Юлия Журавлева.

Вот это попадос!



скачать книгу бесплатно

Я пока отложила бурдюк: голова мне пригодится трезвая.

– Спасибо, что просветили, буду готовиться, – стиснув клыки, поблагодарила я шамана.

– Иди, избранная. И пусть горячие ветра степей следуют за тобой. Твой ирган четвертый с востока.

– Мой кто? – обернулась я.

На мой вопрос шаман только обвел глазами юрту – значит, она здесь называется «ирган». А покой мне даже и не снится.

Сначала я долго искала восток, потом считала четвертый ирган, боясь зайти не туда и стараясь по возможности не привлекать внимание проходящих мимо орков. Да-да, всё вполне нормально, что я кручусь на месте и заглядываю в юрты, то есть ирганы, чтобы не пропустить свой. Мое с трудом найденное жилище было проще, чем у шамана. Хотя казалось бы: куда уж проще, но у него там хоть какие-то украшения имелись, да и шкуры явно получше и поновее. А ведь я, на минуточку, дочь вождя!

Так, ладно, дочь вождя, соберись, иначе станешь женой великого воина и могучего орка. Бр-р-р! Об этом даже думать противно, а чтобы реализовывать на практике – и подавно. Бежать я готова куда угодно, лишь бы подальше. Решив дождаться ночи и по-тихому уйти, я успокоилась и села на шкуры. Точнее, просто села – до спокойствия мне было как пешком до Китая, причем из этого мира. В голове царил невероятный сумбур, начиная с того, что я действительно в другом мире (подумать только!), и заканчивая тем, что я теперь орка и с этим надо что-то делать. Не выдержав, я встала и начала нарезать круги по юрте – или, по-местному, по иргану. Я не то чтобы резко против, приключения – это хорошо, но не в теле же орки? Да и вообще, что будет с моим собственным телом? А смогу вернуться? А если не смогу?

Стоп. Без паники. Я опустилась обратно на пол и снова откупорила бурдюк, который прихватила у шамана исключительно нервишки успокоить. Глоток обжег горло и провалился в желудок. В голове мгновенно зашумело, и мир поплыл. Шкуры несколько смягчили удар. Последнее, что я поняла: воняем мы со шкурами примерно одинаково.

– Ты, шыхова Гхыша! Шых тебя дери! Очнись!

Я открыла глаза. Чувствовала себя преотвратно, а еще надо мной снова склонился орк! Если бы не пересохшее горло, которое нещадно болело, я бы снова заорала. Но, на мое счастье, голоса не было, иначе огребать мне снова дубиной по многострадальной, и без того больной голове.

– Давай! Поднимайся! Темные, чтобы их Шых отодрал, напали!

– На кого напали? Какие темные?

– Ты что вчера пила? – заревел мой братец-орк. – Хватит болтать, бери дубину и побежали!

У выхода действительно стояла дубина. Судя по тому, как удобно она легла мне в руку, – моя. А еще я нацепила пояс со здоровенным ножом, на вид нечто среднее между финкой и тесаком. Брат рычал, пока я там копалась, но ждал. А потом мы побежали.

Вот тут я поняла, что значит «все побежали, и я побежал». Я неслась посреди зеленой толпы, все вокруг что-то орали, кричали, вспоминали кто Шыха, кто Дрыха, кто просто темноэльфийскую родню перечислял.

Боевой дух поднялся до небес, я вместе со всеми неслась вперед, активно размахивая дубиной, чувствуя единство со своим племенем. Откуда только взялось? Не иначе, память тела. Захотелось тоже что-нибудь покричать, но поскольку местных кричалок я не знала, то заорала первое подходящее, пришедшее на ум:

– За орду!!!

Бежавшие рядом орки активно подхватывали мой боевой клич – будет забавно, если он приживется в этом мире.

А потом я почувствовала магию.

Это сложно описать, но волосы встали дыбом по всему телу, дыхание перехватило, а потом по полю пронеслись многочисленные молнии. Я честно готовилась к тому, что нас сейчас поджарит, но молния, коснувшаяся меня, даже ожога не оставила.

– Че ты встала?! – «брат» смотрел на меня так, будто снова был готов огреть дубиной. – Орков Шыхова магия не берет! Беги давай, наши дубины сильнее!

Да уж, против лома нет приема!

А эльфийские маги еще пару раз попытались ударить нас файерболами, а потом холодом. За последнее я им была даже благодарна: почувствовать прохладу в жару и духоту, которые уже ранним утром властвовали в степи, – самое то во время быстрого бега.

