Юлия Коковина.

В мечту. Оковы одной души



скачать книгу бесплатно

Как называется ощущение, когда стопы становятся непослушными, чужими, а пальцами ног не пошевелить?

А напротив, отгороженная чем-то стеклянным и гладким, девушка. На фоне манекенов в платьях ее плохо видно, но можно разглядеть овальное лицо, немного вздернутый нос, перекинутую через плечо косу, безразличный взгляд…

«А, – с проблеском чувства облегчения подумала Лита. – Это же я. Отражение. В витрине магазина, похоже».

Сознание постепенно обретало ясность. Лита поняла, что ежится, замерзая, что жадно дышит, хватая ртом холодный воздух, что ее уже окоченевшие ноги касаются чего-то такого же обжигающе холодного. Она опустила голову. Ее ступни оказались зарыты во что-то белое и рассыпчатое. Снег. Откуда? Она ведь была…

Стоп.

Недавние события обрели четкость и окрасились ошарашенностью и недоверием.

Неужели…

Лита медленно развернулась, забыв про холод и окоченевшие ноги.

Она находилась на улице. На обычной городской улице, где виднелись витрины магазинов, по дороге ехали машины с автобусами, а по тротуару спешили люди. Стоял день. С безоблачного неба светило солнце, заставляющее снег искриться и сиять в своих лучах. Какое солнце, отстраненно подумала Лита, была же ночь…

И да, люди. Все больше и больше прохожих, завидев ее, останавливались и смотрели на нее недоумевающими, ошарашенными, неодобрительными и в которых отчетливо читалось «ненормальная» взглядами.

В общем, проявляли нормальную реакцию на человека, одетого в пижаму на улице зимой.

Лита терпеть не могла таких взглядов. В которых читалось неодобрение, осуждение и негатив по отношению к ней. Как верно подметил перемещатель, она очень боялась критики в свой адрес. Вот и сейчас ее охватили стыд и жгучее желание съежиться, исчезнуть, на худой конец завопить: «Что вы прицепились?! Идите куда шли! Думаете, я хотела в таком виде тут оказываться? Отстаньте!». Людей становилось все больше, все больше неодобрительных взглядов, направленных на нее…

Она вдруг поняла, что до сих пор сжимает в руках перемещатель.

До конца не осознав, что делает, движимая лишь желанием оказаться подальше, Лита со всей силы надавила большими пальцами на голубые пятна и выкрикнула:

– Верни меня! Верни немедленно меня обратно!

Три бесконечно долгие секунды все оставалось неизменным.

А потом все исчезло, и перед глазами вновь пронеслись темная синева и сферы – серебристо-серые призрачные планеты и серебристо-серые призрачные спутники вокруг них.

***

Тепло.

Окно, задернутое светло-бежевыми шторами. Зеленые обои. Ковер, чьего мягкого ворса было так приятно касаться ступнями после снега. Слева слышалось родное гудение не выключенного компьютера.

Так же, как и в прошлый раз, мысли и ощущения возвращались медленно, заторможено.

Ноги отказались держать Литу, и она медленно осела на пол, не в силах поверить в то, что только что произошло.

Перемещение на улицу, где почему-то был день.

Странное место со сферами, похожими на планеты. «Межмировое пространство», кажется. Так это место назвал тот голос в голове. Голос… он еще говорил что-то про нее, Литу. Откуда он знал? Чей вообще был? Неужели…

Лита медленно перевела взгляд на перемещатель. Разжала пальцы, до этого со всей силы стискивавшие его.

«Сначала ты окажешься в черном пространстве, где проводник по мирам познает тебя. Затем ты попадешь в межмировое пространство – место, где можно увидеть бесчисленные вселенные, созданные людьми, в виде больших сфер и поменьше – фанфиков. Чем вселенная логичнее и ценнее для человечества, тем ярче она сияет. А потом ты должен выбрать место, куда проводник приведет тебя. Только быстрее, пока у тебя не кончится воздух – если ты помедлишь, прибор сделает выбор за тебя».

Именно так было написано в сообщении о ПВМ.

«Не может быть. Не может быть. Не может быть!» – лихорадочно билась в голове Литы мысль. И одновременно перед глазами проносились образы темно-синего пространства с призрачными сферами, солнечный день и искрящийся снег другого мира, а в сознании, казалось, еще звучал бесплотный голос.

И все это так хотелось назвать неправдой. Забыть, словно сон, сказать, что это расшалилось воображение под влиянием фентезийной игры с чудесами и магией на каждом шагу. Слишком уж оно потрясало и не вписывалось в картину привычного мира.

