безумно люблю, – разоткровенничалась я.

Теряя над собою контроль, мне хотелось говорить и говорить, только чтобы он по-прежнему был рядом, что само по себе было весьма странно. Всего несколько минут разговора с незнакомцем вовсе не предоставляли мне его таковым, но наоборот – близким и знакомым. Ложные слова запросто могли породить ложные чувства и немалые сомнения. Как ни странно, я прониклась к нему доверием, стоило мне только заговорить с ним.

– Родители – это основа, – его слова звучали легко и непринужденно, им хотелось верить, а еще они вовсе не вызывали сомнений.

– Ну а что относительно тебя, незнакомец? – не повременила и я с вопросом.

– У меня были дела в этом районе, – прозвучало не совсем внятно, словно он не желал отвечать на этот вопрос. – Прости, ты хотела убежать от холода, и я не смею задерживать тебя. Если только ты не возражаешь, я поймаю для тебя такси, – продолжил он.

– Наверное, нет, – тишина. – Я хотела сказать, что я не возражаю.

«Мия, Мия, разве так тяжело промолвить два простых слова!»

– Что же, я рад, что ты не возражаешь, – его очень милое лицо вновь растянулось в улыбке.

– Да, я и правда не возражаю, – ответила я, на этот раз более уверенно.

– Есть одна несущественная проблема, – промолвил он вслед. – В это время довольно трудно поймать такси, но я не осмелюсь тебе предложить свое авто, – закончил он говорить.

– Прости, я не думаю, что это лучшая идея, – недовольно промолвила я. Меня посетило странное и неопределенное чувство, но явно нехорошее. Последующие размышления помогли мне направить ход мыслей в правильное русло.

«Мне не нужен ни он со своей машиной, ни его предложения, которые, по всей видимости, вскоре начнут поступать, – подумала я, и что-то подсказывало мне, что я права, но были также отклики и иной правды. Они исходили из глубины души.

Что ни день, тем лучше, – размышления продолжали метаться в моей голове, меня охватила пелена грусти и усталости. Это утомляло, также этого и вовсе не могла передать словами».



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10