Сплоченные ряды темных эльфов мы раскидывали дубинами на раз. Никогда до этого не дравшаяся, я ощущала небывалый азарт, даже пару раз попала по кому-то дубиной, которую восьмеркой крутила в руках. Надеюсь, попала по эльфу, а не по кому-то из своих. Тупая сила и количество (а численный перевес был на нашей стороне) оказались эффективнее подготовки и умений темных, красиво, но бесполезно машущих изогнутыми мечами против дубин. Темные начали отступать, орки вокруг меня заорали еще громче и с двойным напором пошли на врага.

Вообще, всё казалось очень весело ровно до того момента, пока на горизонте не появились темноэльфийские всадники. На драконах.

Я остановилась, открыв рот и не веря своим глазам. Темные «птицы», за которых я поначалу приняла драконов, приближались, становясь всё больше. Сомнений не осталось: на нас летит десяток ящеров. Замерла не одна я – видимо, для остальных это тоже оказалось сюрпризом. Эльфы спешно отступали – надо бы и нам бежать, но орки, как завороженные, наблюдали за стремительным приближением летающих чудовищ. Огнедышащих.

Первая струя огня прошла в метре от меня, обдав жаром и опалив волосы. Только после этого все кинулись врассыпную. Куда я попала?! Может, я сейчас умру и вернусь обратно в свой мир? А если просто умру?

Вокруг всё заволокло дымом – не от огня драконов, так от горящей сухой травы точно погибну. Я металась из стороны в сторону, кругом всё горело, черный дым не позволял ориентироваться, глаза щипало и ело. А потом цепкие пальцы схватили меня за локоть и потащили прочь.

Шаман сам едва держался на ногах; обессиленный, он таки вывел меня из огня и дыма туда, где можно было более-менее дышать и не бояться угореть. А после этого упал на землю. Только теперь, когда слезы от дыма и отчаяния не текли из глаз, я заметила, что он весь в крови.

– Горы – там, – показал пальцем старый орк. – Перейдешь через них, я скрыл тебя от поиска, эльфы не найдут. Духи поведали мне этой ночью, для чего избрали тебя, – старик закашлялся, разбрызгивая кровь. – Когда исполнишь предназначение – возвратишься в свой мир.

– И что надо делать? – я присела, боясь, что старик умрет раньше, чем договорит. А выглядел орк с каждой секундой всё хуже, и его голос звучал всё слабее и тише.

– Ты подаришь оркам мир и свободу. Пойди в столицу людей и отыщи главного мага, он поможет найти… – На этом шаман захрипел и выдавил из себя последнее слово: – Беги!..

Я же всё так же стояла на коленях перед бездыханным телом: никогда прежде никто не умирал на моих руках. Но неожиданно я заметила, как двое драконов летят прямо на меня.

Сорвавшись с места, я бросилась по направлению к горам, видневшимся далеко-далеко впереди. Позади другие орочьи шаманы боролись с драконами – обернувшись, я увидела, как один камнем падает вниз, а второй, с подбитым крылом и диким ревом сворачивает в мою сторону. Огромная тень скользнула в вышине надо мной. Дракон, бьющий единственным рабочим крылом, пролетел мимо к тем же горам, стремительно теряя высоту. Надеюсь, мы с ним не встретимся, вряд ли здоровый ящер стал менее опасен от того, что перестал летать.

Я бежала весь день, иногда останавливаясь, долго еще видя горящую степь и чувствуя запах паленой травы. Где-то там, в неизвестности за пеленой черного дыма, остались единственные существа, с кем у меня имелось хоть какое-то родство. Из последних сил, когда солнце уже клонилось к закату, я добралась до гор и нашла тоненький ручеек, из которого пила долго и жадно, а потом попыталась отмыться от пота и копоти.

Сев на нагретый солнцем валун, я окончательно поняла свалившееся на меня приключение. Я орка в незнакомом мире, племя мое только что захватили (надеюсь, не уничтожили полностью), я получила невнятное задание от духов и иду одна в неизвестность. Отличное начало, лучшее из возможных. И что-то мне подсказывает, что это еще не все неприятности, которые я собрала. Но раз я жива – значит, поборемся. Орки без боя не сдаются!