Дверь в комнату открылась так внезапно, что Лита шарахнулась от нее, едва не выронив перемещатель.

– Ты чего не спишь? – сонно спросил отец, щуря глаза от света. Сердитости и раздражения в его голосе не было – он сам в выходные периодически сидел за компьютером до рассвета, азартно убивая монстров. Часто вместе с Литой, выступавшей в этом случае в роли советчика и зрителя. Маму их посиделки раздражали: периодически она появлялась в комнате (почему-то все время в разгар особо трудного боя) и трагическим тоном говорила: «Лита, Сережа, идите спать, зачем вы тратите время на этих уродцев?».

Лита промычала что-то невразумительное. Никаких подходящих вариантов, почему она сидит на полу со включенным светом, не пришло ей в голову. К счастью, отец сам нашел подходящее объяснение.

– Заигралась? Ну да, бывает так: темнота, идешь по страшному коридору в игре, на тебя внезапно прыгает монстряк… Я, помнится, тоже как-то давно отскочил от компьютера с воплем, когда подобное произошло… Иди спать. Поздно уже, не сбивай себе режим, а то когда снова занятия в школе начнутся, трудно будет обратно переключиться.

Посчитав воспитательную работу законченной, папа вышел из комнаты и закрыл дверь. Лита проводила его взглядом, чувствуя облегчение: ей абсолютно не хотелось разговаривать и тем более объяснять что-то после произошедшего. Хорошо, что это была не мама – вот уж кто бы устроил допрос, почему дочь не спит в час ночи, сидит на полу и что за кругляш у нее в руке.

Лита снова опустила взгляд на перемещатель. ПВМ как ни в чем не бывало лежал в ладонях, словно смотря на нее пятнами в центре.

– Да не может ведь тебя существовать, – тихо сказала ему Лита. – Люди еще не могут создавать такие вещи, во внеземные цивилизации я не верю, в магию тоже. Ты точно сон. Или глюк. Разговариваю еще с тобой зачем-то…

Перемещатель остался безмолвен и безразличен, как недавняя бабочка. Ну, или как любая вещь.

«А может, это именно та бабочка его принесла? – вдруг подумала Лита и тут же скептически улыбнулась самой себе. – Нет, этого уж явно не может быть. Бабочка точно показалась. Да и чисто теоретически она бы его не дотащила. Слишком тяжелый для нее, да и лапки не приспособлены что-то такое нести».

Но все же небольшое сомнение в душе осталось. В конце концов, обнаружился перемещатель сразу после того, как улетела бабочка.

В комнате родителей скрипнула кровать, и звук оторвал Литу от размышлений, напомнив о недавнем визите отца.

«Пойду-ка спать, – подумала девушка, загоняя себя в рамки реальности. – Утром разберусь. Хотя я сильно сомневаюсь, что смогу сегодня уснуть».

Она дотянулась до выключателя рукой. Свет погас, и только тогда Лита встала. Подошла к компьютеру, привычно нажала на кнопку «выключение». В голубом свете выключающегося монитора снова посмотрела на перемещатель. Почему-то ей не хотелось его выпускать. Боязно было даже положить на стол. Хотелось лечь прямо с ним в обнимку и так уснуть, как с плюшевым котом, с которым Лита спала в детстве. Это даже слегка обескуражило ее. Она не видела никаких причин, из-за которых могло возникнуть подобное желание. Разве что… да нет, ну это же совсем ерунда.

– Ерунда, – пробормотала Лита вслух. – Если ты не сон, то никуда не исчезнешь. А если сон… ну и ладно.

Монитор компьютера погас, перестав разгонять темноту. Лита решительно, несмотря на желание все-таки взять с собой, положила перемещатель на стол и на ощупь добралась до кровати. Легла, ощущая нервную возбужденность от недавних событий и смутное беспокойство.

И все же, если это сон… пусть себе исчезает. Правда. Честно-честно.

Глава 2
«Игры одного сердца»

Идет урок. Учительница размеренным тоном объясняет тему. Тема скучная, поэтому добрая половина класса не слушает и занята своими делами. Кто-то общается, кто-то играет на телефоне, а один парень так вообще спит, уютно положив голову на руки. Слушают учительницу немногие, и Лита в их числе. Она старается не пропустить ни слова, не упустить ни одной детали в объяснениях и понять абсолютно все. В конце концов, отличнице так и надо себя вести, разве нет?

– Бесиков! Так беспечно смотришь в окно, наверное, все знаешь. Ну-ка, повтори, что я только что говорила.

Парень, сидящий спереди Литы, неохотно поворачивает голову в сторону учительницы.

– Не могу, – бурчит он недовольно и смущенно.

Учительница вздыхает.

– Замечательно. Ну а вы, Травова? Тоже нет? А вы, Рябник? Вот вам и наглядный пример того, как вредно общаться на уроке. Злой учитель может в любой момент спросить и испортить вам настроение и заодно успеваемость.

Почему-то Лита поворачивает голову. Она видит синюю бабочку. Бабочку на плече какой-то девушки за партой. На плече… какой-то… девушки. Какой-то… девушки…

Далекий, звенящий в ушах, полный ужаса крик…

– Может, тогда ответите вы, Исеева?

Такой… знакомый… крик…

– Исеева!

Лита вскакивает с места. Что спросила учительница? Неужели она прослушала? Нет, нет, не может быть! Она не могла прослушать! Она же отличница! Она не могла!

Но она прослушала.

И вот Лита стоит и молчит, не в силах что-то сказать, а учительница ждет, в ее глазах медленно появляется разочарование, в классе начинают слышаться смешки. Лите хочется исчезнуть, выбежать из класса, закричать: «Заткнитесь!». Лицо учительницы меняется – оно становится то маминым, то папиным.

Словно издалека Лита слышит разочарованный голос:

– А мы-то надеялись на тебя. Ошиблись, значит. Даже на простой вопрос ответить не можешь, а еще отличница, называется… Стыдно должно быть. Садись.

Под насмешливыми взглядами одноклассников, униженная и раздавленная, Лита садится. В глазах мутнеет от застлавших их злых слез.

Как это могло случиться? Почему с ней? Это неправильно, неправильно! Она ведь слушала, помнила! Она ведь…


Слезы скатились по лицу и упали на подушку, оставив на ней два мокрых пятнышка. Лита лежала и смотрела в стену, ощущая отголосок злости и обиды из сна и облегчение.

Сон. Всего лишь сон…

Это был самый главный страх Литы. Страх показаться глупой и смешной, разочаровать других людей. С детства родители вбивали ей в голову, что нужно быть лучше всех, и поэтому Лита изо всех сил старалась учиться на пятерки и оправдать ожидания окружающих. Получалось вполне успешно. Но бывало и так  к счастью, довольно редко, – что Лита срывалась, у нее что-то не получалось, и чувствовала она себя в эти моменты даже хуже, чем в сегодняшнем сне. Сон когда-нибудь закончится, а позорная ситуация в реальности не исчезнет.

Но сейчас был сон. И она не допустит такого в реальности. Она будет лучше всех, будет оправдывать все ожидания, родители будут ею гордиться. Все будет хорошо и правильно.

Частично успокоив себя этой мыслью, Лита провела тыльной стороной ладони по лицу, стирая дорожки слез, и села на кровати. Нахмурилась – память щекотало еще что-то. То ли сон, то ли…

«Перемещатель. Точно».

Сейчас, при дневном свете, в родной и привычной комнате  словом, в обычной обстановке, – ночные события казались такими же нереальными, как и недавний сон. Слишком был резок контраст. Невероятное темно-синее пространство, сверкающие сферы, другой мир и прибор, благодаря которому увидеть это стало возможным. И такая понятная, обыденная, привычная комната. Они просто не сочетались.

«Сон. Еще один сон. Хороший, да, фантастический, красивый. Реалистичный такой. Но сон».

Но, несмотря на то, что в это вроде как легко верилось, в душе Литы оставалось непонятное беспокойство. Она поймала себя на том, что не решается взглянуть на стол, куда накануне положила перемещатель. То ли боится все же там его увидеть, то ли… не увидеть.

«О боже. Ну что за глупости? Разумеется, его там нет. Не тормози и посмотри. Это так глупо  бояться это сделать».

Она взглянула на стол.

Перемещатель лежал там, отблескивая серебром в пятне падающего на него солнечного луча.

– Да вы издеваетесь, – негромко пробормотала Лита.

Ее охватила смесь самых различных чувств. Ступор, недоверие, возбуждение от того, что темно-синее пространство с призрачными сферами и другой мир все же существуют, радость… От чего? От того, что это могло оказаться правдой?

– Издеваетесь, – повторила Лита. Подошла к столу, схватила перемещатель и сжала его в ладони. – Тебя не должно здесь быть, – сердито сказала она ему, как будто ПВМ был ребенком, залезшим в неположенное место. – Ты издеваешься. Издеваешься!

Лите хотелось повторить слово «издеваешься» еще много раз, но ей вдруг представилось, как она выглядит со стороны. Взрослая девица, которая внезапно хватает какой-то непонятный предмет со стола и начинает на его кричать, словно он способен понимать слова… Наверное, очень глупо смотрится.