2. Дракон и его наездник


Честно говоря, я понятия не имела, что делать дальше, как перебираться через горы, а еще как выживать в условиях степи, не имея никаких навыков. Я ведь даже в походы ни разу не ходила, а тут мне предстоит ночевка под открытым небом и на голодный желудок, который всё чаще давал о себе знать громким урчанием. Ноги гудели, что неудивительно после целого дня бега и ходьбы, так что я вяло брела вдоль гор, пиная камни под ногами. Сказать по правде, желания куда-то идти и что-то делать не чувствовалось совсем – хотелось сесть и жалеть себя, а еще жаловаться на судьбу-злодейку, так жестоко со мной обошедшуюся. Но жаловаться было некому, так что ничего не оставалось, как двигаться дальше, стараясь сосредоточиться на однообразном пейзаже (слева – горы, справа – степь), а не анализе и оценки ситуации, в которую меня угораздило попасть. Солнце почти зашло, я пнула очередной камень, который отлетел в скалу, скала дернулась и зашевелилась, а я встала как вкопанная.

Медленно и как-то неуклюже двигаясь, ко мне поворачивался… дракон! Самый настоящий, черный с костяными наростами и шипами, просто огромный и ужасно страшный.

Я замерла, желая слиться с окружающей средой и боясь спровоцировать монстра. Бежать, кричать – реально ли вообще спастись? Или мой путь, в том числе жизненный, продлится в этом мире недолго?

Тем временем дракон смотрел на меня, я на него, но мои нервы не выдержали первыми. Я закричала и неожиданно для самой себя выхватила прикрепленную к поясу дубину, выставив ее вперед. Что делать, как спасаться? Я хочу жить! Пусть оркой, но живой! Духи предков, помогите! Что есть силы размахнулась и запустила в дракона дубиной, попав точно промеж глаз. Руки действовали отдельно от головы – не иначе, чужие рефлексы – голова вообще работала плохо, а еще у меня от страха начались галлюцинации. Потому что дракон взвыл и почему-то вместо того, чтобы кинуться на меня или сразу изжарить, развернулся и поковылял в степь, поджимая хвост, жалобно поскуливая и то и дело оборачиваясь. Что-то я не поняла: кто тут кого больше испугался? Нет, я, конечно, сейчас страшная, но ведь не настолько же, чтобы драконы боялись! Впрочем, грех жаловаться, жива – и ладно.

Я подобрала дубину, внимательно оглядев ее со всех сторон. Может, она какая-то заговоренная – антидраконовая? Правда, никаких рун и символов я не заметила. На вид самая обычная деревянная дубина, увесистая, с обтянутой кожей рукоятью. Будем считать, что мне повезло. Не может же быть всё совсем плохо – орка, одна в чужом мире, с какой-то непонятной и неизвестной целью. И только что меня не изжарил дракон – чем не повод для радости?

Я теперь уже аккуратно и медленно, оглядываясь по сторонам, пошла вперед, но стоило мне пройти с десяток шагов, как впереди показалась следующая «находка». На спине, как-то неестественно вывернув руку, лежало тело. Я догадывалась чье, поэтому не решалась подходить. Темный эльф-наездник, один из тех, кто напал на орочье селенье. Не хотелось видеть второй за сегодня труп, но вдруг у него найдется что-нибудь полезное? Конечно, обшаривать мертвеца и забирать его вещи – то еще удовольствие, но в моем случае выбирать не приходится. Сандалии, платье из шкур да дубина с тесаком – вот и всё мое имущество.

Аккуратно приблизившись, я дотронулась до темного эльфа (его внешность не вызывала сомнений: белые волосы, темно-серая кожа и тонкие длинные уши исключали ошибку). Темный застонал, и я отдернула руку. Надо же, живой! В этот момент позади меня раздался рык: это дракон вернулся и злобно рычал на меня – во всяком случае, пытался. Я сразу поняла цену этому рыку: мог бы – еще при первой встрече убил. Поэтому замахнулась на него дубиной, отгоняя животное, сразу же дернувшееся назад и заскулившее то ли от страха, то ли от боли. Не только правое крыло у него повреждено, но и обе правые лапы, задняя и передняя, подгибались. Стоял дракон неустойчиво, кренясь то в одну сторону, то в другую. Да уж, жалкое зрелище.

– Не трону я твоего хозяина, не трону, – устыдившись своих действий, постаралась успокоить дракона я.

Впрочем, совсем не трогать эльфа – тоже не лучшая идея. Выглядел темный очень скверно: весь в испарине, крови, пыли. Я дотронулась до его лба – не знаю, какая у здешних эльфов нормальная температура тела, но сомневаюсь, что настолько высокая. Я сидела на корточках и разглядывала «находку». Вот что мне с ним делать? Он ведь в местных реалиях мой враг, я имею полное моральное право ему не помогать. Только, если честно, не получалось встать и пойти дальше. Да и дракон смотрел на меня так, что сердце кровью обливалось. Идти и знать, что мне в спину глядят два полных надежды и мольбы глаза, – нет, не смогу. И бросить раненого тоже. Все-таки я из гуманного мира.