Да и вообще, чем орать и тискать его, лучше бы умыться и поесть.

Смутившись своего порыва, Лита быстро положила перемещатель на стол и, помедлив секунду, поспешила в ванную.

По-прежнему с ПВМ в руке. В последний момент Лита почему-то опять сжала пальцы и понесла его с собой, потому что в этот самый миг ощутила страх. Страх того, что она вернется, а перемещателя не окажется на месте.

***

Спустя некоторое количество времени Лита сидела на заправленной кровати, с открытой банкой рыбных консервов рядом, и, держа вилку во рту, рассматривала перемещатель.

Никаких разящих изменений за ночь в ПВМ не произошло: тот же цвет, тот же размер, те же борозды и бугорки, создающие видимость неоднородной поверхности и от того вызывающие удивление, когда пальцы натыкались на гладкость. Скрытых функций тоже не обнаружилось; впрочем, это не доказывало того, что их нет, а, скорее, то, что Лита их не нашла.

Раз девушка случайно коснулась голубых пятен и тут же, испугавшись, отдернула руку. Ничего не произошло; спустя несколько мгновений, когда испуг немного прошел, Лита вспомнила, что, прежде чем ее переносило в другой мир, она держала пальцы на пятнах еще несколько секунд. Видимо, сейчас их просто вовремя убрала.

А еще Лита вспомнила, что ПВМ говорил. Тогда, при перемещении, он перечислял какие-то данные о ней. Вероятно, сумеет поговорить и сейчас. Может, он даже обладает разумом…

Отправив в рот очередной кусочек рыбы и благополучно снова забыв вилку во рту, Лита опять тщательно ощупала перемещатель, даже осторожно постучала по нему. ПВМ остался нем и безразличен. Может, по-другому надо?

– Эй, – позвала Лита. Из-за вилки во рту слово прозвучало невнятно, и девушка, спохватившись, наконец вытащила ее. – Ты можешь говорить? Скажи что-нибудь.

«Лита».

Честно говоря, Лита вообще не ожидала, что ее слова возымеют эффект. Она произнесла их просто так, особо не надеясь получить отклик. И потому оказалась совершенно не готовой к бесплотному, тихому, практически смешивающимся с ее мыслями голосу, который вдруг прозвучал в голове. Вздрогнув, Лита вскрикнула и случайно уронила перемещатель. Прокатившись по одеялу, тот достиг края кровати и свалился на пол, где прокрутился наподобие монетки и с негромким звоном упал уже окончательно. Этим все и ограничилось. ПВМ снова был нем.

Спустя примерно минуту, в течение которой девушка опасливо созерцала перемещатель с кровати, Лита все же решилась поднять его. Током не ударило, гневных слов в голове тоже не раздалось – перемещатель по-прежнему вел себя как обычная неодушевленная вещь.

– Я тебя не обидела? – решившись, осторожно спросила Лита. – Не ушибся?

«Что за глупые вопросы я задаю?» – тут же недовольно подумала она, ощутив, как к щекам приливает кровь.

От ПВМ не последовало никакой реакции. То ли действительно обиделся, то ли просто был не способен это сделать.

– Ну… прости, что ли, – ощущая себя вконец дурой, пробормотала Лита. – Я нечаянно. Испугалась…

И снова в ответ была тишина.

Выждав минуту, в течение которой ничего не изменилось, Лита не выдержала.

– Ты же говорил. – Она легонько тряхнула перемещатель. – Я же слышала. Ну же, скажи что-нибудь.

«Лита».

На этот раз девушка была более-менее готова к подобному, и бесплотный голос в голове ее не так испугал. Однако по спине все равно пробежали мурашки, а саму Литу, как и ночью, охватило ощущение нереальности происходящего. У нее в руках легенда фэндома, к тому же еще и говорящая. Это же… невозможно. Чудес не бывает.

Перемещатель молчал.

– Скажи еще что-нибудь, – уже смелее попросила Лита.

«Лита».

– Гм… а другое?

Молчание. То ли перемешатель не хотел говорить другое, то ли… не мог. Лите вдруг пришло в голову, что компьютеры ведь тоже способны разговаривать, но их возможности ограничиваются программами, которые заложили в них люди. А что, если перемещатель такой же компьютер, который запрограммирован говорить только имя владельца? Другое дело, зачем понадобилась такая ненужная функция.

Все же Лита предприняла еще одну попытку:

– А другое ты можешь говорить?

«Да».

Лита довольно улыбнулась. Прогресс.

– Например?

Молчание. Похоже, перемещатель действительно был компьютером и реагировал только на определенные фразы.

– Что ты можешь еще сказать? – подумав, нашла Лита подходящую, как ей казалось, формулировку.

Она уже особо не ждала ответа, но неожиданно это сработало. В голове снова зазвучал голос перемещателя:

«Инструкция по использованию серии ПВМ. Описание миров. Рекомендации по выбору подходящего мира. Описание владельца».

– А зачем последнее? – удивилась Лита.

Тишина.

– Хм… Что означает последний пункт?

«Анализ и объективная оценка владельца данного ПВМ для помощи по выбору миров, соответствующих его характеру, наклонностям, вкусам, привычкам и потребностям».

Лита вспомнила, как из межмирового пространства перемещатель перенес ее в «случайный подходящий мир». То есть он уже тогда просканировал ее разум… да и не только разум, учитывая то, что он назвал цвет ее глаз и волос, а также рост и вес. И значит, в том мире она оказалась не случайно. Перемещатель сделал выбор, основываясь на ее характере, привычках и даже внешности.

«То есть, – проскользнула в голове Литы мысль, немного отличная от основного течения оных, – в том мире было что-то, что мне подходило…»

«Мир выбирается…»

– Черт! – Лита едва не уронила перемещатель вторично, настолько неожиданно прозвучал его голос. – Нашел время для комментария…

«…исключительно исходя из данных, предоставленных владельцем данного ПВМ о себе, – терпеливо подождав, когда Лита закончит говорить, продолжил перемещатель. – Исключений нет».

– П… понятно, – пробормотала Лита. От внезапности ответа у нее все еще бешено билось сердце.

Однако оказалось, что перемещатель еще не закончил:

«Исходя из данных, полученных от владельца ПВМ №2, эта модель рекомендует мир «Игры одного сердца».

«Игры одного сердца»? Лита нахмурилась, припоминая, где она слышала это название. Неужели перемещатель о той книге? Когда-то давно она начинала ее читать, но бросила. Ей не понравился главный герой – упрямый, заносчивый, считающий свое мнение единственно верным и ненавидящий, когда его тыкали носом в собственные ошибки. Хотя сюжет был интересным – про искусственно созданный мир, существование которого поддерживалось компьютером в виде человеческого сердца золотого цвета. И этот мир состоял из более маленьких миров, которые представляли собой различные игры – шутеры, гонки, РПГ и так далее.

Вселенная, состоящая из игр… С каким бы удовольствием читала бы про это Лита, если бы не главный герой…

«Замечание».

– А? – Вырванная из своих раздумий Лита недоуменно покосилась на перемещатель, внезапно подавший голос.

«Замечание», – послушно повторил ПВМ.

– Говори.

«Главный герой „Игр одного сердца“ похож на Литу».

– Да ну? – по инерции произнесла девушка. Замечание ей не понравилось. – Чем же?

«Зависимость от чужого мнения. Нежелание признавать объективную реальность. Боязнь критики…».

– Не неси чушь! – резко ответила Лита. Что за бред? Она ничуть не похожа на этого придурка! Нет, ей, конечно, важно мнение родителей и учителей, но ведь Лита просто не хочет разочаровывать их, что в этом плохого? Поэтому, кстати, и критику не любит – ведь ее появление значит, что что-то идет не так. И какое еще нежелание признавать объективную реальность?

– Чушь, – повторила Лита. Но почему-то в душе заскреблось какое-то горькое чувство.

Перемещатель молчал.

***

«Молнию» левого сапога снова заело, и Лита привычно пошатала ее. Чуть поупрямившись, замок все же поехал вверх. Эта ситуация повторялась строго раз в несколько дней, и Лита уже довела свои движения до автоматизма.

Девушка шла искать подходящее место для перемещения. Возникать среди толпы людей абсолютно не хотелось.

О том, что точка выхода в другой мир зависит от местоположения в своем, сказал ПВМ, пока Лита пыталась извлечь из него побольше информации. Это было часа два назад. Оставшееся время Лита пыталась играть, читала форум книги «Неся грусть» в поисках новой информации о проводнике и мельком просматривала страницы «Игр одного сердца». Словом, оттягивала тот миг, когда желание взять перемещатель и оказаться в другой вселенной станет невыносимым.

Лита испытывала двойственные чувства. С одной стороны – у нее в руках ключ ко всем мирам, созданными людьми, и эта мысль кружила голову, заставляла сердце замирать в предвкушении. Но с другой… Лита боялась. Смутно она ощущала, что в ее жизнь влезает что-то новое, странное и непонятное, и это чувство пугало. Было-то все обычное, привычное, знакомое, где никаких подобных потрясений не планировалось. А теперь…



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7

Поделиться ссылкой на выделенное