– Нам бы воды, – вслух проговорила я и поняла, насколько сама хочу нормально напиться. – Позади остался ручеек, но он совсем мелкий и идти до него отсюда далеко.

На это дракон явственно начал кивать мне куда-то вперед, дальше вдоль гор. Ну что ж, попробую поверить в то, что он разумный или просто очень сообразительный.

Я поудобнее ухватила раненого и взвалила на плечо. Нет, все-таки есть плюсы в таком сильном теле. На вид худой и невысокий, весил темный прилично, но я справлялась и с ношей на плече шагала дальше. Идти оказалось недалеко: метрах в трехстах нашелся еще один ручей – на речку он все-таки не тянул, но на этот раз из него можно было нормально напиться.

По возможности осторожно сняв с эльфа одежду, я промыла его раны и постоянно обновляла компресс из его же рубашки на лбу, обтирая холодной водой из ручья. Честно говоря, смыв с лица пот и грязь, я даже подумала, что передо мной девушка. Но, раздев до белья, убедилась, что все-таки молодой парень, просто очень смазливый и тонкокостный. Аккуратные точеные черты, пухленькие губы и нежная гладкая кожа, множество украшений (одних сережек в ушах по семь штук в каждом), ухоженная внешность. Даже прическа сохранилась после падения. А еще от эльфа шел едва уловимый запах масел. Да и вся одежда с причудливой вышивкой и узорами удивляла: кто в таком летает на бой? Дракон всё время наблюдал за мной, склонялся к хозяину, нюхал, осторожно дотрагивался носом. Такая преданность и трогательная забота не могли оставить равнодушными, поэтому я тоже начала переживать за темного. А если он все-таки умрет? А если не умрет, очнется и перережет мне горло – он же не знает, что я вообще не при делах в их разборках? До глубокой ночи я маялась с эльфом, пока совсем не обессилела. Нервы, голод и марш-бросок через степь вымотали меня до предела. Так что, сгребя под себя всё оружие, свое и эльфа, я таки вырубилась прямо на земле.

Утром проснулась от холода: выпавшая за ночь роса неприятно намочила меня с головы до ног. Я села и поежилась, а заодно огляделась вокруг. Эльф спал, свернувшись калачиком на земле, прижимаясь к дракону, – значит, пошел на поправку. И теперь передо мной стояла новая насущная проблема: еда. Есть хотелось жутко, я даже на дракона начала смотреть с точки зрения его явной упитанности и мясистости. Костлявый эльф в этом плане меня совершенно не привлекал. Значит, пора искать еду. Да только подумать и сделать – две разные разности. Я шла вдоль ручейка и размышляла на тему того, что костлявая рука голода протягивается ко мне, а я не только не знаю, как добывать пропитание, но, даже поймай я кого-нибудь (при очень большой удаче), освежевать животное, выпотрошить, разделать – для меня из разряда фантастики. Да я курицу целиковую предпочитала не покупать, выбирая уже разделанную тушку. Из подножного корма здесь была только трава, но и найдись какие-то грибы или ягоды, я всё равно понятия не имела, съедобные они или нет. Так и добрела до небольшого озера, в которое впадал ручеек и еще несколько небольших речушек. Сначала я просто хотела умыться, но потом плюнула и, скинув платье из шкур, залезла в воду в надежде хоть немного отмыться. Без нормального мыла, конечно, ничего как следует не отмыть, тем более не промыть волосы, но стало немного легче. Вокруг меня плескались рыбки – вот бы наловить несколько рыбешек! Рыбу я разделывать умею. Не успела я подумать, как в руку мне что-то толкнулась. Я машинально сжала ладонь и подняла – в руке трепыхалась рыбка. Не успела я обрадоваться, как следом за первой приплыла вторая, а потом и третья, буквально сама просившаяся ко мне в руки. Я не стала пытаться придумать всему этому логичное и разумное объяснение, а просто побросала всех рыб на берег, вышла, оделась, наломала веток от кустарника, насадив на одну из них рыбин, и пошла с уловом обратно.

На месте нашей стоянки ничего не изменилось, разве что эльф на другой бок перевернулся. Его оружие, похожее на катану, и два тонких кинжала я забрала с собой. Всё это крепилось на поясе с ножнами, который с трудом сошелся на моей талии (такой худосочный эльф оказался), но смотрелся неплохо. Теперь я вся обвешана оружием, зато засады можно не бояться. Кинув на землю хворост, я занялась рыбой. Конечно, имеющимся у меня тесаком почистить чешую нормально не удалось, но ничего, что-то подсказывало, что мой теперешний желудок способен переварить вещи и пожестче.

– Нам бы огоньку, – обратилась я к дракону, сложив из хвороста подобие костра.

Дракон посмотрел на меня, на хворост, вздохнул и, с трудом поднявшись, подошел к будущему костру. Из его рта вырвалось облачко дыма – никакого пламени, которым так активно пользовались его соплеменники в борьбе с моими соплеменниками. Дракон предпринял вторую попытку, за ней третью… На четвертый раз из его пасти выскочило несколько искорок, но ничего так и не загорелось. Зато дракон закашлялся и подошел к ручейку, жадно по-кошачьи лакая из него воду длинным раздвоенным языком.

– И всё? – недоуменно спросила я. – Нам нужен огонь, я сырую рыбу есть не стану, да и хозяина твоего покормить не мешало бы, а ты даже пламя разжечь не способен!

Наверное, это было жестоко и несправедливо, но я вчера весь день не ела, так что, злая и голодная, совсем не желала проникаться жалостью или подбирать выражения.

– Что ты вообще за дракон, если огонь разжечь не можешь? – возмутилась я, видя, что ящер продолжает сидеть ко мне спиной. А ведь всё понимает, поганец!

В этот момент что-то больно стукнуло меня по затылку. Я обернулась, прижимая сырую рыбину к голове. Неплохо так ударило – наверное, шишка будет.

– Не обижай моего дракона! – слабо, но грозно сказал эльф.

Точнее, было бы грозно, если бы он при этом не лежал бледный и немощный. Ну, хотя бы в себя пришел, не придется его хладный труп закапывать.

– Нам нужен огонь, чтобы поесть, – пояснила я. – Или ты желаешь сырой рыбки?

– Нет, а вот для дикой орки разборчивость в еде просто удивительна, – постарался усмехнуться темный, но закашлялся и скривился от боли. – Получай свой огонь.

Я обернулась: костер действительно горел – и так ровно, будто загорелся не только что, а уже с полчаса. Ничего себе! Так мой эльфеныш-найденыш – маг! Не успела я восхититься или порадоваться, как пришла следующая мысль: а что если он так же подожжет и меня? Я посмотрела на эльфа, прикидывая, насколько он стал опасен в свете последнего открытия и не прибить ли его сейчас, пока еще есть возможность?

– Не надо так на меня смотреть, – скривился темный. – Не могу я тебя поджечь, на тебе какая-то странная и сильная защита, даже шкура не загорается. К тому же у орков сильный иммунитет, если тебе известно такое слово.

– Известно, – протянула я. – А ты, значит, уже попробовал?

– Конечно. Так ты собираешься жарить рыбу, или я зря старался и потратил последнюю магию?

Я цыкнула: хамоватый эльф мне попался. Ну да ладно, хотя бы польза какая-то от него имеется; надеюсь, мой иммунитет он не пробьет, да и духи предков явно мне какие-то способности подкинули, а может, и тот, кто перенес меня в этот мир. Я ведь заказывала магию, к тому же уникальную. С учетом того, как реализовались остальные мои пожелания, о том, какая у меня магия, даже думать страшно.

Обжарив на прутике рыбу, я нехотя поделилась с эльфом. А потом боролась с желанием отобрать обратно: темный принял еду с таким лицом, будто я ему не рыбу, а жареного таракана предложила, а потом еще и кривился, пока жевал. Но съел всё, не иначе одолжение сделал. Никакой благодарности ни за спасение, ни за еду я от него, ясное дело, не дождалась. А еще и дракон постоянно лез ко мне, тоже желая что-нибудь получить. Я только и делала, что уворачивалась от наглой морды, то с одной, то с другой стороны заглядывающей мне в рот. Кормить здоровенного ящера я совершенно не планировала. Ему весь мой улов на один зуб, даже на ползуба. И он не наестся, и я голодной останусь.

После еды я подошла к ручью и умылась. Эльф тоже мыл руки в ручье, а потом, сложив ладони с длинными пальцами лодочкой, аккуратно пил с самым независимым и аристократическим видом. После умывания я вернулась к едва тлеющему костру – конечно, хвороста надолго не хватило. Жаль, что огонь так быстро погас, придется в следующий раз снова думать, как его развести.

– Зачем ты меня спасла? – неожиданно спросил подошедший ко мне эльф.

– А что, не стоило? – поинтересовалась я.

С абсолютно туманным и даже бесперспективным будущим благодушия во мне не нашлось ни грамма.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6